Глава 13 Киллер

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 

9 апреля 1993 года, 23.40, ночной клуб «Олимпийский»

В ночном клубе «Олимпийский» я бывал уже несколько раз. О точной дате проведения акции Сильвестр сообщил мне за два дня.

Приехав в клуб в назначенное время, я внимательно осмотрел все вокруг, пытаясь вычислить местонахождение Солоника, но так никого и не заметил. Махнув на это безнадежное дело рукой, я зашел внутрь клуба. Он был полон, дискотека уже началась, и народ веселился как мог.

Надо сказать, что «Олимпийский» посещала специфическая публика. Этот ночной клуб был весьма дорогим, входя в пятерку наиболее престижных заведений Москвы. Частыми гостями клуба были бандиты выше среднего уровня, бизнесмены не очень высокого ранга и, конечно же, проститутки, обслуживающие и тех и других. Женщин, присутствующих в клубе, я мысленно делил на три категории. Самую многочисленную из них составляли дорогие проститутки. Вычислить их было легко по дорогой одежде, несколько ярковатой косметике и некоторым специфическим нюансам поведения. Вторую категорию составляли так называемые бизнес-вуман. Я всегда удивлялся тому, что они назначают деловые встречи в подобных заведениях, но им такой расклад, видимо, нравился. Наконец, в третью категорию я определил жен и любовниц бизнесменов и бандитов. Эти сразу привлекали внимание обилием золотых украшений и прочей мишуры.

Веселье было в разгаре. Время от времени на эстраду выходили какие-то исполнители, группы. В противоположном углу диск-жокей проигрывал модные мелодии. Публика танцевала, было весело.

Я слонялся по залу, периодически натыкаясь на знакомых. Вскоре в зал вошли несколько человек, мало чем отличающихся внешне от остальных присутствующих. Разве что шмотки на них были хотя и дорогие, но безвкусные, а поведение слишком вызывающе-наглое. По агрессии, которая так и перла из них наружу, нельзя было не догадаться, что ребята принадлежат к миру российского криминала. Среди вошедших я заметил Глобуса.

Свободных мест уже не было, но Глобусу на это было явно наплевать. Вышвырнув из-за приглянувшегося столика какого-то лоха с компанией, он вальяжно расположился за ним в окружении своих людей. Тотчас к Глобусу подбежала малость напуганная официантка. Компания заказала что-то из выпивки, после чего Глобус подозвал тусовавшуюся неподалеку сутенершу. Я знал, чем занимается эта дама, так как через нее нередко заказывали девочек наши братки. Сутенерша предложила компании выбрать девочек. Веселье вокруг достигло своего апогея, но я в нем не участвовал. На меня была возложена важная задача – контролировать все перемещения Глобуса как внутри клуба, так и снаружи. Вместе с тем мне нельзя было попадаться ему на глаза, чего пока добиться было нетрудно, учитывая немалое скопление народа. Но это обстоятельство могло стать мне помехой, так как, если Глобус вздумает направиться к выходу, он сможет легко затеряться в толпе. Пока же мой маршрут ограничивался дорожкой от бара к столику, с которого хорошо была видна вся компания «отморозков», и обратно.

В очередной раз преодолевая это расстояние, я неожиданно столкнулся лоб в лоб с охранником Глобуса. Тот сразу узнал меня.

– О, братуха! – фыркнул здоровенный охранник. – Ты че, один?

– Один, – кивнул я головой, судорожно соображая, как выпутаться из этой ситуации.

– А старшой твой где? – удивленно спросил охранник.

– У меня выходной сегодня, я тут с телкой, – не долго думая, ответил я и пошел к бару.

«Ну вот, теперь меня вычислили, – думал я, – и если что случится – начнется разборка, наверняка как раз на меня и укажут. Но, с другой стороны, мало ли кто тут сегодня... Половина криминальной Москвы собралась!»

Действительно, время от времени к столику Глобуса подходили разные люди, в некоторых из них я узнавал авторитетов и братков из разных бригад. Кое-кто присаживался за столик, некоторые, немного поговорив, отходили в сторону. Глобус не танцевал, он просидел весь вечер, базаря со своими ребятами и с подходившими знакомыми. На снятых девчонок Глобус не обращал практически никакого внимания, только изредка перебрасываясь с ними ничего не значащими фразами.

К тому времени перед входом в «Олимпийский» уже должны были собраться все наши ребята, задействованные в предстоящей акции. Там находились Вадим, который был сегодня водителем, и Славка. Я догадывался, что Славка был дублером. Но я не знал тогда, что в роль Славки входило и устранение Солоника, если того «примут» менты или заберет братва.

