1. Социалистическая демократия

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 

Глубочайший демократизм — главная политическая особенность социалистического общества. Он все больше пронизывает различные стороны общественной жизни, порождая новые отношения, привычки, нормы поведения и традиции.

Социалистическая демократия — новый, более высокий исторический тип народовластия, развившийся из пролетарской демократии периода перехода от капитализма к социализму. В сравнении с предшествующими формациями социализм расширил само представление о демократизме, включив

в себя не только политические, но и социальные права трудящихся. Он придал демократии новый смысл и тем, что распространил ее на все общество, сделал ее подлинно всенародной. Социализм, наконец, перенес центр тяжести демократии с формального провозглашения прав, как это имеет место в буржуазном обществе, на обеспечение возможности пользоваться ими.

Ниже рассматриваются наиболее важные стороны социалистической демократии, связанные с особенностями классовой структуры общества, государства, социальных и политических прав граждан. В последующих параграфах настоящей главы будет идти речь о некоторых других ее сторонах, связанных с национальными отношениями, культурой, положением личности.

Общество дружественных трудящихся классов

В результате экономических и социальных преобразований переходного периода складывается новая классовая структура общества.

Полностью ликвидированы эксплуататорские классы — классы капиталистов, помещиков, кулаков. Общество стало обществом трудящихся — рабочих, крестьян, интеллигенции. Их положение коренным образом изменилось.

Это относится прежде всего к рабочему классу. Из класса, лишенного средств производства, он стал вместе со всем народом их владельцем, из эксплуатируемого класса превратился в руководящую силу общества. Руководящее положение рабочего класса при социализме определяется тем, что этот класс, сыгравший решающую роль в революции, связан с наиболее передовой формой социалистического хозяйства, находящейся в общенародной собственности. Он является также главным носителем коммунистической идейности. В рабочей среде несравненно меньше пережитков собственнической психологии, которая еще присуща части крестьянства, и индивидуализма, сохранившегося у некоторых представителей интеллигенции. Здесь глубже всего укоренились традиции социалистической взаимопомощи, товарищеской солидарности.

В огромной степени вырастает при социализме профессиональный и культурный уровень рабочих.

Глубокие изменения произошли и с другим классом социалистического общества — крестьянством. При капитализме это был класс мелких производителей, слабо связанных между собой, вынужденных влачить жалкое существование на своих крохотных участках. Деревенская жизнь порождала культурную отсталость, доходившую до одичания. Коллективизация сельского хозяйства и культурная революция коренным образом изменили облик крестьянства.

Подавляющее большинство крестьян социалистического общества — колхозники. В Советском Союзе, например, кре-

стьян-единоличников к 1957 г. насчитывалось едва 0,5%. Социалистическое крестьянство — класс, освобожденный от эксплуатации помещиков и кулаков, работающий в условиях коллективного труда с широким применением машинной техники.

Благодаря преимуществам колхозного строя происходит быстрое повышение культуры крестьянства. Правда, в течение значительного времени после победы социализма культурный уровень крестьянства еще отстает от уровня рабочего класса, да и сельский быт уступает городскому. Однако это различие постепенно устраняется. Растет прослойка квалифицированных кадров механизаторов, связанных с передовой техникой и культурой. К ним подтягивается в своем развитии все крестьянство.

Колхозная система расширяет горизонт крестьянина, вовлекает его в активную общественную деятельность, создает у него заинтересованность в успехах собственного коллектива (бригады, колхоза) и всей страны. Таким путем преодолеваются эгоизм и замкнутость мелкого собственника, провозглашенные буржуазной литературой «природными качествами» крестьянина.

В отличие от рабочего класса удельный вес крестьянства среди всего населения, как правило, не возрастает, а уменьшается. Для стран, которые до социалистической революции были отсталыми, аграрными, это прогрессивное и закономерное явление. Механизация сельскохозяйственного производства позволяет значительно сократить число занятых в нем людей, которые нужны для развития других отраслей хозяйства, и в первую очередь промышленности.

