§ 2. Особенности совершения нотариальных действий с иностранным элементом

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 

1. Общие замечания

В соответствии со ст. 104 Основ законодательства РФ о нотариате нотариус в соответствии с законодательством РФ и международными договорами применяет нормы иностранного права. Нотариус принимает документы, составленные в соответствии с требованиями международных договоров, а также совершает удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам РФ. Если международным договором РФ установлены иные правила о нотариальных действиях, чем те, которые предусмотрены законодательными актами РФ, при совершении нотариальных действий применяются правила международного договора (ст. 109 Основ законодательства РФ о нотариате). Если же международный договор РФ относит к компетенции нотариуса совершение нотариального действия, не предусмотренного законодательством РФ, нотариус производит это нотариальное действие в порядке, устанавливаемом Министерством юстиции РФ.

В нотариальном производстве действует общий принцип гражданского законодательства, в рамках которого его участники, в том числе и иностранные лица, имеют равный правовой статус наряду с российскими лицами. Исходя из этих положений, нотариус одинаково должен обеспечивать защиту прав как российской, так и иностранной сторон при совершении нотариальных действий.

2. Понятие иностранных лиц

Под иностранным лицом понимаются иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные юридические лица, созданные по законодательству иностранных государств и имеющие местонахождение за пределами РФ. В отдельных случаях особый статус в нотариальном производстве имеют и российские юридические лица с иностранным участием (капиталом).

Например, ограничения на приобретение в собственность земельных участков сельскохозяйственного назначения, установленные в ст. 3 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», распространяются не только на иностранных граждан, иностранные юридические лица, лиц без гражданства, но и по смыслу Закона на российские юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50 процентов.

3. Общие и специальные правила совершения сделок с участием иностранных лиц

Согласно ст. 1209 ГК форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Указанные правила применяются и в отношении доверенностей. При совершении сделок с иностранным элементом действуют общие правила совершения нотариального производства, а также отражающие его специфику, в частности, возможность участия переводчика, необходимость предварительной уплаты налога на имущество в порядке дарения и т.д.

С точки зрения содержания к сделке с участием иностранных лиц применяются все правила гражданского оборота, связанные с проверкой право– и дееспособности, статуса иностранного лица, ограничений на приобретение определенных видов имущества и соблюдение условий сделки, аналогичных для российских физических и юридических лиц.

4. Правила о языке нотариального производства

Следует также учитывать правила о языке нотариального производства. Согласно ст. 10 Основ законодательства РФ о нотариате нотариальное делопроизводство ведется на языке, предусмотренном законодательством РФ, республик в составе РФ, автономной области и автономных округов. Поэтому, если обратившееся за совершением нотариального действия лицо не владеет языком, на котором ведется нотариальное делопроизводство, тексты оформленных документов должны быть переведены ему нотариусом или переводчиком. Перевод нотариусом возможен только в том случае, если он сам владеет иностранным языком в объеме, достаточном для его адекватного перевода. Что касается привлечения переводчика, то Основы законодательства РФ о нотариате не решили вопрос о том, кто должен оплачивать услуги переводчика. Исходя из диспозитивного содержания гражданских прав и заявительного характера деятельности нотариуса, соответствующие расходы должно нести иностранное лицо, не владеющее языком нотариального производства.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона «О языках народов Российской Федерации» правила определения языка судопроизводства распространяются на язык нотариального делопроизводства в государственных нотариальных конторах и в других государственных органах, выполняющих функции нотариального делопроизводства. Документы оформляются на государственном языке РФ, если гражданин, обратившийся за совершением нотариального действия, не владеет тем языком, на котором ведется делопроизводство.

5. Удостоверительные надписи

Следует также иметь в виду, что установлены специальные формы и правила заполнения удостоверительных надписей для действия за границей. Такая удостоверительная надпись производится с помощью технических средств либо в исключительных случаях от руки, прочеркивать пробелы не следует. Кроме того, нотариальные документы для действия за границей изготавливаются на обычной белой бумаге, без использования специальных бланков. Согласно ст. 104 Основ законодательства РФ о нотариате возможно и совершение особой удостоверительной надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам РФ.

Например, в удостоверительной надписи на доверенности указывается, что доверитель лично явился к нотариусу как лицо, указанное в доверенности, собственноручно подписал доверенность в присутствии нотариуса и должным образом подтвердил ему, что выдает данную доверенность. Доверенность, предназначенная для действия за границей, не имеет указания о сроке ее действия и сохраняет действие до отмены ее доверителем.

