Глава 24 Офис на двадцатом этаже

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 

1994 г., март, Москва

Отари не любил подолгу задерживаться в офисе. Он вообще был очень подвижным человеком и за день бывал в десятках различных мест. Несмотря на это, связь с офисом Отари поддерживал постоянно. С помощью радиотелефона и пейджеров он получал информацию о том, кто ему звонил и заходил. Иногда Отари сам звонил секретарям и интересовался, нет ли в его приемной людей.

Хотя Отари старался планировать свой день и заранее расписывал намечающиеся визиты и встречи, оставались еще незапланированные аудиенции. Множество людей приходило к Отари без предварительного предупреждения, по рекомендации кого-нибудь из близких друзей.

Среди коммерсантов, которым оказывал покровительство Отари, также были люди, которые могли позволить себе позвонить ему напрямую и прийти в любое время.

Остальных Отари принимал либо в офисе по предварительной договоренности, либо в своей «общественной приемной» – в Краснопресненских банях, либо же встречался с ними в каком-нибудь из своих излюбленных ресторанов.

Вообще же особого интереса к подобного рода встречам Отари не испытывал и старался по возможности улаживать проблемы с коммерсантами по телефону.

Сегодня первую половину дня Отари решил посвятить поиску чеченской бригады, которой руководил Султан. В заложниках у него до сих пор находился Антон и еще двое ребят. Все предыдущие поиски ничего не дали – никто из многочисленных знакомых Отари ничего не слышал о такой группировке, что говорило о том, что это заезжая банда.

Нынешняя встреча также не принесла никаких положительных результатов. Человек, о котором сообщили Отари, оказался просто однофамильцем Султана. Отари снова остался ни с чем. А время шло, и двухнедельный срок, данный ему чеченцами на возврат денег, истекал.

Проезжая недалеко от Манежной площади, Отари позвонил в офис, для того чтобы узнать, нет ли в его приемной людей.

Оказалось, что в приемной его ожидают незнакомая девушка и бизнесмен Гоша Манихин. Езды до офиса было не более двух минут. Он решил изменить свои планы и заехать туда, чтобы переговорить с Гошей, а заодно и узнать, что за девушка пришла к нему на прием. Насколько удалось выяснить Отари, рекомендации она предоставить отказалась и настойчиво требовала с ним аудиенции.

Вскоре Отари уже стоял на пороге своей приемной. Здесь он застал Манихина, вальяжно развалившегося в кресле, и вышеупомянутую девушку. Отари поздоровался с Гошей, затем обратился к посетительнице.

– Вы ко мне? – осведомился он.

– Да, я к вам, Отари Давидович, – ответила девушка.

– Ну что, Гоша, давай сначала я приму даму, а уже потом мы с тобой переговорим, – предложил Отари.

Гоша согласно кивнул головой и прикрыл глаза.

– Проходите, – Отари указал девушке на дверь своего кабинета. – Что будете пить – чай, кофе? Может, вино грузинское? – предложил он, когда девушка расположилась в кожаном кресле.

– Я, – девушка сделала паузу, – пожалуй, выпью кофе.

Отари отдал соответствующее распоряжение секретарше, не переставая тем временем приглядываться к девушке.

Судя по первому впечатлению, она была чем-то расстроена. За многие годы общения с людьми Отари научился быстро определять их состояние и настроение. Он был неплохим психологом и даже иногда угадывал, с какими вопросами к нему приходили люди.

– Я смотрю на ваше лицо и не могу припомнить, – сказал Отари, – мы с вами раньше где-нибудь встречались?

– Нет, никогда... – испуганно ответила девушка.

– А как вас зовут, позвольте узнать?

– Ой, извините, – спохватилась девушка, – я не представилась... Меня зовут Мила.

– Мила, простите, а по чьей рекомендации вы пришли ко мне? – продолжал свой допрос Отари.

Мила замолчала, не зная что ответить. Не могла же она сказать, что пришла по рекомендации того человека, на которого собирается жаловаться...

– Может быть, я коротко расскажу вам свою историю, а вы сами поймете, по чьей рекомендации я пришла? – наконец предложила она.

– Начинайте, – согласился Отари.

Мила приступила к рассказу. Она поведала о своих отношениях с Сашей, начиная с их знакомства и кончая поджогом квартиры. Наконец Мила закончила свой рассказ. Отари вопросительно взглянул на нее.

– И что же вы от меня хотите? – осведомился он.

– Как что... Я хочу, чтобы вы на него повлияли... – пробормотала Мила.