Значительный отряд трудящихся в социалистическом обществе составляет интеллигенция — работники умственного труда. Ее нельзя отнести ни к рабочему классу, ни к крестьянству. Не образует она и особого класса, потому что не занимает самостоятельного положения в общественном производстве, хотя и играет большую роль в жизни социалистического общества. Инженерно-техническая интеллигенция занимает важное место в материальном производстве. Писатели, художники, артисты, ученые создают духовные ценности, обогащают культуру. Многочисленный отряд учителей и врачей заботится о развитии народного образования и охране здоровья трудящихся. Наконец, большое число людей со специальным образованием (юристы, экономисты, финансовые работники) выполняет необходимую работу в управлении хозяйством, в государственном аппарате и т. д.

Интеллигенция — наиболее быстрорастущий слой социалистического общества. В конце 1958 г. в СССР имелось около 7500 тыс. специалистов с высшим и средним специальным образованием, в то время как в 1913 г. их было 190 тыс., а в

1928 г. — 521 тыс. Удельный вес интеллигенции будет увеличиваться и дальше, что отвечает требованиям развития техники и культуры.

Социалистическая интеллигенция — это не замкнутая социальная прослойка, а подлинно народная интеллигенция, плоть от плоти рабочих и крестьян. Свою заветную цель она видит в служении народу. Это не только поднимает культуру общества, но и духовно обогащает интеллигенцию, делает ее труд целеустремленным.

Новая классовая структура, складывающаяся в социалистическом обществе, коренным образом меняет всю картину классовых отношений.

Полностью и окончательно ликвидируя эксплуатацию человека человеком, социализм навсегда упраздняет существовавшую на протяжении тысячелетий классовую иерархию: систему подчинения одних классов другим.

Все классы и прослойки становятся равными по своему отношению к средствам производства, государству и политической власти, по своим правам и обязанностям. Никто не может больше присваивать средства производства и использовать их для эксплуатации других людей. Отменяются все социально-политические привилегии и ограничения, включая и те, что были введены в ряде стран в период перехода от капитализма к социализму для защиты завоеваний трудящихся (преимущественные нормы представительства для рабочих и беднейших крестьян, лишение некоторых социальных групп избирательного права- и др.). Во всех областях жизни закладываются прочные основы социального равенства и справедливости.

Этого ни в малейшей мере не изменяет факт сохранения при социализме руководящей роли рабочего класса. В основе такой роли лежат не какие-то исключительные права, приобретенные и сохраняемые за счет других классов и прослоек, а высокий моральный и политический авторитет рабочего класса.

Из сказанного следует, что при социализме социальные различия хотя и не исчезают, но коренным образом изменяют свой характер. Они уже не связаны с отношениями господства и подчинения, а представляют собой различия между отдельными равноправными отрядами трудящихся, порожденные разными формами одной и той же социалистической собственности (общенародной и кооперативно-колхозной). Это различие между людьми, занятыми в разных отраслях единого социалистического хозяйства, отдающими свои силы разным видам труда.

Таким образом сохраняющиеся при социализме различия между классами носят принципиально иной, чем при капитализме, неантагонистический характер и по мере развития со-

циалистического общества непрерывно уменьшаются, чему активно способствует политика партии и государства. При капитализме, наоборот, социальные перегородки не падают, а становятся все выше, социальная несправедливость не уменьшается, а делается все более вопиющей.

Наконец, при социализме классовые различия уже не влияют на личные судьбы людей так, как при капитализме. В любой буржуазной стране человеку достаточно родиться в семье банкира или фабриканта, чтобы ему без малейших заслуг и усилий с его стороны были обеспечены и комфорт, и высокие доходы, и доступ к образованию, и завидное общественное положение. Наоборот, сыну рабочего, несмотря на буржуазную легенду о том, будто любой чистильщик сапог может стать миллионером, почти невозможно выбиться из бедности и «выйти в люди». В условиях социализма различия в положении людей зависят от личных качеств, способностей, знаний, трудолюбия, а не от социального происхождения и положения.

Возьмем, в частности, вопрос о доходах. Сохраняющиеся при социализме различия в материальном благосостоянии людей все больше утрачивают классовую природу. Есть целые категории рабочих (горняки, металлурги и др.), которые зарабатывают больше, чем отдельные группы интеллигенции. Во многих колхозах заработки передовиков сельского хозяйства выше среднего заработка рабочего или служащего и т. д.