6. Соблюдение положений налогового законодательства

В ряде случаев при совершении нотариальных действий с физическим лицом, постоянно проживающим за границей, необходимо соблюдение положений налогового законодательства. В частности, согласно п. 7 ст. 5 Закона РФ «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования и дарения» физические лица, проживающие за пределами РФ, обязаны уплатить указанный налог до получения документа, удостоверяющего право собственности. Практически это означает, что выдача иностранным лицам, а также гражданам РФ, постоянно проживающим за рубежом, нотариального свидетельства о праве собственности либо договора дарения невозможна до предъявления доказательств уплаты такого налога, в данном случае справки из налогового органа, доказывающей данный факт.

7. Установление правового статуса иностранного лица в нотариальном производстве

При проверке правоспособности и дееспособности иностранных лиц нотариус руководствуется правилами личного закона иностранного лица, согласно которому его статус определяется национальным законодательством.

Правовой статус иностранных юридических лиц определяется на основании разных критериев, в связи с различным толкованием данных положений в доктрине складывается и практика Суда Европейских сообществ в Люксембурге: теория оседлости (статус юридического лица определяется по праву страны, где находится центр управления юридического лица – совет директоров, правление и т.д.), теория инкорпорации (по месту страны, где оно образовано)

. В данном случае при определении статуса иностранного лица и возможностей его участия следует исходить из тех различных форм функционирования организаций и граждан, которые предусмотрены в той либо иной стране

. Данное правило получило название «личный закон» иностранного лица, поскольку именно по нему определяется право и дееспособность иностранных лиц.

В России по общему правилу личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет (п. 1 ст. 1195 ГК), а личным законом юридического лица – право страны, где учреждено юридическое лицо (п. 1 ст. 1202 ГК). Наряду с общими правилами есть целый ряд других положений, определяющих в зависимости от фактической ситуации особенности права, подлежащего применению при определении правового положения лиц в гражданском обороте (см. гл. 67 ГК).

В отношениях с иностранным элементом нотариус для определения статуса иностранного лица в любом случае применяет и использует иностранное право, исходя как из ГК, так и из международных договоров. В частности, согласно ст. 23 Минской конвенции дееспособность физического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является это лицо, дееспособность лица без гражданства определяется по праву страны, в которой оно имеет постоянное место жительства, а правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено.

Эти же требования распространяются по ст. 40 Минской конвенции и на доверенность, поскольку форма и срок действия доверенности определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой выдана доверенность.

8. Судебная практика

Практически юридический статус иностранного лица подтверждается выпиской из торгового реестра страны происхождения или другим эквивалентным доказательством юридического статуса иностранного лица в соответствии с законодательством страны его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства. Приведем для лучшего понимания примеры из судебной практики.

Здесь можно привести пример из информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. N 10 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 года».

Австрийская фирма обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества открытого типа (г. Москва) процентов за пользование и штрафа за невозврат краткосрочного кредита. Применив российское законодательство, арбитражный суд иск удовлетворил. Кассационная инстанция решение изменила, снизив сумму взыскиваемых процентов и штрафа по кредитному договору, также ссылаясь на законодательство РФ. Истец обжаловал данное решение, сославшись на то обстоятельство, что арбитражный суд, руководствуясь при вынесении решения российским законодательством, неверно решил вопрос о применимом праве и неверно рассчитал сумму задолженности российского ответчика. По мнению австрийской фирмы, кредитные средства являлись австрийскими капиталовложениями, австрийская фирма кредитовала российское предприятие, и в силу этого суду следовало применять австрийское право, так как, согласно п. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства СССР, права и обязанности сторон по внешнеэкономической сделке, квалифицируемой как кредитный договор, определяются, при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, по праву страны кредитора.

В то же время истец не представил свидетельств о своем правовом статусе по праву Австрии. Ответчик представил в суд заявление российской организации о том, что истец не зарегистрирован в Австрии в качестве коммерческого предприятия и в силу последнего обстоятельства его ссылка на австрийское право несостоятельна. В такой ситуации арбитражный суд вправе исследовать вопрос о правовом статусе иностранной фирмы.

