Глава 6 Личная охрана

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 

Владивосток, 27 августа 1991 года

Во Владивосток мы с Вадиком приехали через неделю после того, как в Москве закончились известные события, связанные с ГКЧП. По телевизору показывали два основных события – ввод танков в Москву и Ельцина, митингующего, стоя на «бэтээре».

Через несколько дней темы новостей кардинально переменились – теперь показывали похороны троих защитников Белого дома. Добравшись до Владивостока, Вадик тут же бросился на Главпочтамт звонить ребятам. Вернувшись, сообщил, что там все в полном порядке, все целы и здоровы. Сильвестр передавал привет и напоминал, что в родной город мы прибыли не на отдых.

Первым делом мы решили навестить Славкину мать и, если получится, выведать, где он и как у него дела. Когда пришли в дом, где некогда проживал Славка, нашим глазам предстала удручающая картина. Хотя со времени нашего с ним приключения прошло уже около трех месяцев, Славкина мать при рассказе о сыне до сих пор заливалась слезами. Толком она ничего не сказала, мне показалось, что она просто не доверяет нам. Единственное, о чем она поведала, – что к ней приходили бандиты, перерыли всю квартиру, искали какие-то документы. Они зачем-то забрали все Славкины фотографии и даже хотели было вывезти ее в лес на серьезный разговор, но потом раздумали.

Ничего о местонахождении Славки она нам не сказала, настаивать мы не стали. Только попросили передать Славке, если он вдруг объявится, что мы в городе. Оставив свои координаты, распрощались со Славкиной матерью и ушли.

Не прошло и двух дней, как в мою квартиру, где мы с Вадимом остановились, позвонили. Открыв дверь со всеми предосторожностями, я увидел на пороге Славкину мать. Оказалось, она пришла специально, чтобы дать нам координаты Славки. Мать связалась со Славкой в тот же день, когда мы приходили, и тот велел ей сказать, где он находится. Оказывается, мать спрятала Славку у тетки, в рабочем поселке в 160 километрах от Владивостока.

Мы решили ехать к Славке на следующий же день. Утро выдалось солнечное и теплое. Выйдя из дома, мы без труда поймали такси и, хорошо заплатив водителю, через несколько часов уже были на месте.

Поселок маленький и бедный, в нем было всего две или три улицы, поэтому дом Славкиной тетки мы разыскали без особого труда.

Вышедшая нам навстречу дородная тетка в широкой цветастой юбке окинула нас подозрительным взглядом и сказала, что Славки дома нет, а когда вернется, она не знает. В дом нас она не пригласила, и мы с Вадимом остались ждать его около ветхого забора, на лавке. Солнце припекало все сильнее, рядом в пыли копошились чумазые ребятишки, где-то квохтала наседка. Нас разморило, и мы наверняка задремали бы прямо сидя на лавке, но тут из-за поворота появился Славка. В руках он нес удочку и ведерко со скромным уловом. Славка сильно похудел, в его глазах затаился страх. Однако он несказанно обрадовался нам и провел в дом, где под бдительным оком тетки усадил нас за стол. Тетка, вскоре поняв, что мы не враги ее любимому племянничку, стала угощать нас нехитрыми яствами собственного приготовления. Отбиться от нее оказалось так же трудно, как поначалу установить контакт. Наконец Славка нашел способ отделаться от тетки, и мы смогли спокойно потолковать.

Из его рассказа мы узнали, что подвел его казначей – тот самый барыга, что поручил нам перевезти общак братвы. Он и подстроил нападение на нас.

– А деньги-то где? – спросил я.

– Деньги? Я их бросил. Если бы не бросил – ты бы со мной сейчас не разговаривал. Как только я их выкинул – наши преследователи отстали.

Я вспомнил события трехмесячной давности, и мне стало не по себе. Та же настороженность промелькнула и в Славкиных глазах.

– Что делать-то будем? Во Владик мне возвращаться нельзя, – после некоторого раздумья сказал он.

– Значит, тебе судьба с нами в Москву подаваться, – вставил Вадим.

– Так я и хотел... Но где мне было тебя найти? Все опасался, что они меня вычислят.

В Москву договорились выехать дней через пять. Поскольку Славка жил в рабочем поселке около двух месяцев и кое-кого знал, решили начать набирать ребят там. В поселке нам удалось уговорить двоих – Егора и Игната. Егору было двадцать два, Игнату – двадцать четыре. Критерии отбора, на которых настаивал Сильвестр, были довольно строгие: мы должны были брать только неженатых, желательно бывших спортсменов, крепких. Ребята не должны иметь пристрастия к спиртному.