Где-то в середине ночи Глобус стал собираться. В половине четвертого в сопровождении семи человек он не спеша вышел из дверей клуба на залитую светом автомобильную стоянку. Я незаметно выскользнул вслед за ним и затаился за одной из машин. Неожиданно раздался негромкий хлопок, краем глаза я успел заметить, как на расстоянии сорока метров, за барьером пандуса, мелькнул силуэт человека. В то же время Глобус неожиданно схватился за бок и стал медленно оседать на землю. Братва, сопровождающая его, моментально поняла, в чем дело. Началась паника. Кто-то закричал. Один из охранников выхватил пистолет и стал палить в воздух.

– Достанем тебя! – кричал он. – Достанем!

Один из присутствующих на стоянке людей резко рванулся в сторону. Часть сопровождающих Глобуса охранников бросилась за ним. В убегавшем я узнал хорошего знакомого Глобуса, некоего Горхилашвили по прозвищу Итальянец. Итальянец бросился к своей машине, пытаясь уехать с места происшествия, и братва Глобуса, посчитав, что киллер именно он, быстро «разобралась» с ним, пристрелив на месте. Тем временем ребята из окружения Глобуса затолкали безжизненное тело шефа в «мерс», который тотчас же рванул с места и покатил в сторону больницы Склифосовского. Просчитав про себя маршрут их движения, я понял, что дорога туда займет не менее пятнадцати минут и, даже если Глобус не убит, а тяжело ранен, живым до больницы он вряд ли доберется.

После того как Глобуса увезли, я, по заранее обговоренному плану, сел в машину и поехал домой, не пытаясь отыскать своих ребят.

На следующий день все средства массовой информации трубили о загадочном убийстве вора в законе Глобуса. Но это было не единственное убийство на этой неделе. Через день в половине шестого вечера на улице Строителей, недалеко от метро «Университет», был обнаружен труп генерального директора товарищества с ограниченной ответственностью «Интерформула» Анатолия Семенова, известного в криминальной среде под кличкой Рэмбо. Семенов был застрелен в подъезде своего дома из пистолета «макаров». Две пули попали в живот, а третья в голову. Это был так называемый контрольный выстрел.

Глобус и Рэмбо очень хорошо знали друг друга, это говорило о том, что оба убийства были взаимосвязаны. Вполне возможно, что Рэмбо посчитали виновным в гибели Глобуса и отомстили ему за это.

Убийство Глобуса имело огромный резонанс в криминальном мире Москвы. Сильвестр, все это время находившийся в своем загородном коттедже, послал ребят для сбора информации. Братва выясняла на всевозможных тусовках, в ночных клубах и барах, какие основные «косяки» ложатся по убийству Глобуса. Вскоре выяснились три основных «косяка» – прежде всего на самих воров, которые дали отмашку на убийство Глобуса якобы за его беспредел и скверный характер, второй «косяк» ложился на Сильвестра за его конфликт, о котором знала вся столица, и третий – что это было убийство за деньги, связанное с торговлей нефтью, которой занимался Глобус.

Новым лидером басманной группировки стал правая рука Глобуса, уголовный авторитет Григорий Вагнер по кличке Барон. Все это время Сильвестр отсиживался в своем загородном доме, стараясь ни с кем не встречаться и в Москве без серьезной причины не показываться.

Однако был один звонок. От человека, встречу с которым Сильвестр отменить не смог. Этим человеком был Отари Витальевич Квантришвили. Встреча с ним состоялась через два дня.

Мы с Сильвестром ехали в сторону Центра. Конечной точкой нашего пути была гостиница «Интурист», в ресторане которой назначил встречу Отари. Мне было известно, что Квантришвили курировал, или по крайней мере опекал, басманную группировку. Естественно, и Глобус, и Барон были в какой-то мере его протеже. Предстоящий разговор Сильвестра с Отари обещал быть неприятным, поэтому Сильвестр сразу постарался правильно на него настроиться. В то же время возможности уклониться от этого разговора у Иваныча не было. Раз «косяк» на него пошел, раз его будут пробивать – значит, он должен держать ответ.

Сильвестр внутренне был уже готов к разговору. Подъехав к гостинице, он велел мне остаться в машине и один направился в сторону ресторана. Мне было видно, как он зашел внутрь, сдал пальто гардеробщику, оставшись в темном костюме и черной водолазке. Затем Сильвестр направился в банкетный зал разыскивать Отари.

Разговор продолжался около часа. Сильвестр вышел молча, в мрачном настроении. Видимо, разговора не получилось. Всю дорогу до загородного дома Иваныч молчал, не проронив ни слова. Все говорило о том, что Отари Витальевич встретил его с явным негодованием. Я тоже молчал, только когда мы уже подъезжали к загородному коттеджу, не выдержав, спросил:

– Иваныч, проблемы возникли?

– Какие проблемы? – неожиданно переспросил Сильвестр. – Ты думаешь, что Отари может мне проблемы ставить?! Кто он такой? Он такой же, как я. Другое дело, что придется на разбор к ворам ехать. Никуда от этого не денешься.