Глава 28 Выбор места

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 

Москва, Строгино, 20.30

Виктор все еще стоял на последнем этаже и размышлял о том, как скоро ему придется встретиться лицом к лицу с доблестными сотрудниками милиции. Внезапно он почувствовал такую дикую тягу к жизни, что, сбросив с себя оцепенение, принялся лихорадочно соображать, как можно выпутаться из создавшейся ситуации.

Внизу соседи продолжали суетиться. Многие из них уже высказывали недовольство по поводу того, что до сих пор не приехала ни милиция, ни «Скорая помощь».

Погалдев еще какое-то время, соседи дружной гурьбой вкатились в одну из квартир, дабы повторно вызвать нерадивых сотрудников милиции и «неотложки». Площадка тринадцатого этажа временно опустела. С четырнадцатого же люди давно перекочевали вниз. Виктор понял, что судьба дает ему шанс. Спускаться вниз было по-прежнему очень рискованно – его могли заметить. Виктор в три прыжка оказался у решетчатого люка, ведущего на чердак.

Он схватил биту и засунул ее узкую часть между дужками замка. Аккуратно нажал, боясь сломать. Но каково же было его удивление и радость, когда он увидел, что замок просто висел на цепи и вовсе не был заперт.

Виктор понял, что киллер заранее готовился к акции и приготовил запасной путь для отступления, взломав замок.

Виктор рванул замок, почти бесшумно открыл решетку и быстро стал подниматься на чердак. Дверь была открыта. Еще мгновение – и Виктор оказался на крыше. Она состояла из бетонных перекрытий, в середине которых лежали деревянные доски, образующие что-то наподобие тротуара.

Что есть мочи он побежал по доскам в сторону другого подъезда. Каким-то пятым чувством он понял, что бежать нужно не к следующему подъезду, а к тому, что находился за ним.

Наконец оказался перед чердачным люком. Замок оказался сломан. «Молодец, все продумал», – чуть ли не с благодарностью подумал Виктор о предусмотрительном киллере.

Остальное было, как говорится, лишь делом техники. Виктор быстро спустился вниз. Оказалось, что этот подъезд выходил не во двор, как подъезд Саши, а сразу на улицу, поскольку находился в торце дома. «Надо же, и это учел! – подумал Виктор. – Но почему же тогда киллер решил все же спуститься на лифте? А может быть... Нет, об этом думать теперь не нужно». Виктор разыскал свою машину и быстро поехал прочь от злополучного дома.

Невозможно описать того облегчения, которое почувствовал он после того, как ему удалось выбраться практически из безнадежной ситуации. Виктор весь вечер просидел в квартире в полном одиночестве. Он не включал свет, не смотрел телевизор. Было такое чувство, будто сегодня он заново родился.

Единственное, что тревожило Виктора в данный момент, – это мысль о том, что он так и не выяснил, кому и по какой причине нужно было убивать Сашу. Можно было, конечно, предположить, что он стал по каким-то причинам неугоден своему хозяину Отари. Но в таком случае причина должна быть очень веской.

Размышлял Виктор и о превратностях судьбы. Еще недавно у него был враг, которому он стремился отомстить, но судьба увела его от исполнения этого грязного дела. Правда, при этом основательно потрепав ему нервы. Не так-то легко примерять на себя шкуру потенциального обвиняемого по делу об убийстве. Слава богу, теперь все позади, и можно было заняться главным на сегодняшний момент делом.

Времени у Виктора оставалось не так уж и много, потому он решил вплотную заняться изучением объектов, на которых появлялся Отари. Пора выбирать место для проведения акции.

Первым делом Виктор тщательно изучил все подходы к квартире Отари в Крылатском. Однако после некоторых раздумий Виктор отверг как этот объект, так и дачу Отари в Успенском. Причин для такого решения было несколько.

В квартире в Крылатском Отари появлялся крайне редко. А потому просчитать заранее момент, когда Отари посетит квартиру в следующий раз, было весьма проблематично. Отари мог не приезжать туда неделями.

Дача Отари располагалась в престижном поселке правительственного значения. Там проводили свой досуг многие министры правительства Москвы и другие высокопоставленные чиновники и банкиры. А потому поселок тщательно охранялся. Помимо собственной системы безопасности поселка, почти у каждого из его обитателей была своя охрана, а это в несколько раз увеличивало риск быть пойманным.