– Мила, вы меня что, за партком или местком принимаете? – улыбнулся Отари. – Саша, как я понимаю, достаточно взрослый человек, не мальчик. И мне какие-то проповеди ему читать просто смешно.

– Но, Отари Давидович, я слышала, о вас говорят, будто вы справедливый человек, к которому любой может обратиться за помощью... – начала Мила.

– Да, это так, – согласился Отари, – но обычно эта помощь распространяется на спортсменов и их семьи.

– Но в данном случае, – продолжила Мила, – дело касается человека, который является вашим воспитанником!

Отари, честно говоря, было жаль эту девушку. Он прекрасно знал о том, каким беспредельщиком в последнее время стал этот самый Саша. Отари и до этого поступали сообщения о его колоссальных проигрышах в казино, о дебошах, которые он устраивал в ресторанах, о драках в ночных клубах. Но Отари старался закрывать глаза на это, не вмешиваться.

Один раз он, правда, отчитал Сашу, когда у того произошла серьезная драка в одном из поездов, еще в то время, когда Саша работал каталой и «раздевал» богатеньких пассажиров. Да еще недавно Отари был вынужден запретить Саше играть в азартные игры, поскольку благодаря им тот скатывался все ниже.

И вот теперь эта девушка. Отари действительно было жаль ее, и он подумал о том, что, наверное, мог бы ей помочь.

– Мила, у вас есть телефон? – спросил он, обдумывая план действий.

– Дома есть, но сейчас я живу у подруги...

– Дайте мне номер того телефона, по которому я могу вас найти.

Мила продиктовала оба номера. Отари записал их.

– Я обязательно постараюсь вам помочь, – сказал он. – В ближайшее время я постараюсь... – Отари хотел было сказать «поговорить», но вспомнил, что только сам упомянул о том, что он не местком и не партком, – ...предпринять соответствующие меры для того, чтобы решить вашу проблему, – закончил он предложение. – И не волнуйтесь, я обещаю, что с вами ничего не случится, – сказал Отари твердо и, привстав, протянул Миле руку.

Мила также протянула ему свою, Отари взял ее и поцеловал. Улыбнувшись, он сказал:

– Позвоните мне через несколько дней. Телефон возьмите у секретарей.

Через минуту Мила вышла.

Гоша вошел в кабинет, плюхнулся в кресло и через запотевшие стекла очков сердито зыркнул на Отари.

– Отари Давидович, что это ты вдруг меня в общую очередь сунул? – недовольно осведомился он.

– Что это с тобой, Гоша? – удивился Отари. – Ты же не хотел, чтобы дама ждала? Тем более, как я понимаю, разговор у нас с тобой будет длинный... По-моему, я все сделал правильно. Так что не нервничай, лучше скажи, что тебе налить?

Гоша пожал плечами.

– Ничего не надо, – ответил он.

– Что у тебя случилось? – поинтересовался Отари.

– А что, у меня обязательно должно что-нибудь случиться? – вопросом на вопрос ответил Манихин.

– Ты что, хочешь сказать, что пришел ко мне в офис без предварительной договоренности просто для того, чтобы сказать, что у тебя все прекрасно?

Гоша улыбнулся:

– Слушай, Отари Давидович, ты делаешь большие успехи в психологии!

– С вами поработаешь – не только психологом, не знаю кем еще станешь! – вздохнул Отари. – Ну, выкладывай, что там у тебя? Опять какие-нибудь бандиты наехали?

– Нет, с этим проблем нет, – сказал Гоша, внимательно оглядывая стол.

– Ты что, что-то тут потерял? – спросил Отари, проследив за его взглядом.

– Да, пепельницу ищу.

Действительно, пепельницы на столе не было. Отари вызвал секретаршу и, отчитав ее, велел принести пепельницу.

Гоша тем временем достал из бокового кармана пиджака свои любимые сигареты и прикурил от дорогой зажигалки.

– Помнишь, мы с тобой готовили одну хорошую схему? – начал он.

– Какую? Мы с тобой много схем готовили, – пожал плечами Отари.

– Самую последнюю, с ценными бумагами.

– Что-то припоминаю...

– Помнишь, я еще рисовал тебе схему движения денег?!

– Да.

– Помнишь – первая ступень, вторая, третья? А после четвертой ступени они должны были к нам вернуться.

– Да помню, помню.

Отари действительно четко вспомнил последнюю денежную аферу, которую затевал Гоша. Помимо всего прочего, она подразумевала скупку крупных акций.

