4. История как развитие и смена общественно-экономических формаций

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 

Исторический материализм не навязывает истории предвзятых схем, не подгоняет под свои выводы события прошлого и настоящего. Напротив, он сам представляет собой научное обобщение истории.

На научно достоверных знаниях о прошлом основывается и вывод о том, что история человечества представляет собой последовательную смену общественно-экономических формаций. Человечество в целом прошло через четыре формации: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную и капиталистическую — и сейчас живет в эпоху перехода к следующей, коммунистической формации, первую фазу которой называют социализмом. Каковы главные особенности производительных сил и производственных отношений этих формаций? В каком направлении развивалась политическая и идеологическая надстройка над базисом, производственными отношениями каждой из них?

Ниже мы попытаемся ответить на эти вопросы, разумеется касаясь лишь самых общих черт общественно-экономических формаций и отвлекаясь от подробностей, второстепенных особенностей и специфических черт, которыми так богата история каждой страны и каждой эпохи.

Первобытнообщинный строй

Первобытнообщинный строй был исторически первой формой общества, возникшей после того, как человек, приобретя в длительном процессе труда те качества, которые отличают его от всех других живых существ, выделился из животного мира.

Орудия труда, которыми располагало человечество на начальных ступенях первобытнообщинного строя, были самыми примитивными: дубина, каменный топор, кремневый нож,

копье с каменным наконечником, позже были изобретены лук и стрелы. Единственной двигательной силой, применявшейся в ту эпоху, была мускульная сила человека.

Уровню развития производительных сил соответствовали и производственные отношения между людьми. В одиночку при тогдашних орудиях труда бороться с. силами природы, обеспечивать себе средства существования было невозможно. Лишь совместный труд (совместная охота, рыбная ловля и т. д.) всех членов первобытной общины, их солидарность и взаимопомощь могли помочь им добыть необходимые средства существования. Общий труд повлек за собой общую собственность на средства производства, составлявшую основу производственных отношений людей в ту эпоху. Все члены общины находились в одинаковом отношении к средствам производства, никто не мог лишить других членов общины средств производства, обратить их в свою частную собственность.

Раз не было частной собственности, не могло быть и эксплуатации человека человеком. Примитивные орудия труда даже при совместном использовании давали людям настолько ничтожные средства существования, что каждый едва мог прокормить себя. Излишка, который можно было бы отнимать у производителя в пользу других членов общества, просто не оставалось. Но коль скоро не было эксплуатации чужого труда, не было и необходимости в специальном аппарате принуждения. Несложные функции управления общими делами либо решались коллективно, либо же передавались в ведение наиболее уважаемых и опытных членов общины.

Особенности первобытнообщинной формации обусловлены, таким образом, низким уровнем развития производства, бессилием человека перед лицом грозной природы. В сознании людей той эпохи господствуют детски наивные религиозные представления, они слепо подчиняются власти традиции и обычая. Мир для них ограничен рамками племени, все, что находится вне его, находится вне закона, между племенами вспыхивают кровавые войны. Первобытнообщинный строй, хотя и свободный от уродств и отвратительных черт, принесенных позднее обществу и людям господством эксплуататорских порядков, — вовсе не «золотой век» человечества.

Со временем первобытнообщинный строй вступает в эпоху своего разложения. Конечные причины гибели первобытного общества лежат в развитии производительных сил. Люди постепенно овладевают тайной выплавки металлов. Каменные и деревянные орудия вытесняются металлическими. Получают распространение соха с металлическим лемехом, металлические топоры, бронзовые и железные наконечники для стрел и копий и т. д. Развитие производительных сил — орудий труда и производственных навыков и опыта работников —

ведет к серьезным общественным изменениям. Возникает общественное разделение труда: земледелие и скотоводство, а затем и ремесло выделяются в качестве особых видов трудовой деятельности. Начинает развиваться обмен продуктами труда, вначале между племенами, а затем внутри самой общины. Постепенно нужда в совместном труде всей общины исчезает. Племя, род распадаются на семьи, каждая из которых становится самостоятельной хозяйственной единицей. Обособляется труд, возникает частная собственность, появляется и возможность эксплуатации — производство развилось уже настолько, что человеческая рабочая сила стала производить больше, чем требовалось для простого поддержания жизни самого работника.