Российский Закон «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 4 июля 1991 г. (в настоящее время не действует) в п. "е" ст. 16 определяет, что документом, подтверждающим личность иностранного лица, является «выписка из торгового реестра страны происхождения или иного эквивалентного доказательства юридического статуса иностранного инвестора в соответствии с законодательством страны его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства (с заверенным переводом на русский язык)». Международные договоры РФ также могут предусматривать норму о порядке определения правового статуса иностранного лица.

Так, Соглашение 1990 г. между СССР и Австрийской Республикой о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений в ст. 1 определяет как австрийское «любое физическое лицо, имеющее гражданство Австрийской Республики, и любое юридическое лицо или товарищество торгового права, основанное на объединении лиц, созданное в соответствии с законодательством Австрийской Республики и имеющее свое местонахождение на территории Австрийской Республики...». Таким образом, правовой статус иностранного лица устанавливается на основе законодательства государства, его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства и подтверждается документами, выданными компетентными органами этого государства.

Рассмотрим еще несколько примеров из арбитражной практики.

Так, арбитражный суд должен рассматривать спор по существу только после установления правового статуса иностранного юридического лица. Суд первой инстанции удовлетворил иск кипрской фирмы, не проверив правовой статус иностранного юридического лица. Кассационная инстанция указала, что правовой статус иностранного лица подтверждается уставными документами и выпиской из торгового реестра страны происхождения данного лица. Поскольку кипрская фирма не предоставила доказательств, на основании которых может быть установлен ее правовой статус, суд должен был прекратить производство по делу, а не рассматривать спор по существу.

Арбитражный суд определяет правовой статус иностранного юридического лица и извещает непосредственно его о времени и месте судебного разбирательства и в тех случаях, когда оно действует через представительство.

Суд первой инстанции удовлетворил иск о взыскании задолженности за неисполнение договора аренды, предъявленный от имени сингапурской фирмы представительством, находящимся на территории РФ. Все процессуальные документы направлялись судом первой и апелляционной инстанций в адрес представительства без уведомления головного предприятия – сингапурской фирмы. Суд кассационной инстанции отменил указанные акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, поскольку не был определен правовой статус иностранного лица, не была извещена фирма, находящаяся в Республике Сингапур, надлежащим образом о времени и месте судебного заседания. Поскольку представительство согласно ст. 55 ГК юридическим лицом не является, направление в его адрес документов не означает извещение непосредственно самого юридического лица.

Вопросы извещения юридического лица при наличии у него представительств и возможность самостоятельного участия представительства в судебном разбирательстве разрешаются судом в соответствии с информационным письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. N 34 «О рассмотрении исков, вытекающих из деятельности обособленных подразделений юридических лиц».

Полномочия представительства иностранного юридического лица на ведение хозяйственной деятельности, предъявление исков от его имени и представление интересов в арбитражном суде подтверждаются доверенностью и регистрационным свидетельством представительства. При представлении интересов иностранного юридического лица в арбитражном суде представительство подтверждает свои полномочия доверенностью и регистрационным свидетельством, выданным Государственной регистрационной палатой при Министерстве юстиции России.

При оценке содержания доверенности следует учитывать истинное волеизъявление иностранного юридического лица, выдавшего доверенность.

Иностранное лицо предъявило иск о взыскании долга и процентов по генеральному соглашению о кредитной линии и его расторжении. Суд первой инстанции оставил иск без рассмотрения по п. 3 ст. 87 АПК, поскольку доверенность представителя кипрской компании не содержала полномочий представителя на подписание искового заявления. Определением апелляционной инстанции кассационная жалоба истца возвращена по п. 1 ст. 168 АПК как подписанная лицом, не имеющим право ее подписывать. Суд счел, что право на апелляцию, указанное в доверенности, не означает права на кассационное обжалование.

Кассационная инстанция отменила определение апелляционной инстанции. Как указал кассационный суд, суды первой и апелляционной инстанций оценили доверенность с нарушением требований ст. 50 АПК и ст. 185 ГК. Доверенность лица, подписавшего исковое заявление, предусматривает право поверенного на подачу апелляции во все обыкновенные и арбитражные суды. Употребленный в доверенности термин «апелляция» означает право на обжалование. Указание же на то, что поверенный может обращаться во все обыкновенные и арбитражные суды, означает, что он может обращаться во все судебные инстанции. Предоставляя поверенному право на апелляцию «во все арбитражные суды» на основании выданного письменного уполномочия, а именно так определена доверенность в ст. 185 ГК, истец уполномочил поверенного на обжалование всех судебных актов, как это и требуется по ст. 50 АПК.