Престиж, слава в социалистическом обществе также перестают быть монополией тех или иных классов и слоев и становятся неотъемлемой принадлежностью честного служения обществу, честного труда в любой области жизни. В СССР, скажем, такие рабочие, как прядильщица Валентина Гаганова и шахтер Николай Мамай, такие колхозные механизаторы, как Александр Гиталов и Николай Мануковский, не менее известны, чем выдающиеся ученые, инженеры, артисты, политические деятели.

Стиранию классовых различий способствует и подвижность, относительность самих границ между классами социалистического общества, легкость перехода из одного класса или слоя в другой. Относится это не только к границам между рабочим классом и крестьянством, но и к границе, отделяющей эти классы (людей физического труда) от интеллигенции (людей умственного труда). Новую, социалистическую интеллигенцию в ее подавляющем большинстве составляют выходцы из рабочей и крестьянской среды. Но дело не только в этом. Не менее важно, что среди рабочих икрестьян появляется все больше образованных людей, чей повседневный труд на производстве отмечен многими чертами творческого, умственного труда.

Конечно, для того чтобы овладеть определенными профессиями, необходимо много учиться, получить образование. Но высшее образование при социализме полностью утрачивает характер социальной привилегии. Общество бдительно следит, чтобы такой привилегией не сделались и те сохраняющиеся еще преимущества, которые дает более культурная домашняя среда, больший досуг, лучшие материальные условия для занятий и т. д. С этой целью принимают в вузы в первую очередь тех, кто приходит с производства, устанавливаются стипендии для менее обеспеченных студентов, широко развивается вечернее и заочное образование и т. д.

Полное равноправие, постепенное стирание различий между классами, социальная справедливость — характерные черты классовых отношений при социализме, способствующие укреплению единства общества.

Коль скоро все классы и слои состоят из трудящихся, коль скоро все они связаны с однотипной — социалистической — собственностью, отношения между ними полностью свободны от антагонизма. Во всем основном и главном их интересы совпадают. Рабочие, крестьяне, представители интеллигенции одинаково заинтересованы, в частности, в подъеме народного хозяйства, в укреплении основ социалистического строя, в развитии демократии и культуры.

Так на место извечной борьбы классов социализм ставит их солидарность и единство, вытекающие из общности целей, идеологии и морали. С ликвидацией эксплуататорских классов и социалистическим преобразованием всех мелкобуржуазных классов закладываются прочные основы морально-политического единства общества.

Изменение функций государства

Победа социализма ведет к дальнейшему серьезному преобразованию государства, непосредственно связанному с ликвидацией эксплуататорских классов и развитием морально-политического единства общества.

С исчезновением враждебных трудящимся классов государство, если говорить о его внутренних функциях, утрачивает характер инструмента классового подавления. Отпадает та сторона деятельности государства, которая была главной, составляла его сущность на протяжении всей его истории.

Уже на подступах к социализму, по мере того как подрываются экономические, политические и идеологические позиции эксплуататорских классов, интенсивность классовой борьбы, как правило, смягчается. Это ведет к сужению сферы классового подавления. С победой социализма для него вовсе не остается места.

Вот почему Коммунистическая партия Советского Союза решительно раскритиковала, как глубоко ошибочную, теорию

так называемого обострения классовой борьбы по мере успехов социалистического строительства. Эта теория была особенно опасна тем, что она оправдывала грубые нарушения принципов социалистической демократии и законности.

Но отмирание функции классового подавления не означает, что государство при социализме должно исчезнуть. Обойтись без него социалистическое общество не может. Почему?

Во-первых, потому, что после победы социализма государственность в течение продолжительного времени еще остается наиболее подходящей и разумной формой общественного руководства хозяйством, общественными отношениями и культурным строительством. Целесообразность именно этой формы обусловлена уровнем экономического, социального и духовного развития общества.

Во-вторых, потому, что при социализме еще сохраняется известное неравенство в удовлетворении потребностей людей, остаются проявления частнособственнической психологии и другие пережитки капитализма в сознании части членов общества. В этих условиях еще нельзя обойтись без специального аппарата, осуществляющего контроль за мерой труда и потребления, охраняющего общественную и личную собственность и пресекающего опасные для социалистического строя антиобщественные поступки.