Вскоре мы с Вадиком вернулись во Владивосток. Там, посетив несколько спортивных секций, в частности ту, где сами когда-то занимались борьбой, мы подобрали еще шесть человек. Таким образом, у нас подобралась команда, состоящая, включая и Славку, из девяти ребят.

Олег и Ефим обещали переговорить со своими друзьями, готовыми поехать с нами в Москву.

Отбором кандидатов в основном занимался Вадим. Он долго беседовал с каждым, расспрашивал про семью, про привычки, есть ли девушка, чем занимаются родители. Его интересовало, каким видом спорта занимался кандидат, служил ли в армии, умеет ли обращаться с оружием. В свою очередь будущие кандидаты интересовались условиями оплаты, чем они будут заниматься. Вадим отвечал всем, что работать они будут в охранной структуре, охранять объекты, либо работать при ком-нибудь – это решится на месте. Вадим гарантировал всем, что «фирма» снимет им квартиры в Москве. Была договоренность, что вначале в квартире будут жить по два-три человека, в зависимости от площади. Каждый ежемесячно будет получать неплохую зарплату...

Прошло уже две недели нашего пребывания на Дальнем Востоке. Надо было собираться в обратную дорогу. Вадим несколько раз звонил в Москву, оттуда нас поторапливали.

Как-то, перед самым отъездом, Славка позвал меня пройтись вечерком. В нескольких метрах от дома мы присели на лавочку. Наступила осень, и вечера уже были холодные, но тихие. Мы немного посидели молча, потом Славка неожиданно спросил:

– А что я буду там делать, в твоей Москве?

– А что ты будешь делать здесь? – задал я ему встречный вопрос. – Учитывая то, что приговорен, тебя ищут и жить тут тебе осталось неизвестно сколько...

– Это так, – подтвердил Славка. – У меня есть одно желание большое... Ты можешь мне помочь? – Он насупился.

– Какое? – спросил я, выжидающе взглянув на него.

– Хмыря этого завалить, барыгу, что подставил меня.

– Славик, – сказал я, – я, конечно, тебе помогу – какой базар? Но только не сейчас. Просто времени на это нет. Потом, мы ведь пустые сейчас – волыны-то в Москве остались. Да и не готовы мы, братан, пойми правильно. Тем более, не дай бог, с нами что случится – мы можем человека подвести, который в Москве нас ждет. Давай-ка повременим с твоей проблемой. Отложим ее на годик. – Посмотрев на унылое Славкино лицо, я добавил: – Мы обязательно вернемся, никуда твой хмырь от нас не денется. Рассчитаешься с ним по полной программе, а мы поможем.

Не скажу, что Славке предложение мое пришлось по душе, но, подумав, он все же согласился с моими доводами.

Через несколько дней дела наши во Владивостоке были закончены, и мы вылетели в Москву.

Правда, Славка ехать пока не мог, надо было решить кое-какие проблемы, да и мать его, узнав о решении сына уехать за тридевять земель, в Москву, закатила истерику. Славка решил дать ей время прийти в себя и привыкнуть к мысли о скорой разлуке.

Москва, 12 сентября 1991 года

В аэропорту нас встречал Андрей. Сильвестра в Москве не было, но он должен был объявиться денька через два.

Бригаду из восьми человек, которую мы набрали во Владивостоке, поселили в студенческом общежитии у метро «Каширская». Сняв там три комнаты и разместив в них всю гвардию, мы с Вадимом вернулись на его квартиру.

Вопреки нашим ожиданиям, Сильвестр через два дня не вернулся. Он объявился только на четвертый день. К этому времени с Дальнего Востока подъехали еще двое завербованных нами ребят. По приезде Сильвестр сразу же назначил нам встречу в том самом кафе, куда когда-то приволок меня Ежик.

К назначенному часу мы с новобранцами подъехали к кафе. Сильвестра еще не было, и нам пришлось дожидаться его внутри. Прошло минут десять после назначенного времени, когда дверь кафе распахнулась и вошел Сильвестр в сопровождении Андрея. Сильвестр, как обычно, был одет во все черное с ног до головы – черный костюм, черная водолазка, сверкающие антрацитовым блеском черные лакированные ботинки. В который раз я обратил внимание на то, что его одежда несколько не соответствует простому деревенскому лицу. Вот только глаза на этом лице были абсолютно не простецкие.