9. Ограничения правоспособности иностранных лиц

В некоторых случаях законодательство ограничивает правоспособность иностранных лиц, запрещая или ограничивая их возможности по приобретению определенных объектов в собственность. Поэтому нотариусу важно обратить внимание на такие ограничения, установленные в федеральных законах. Приведем для примера несколько таких случаев.

Во-первых, в соответствии со ст. 8 Закона РФ от 14 июля 1992 г. N 3297-1 «О закрытом административно-территориальном образовании» установлен ряд ограничений на совершение сделок в закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО). В частности, к участию в приватизации недвижимого имущества, являющегося государственной или муниципальной собственностью и находящегося на территории ЗАТО, и совершению сделок с ним допускаются граждане РФ, постоянно проживающие на данной территории, и юридические лица, расположенные и зарегистрированные на данной территории. Участие граждан и юридических лиц, не указанных выше, в совершении данных сделок допускается только по решению органов местного самоуправления ЗАТО, согласованному с органами государственной власти субъектов РФ и федеральными органами исполнительной власти, в ведении которых находятся предприятия и (или) объекты, по роду деятельности которых создано ЗАТО.

Кроме того, граждане, приватизировавшие занимаемые ими жилые помещения, и собственники жилых домов, находящихся на территории ЗАТО, вправе продавать, сдавать в аренду эти помещения и дома и совершать с ними иные сделки с гражданами, постоянно проживающими или работающими на территории ЗАТО, или юридическими лицами, расположенными и зарегистрированными на данной территории, а также с гражданами РФ, получившими разрешение на постоянное проживание на территории ЗАТО.

Поэтому, поскольку иностранное лицо не может стать собственником жилого помещения на территории ЗАТО в обычном гражданском обороте, нотариус обязан отказать в удостоверении соответствующего договора.

Во-вторых, в соответствии со ст. 3 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50 процентов, могут обладать земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды. Соответственно они не вправе приобретать земельные участки сельскохозяйственного назначения в собственность.

В-третьих, в качестве примера ограничений, установленных для иностранных лиц, можно привести положения законодательства о вывозе культурных ценностей. Они, конечно, касаются и российских лиц, но ближе к иностранным лицам, поскольку последние все-таки имеют целью при приобретении культурных ценностей вывезти приобретенное за рубеж на территорию своего государства.

Согласно ст. 9 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-I «О вывозе и ввозе культурных ценностей» вывозу из Российской Федерации не подлежат следующие категории культурных ценностей:

– движимые предметы, представляющие историческую, художественную, научную или иную культурную ценность и отнесенные в соответствии с действующим законодательством к особо ценным объектам культурного наследия народов России, независимо от времени их создания;

– движимые предметы, независимо от времени их создания, охраняемые государством и внесенные в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательством РФ;

– культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, других государственных хранилищах культурных ценностей РФ. По решению уполномоченных государственных органов данное правило может быть распространено на иные музеи, архивы, библиотеки;

– культурные ценности, созданные более 100 лет назад, если иное не предусмотрено данным Законом.

Иные культурные ценности, не указанные в Законе РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей», могут быть вывезены только согласно ст. 19 при наличии свидетельства на право вывоза культурных ценностей. Свидетельство на право вывоза культурных ценностей является основанием для пропуска указанных ценностей через таможенную и государственную границы РФ, поскольку без указанного свидетельства вывоз культурных ценностей запрещен.

Поэтому, если иностранное лицо приобретает по нотариально удостоверенному договору в собственность предметы, подпадающие под понятие культурных ценностей, то их вывоз может быть либо полностью невозможен, либо возможен после прохождения платной экспертизы и получения свидетельства на право вывоза культурных ценностей. Порядок прохождения экспертизы установлен Положением о проведении экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 27 апреля 2001 г. N 322. Полагаем, что нотариус в рамках разъяснения последствий совершаемых иностранным лицом юридически значимых действий должен включить соответствующее положение в нотариально удостоверенный договор.