В-третьих, государство сохраняется в силу внешних причин. Пока социализм не победил в мировом масштабе, остается еще угроза нападения со стороны империалистических государств, а потому сохраняется и необходимость в вооруженных силах и других государственных органах, призванных обеспечить обороноспособность страны, а также бороться против шпионов, диверсантов и прочих подрывных элементов, засылаемых империалистами.

При социализме государство, таким образом, еще нужно трудящимся. Сохраняется и необходимость в некоторых мерах государственного принуждения. Но на первый план в деятельности государства выходят другие функции и задачи.

В первую очередь значительно возрастает экономическая роль государства. Если в условиях многоукладной экономики переходного периода оно еще не могло охватить своим контролем, планированием и прямым руководством все секторы и отрасли народного хозяйства, то при социализме государство действительно сосредоточивает в своих руках все нити экономического развития страны. Организация общественного производства — руководство экономикой — становится его ведущей функцией.

Широко развертывается в условиях социализма и культурно-воспитательная функция государства — его деятельность по развитию социалистической культуры: науки, искус-

ства, литературы, по поднятию культурного уровня народа и его коммунистическому воспитанию.

Большую роль играет в деятельности государства функция охраны социалистической собственности — основы основ нового строя.

Широкого размаха достигает при социализме деятельность государства, связанная с охраной прав и интересов граждан, их личной собственности, общественного порядка.

Таким образом, после победы социализма государство выступает прежде всего как организатор экономического и культурного строительства, направляющий созидательную деятельность трудящихся масс.

Наряду с этим, поскольку существует капиталистическая система и не устранена опасность военного нападения, полностью сохраняется функция обороны страны от нападения извне. Социалистическое государство вынуждено крепить свои вооруженные силы, армию, флот, органы контрразведки и разведки, чтобы успешно защищать завоевания социализма. Его внешнеполитическая деятельность не сводится, однако, только к функции военной защиты. Она включает экономические, культурные и политические отношения с иностранными государствами и ставит своей целью обеспечить мирное сосуществование стран с различными социально-политическими системами, упрочить мир между народами. В связи с образованием мировой социалистической системы появляется и такая новая внешнеполитическая задача, как укрепление нерушимой дружбы, сотрудничества и взаимопомощи братских стран социализма.

Изменение функций и задач государства при социализме по сравнению с переходным периодом не может не отразиться и на методах его деятельности. Резко сокращается, прежде всего, сфера применения административно-принудительных мер, которые все больше заменяются методами убеждения людей, организации их коллективной деятельности.

Совершенствование методов государственного руководства — одна из важных задач, встающих после победы социализма. От того, насколько успешно она решается, во многом зависят и темпы экономического развития, и достижения в социальной, культурной и других областях. Выработка правильных методов и форм государственной деятельности, соответствующих новой классовой структуре и новому типу экономики, — дело нелегкое. Социалистическое общество не застраховано здесь от ошибок. Поэтому коммунистическая партия уделяет вопросам государственного строительства неослабное внимание.

Совершенствование социалистической государственности требует решительного преодоления бюрократизма. В условиях

победившего социализма его проявления еще более нетерпимы, чем в переходный период. Ведь теперь государство ведает несравненно большим объемом дел. Социалистическое государство руководит, в частности, всей промышленностью и торговлей, кроме кооперативной. Оно направляет деятельность большинства учреждений, обслуживающих повседневные нужды граждан (в области охраны здоровья, социального обеспечения, народного образования и т. д.). Государство выступает основным контрагентом колхозов. В этих условиях бюрократизм может нанести большой вред обществу — как экономический, так и политический. Учитывая это, партия организует последовательную борьбу против бюрократизма, за укрепление связи государственного аппарата с трудящимися массами, развивает и укрепляет социалистическую демократию.

Расширение политических и социальныхправ трудящихся

Социализм впервые создает экономические, социальные И политические предпосылки для осуществления действительно всенародной демократии.

Только социализм создает такое единство интересов всех слоев общества, при котором любые вопросы государственной жизни можно решать без какого бы то ни было классового насилия, демократическим путем.