Как только Сильвестр появился в кафе, все ребята встали. Он прошел мимо них, внимательно разглядывая каждого. Затем Сильвестр присел за свой любимый столик и стал приглашать парней по очереди на индивидуальную беседу. Она длилась примерно по десять-пятнадцать минут. Каждому Сильвестр задавал однотипные вопросы, подобные тем, что задавали ребятам мы еще во Владивостоке. За эти несколько минут Сильвестр успевал выведать у них сведения о семье, прошлой работе, пристрастиях. Особенно его интересовал вопрос об употреблении спиртных напитков.

Наконец через два с половиной часа опрос был закончен. Сильвестр заявил, что первичную подготовку будут проходить все новобранцы, а затем по результатам он отберет тех, кого сочтет достойными. Он сразу же поставил перед новоприбывшими два условия: не употреблять спиртного и держать язык за зубами.

– А третье условие, – добавил Сильвестр, – которое относится к тем, кто будет со мной работать, – беспрекословное выполнение приказов, так как отказ от их выполнения или невыполнение приказа будет караться очень жестоко. У нас жесткая дисциплина. – Он обвел глазами примолкших новобранцев. – Но зато и мы в беде никого не бросаем. Если человек попал в беду – мы его всегда выручаем. Даже если его посадят в следственный изолятор, все равно вытащим его оттуда.

После беседы и инструктажа Сильвестра вперед вышел Андрей. Он оповестил нас, что завтра все новоприбывшие и мы с Вадимом под его предводительством идем в спортивный зал.

На этом встреча была закончена. Сильвестр, кивнув собравшимся и попрощавшись со мной и Вадимом за руку, отбыл вместе с Андреем. Отправив ребят в общежитие, мы с Вадимом поехали домой.

На следующий день, когда мы приехали, в спортзале нас уже ждал тренер по борьбе. Поскольку многие ребята занимались борьбой до этого – кто самбо, кто вольной, – тренер сконцентрировал внимание на отработке определенных приемов. В основном это было боевое самбо с некоторыми элементами карате.

Мы работали на ковре по два-три часа в день, на протяжении недели. Кроме того, по вечерам с нами занимался атлет. Очень скоро мы освоили упражнения на гимнастических снарядах и даже многие силовые приемы.

Занятия борьбой и тяжелой атлетикой чередовались с посещением тира. Он был платным, зато там разрешалось стрелять из боевого оружия. Сначала стреляли из пневматических пистолетов и ружей, заправленных маленькими стальными шариками, – отрабатывали точность попадания. Затем Андрей договорился, чтобы нам дали по малокалиберному пистолету. Мы продолжали оттачивать свое мастерство.

В пятницу нас вывезли за город. Стояли последние в этом году теплые деньки. Листва на деревьях уже кое-где начала желтеть, по воздуху плыла тонкая паутина. Но в лес нас привезли вовсе не для того, чтобы любоваться красотами природы. Здесь мы продолжили занятия борьбой, пытались стрелять из пневматического оружия из разных позиций: лежа, в падении, на бегу... Даже за столь короткое время ребята заметно поднатаскались и уже не производили впечатления лохов из провинции. Они подружились между собой и теперь уже представляли из себя неслабую, а главное – сплоченную бригаду.

Субботу и воскресенье нам выделили для отдыха. Через Андрея мы с Вадимом получили от Сильвестра деньги с указанием развлечь ребят в выходные. При этом строго-настрого запрещалось общение с проститутками и распитие спиртного.

С культурной программой мы с Вадимом справились на «отлично». Побродив по центру Москвы и показав ребятам главные достопримечательности города, которые до того почти все они видели лишь на картинках и по телевизору, мы зашли в «Макдоналдс», где наши неискушенные земляки с воодушевлением приобщились к кулинарным благам цивилизации. Закончили мы наш вояж в кинотеатре, где посмотрели какой-то очередной шедевр о всепобеждающем герое-одиночке.

В общагу ребята возвращались измотанными, но довольными. Столица, видать, пришлась им по вкусу.

В понедельник рано утром за нами с Вадимом заехал Андрей. Он велел собрать необходимые вещи, так как решено отправить всю нашу бригаду за город, где обучение можно будет проводить в достаточно вольной обстановке.

Когда мы приехали в общагу, ребята уже упаковали свои скромные пожитки, готовые к переезду.

Нашу бригаду рассадили по машинам и повезли в сторону Каширского шоссе. Дорога оказалась не очень дальней, но и не близкой. Километров через шестьдесят мы оказались перед воротами пионерского лагеря с наивным названием «Елочка». Ворота были заперты в связи с окончанием лета, а следовательно, и школьных каникул.