Совершенствовать орудия труда и развивать трудовые навыки людей побуждала необходимость, стремление облегчить свой труд, создать запасы на случай стихийных бедствий. Но, изменяя орудия труда, они помимо воли, бессознательно, даже не догадываясь об общественных последствиях, к которым это приведет, готовили коренной общественный переворот — замену первобытнообщинной формации рабовладельческий. Выросшие производительные силы общества потребовали новых производственных отношений между людьми.

Рабовладельческий строй

Основа производственных отношений этого строя — частная собственность рабовладельцев не только на средства производства, но и на самих работников — рабов. Собственность рабовладельца на. рабов и на все, что они производят, определялась уровнем развития производительных сил той эпохи. Этот уровень был достаточно высок, чтобы возникла возможность эксплуатации трудящихся. Но вместе с тем он был еще настолько низок, что эксплуатировать работников, присваивать себе часть произведенного ими продукта можно было, лишь сведя их потребление до минимума, оставляя им только то, что позволяет не умереть от голода. Делать это можно было, только лишив эксплуатируемых всех прав, низведя их до положения «говорящих орудий», применяя против них самые свирепые меры принуждения.

Смена производственных отношений произвела переворот и в других областях общественной жизни.

Отношения сотрудничества, солидарности, свойственные первобытной общине, уступили место отношениям господства одной части общества над другой, отношениям эксплуатации, угнетения, непримиримой вражды. Общество раскололось на антагонистические классы — на класс рабовладельцев и класс рабов.

Эпоха рабства принесла трудящимся страшные тяготы и бедствия. «Самые низменные интересы — вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная алчность,

эгоистический грабеж общего достояния — являются восприемниками нового, цивилизованного, классового общества; самые гнусные средства — воровство, насилие, коварство, измена подтачивают старый бесклассовый родовой строй и приводят его к падению» 4. Так характеризует Энгельс эпоху перехода от первобытнообщинного строя к рабовладельческому.

Зверская эксплуатация рабов вызывала с их стороны ожесточенное сопротивление. Чтобы подавлять его, потребовалось создать на месте прежних родовых и племенных органов управления специальный аппарат насилия — государство. Оно было призвано охранять собственность рабовладельцев и обеспечивать постоянный приток рабов за счет военнопленных, а также за счет обращенных в рабство несостоятельных должников. Вместе с государством родилось право — система юридических норм, предписаний, выражающих волю господствующего класса и охраняемых принудительной силой государства. Появляются новые обычаи, специфическая идеология рабовладельческого общества. Среди угнетателей постепенно распространяются пренебрежение и презрение к физическому труду, который начинает считаться занятием, недостойным свободного человека; укореняется идея неравенства людей.

И все же рабовладельческий строй означал серьезный шаг вперед в развитии человечества. Произошло дальнейшее развитие общественного разделения труда — между земледелием и городским ремеслом, а также между различными отраслями ремесла. А разделение труда означало специализацию, совершенствование орудий, накопление трудовых навыков у людей. В сельском хозяйстве наряду с производством зерновых культур складываются новые отрасли (огородничество, плодоводство и т. д.). Создаются такие орудия, как плуг на колесах, борона, коса. В дополнение к мускульной силе человека начинает широко использоваться сила животных. Применение труда масс рабов делает возможным строительство плотин и оросительных систем, дорог и морских судов, водопроводов, больших городских зданий. А освобождение — благодаря эксплуатации рабов — части членов общества от непосредственного участия в производстве создает условия для развития науки и искусства.