Только при социализме удается достигнуть подлинного политического равенства граждан. Оно обеспечивается тем, что люди фактически равны по отношению к средствам производства и потому имеют равное право по-хозяйски участвовать в выработке решений, касающихся всего общества.

При социализме члены общества получают не только формальные права и свободы, но и практическую возможность пользоваться ими. Не случайно социалистические конституции, провозглашая основные свободы: слова, печати, собраний, уличных шествий и т. д., — делают особый упор на гарантии, дающие фактическую возможность пользоваться этими свободами, говорят о передаче в руки трудящихся всех запасов бумаги, типографий, залов и пр.

Разумеется, и в условиях социализма речь не может идти о неограниченной свободе личности. Неограниченная свобода личности была бы не свободой, а произволом, так как она нарушала бы интересы других людей, общества в целом. Предоставляя самые широкие свободы человеку, социалистическое государство вместе с тем запрещает всякую деятельность, идущую во вред другим людям. Оно, например, наказывает за распространение расистских и фашистских взглядов, за пропаганду войны. В отличие от буржуазного государства государство социалистическое не допускает распространения низкопробных книг, журналов, фильмов, растлевающих молодежь, воспевающих аморализм, жестокость, на-

силие. Такие ограничения безусловно отвечают интересам народа и потому не подрывают, а, напротив, укрепляют демократизм нового строя.

Социалистическая демократия, таким образом, существенно отличается от той безграничной, не знающей руля и ветрил «свободы»; о которой разглагольствуют анархисты. Такая «свобода», впрочем, может существовать только в их разгоряченных головах, а не в обществе. Что касается социалистической демократии, то это не демократия без руля и без ветрил, а руководимая демократия — руководимая партией и государством в интересах дальнейшего развития социализма и строительства коммунизма. Об этом коммунисты заявляют прямо и открыто.

Это обстоятельство выводит из себя ревизионистов. Они без устали твердят, что демократия несовместима ни с какими ограничениями, ни с каким руководством, и на этом основании требуют замены социалистической демократии демократией «неограниченной», или, говоря о том же более туманно, «интегральной». За пышными словами сторонников таких взглядов кроется недвусмысленный политический умысел — толкнуть социализм назад, к буржуазной демократии, а значит, отнюдь не к какой-то безграничной демократии, а к демократии, руководимой буржуазией и вводящей разнообразные ограничения, соответствующие интересам капитализма.

Другая цель ревизионистов состоит в подрыве партийного руководства обществом, что на деле привело бы к свертыванию, а не развитию демократии. Ведь партия воплощает в своей деятельности волю миллионных масс и представляет собой самую демократическую организацию социалистического общества. Ее руководство наиболее полно олицетворяет собой принципы подлинного народовластия.

Отметая теории ревизионистов и тем более предлагаемые ими рецепты «демократизации», марксистско-ленинские партии вместе с тем считают своей важнейшей задачей последовательное развитие и расширение социалистической демократии. Но, в отличие от ревизионистов, путь к этому они видят не в заимствовании установлений и принципов буржуазной демократии, а в совершенствовании социалистического демократизма, т. е. в укреплении связей государства и партии с массами трудящихся, смелом развитии их творческой активности и самодеятельности во всех областях жизни общества. Здесь перед партией стоят большие задачи, ибо такой, подлинно социалистический демократизм не возникает сам собой в неизменном, раз и навсегда данном виде, а развивается по мере того, как социализм набирает силы. Это процесс, который требует постоянного внимания и усилий общества, государства, партии, требует борьбы с неверными

взглядами, административно-бюрократическим зудом, неверием в разум и силы широких масс народа.

Почему партия придает развитию социалистической демократии такое большое значение?

Да потому, что широчайший демократизм самого высокого в истории типа становится при социализме не только возможным, но и необходимым. В социалистических условиях демократия не вынужденная уступка правящих кругов, как при капитализме, а закон жизни, обеспечивающий нормальное и быстрое развитие общества. В. И. Ленин писал, что «победоносный социализм необходимо должен осуществить полную демократию...» 1Социализм и демократия неотделимы друг от друга.

