Глава 26 Долги нужно возвращать

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 

1994 г., март, Москва, Новый Арбат, 15.10

Черный «Мерседес» мчал Отари на Калининский проспект. Там, в одном из ресторанов, у него должна была состояться встреча с неким крупным чиновником московского правительства.

На этой встрече чиновник обещал, естественно за определенную сумму денег, познакомить Отари с представителями итальянских деловых кругов, с которыми он собирался иметь совместный бизнес. Если говорить конкретней, Отари собирался стать подрядчиком в строительстве развлекательного центра, которое запланировало московское правительство.

Эта сделка для Отари невероятно важна. В случае удачного хода событий он становился официальным подрядчиком московского правительства. Отари всегда хотелось перебраться из нелегального уголовного бизнеса в легальный. Плюс к этому его партнерами в этом деле должны были стать западные компании.

Отари припарковал машину возле входа в ресторан «Метелица» и вошел внутрь. В зале посетителей почти не было. На дверях висела табличка «Спецобслуживание». Отари улыбнулся. «Наконец-то научились эти ресторанные халдеи угадывать пожелания солидных клиентов, – подумал он. – Видимо, узнали, что на встречу с чиновником приедет сам Отари Давидович, и решили убрать лишних посетителей».

Но каково же было удивление Отари, когда, открыв дверь в зал, он увидел у окна столик, вокруг которого собралась целая толпа человек в двенадцать. Один из сидящих повернулся, и Отари узнал в нем Сергея Ивановича Новгородского, или Сильвестра, как называли его братки. Он сидел в окружении своих бригадиров и лидеров подконтрольных криминальных структур.

– Отари! Какая встреча! – усмехнувшись, воскликнул Сильвестр. – Такие люди, и без охраны! Какими судьбами тебя сюда занесло?!

Отари передернуло. Он совсем не желал встречаться с чиновником из московского правительства и с итальянцами в присутствии Сильвестра и его бритоголовой гвардии.

Но попросить Сильвестра убраться из ресторана Отари не мог. Он медленно подошел к столику Сильвестра. «Что-то частенько в последнее время мы с ним пересекаемся, – думал Отари. – И мне эти пересечения совсем не нравятся...»

Однако вслух он ничего не сказал. Улыбнулся и протянул Сильвестру руку. Тот пожал ее, показывая свое дружеское расположение.

Первым молчание нарушил Сильвестр:

– А мы вот тут отмечаем мое отбытие в Австрию. Я, Отари, знаешь, вечером улетаю.

Отари поинтересовался о цели поездки. Завязался разговор. Отари пригласили за стол. Он присел. Кое-кого из свиты Сильвестра он знал и перекинулся с ними парой слов.

– Отари, я знаю, у тебя завязки с ментами есть. Можешь помочь перевести моего младшего брата из общей хаты на спец? – с такой просьбой к нему обратился один из бригадиров по кличке Гроза.

– А где сидит твой брат? – поинтересовался Отари.

– Он в Бутырке сейчас, – ответил Гроза.

– Приходи ко мне в офис. Там и поговорим, – коротко ответил Отари.

– Отарик, – вмешался в разговор Сильвестр, – я хочу тебе представить одного человечка, твоего давнего знакомого. Он тут рассказывает про тебя прямо фантастические вещи!

Отари удивленно посмотрел Сильвестру в глаза.

– Что это за человечек? Что он про меня рассказывает? – настороженно поинтересовался он.

– Да вот, собственно, он! – Сильвестр показал на сидящего недалеко от него человека, лицо которого показалось Отари смутно знакомым. Но вспомнить, где и при каких обстоятельствах они встречались, Отари не мог.

– Что, Отари, – ухмыльнулся незнакомец, – не узнаешь меня?

Отари передернуло от фамильярности, с которой обращался к нему этот человек.

– Нет, – холодно ответил он, – не узнаю.

– Ну вот, – развел руками парень, – а я тебе привет привез.

– От кого?

– От жуликов, сидящих во Владимирском централе.

– Погоди, погоди, а кто сейчас там сидит? – спросил Отари.

Парень назвал несколько имен. Некоторых из них Отари знал.

– Как они там? – поинтересовался он.

– Они-то ничего. Только вот тебя недобрым словом поминают! – неожиданно сказал незнакомец, и лицо его вновь скривилось в ухмылке.

Отари насторожился еще больше. «Кто же это такой, черт его дери! И почему он ведет себя подобным образом?!»

– Я не пойму, ты на самом деле меня не узнаешь или притворяешься? – спросил незнакомец.

Отари удивленно посмотрел на Сильвестра – мол, как ты можешь допускать, чтобы какая-то «шестерка» из твоего окружения позволяла себе такие колкости в отношении авторитета. Тем более что официально между ним и Сильвестром были мирные отношения.

Но Сильвестр лишь улыбался, делая вид, что ничего особенного не происходит.