Но приходит время, когда возможности прогресса, заложенные в рабовладельческом способе производства, оказываются исчерпанными, когда его производственные отношения все больше превращаются в оковы для дальнейшего развития производительных сил. Рабовладельцы, имея в своем распоряжении дешевый рабский труд, не стремятся к дальнейшему совершенствованию орудий производства. К тому же рабу, не заинтересованному в результатах своего труда,

нельзя было доверить сложные и дорогие орудия. Потребности развития производительных сил все более настоятельно требуют ликвидации старых производственных отношений.

Сделать это могла только социальная революция. Ее движущей силой становятся классы и слои, больше всего страдающие от рабовладельческих порядков и потому прямо заинтересованные в их ликвидации. Это в первую очередь рабы и беднейшая часть свободного населения. По мере назревания противоречий в старом способе производства классовая борьба становится все более острой. Она принимает самые разнообразные формы — от намеренной порчи орудий труда до восстаний, в которых участвуют десятки тысяч людей. В конце концов под соединенными ударами восстаний трудящихся классов и набегов соседних варварских племен, которым уже не могло противостоять ослабленное внутренними противоречиями и борьбой государство рабовладельцев, рабовладельческий строй падает. На смену ему приходит новая формация — феодализм.

Феодальный строй

Основу производственных отношений этого строя составляет собственность феодалов на средства производства, прежде всего на землю (самое понятие «феодализм» происходит от латинского слова «феод» — так назывались земельные угодья, раздаваемые королями своим приближенным, которые обязывались нести за это военную службу). Крестьяне зависели от феодалов, но уже не были их полной собственностью *. Феодалы имели право на труд крестьян, последние прикреплялись к земле и обязаны были отбывать повинности в пользу своих господ.

В феодальном обществе существовала также собственность крестьян и ремесленников на свое личное хозяйство. V крепостного крестьянина был свой надел земли, было личное хозяйство, продукты с которого по выполнении повинностей в пользу феодала оставались в его распоряжении.

Эта особенность производственных отношений открывала новые возможности для роста производительных сил. У непосредственного производителя появилась известная материальная заинтересованность в результатах своего труда. Поэтому он не ломает, не портит орудия, а, напротив, бережно сохраняет и совершенствует их. Сельское хозяйство развивается: вырабатывается трехпольная система земледелия, все шире применяется удобрение полей.

Еще более значительных успехов добивается ремесло, поставлявшее сельскохозяйственные орудия, предметы обихода, употреблявшиеся в быту феодалов и купцов, разнообразную

утварь, а также оружие и военное снаряжение. Развитие ремесла и торговли способствовало подъему городов. Со временем города стали крупными хозяйственными, политическими и культурными центрами, колыбелью нового, капиталистического способа производства.

В эпоху феодализма были сделаны многие выдающиеся открытия, оказавшие большое влияние на дальнейшую историю человечества: люди научились делать железо из чугуна, строить пригодные для дальних путешествий килевые парусные суда, изготовлять простейшие оптические приборы (очки, зрительные трубы), изобрели компас, порох, бумагу, книгопечатание, механические часы. Мускульная энергия человека и животных все шире дополняется энергией ветра (ветряная мельница, парусные корабли) и падающей воды (водяная мельница, водяное колесо — простейший двигатель, получивший широкое распространение в средние века).

Смена рабовладельческих производственных отношений феодальными повлекла за собой перемены во всей жизни общества.

Изменилась прежде всего классовая структура. Господствующим классом стали феодалы — собственники земли. Другим основным классом феодального общества были крепостные крестьяне. Отношения между этими классами носят антагонистический характер, основываются на непримиримой противоположности классовых интересов. Формы эксплуатации, хотя и несколько смягчившиеся по сравнению с рабством, отличаются большой жестокостью. Эксплуатация крестьян по-прежнему основывается на внеэкономическом принуждении. Под воздействием экономических стимулов, материальной заинтересованности крепостной работает лишь в личном хозяйстве. Большую же часть времени он отдает работе на феодала, за которую не получает никакого вознаграждения. Здесь главным побуждением к труду служит страх перед наказанием, физической расправой, а также угроза утраты всего личного имущества, которое может быть отнято помещиком.