Широкая демократия предоставляет каждому члену общества возможность осознать себя в нем полноправным хозяином, поднимает творческую инициативу широких масс, без которой социализм не может ступить и шагу. Она поощряет таланты и способности миллионов людей, способствует быстрому выдвижению новых и новых талантливых руководителей, вовлекает трудящихся в государственную деятельность, обеспечивая их все более активное непосредственное участие в управлении общественными делами. Например, в составе Верховного Совета СССР пятого созыва, избранного в марте 1958 г., насчитывается 614 рабочих и колхозников, непосредственно занятых на производстве. В составе депутатов городских Советов — 39,4% рабочих, занятых непосредственно на производстве, в составе депутатов сельских Советов — 58,8 % колхозников. Всего в местные Советы в 1959 г. было избрано около 340 тыс. рабочих и почти 780 тыс. колхозников.

Для сравнения напомним, что в конгрессе США банкиры и промышленники составляют 30% в сенате и 34% в палате представителей; 21% сенаторов — крупные землевладельцы. Остальные депутатские места занимают служащие крупных монополий и профессиональные политики, зарекомендовавшие себя как верные слуги капитала. Недаром говорит американская поговорка: «Одни — сенаторы потому, что богаты, другие — богаты потому, что сенаторы».

Конституции стран социализма закрепляют принцип выборности, сменяемости и подотчетности должностных лиц, принцип выборности и подотчетности всех органов государства. Избиратели имеют право досрочного отзыва не оправдавшего их доверия депутата. Общественные организации трудящихся все шире контролируют деятельность исполнительных органов и сами принимают в ней активное участие.

Государственные органы социалистической страны окружены активом людей, работающих на заводах, в колхозах, в культурно-просветительных учреждениях. В СССР только

в качестве агитаторов и организаторов выборов в Советы участвует в периоды избирательных кампаний примерно 14 — 15 млн. человек. Миллионы людей работают в постоянных и временных комиссиях местных Советов депутатов трудящихся; общественными инструкторами, инспекторами, членами комиссий содействия, избираемых на предприятиях, в учреждениях и в домохозяйствах; в группах общественного контроля, образуемых общественными организациями. Эта огромная армия людей участвует в государственной работе и проходит большую политическую школу, повышая свою сознательность, знания и культуру. Свое влияние на работу государственного аппарата народные массы оказывают также через печать, которая служит средством обмена опытом, контроля и критики.

Важная черта социалистического демократизма — растущая роль общественных организаций: партии, профсоюзов, комсомола и др. В их работе участвуют миллионы людей, оказывающих таким путем действенное влияние на различные области общественной жизни. Достаточно указать, что в Советском Союзе в рядах партии к 1958 г. состояло свыше 8 млн. человек, в коммунистическом союзе молодежи — 18 млн., в профсоюзах — более 50 млн. человек.

Одна из главных особенностей марксистского понимания демократии состоит в том, что, придавая огромное значение политическим правам и свободам, оно не сводит демократию только к ним. Важнейшей составной частью демократии марксисты считают социальные и социально-экономические права трудящихся: право на труд, на отдых, на образование, на материальное обеспечение в старости или в случае болезни и т. д. Ведь в этих правах — основа подлинной свободы и счастья людей.

В области обеспечения социальных прав трудящихся исторические преимущества социалистического строя обнаруживаются особенно наглядно.

Может ли капиталистическое общество с его хронической безработицей обеспечить каждому возможность трудиться, не говоря уже о том, чтобы выбрать дело по душе? Ясно, что нет. А социалистический строй делает право на труд конституционным правом гражданина, избавляя его от гнетущей тревоги и неуверенности в завтрашнем дне. Свободный труд становится не только средством существования, но и главным мерилом социальной ценности человека, делом его чести и доблести.

Может ли капиталистическое общество гарантировать своим гражданам право на отдых? Опять-таки нет. Что за дело капиталисту до состояния здоровья и организации досуга своих рабочих! Он видит в них только источник прибыли. Наглядное доказательство тому — дороговизна меди-

цинского обслуживания в большинстве буржуазных стран, делающая его разорительным длятрудящихся. Законодательное ограничение продолжительности рабочего дня, оплачиваемые отпуска и другие социальные права рабочего класса при капитализме завоевываются только длительной борьбой трудящихся, которым приходится прилагать большие усилия для сохранения и расширения этих завоеваний.