– Да, Отарик, видно, и впрямь ты меня забыл! – продолжал глумиться парень. – Тогда я тебе о себе напомню. Помнишь восемьдесят пятый год? Гостиницу «Украина»? Помнишь, как из-за какой-то грязной шлюхи, проститутки центровой, ты меня ментам сдал? На девять лет меня посадил! Представляете, ребята? – обратился парень к присутствующим. – Целых девять лет я из-за этого козла на нарах просидел!

Отари оцепенел. Теперь-то он вспомнил этого человека – Андрея Кливцова по прозвищу Клещ, который действительно сел в тюрьму при содействии Отари.

Отари перевел взгляд на сидящих за столом. Кое-кто смотрел на происходящее с удивлением, некоторые явно были на стороне парня. Отари подумал, что, вероятно, тот уже рассказал им свою историю до его появления.

Отари посмотрел на Сильвестра. Тот продолжал улыбаться, делая вид, что первый раз слышит эту историю.

«Врет, – подумал Отари, – он и раньше все знал! Наверняка специально все подстроил! Но откуда он узнал про то, что у меня здесь намечена встреча?! Или это случайное совпадение? Впрочем, какое может быть совпадение – Сильвестр частенько тусуется в этом ресторане».

Теперь только Отари понял, что табличка с надписью «Спецобслуживание» была вывешена не в связи с его приходом, а из-за того, что в ресторане находился Сильвестр.

А Клещ тем временем продолжал:

– Так вот, когда я на нарах во Владимирском централе встретился с уважаемыми и авторитетными людьми, я рассказал им свою историю. И они, Отарик, посчитали, что это было просто западло с твоей стороны. Скажи, Отарик, сколько ты заплатил следакам и судьям, чтобы меня, молодого и красивого, – Клещ провел рукой по бритой голове, – на нары на девять лет определили? Я, наверное, должен тебе кучу денег?

– Погоди, – перебил его Отари, – чего ты хочешь? Что ты мне какую-то сопливую мелодраму рассказываешь? Если бы тебя не было за что сажать, то не посадили бы! Ты хочешь денег? – Отари полез в боковой карман пиджака и достал свой бумажник. – Сколько ты хочешь? Сам-то свою сопливую молодость во сколько оценишь?

– Боюсь, что у тебя нет таких денег, Отари, чтобы заплатить мне за те годы, что я просидел на нарах. А ты в это время не вылезал из ресторанов, кушал ложками икру и водку пил стопками, – криво улыбнулся парень. – Боюсь, я тебе должен... А долги нужно отдавать. Потому как долги – дело святое, – закончил свой монолог Клещ и оглядел присутствующих, ожидая поддержки.

Отари еще раз взглянул на Сильвестра. Тот лишь развел руками, показывая, что в данной ситуации не может ничего поделать.

Отари пожал плечами, положил бумажник обратно в карман и медленно вышел из зала. Встреча с чиновником и итальянцами была сорвана, а надежда на подписание желанного контракта потеряна. У Отари не осталось ни малейшего сомнения в том, что вся эта ситуация была с начала до конца подстроена. Видимо, Сильвестр все же знал заранее о том, что у Отари в этом ресторане намечена важная встреча, и сделал все, чтобы ее сорвать. Нужно отдать ему должное – все получилось так, как он задумал.

В том, что его предположения были верны, Отари убедился на следующий день, когда к нему в офис приехал один из бригадиров Сильвестра по кличке Гроза, который накануне просил Отари за своего брата. Особенными умственными способностями Гроза не отличался, и Отари без труда сумел выведать у него намерения Сильвестра относительно своей персоны.

Со слов Грозы, Клещ, отсидевший по милости Отари немалый срок в зоне, сам предложил разобраться с Отари и за благословением обратился к Сильвестру.

Прямо Сильвестр ему ничего не сказал, лишь ответил, что месть – дело святое. И добавил, что помогать ни он, ни его ребята в открытую Клещу не будут, но и мешать ему разобраться с Отари у него тоже резона нет. Фактически это означало, что Сильвестр дал отмашку на устранение Отари.

Такой поворот событий Отари не удивил. Напротив, намерения Сильвестра показались ему вполне логичными.

Дело в том, что Сильвестр так же, как Отари, хотел быть главным криминальным лидером в Москве. Вероятно, в этом его поддерживали окружение и члены дружественно настроенных группировок. Но слава и популярность Отари продолжали мешать восхождению Сильвестра на криминальный Олимп. Поэтому он решил, что кто-то из них должен уйти.

Бывший зэк и ломщик Клещ стал прекрасным оружием в руках Сильвестра. Кроме авторитета, гибель Отари принесла бы Сильвестру огромную прибыль. Он стал бы единовластным владельцем тех контор, доходами с которых он пока должен был делиться с Отари. Компаньонство вообще было чуждо натуре Сильвестра. По своему характеру он напоминал волка-одиночку. И горе тому, кто решался вставать у него на пути.

Отари не собирался сдаваться без боя, а тем более погибать с подачи какого-то там бывшего ломщика. Нужно было срочно предпринимать контрмеры. А для этого надо было переговорить с приближенными людьми...