Классовая борьба в феодальном обществе поднимается на более высокий уровень в сравнении с рабовладельческим обществом. Восстания крестьян охватывают подчас крупные территории. О силе их сопротивления феодалам свидетельствуют потрясавшие одну страну за другой крестьянские войны: восстание Уота Тайлера в Англии (14 век) и Жакерия во Франции (14 — 15 века), крестьянская война в Германии (16 век), тайпинское восстание в Китае (19 век), восстания сикхов в Индии (17 — 18 века), восстания Болотникова. Разина (17 век) и Пугачева (18 век) в России и т. д.

Политическая и идеологическая надстройка феодального общества отражает особенности форм эксплуатации и классо-

вой борьбы. Чтобы эксплуатировать и удерживать в узде крепостных, феодальному государству постоянно приходится прибегать к вооруженной силе, которой располагает не только центральная власть, но и каждый феодал. В своих владениях он является полновластным государем, самолично творит суд и расправу.

Право закрепляет социальное и экономическое неравенство феодального общества, классы и отдельные их прослойки выступают в виде сословий (феодальное общество делится на такие сословия, как дворянство, духовенство, крестьянство, купечество и др.). Отношения между сословиями и внутри них основываются на системе строгого подчинения, личной зависимости. Неподвижность социальных перегородок затрудняет переход с одной ступеньки феодальной иерархической лестницы на другую. В духовной жизни феодального общества главенствующую позицию завоевывает церковь, религия.

Со временем развитие производительных сил приходит в столкновение с господствующими в феодальном обществе производственными отношениями и определяемой ими политической и идеологической надстройкой. Наряду с мелкими ремесленными мастерскими возникают крупные мануфактурные предприятия, основанные на ремесленной технике, но широко применяющие разделение труда и использующие труд свободных от крепостной зависимости работников. Создавая мануфактуры, молодая буржуазия Европы, конечно, не знала и не задумывалась над тем, к каким общественным последствиям это приведет, она преследовала лишь цели своей непосредственной выгоды. Как правильно указал И. В. Сталин, нарождавшаяся буржуазия «не сознавала и не понимала, что это «маленькое» новшество приведёт к такой перегруппировке общественных сил, которая должна кончиться революцией и против королевской власти, милости которой она так высоко ценила, и против дворян, в ряды которых нередко мечтали попасть её лучшие представители...» 5

Точно так же не думали об общественных последствиях своих действий и предприимчивые купцы, развивавшие торговлю, с помощью королевских войск захватывавшие новые рынки в заморских странах. Рост обмена в свою очередь вел к быстрому развитию производства. Способствовали ему и научно-технические открытия, сделанные в 16 — 17 столетиях.

В недрах феодального строя постепенно складывается новый, капиталистический способ производства. Его дальнейшее развитие требует ликвидации феодальных порядков. Буржуазии — классу, который выступал носителем нового способа производства, — нужен «свободный» рынок труда, т. е. освобожденные как от крепостной зависимости, так и от собственности работники, которых голод погнал бы на заводы и фабрики. Ей нужен общенациональный рынок, устранение тамо-

женных и всяких иных барьеров, созданных феодалами. Она добивается ликвидации налогов, которые шли на содержание двора и многочисленной дворянской челяди, и уничтожения сословных привилегий. Она борется за возможность свободно хозяйничать во всех областях жизни общества.

Вокруг буржуазии сплачиваются все классы и прослойки, недовольные феодальными порядками, — от крепостных крестьян и городских низов, терпящих нищету, унижения и притеснения, до передовых ученых и писателей, которых независимо от их происхождения душит духовный гнет феодализма и церкви.

Начинается эпоха буржуазных революций.