– Помните, – продолжал Гоша, – что эта сделка должна была дать нам двести процентов прибыли? Но вы сказали, что у вас денег нет?

– Да, было такое, – подтвердил Отари.

– И я порекомендовал вам взять деньги в одном банке? – продолжал Манихин.

– Ну и что? К чему ты клонишь? – насторожился Отари.

– А к тому, Отари Давидович, – Гоша сделал паузу, – что что-то непонятное творится с этим банком.

– А если конкретнее? – Голос Отари стал резким и неприятным.

– Короче говоря, банкир, – Гоша назвал довольно известную в столичных кругах фамилию, – обещал мне деньги. Действительно, через два дня он их мне дал. Я быстро перечислил деньги на счет акционерного общества, и уже все должно было завертеться...

– Короче, в чем дело? – уже явно раздраженно поторопил Манихина Отари.

– Завтра должна быть проплата этих акций, а банкир требует вернуть деньги сегодня, – заявил Гоша и откинулся на спинку кресла.

– А что там по контракту? – спросил Отари.

– Отари Давидович, я тебя умоляю, какой контракт? – поморщился Манихин. – Все было сделано под ваше имя, без всякого контракта. Вы позвонили – я приехал с чемоданчиком, он мне наликом все и выгрузил.

– Погоди, погоди... Как, говоришь, фамилия банкира? – зло переспросил Отари.

– Да какая фамилия! – тоже раздраженно бросил Гоша. – Там не в банкире дело! Там Сергей Иванович стоит!

– Сильвестр, что ли?

– Для вас Сильвестр, а для меня Сергей Иванович.

– И что ты хочешь этим сказать? С чего ты взял, что это Сильвестр воду мутит? – осведомился Отари.

– У меня тоже есть своя разведка. Она-то мне и донесла, что Сергей Иванович специально хочет вам кислород перекрыть на этих акциях.

Отари задумался. Возможно, Гоша был прав. Отношения с Сильвестром – Сергеем Ивановичем Тимофеевым – у Отари складывались достаточно сложные.

С одной стороны, они считались близкими партнерами, у них было несколько общих коммерсантов, пользуясь услугами которых они успешно прокручивали свои деньги. Но это не мешало им оставаться конкурентами, особенно в том, что касалось игорного бизнеса и спекуляции драгоценными камнями. Здесь интересы Отари и Сильвестра пересекались, и они начинали мешать друг другу.

Отари знал о том, что Сильвестр не хотел делить с ним сферы влияния, лишь вынужден был это делать. И хотя авторитет Сильвестра среди московской братвы был довольно высок, Отари все же считал себя на голову выше.

Во-первых, он начинал свою деятельность гораздо раньше Сильвестра. Отари был уже довольно известным человеком, когда Сережа Новгородский впервые появился на Старом Арбате и стал покровительствовать проституткам.

Во-вторых, у Сильвестра не было тех огромных связей в правоохранительных органах, которыми так гордился Отари. И это действительно было большим преимуществом.

И в-третьих, перспектива для Отари складывалась весьма и весьма удачно. В ближайшее время он должен был стать крупным политическим деятелем, лидером партии. А это ставит его на несколько ступеней выше тех уголовных авторитетов и влиятельных воров в законе, с которыми на сегодняшний день Отари должен был считаться и к кругу которых принадлежал Сильвестр.

– Считай, что я тебе поверил, – после раздумий сказал Отари Манихину. – Теперь скажи, что ты можешь предложить для решения этой проблемы?

– В подобных случаях, насколько мне известно, в ваших кругах существует только один способ решения проблем, – пожав плечами, неопределенно ответил Манихин.

– Что это еще за наши круги? – раздраженно перебил его Отари. – Что ты этим хочешь сказать?

Гоша поднял голову и вперил взгляд в потолок, намекая Отари на то, что его кабинет может прослушиваться. Потом он взглянул в глаза Отари и полоснул себя ребром ладони по горлу, явно намекая на то, что единственным выходом в данной ситуации могло быть убийство банкира.

Лицо Отари стало напоминать маску.

– Что ты предлагаешь конкретно? – спросил он.

– Отари Давидович, – развел руками Гоша, – боже упаси, что я, правил не знаю?! У вас же есть люди, способные решить подобный вопрос.

– Да, действительно, есть, – ответил Отари, – у меня много способных людей. Но подобными делами, на которые ты намекаешь, никто из моих людей не занимается. Может быть, ты меня принимаешь за кого-то другого?