10. Компетенция нотариуса: общие правила определения

При определении компетенции нотариуса для совершения нотариальных действий с участием иностранных лиц следует исходить из правил национального законодательства во взаимосвязи с международными договорами России. По общему правилу иностранные лица вправе выбирать место совершения нотариального действия, нотариуса в пределах соответствующего нотариального округа или даже государства, если нотариальное действие не отнесено к исключительной компетенции определенного нотариуса. Например, доверенность либо завещание могут быть совершены по общему правилу у любого нотариуса.

Некоторые нотариальные действия могут быть совершены только у определенного нотариуса. Например, согласно ст. 39 Минской конвенции форма сделки по поводу недвижимого имущества и прав на него определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой находится такое имущество.

Приведем пример из п. 17 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. N 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов», согласно которому при заключении сделок в отношении недвижимости, находящейся в России, иностранный инвестор обязан соблюдать требование законодательства РФ о регистрации таких сделок. Нарушение этого правила и подчинение договора ипотеки иностранному праву привело к тому, что такой договор не породил никаких правовых последствий.

Иностранная компания предъявила к российским банку и акционерному обществу иск о признании недействительным заключенного российскими компаниями договора о залоге здания отеля, расположенного на территории края. Арбитражный суд удовлетворил исковое требование. Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

Иностранная компания утверждала, что предоставила российскому акционерному обществу кредит. В обеспечение возврата кредита иностранная компания заключила с обществом договор о залоге здания отеля, находящегося в собственности общества. Договор о залоге был подчинен иностранному праву. Вскоре после этого российское акционерное общество взяло под залог этого же отеля кредит в банке.

Истец обратился с требованием о признании договора о залоге общества и банка недействительным, так как он был заключен после подписания договора о залоге с иностранной компанией. По мнению истца, действительным может считаться лишь договор о залоге здания, обеспечивающий кредитный договор, заключенный с иностранной компанией. Между тем специфика недвижимого имущества как объекта гражданского оборота проявляется в необходимости государственной регистрации прав на него, которая осуществляется государственными органами по месту нахождения имущества.

Закон РФ от 29 мая 1992 г. «О залоге» содержит требование о государственной регистрации залога, в частности недвижимого имущества (ст. 11). В материалах дела имеется свидетельство о регистрации залога, выданное комитетом по управлению муниципальным имуществом, где в качестве залогодержателя поименован российский банк. В деле также имеется справка комитета о всех правах банка на здание отеля. Права иностранной фирмы в качестве залогодержателя не зарегистрированы, свидетельства о регистрации залога на имя данной фирмы в российских государственных органах нет. Следовательно, иностранная фирма не могла представить доказательств отсутствия у третьих лиц прав на спорное здание, поскольку ее право не было зарегистрировано надлежащим образом. Ссылки истца на то, что в стране, правопорядку которой подчинен первый договор о залоге, регистрация залога не предусматривается, судом кассационной инстанции не были приняты во внимание, так как согласно ст. 165 Основ гражданского законодательства форма сделки по поводу строений и другого имущества, находящегося в Российской Федерации, подчиняется российскому законодательству.

В связи с этим также можно привести ответ из Обзора нотариальной практики Федеральной нотариальной палаты, где ставился вопрос о возможности удостоверения нотариусом иностранного государства договора ипотеки (в отсутствие международного договора). Федеральной нотариальной палатой был дан следующий ответ.

В соответствии со ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате нотариальные действия должны совершаться от имени Российской Федерации. Правом от имени Российской Федерации совершать нотариальные действия наделены: в России – нотариусы, на территории других государств – должностные лица консульских учреждений. С учетом изложенного удостоверение нотариусом иностранного государства договора об ипотеке недвижимого имущества, находящегося на территории России, не соответствует требованиям законодательства РФ, поскольку такое удостоверение его может быть совершено на территории РФ. В соответствии со ст. 339 ГК и п. 1 ст. 10 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» договор об ипотеке подлежит нотариальному удостоверению и государственной регистрации. Согласно ст. 433 ГК договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента государственной регистрации, если иное не установлено законом, в связи с чем полагаем, что не удостоверенный нотариально в соответствии с законодательством РФ и не зарегистрированный в учреждении юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество договор ипотеки имущества, находящегося на территории РФ, не является заключенным

Добавим к изложенному следующее. Главным в данном случае является не то обстоятельство, что иностранный нотариус не наделен правом совершения нотариальных действий от имени Российской Федерации, а то, что согласно п. 3 ст. 1209 ГК (ранее – ст. 165 Основ гражданского законодательства) форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, – российскому праву.