После осмотра квартиры и дачи следующие два дня Виктор потратил на изучение всех подходов к Краснопресненским баням. Взвесив все «за» и «против», он решил остановить свой выбор именно на этом объекте. Главным его преимуществом был девятиэтажный жилой дом, стоящий прямо напротив бани.

В доме есть чердак со слуховым окном, из которого открывается прекрасный вид на вход в бани. Таким образом, под углом в тридцать-сорок градусов можно было четко видеть выходящего из бани Отари. Кроме того, через чердак можно было легко уйти в соседний подъезд и выйти из дома незамеченным.

В итоге Виктор пришел к выводу, что Краснопресненские бани – самое удобное место для проведения акции.

* * *

Наконец была доставлена винтовка, специально выписанная для Виктора из-за границы. Марат решил сам передать ее будущему хозяину, ради чего даже прикатил на стрельбище в Балашиху.

Виктор сразу же решил поделиться с Маратом своими наблюдениями насчет выбора объекта и привел свои аргументы в пользу Краснопресненских бань. Было похоже на то, что Марат заранее знал о том, что Виктор выберет именно этот вариант, и просто хотел услышать подтверждение своим догадкам.

Марат внимательно выслушал Виктора и удовлетворенно кивнул.

– В принципе мы и сами склонялись именно к этому варианту, – сказал он. – Я очень рад, что наши мнения совпали. А теперь пойдем, я покажу тебе винтовку. – Марат подошел к машине и вытащил из багажника небольшой черный ящик, напоминающий футляр для флейты или кларнета, и передал его Виктору.

Тот открыл футляр. Перед ним на синем бархате лежала разобранная на две части малокалиберная винтовка. Она была совсем новенькой и тускло поблескивала на солнце фабричной смазкой. Рядом с винтовкой лежал оптический прицел. Виктор взял прицел в руки и принялся внимательно разглядывать. Сбоку на прицеле он заметил клеймо завода «ЛОМО».

– Прицел что, отечественный? – полувопросительно сказал он.

– Да, но ты не волнуйся, все подобрано тщательным образом. Это оптимальный вариант. Сама винтовка сделана в Германии. Она была переправлена к нам через Финляндию. Есть у нас там свой дилер, который занимается поставкой оружия и проводкой его через таможню.

– Ты хочешь сказать, что она официально прошла таможню? – удивился Виктор.

– А ты как думал? У нас все делается только официально, – усмехнувшись, ответил Марат. – Ладно, времени у тебя мало, так что прямо сейчас начинай пристреливать. А вечерком мне обязательно позвонишь, скажешь, пришлась ли тебе по вкусу эта игрушка.

После того как Марат отбыл, Виктор по его совету принялся пристреливать винтовку. Вот тут-то и вскрылась одна неприятная деталь. Несмотря на то что винтовка была высокого класса, в ней обнаружился весьма существенный брак. Боек, который должен был ударять по патрону, по неизвестной причине через раз не соприкасался с патроном. Следовательно, каждый второй выстрел был холостым.

Причина такого сбоя была неизвестна Виктору. Может быть, это происходило из-за того, что патроны были отечественные и, хотя они сделаны по спецзаказу, с каким-то особым наполнителем, могли слегка не подходить к ружью. Возможно, причина крылась в чем-то другом, но факт оставался фактом – винтовка стреляла через раз.

Когда вечером Виктор сообщил о случившемся Марату, тот сперва не поверил в дефект винтовки. Однако он понимал, что у Виктора нет никакого резона обманывать, а потому попросил его немного позже подъехать в офис охранного агентства. Марат собирался вызвать продавца винтовки и выслушать его объяснения.

Через час Виктор был в офис Марата. Как и в тот раз, когда он беседовал с заказчиками, его посадили перед ширмой.

Продавец представился Янисом. Он сам решил поговорить с Виктором, чтобы выяснить, какие претензии имеются к нему как к продавцу винтовки.

Янис, так же как и Марат, поначалу не желал верить в неисправность оружия. Вероятно, замена ружья на новое была для него большой головной болью.

Но в конце концов Виктор доказал, что для него нет никакого резона выдумывать несуществующие дефекты. Янис, вероятно, был посвящен в детали предстоящей акции, а потому смекнул, что от состояния винтовки зависит его будущее.

– Хорошо, – сказал он, обратившись к Марату. – Мне нужна неделя, чтобы доставить второй экземпляр.