– Отари Давидович, – стоял на своем Гоша, – у нас нет иного выхода. Этот банкир может просто наложить арест на наши счета. И тогда мы потеряем не только эту сделку, но и кучу денег помимо нее. Пока будет идти разморозка счетов, пока я подключу своих людей в Госбанке, пока Арбитражный суд вынесет решение... – Гоша тяжело вздохнул. – Мы потеряем кучу бабок из-за одного паршивого идиота.

Отари кивнул головой, соглашаясь с ним.

– Даже не знаю, чем тебе помочь, – после паузы сказал он.

– Мне нужно два-три человека, не больше.

– Хорошо, – ответил Отари, – я могу назвать тебе двух или даже трех человек, способных помочь в этом деле. Могу даже тебя с ними познакомить. Но только давай договоримся сразу: я ко всем этим делам никакого отношения не имею.

– Отари Давидович! – воскликнул Гоша. – А кто говорит, что вы вообще что-то об этом знаете?

Такой ответ явно пришелся Отари по душе.

– Ну, тогда легенда такова: ты пришел ко мне и попросил познакомить тебя с человеком, который мог бы тебе помочь разобраться в одной сложной ситуации. Что за ситуация – я у тебя не спрашивал и ты мне об этом ничего не говорил. С таким человеком я тебя познакомлю. Но повторяю – я ни к чему никакого отношения не имею.

Отари не случайно оговаривал ситуацию заранее. Он знал, что в случае убийства банкира Сильвестр непременно устроит свое собственное детальное расследование. И Отари не исключал того, что в конце концов Сильвестр может выйти на него. А ему очередной косяк и разборка с ним не нужны совершенно. Тем более Отари чувствовал, что Сильвестр, хотя внешне и выказывает хорошее отношение и всегда подчеркнуто вежлив, на самом деле не питает к нему никаких дружеских чувств. Возможно, он даже ненавидит его, прежде всего за удачную политическую карьеру и частые выступления по телевидению. Этого Сильвестр, по очевидным обстоятельствам, был лишен.

Исполнителя Отари выбирал недолго. Практически сразу он вспомнил о недавнем визите девушки по имени Мила и решил, что будет совсем неплохо, если убийство банкира станет миссией Саши. Старшим по этой акции будет его напарник, которому будет поручено убрать после завершения акции Сашу как нежелательного свидетеля. Ведь если он вдруг попадет в руки к бойцам Сильвестра, то язык за зубами держать не будет и выдаст Отари с потрохами. А хуже этого и придумать ничего нельзя.

Таким образом найденное решение казалось Отари очень удачным, поскольку позволяло убить сразу двух зайцев. В прямом и в переносном смысле. Через две минуты он уже звонил одному из своих ребят, в бригаде которого числился Саша Верзила. Отари дал ему четкие указания по поводу встречи с Манихиным. В конце, как бы между прочим, Отари сказал:

– Еще я вот о чем хотел с тобой поговорить... – Отари выдержал небольшую паузу. – Сашу Верзилу с собой возьмешь. Вся ответственная часть предстоящего дела на нем. Только вот мне кажется, что он весь свой рабочий потенциал уже выработал. С ним в последнее время происходит что-то странное. Жалобы на него часто поступают, и он какой-то неуправляемый, что ли, стал. Да, по-моему, ты же мне на него и жаловался...

На другом конце провода воцарилась тишина.

– А тут еще сон... – продолжал тем временем Отари. – Нехороший мне такой сон сегодня приснился... Видел я, как Саша при выполнении задания неожиданно погибает. Как-то нехорошо на душе стало. А вдруг сон вещим был? Ты как считаешь?

Намек был – яснее не придумаешь. Бригадир помолчал еще несколько секунд, видимо, обдумывая полученную информацию.

– Понял тебя, Отари Давидович, – наконец сказал он. – Конечно, сон очень неприятный, и я сам сколько раз убеждался в том, что сны сбываются. Всякое может случиться при выполнении задания... – Бригадир таким образом дал Отари понять, что намек понял.

– Хорошо, – удовлетворенно сказал Отари, – я сейчас передам трубку тому самому коммерсанту, с которым тебе придется иметь дело. Договорись с ним о встрече. – С этими словами Отари протянул трубку Гоше.

После того как Гоша ушел, Отари сделал еще пару звонков и тоже покинул офис, сказав секретарше, что отправляется обедать в ресторан, где у него вдобавок ко всему должна была состояться деловая встреча.