– Вот тут вы пока и будете жить! – сказал Андрей.

Кто-то засмеялся:

– Ничего себе – пионеры со стволами!

Но Андрей так глянул на смеявшегося, что у того сразу пропала охота шутить.

Нас поселили в небольшом помещении, где еще несколько недель назад проживала группа веселых ребятишек, которые теперь наверняка корпели над своими школьными учебниками. Лагерь был практически пуст, только кто-то из администрации все еще наслаждался прелестями увядающей природы. Как потом выяснилось, Андрею не составило большого труда договориться с представителями этой самой администрации, чтобы за соответствующую плату нам разрешили заселить одно из помещений пионерского отряда. При этом договоренность распространялась на повариху, уход в отпуск которой откладывался на две недели.

В день приезда нас предоставили самим себе, и весь вечер мы без толку болтались по пустынному лагерю, изредка даже выходя за его пределы. Название свое лагерь оправдывал, так как вокруг в подавляющем большинстве росли хвойные деревья. Воздух был необычайно свежим, особенно после загаженной выхлопными газами Москвы.

Нагулявшись и с избытком наглотавшись кислорода, мы завалились спать очень рано.

На следующее утро Андрей разбудил нас ни свет ни заря. Дав несколько минут для приведения себя в порядок, он собрал нас вместе и объявил голосом, не терпящим возражений:

– Сейчас мы пойдем на прогулку.

Выйдя за территорию лагеря, мы подошли к дороге. Вскоре возле ворот лагеря остановилась синяя «девятка». Андрей сказал, что с этих пор с нами будут заниматься специальные инструкторы. Тем временем из «девятки» вылезли двое мужчин, лет сорока пяти – пятидесяти.

Сначала я подумал, что это близнецы, настолько они были похожи. Причем эта схожесть была не только внешней, казалось, что они одинаково двигались и у них были одинаковые манеры. Потом я начал замечать некоторые отличия, например один из приехавших был явно моложе другого, второй начинал лысеть и заметно припадал на ногу. Очень похожими они казались лишь на первый взгляд, из-за того что их внешность была начисто лишена каких-либо привлекающих внимание черт. Если попробовать описать новоприбывших в нескольких словах, можно просто сказать, что к нам приехали два серых человека.

Одного из них звали Владимир Николаевич, другого – Николай Петрович. Судя по намекам Андрея и по моим собственным умозаключениям, это были бывшие работники КГБ или еще какой-то спецслужбы.

Оба инструктора сразу же взяли нас в оборот и стали заниматься с ребятами стрельбой из пистолетов «макаров», «ТТ», автомата Калашникова, выбрав для этого самую глухую часть леса. Потом мы стали прорабатывать так называемые взрывные устройства – от простой гранаты-«лимонки» до специальных хитроумных приспособлений в форме сигареты, пивных банок и так далее.

Взрывное дело мы проходили дней пять, но только теоретически. Дать возможность показать наши способности на практике наставники так и не рискнули.

Потом те же засекреченные товарищи стали заниматься с нами специальной подготовкой, направленной на нейтрализацию какого-либо объекта. Они показывали нам, как надо прикрывать собой ведомого, вытаскивать машину, попавшую в засаду, как рассредоточиваться в зависимости от помещения, местности, где находится охраняемый объект. Главное, что вбили нам в головы наши учителя и что мы запомнили на всю жизнь: если человек попадает в закрытое помещение, то его охрана не только должна быть рядом с охраняемым объектом, но и блокировать двери и окна. Часть из них должна внимательно осматривать всех окружающих, кто находится невдалеке от охраняемого. Нетрудно было догадаться, что наши инструкторы скорее всего служили раньше в знаменитом Девятом управлении КГБ по охране членов Политбюро и ЦК КПСС.

Наше выездное обучение длилось около двух недель, пока окончательно не испортилась погода и не стало холодно и сыро. Начались нудные осенние дожди. Тренироваться на свежем воздухе стало невозможно. Из-за дождя мы даже не выходили из помещения последние два дня. Однако наши наставники времени даром не теряли и за это время поднатаскали нас в вопросах радиосвязи. Нам объяснили, как пользоваться маленькой портативной японской рацией фирмы «Стандарт». Она была чуть больше спичечного коробка. Мы твердо запомнили, как выходить на связь и как ее завершать.

Наши всезнающие учителя не обошли вниманием также вопрос санподготовки, научив оказывать друг другу и самим себе первую помощь при ранениях, кровотечениях, переломах и в иных экстремальных ситуациях.