§ 2. Договор пожизненного содержания с иждивением

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 

По договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты – гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

Как уже отмечалось, пожизненное содержание с иждивением является разновидностью пожизненной ренты, хотя и имеет свои особенности и характерные признаки, поэтому к такому договору применяется большинство норм о пожизненной ренте, если иное не установлено особыми нормами, регулирующими только договор пожизненного содержания с иждивением.

В отличие от пожизненной ренты имущество, которое может быть передано на условиях пожизненного содержания с иждивением, ограничено: это может быть только недвижимое имущество.

Отличие от договора купли-продажи с условием пожизненного содержания продавца, существовавшего в ГК РСФСР 1964 г.: получатель ренты по договору пожизненного содержания с иждивением не обязательно должен быть нетрудоспособным по возрасту либо состоянию здоровья. Это может быть любое лицо, однако именно физическое лицо. Юридические лица, в том числе и некоммерческие организации, получателями ренты по такому договору быть не могут. Еще одним отличием от договора купли-продажи с условием пожизненного содержания продавца является то, что получателей ренты может быть несколько. Кроме самого собственника недвижимого имущества, производящего отчуждение этого имущества, получателями ренты могут быть названные им третьи лица, причем также не обязательно нетрудоспособные по возрасту или по состоянию здоровья.

Обязанность плательщика ренты по предоставлению содержания с иждивением может включать пожизненное обеспечение потребностей в жилище, питании и одежде, а если этого требует состояние здоровья получателя ренты, то и уход за ним. Договором может быть предусмотрена также оплата плательщиком ренты ритуальных услуг (ст. 602 ГК).

Следует учитывать, что перечень услуг, предоставляемых по договору, в законе не носит исчерпывающего характера. Это могут быть и иные, не названные в указанной статье услуги, причем перечень оказываемых услуг может быть как увеличен, так и уменьшен. В практике достаточно часто включается в договор условие об обеспечении получателя ренты медикаментами, необходимой помощью по хозяйству, о выполнении каких-либо работ в его интересах и др.

В пожизненное пользование получателя ренты может быть предоставлено как отчуждаемое им жилое помещение либо часть его (например, конкретная комната в квартире), так и иное жилое помещение.

В договоре можно конкретизировать также виды, порядок и периодичность оказания получателю ренты определенных услуг, например:

– приготовление пищи – ежедневно;

– стирка белья – 2 раза в месяц;

– уборка жилого помещения – 2 раза в неделю и т.п.

В договоре должна быть определена стоимость всего объема содержания с иждивением. Это необходимое условие договора пожизненного содержания с иждивением, без согласования которого договор не может считаться заключенным. При этом стоимость общего объема содержания с иждивением не может быть менее двух минимальных размеров оплаты труда, установленных законом. При определении общего объема содержания с иждивением должны не только учитываться фактически производимые расходы на приобретение необходимых вещей и продуктов питания, но и оцениваться оказываемые получателю ренты услуги, выполнение для него определенных работ и т.п.

Договором может быть предусмотрена возможность замены пожизненного содержания с иждивением в натуре выплатой в течение жизни гражданина периодических платежей в деньгах.

Плательщик ренты вправе отчуждать, сдавать в залог или иным способом обременять недвижимое имущество, переданное ему в обеспечение пожизненного содержания, только с предварительного согласия получателя ренты. В отличие от требований к договору пожизненной ренты данное положение прямо и непосредственно закреплено в законе (ст. 604 ГК), причем данная норма является императивной и не может быть изменена соглашением сторон.

На пожизненное содержание с иждивением распространяются также общие правила об обременении рентой недвижимого имущества и о предоставлении получателю ренты права залога на это имущество, возникающего в силу закона.

Обязательство пожизненного содержания с иждивением прекращается смертью получателя ренты. Если получателей ренты несколько, то со смертью каждого из них договор прекращается только в части этого получателя ренты.

В случае смерти плательщика ренты договор не прекращается. Поскольку недвижимое имущество, ставшее собственностью плательщика ренты, в случае его смерти будет включено в наследственную массу и перейдет в собственность наследников умершего, тем самым они становятся плательщиками ренты и к ним должны перейти обязанности по содержанию получателя ренты.

Договор пожизненного содержания с иждивением прекращается также при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств. В этом случае получатель ренты вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты ему выкупной цены на условиях, установленных законом в отношении выкупа ренты. При этом плательщик ренты не вправе требовать компенсации расходов, понесенных в связи с содержанием получателя ренты.

В заключение хотелось бы поставить на обсуждение еще один вопрос, касающийся договоров пожизненного содержания с иждивением. В законе не установлено запрета для оформления договора пожизненного содержания с иждивением через представителей. Вместе с тем, по мнению автора, заключение подобных договоров по доверенности как со стороны плательщика ренты, так и со стороны ее получателя, вряд ли допустимо. В соответствии с п. 4 ст. 182 ГК не допускается совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично. Можно предположить, что договор пожизненного содержания с иждивением относится именно к таким сделкам. Нотариальная, а главным образом судебная практика показывает, что наиболее распространенным основанием расторжения подобных договоров являются возникшие между сторонами в процессе исполнения договора конфликты по поводу не столько количества, сколько качества оказываемых услуг по содержанию получателя ренты. Договор пожизненного содержания с иждивением помимо оказания получателю ренты чисто бытовых услуг (приобретение вещей и продуктов, обеспечение потребностей в жилище и др.) основан также на доверительном характере отношений между его участниками, на уважительном отношении их друг к другу, учете психологических особенностей друг друга. При заключении договоров по доверенности, когда плательщик ренты элементарно может быть незнаком с получателем ее, обеспечение бесспорности сделки в будущем представляется маловероятным. В этом случае трудно говорить и о максимальной конкретизации условий договора, даже если доверенность достаточно подробно определяет содержание будущего договора. Руководствоваться же при нотариальном удостоверении договора только утверждениями представителя, действующего по доверенности, о том, что все условия договора между получателем ренты и ее плательщиком согласованы лично, а также что представителю хорошо известны индивидуальные требования представляемого к предстоящему договору, по меньшей мере неосмотрительно.

Возможно, что подобного рода сомнения характерны только для нотариуса, удостоверяющего договор и несущего ответственность за возникшие на основании его правовые последствия, однако поразмышлять над поставленным вопросом, очевидно, следует.