Капиталистический строй

В основе производственных отношений капитализма лежит частная собственность капиталистов на средства производства. Класс капиталистов эксплуатирует класс наемных рабочих, свободных от личной зависимости, но вынужденных продавать свою рабочую силу, так как они лишены средств производства.

Производственные отношения капитализма открыли широкие возможности для развития производительных сил. Возникает и быстрыми темпами растет крупное машинное производство, основанное на использовании таких могучих сил природы, как пар, а затем и электричество, и на широком применении науки к процессу производства. Капитализм осуществил разделение труда не только внутри отдельных стран, но и между странами, создав тем самым мировой рынок, а затем и мировую систему хозяйства.

И опять изменения в способе производства повлекли за собой перемены во всей общественной жизни.

Основными классами общества становятся класс капиталистов и рабочий класс. Отношения между ними по-прежнему носят антагонистический характер, поскольку они основаны на эксплуатации, угнетении неимущих имущими. Это отношения непримиримой классовой борьбы. Но методы эксплуатации и угнетения существенно меняются — господствующей формой принуждения становится принуждение экономическое. Капиталист, как правило, не нуждается в том, чтобы силой заставлять кого-то трудиться на себя. Лишенный средств производства рабочий вынужден делать это «добровольно» — под угрозой голодной смерти. Отношения эксплуатации прикрыты здесь «свободным» наймом рабочих хозяевами, куплей-продажей рабочей силы.

Вслед за изменением методов эксплуатации меняются и методы политического господства. Появляется возможность перейти от неприкрытого деспотизма предшествующих эпох к деспотизму более утонченному, облеченному в форму буржуазной демократии. Неограниченная власть наследствен-

ного монарха уступает место парламентарной республике, вводится избирательное право, провозглашаются политические свободы граждан и их равенство перед законом. Такие порядки больше всего соответствуют принципам свободной конкуренции, свободной игры экономических сил, на которых долгое время основывался капитализм. В становлении буржуазно-демократических порядков большую роль сыграла борьба трудящихся, прежде всего рабочего класса, непрекращающийся нажим народных масс, требовавших введения все новых демократических форм и расширения старых.

Все отличия политической и идеологической надстройки буржуазного общества от феодальной не меняют, однако, того коренного факта, что она остается надстройкой над отношениями частной собственности и эксплуатации. Господствующую часть этой надстройки составляют учреждения и идеи угнетательского класса — буржуазии, призванные охранять ее классовое господство, держать в повиновении эксплуатируемые массы.

Как это доказано сегодня уже не только теорией, но и общественной практикой, капиталистическая формация также оказалась временной, преходящей. В ее недрах созревали и становились все более глубокими неразрешимые антагонизмы, и прежде всего противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения *. Единственным выходом из этих противоречий является переход к общественной собственности на средства производства, т. е. к социализму.

Но, как и в прошлом, переход к новому способу производства возможен лишь путем социальной революции. Сила, призванная осуществить эту революцию, порождена самим капитализмом в лице рабочего класса. Сплотив вокруг себя всех трудящихся, он свергает господство капитала и создает новый, социалистический строй, не знающий эксплуатации человека человеком.

Социалистический строй

В основе социалистического способа производства лежит общественная собственность на средства производства. Поэтому производственные отношения социалистического общества — это отношения сотрудничества и взаимопомощи свободных от эксплуатации работников. Они соответствуют характеру производительных сил: общественный характер производства подкрепляется общественной собственностью на средства производства.

В отличие от первобытнообщинного строя обобществление средств производства происходит здесь на основе гигантски

выросших производительных сил, культуры, власти человека над природой. Новый строй открывает перед человечеством безграничные возможности прогресса не только в области развития производительных сил, но и во всех других областях жизни общества.

Таковы в самых общих чертах основные этапы, которые прошло человеческое общество.

Наши знания о прошлом — наглядное и живое подтверждение научной достоверности материалистического понимания истории, сущность которого Маркс следующим образом сформулировал в предисловии к книге «К критике политической экономии»:

«В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением этого — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке» 6.