Напротив, в социалистическом обществе, где и средства производства и политическая власть принадлежат самим трудящимся, забота о здоровье и благополучии народа находится в центре внимания общественных и государственных организаций.

Может ли капиталистическое общество гарантировать своим гражданам право на образование? Нет, и не только потому, что ему дела нет до культурных потребностей трудящихся — во всяком случае за пределами того, что необходимо для работы на заводе или фабрике. Буржуазия, как и все эксплуататорские классы вообще, рассматривает монополию на образование и культуру как одно из главных орудий сохранения своей монополии на власть. Удерживать в узде трудящихся куда легче, пока они неграмотны, необразованны, находятся во власти всевозможных предрассудков и суеверий.

Социалистическое общество, напротив, кровно заинтересовано в том, чтобы сделать всех своих членов образованными и культурными. Там, где власть принадлежит самим трудящимся, рост их культуры и сознательности, расширение их кругозора — источник силы государства, путь к умножению общественных богатств, к ускорению прогресса.

Социалистическое общество уделяет особое внимание политическому и культурному развитию той части населения, которая в прошлом была наиболее забитой в социальном отношении и подвергалась наибольшему угнетению. Это в частности касается женщин.

В некоторых капиталистических странах женщины и по сей день лишены многих политических и гражданских прав, получают меньшую заработную плату за равный с мужчинами труд и даже в семье занимают подчиненное положение.

Марксизм-ленинизм считает, что раскрепощение женщины предполагает, во-первых, полное уравнение ее в правах с мужчиной как в семье, так и в политической жизни; во-вторых, вовлечение ее в активную общественную и производственную деятельность и, в-третьих, ликвидацию системы домашнего рабства, при которой индивидуальное домашнее хозяйство без остатка поглощает время и силы женщины.

Социалистический строй успешно решает эту сложную задачу. Он не только полностью уравнивает женщину в пра-

вах с мужчиной, но и окружает женщину-мать почетом и уважением. Государство предоставляет работающим женщинам продолжительные оплачиваемые отпуска по беременности и родам, выплачивает ежемесячное пособие многодетным и одиноким матерям, награждает многодетных матерей орденами и медалями. Права женщины и ребенка в семье охраняются законом.

Социализм выводит женщин на путь большой общественной и производственной деятельности. В царской России по переписи 1897 г. только 13% занятых наемным трудом женщин трудились на предприятиях и стройкахи 4% — в учреждениях просвещения и здравоохранения. 55% работали в качестве домашней прислуги, а 25% батрачили у кулаков и помещиков. Теперь женщины составляют 45% всех работников советской промышленности. Среди специалистов с высшим образованием женщин более половины — 53%! Многие сотни женщин избраны депутатами Верховного Совета СССР и верховных советов союзных республик. А в местных органах власти женщин почти 700 тысяч.

Конечно, в этом отношении сделано еще далеко не все. Домашнее хозяйство продолжает отнимать непомерно много времени, задерживая политический и культурный рост многих женщин. Еще не хватает детских яслей, садов, а также школ-интернатов, которые могли бы снять с матери значительную часть забот, связанных с воспитанием детей. В некоторых республиках советской Средней Азии кое-где еще проявляются пережитки феодально-байского отношения к женщине. Но успехи, достигнутые в СССР и странах народной демократии в раскрепощении женщин, внимание, которое все общество уделяет этой проблеме, дают уверенность, что полное решение ее не за горами.

Нельзя забывать, что социализм — только первая, низшая фаза новой общественной формации. Естественно, что на этой ступени еще невозможно полностью решить все многочисленные трудные и сложные проблемы, которые оставило в наследство социализму тысячелетнее господство эксплуататоров. Но уже сейчас видно, что социализм, как никакой другой строй, обеспечивает трудящимся реальные демократические права и в невиданной степени расширяет сферу демократии. Иначе и не может быть в обществе, которое берет на себя заботу обо всех своих членах, об их счастье, благосостоянии, личных судьбах.

По мере развития социалистического общества увеличиваются социальные блага, предоставляемые гражданам, и расширяются возможности их активного участия в политической жизни. Для всех трудящихся это источник глубокой заинтересованности в процветании и прогрессе общества.