– Смотри, Янис, – задумчиво ответил Марат, – ты уж в этот раз не подведи! Сам понимаешь, за все в этой жизни нужно отвечать. В том числе и за прокол.

Намек был более чем прозрачный, и Янис заволновался.

– Да не было никакого прокола! Скорее всего патроны не подходят! – пытался он оправдываться.

– Вот ты и сделай так, чтобы к следующей винтовке патроны подходили...

Марат говорил спокойно, но в этом спокойствии чувствовалась скрытая угроза.

* * *

На следующий день Виктор проснулся рано, около шести часов утра. После вчерашних волнений, связанных с бракованной винтовкой, у него раскалывалась голова.

Виктор встал, прошлепал босыми ногами на кухню, выпил таблетку аспирина и вернулся в постель, намереваясь еще поспать. Однако спать ему совершенно расхотелось. Виктор потянулся к прикроватной тумбочке и достал из нее новенький заграничный паспорт, недавно полученный от Марата. Фотография в нем была его, а вот фамилия совершенно чужая. В паспорт была вложена открытая виза.

Вчера, после ухода Яниса, у них с Маратом состоялся разговор. Наконец все определилось. Было окончательно выбрано место – Краснопресненские бани. Марат назвал также дату проведения акции – двенадцатое апреля. Виктор удивился, почему именно этот день, на что Марат отшутился:

– День космонавтики... за упокой души Отари будет произведен салют. А если серьезно, то двенадцатое выпадает на вторник. Во вторник в бане санитарный день и она закрыта для обычных посетителей. А вот Отари как раз в этот день недели там и расслабляется. Можно, конечно, назначить и на пятое апреля, да, боюсь, еще не все будет готово...

До двенадцатого оставалась неделя с хвостиком. За это время ему нужно было во что бы то ни стало найти Милу.

Как это сделать, с чего начать, Виктор не знал. Погруженный в раздумья, он встал, позавтракал и стал собираться на полигон. У него оставалось всего три занятия.

Минут в пять одиннадцатого он поставил машину на стоянку возле полигона и направился к проходной. За стойкой сидел знакомый вахтер.

– Николай Петрович, ты же вчера дежурил! Чего сегодня опять сидишь? – удивился Виктор.

– Сменщик заболел, я на двойную смену пошел. Зато теперь два выходных будет.

– Пожалуйста, вызови мне Марину, – попросил Виктор.

– Так ее же нет!

– Как нет? – удивился Виктор.

– Она уехала.

– Куда? У нас же тренировка на десять назначена!

Николай Петрович, посмотрев по сторонам и понизив голос, сказал:

– А ты что, ничего не знаешь? Она же уволилась.

– Как? Мы же вчера с ней встречались, и она ни слова мне не сказала!

– Вот сразу после тренировки она и уволилась. Мы еще по этому поводу, – Николай Петрович щелкнул себя по кадыку, – мини-банкет организовали.

– Да какой повод-то? – еще больше удивился Виктор.

– Она за границу уезжает работать по контракту. Вчера мы ее и проводили. Сейчас, наверное, она уже в самолете, покидает, так сказать, пределы Отчизны. Странно, что она тебе об этом не сказала.

– Да, в самом деле странно, – задумчиво сказал Виктор. – А ты точно ничего не путаешь?

– Да что ты! Я же не пьяный. Я при исполнении!

– Ладно, разберемся, – буркнул Виктор и направился к своей машине. На полигоне делать ему было нечего, поэтому он решил возвратиться в Москву.

По дороге Виктор размышлял о странном поведении Марины. Почему она ничего не сказала ему о своем предполагаемом отъезде? Обиделась на то, что Виктор в последнее время не уделял ей внимания и больше ни разу не приезжал в гости, хотя она не единожды его приглашала? Но это не объяснение! Самое же неприятное заключалось в том, что ружье хранилось именно у Марины, и где его теперь искать, Виктор не знал совершенно. Но, в конечном итоге, это уже не его проблемы. Пусть с ними разгребается Марат.

Остановившись у ближайшего телефона-автомата, Виктор вышел из машины и набрал номер Марата.

– Марата Олеговича сегодня не будет, он появится только к вечеру, – вежливо ответила секретарша на другом конце провода.

«Да что они, сговорились, что ли! – раздраженно подумал Виктор, вешая трубку. – Может, Марат поехал провожать Марину? Но меня-то предупредить можно было!»

Виктору не оставалось ничего другого, как только ехать домой...