Налоговые споры

К оглавлению
1 2 3 4 

Закон субъекта РФ, допускающий распространение положений по исчислению земельного налога, на отношения, возникшие до введения его в действие, в части ухудшающей положения налогоплательщика, является неконституционным

В связи с тем, что применение коэффициента 2 при определении ставок земельного налога не предусмотрено ФЗ "О федеральном бюджете", соответствующее решение городского совета в этой части противоречит действующему законодательству и не подлежит применению Коэффициенты, устанавливаемые федеральными законами о федеральном бюджете, подлежат применению при исчислении земельного налога, а не при установлении его ставки

Требование об учете нормативной цены при определении налогооблагаемой прибыли не основано на действующем законодательстве По мнению суда, заявление налоговой инспекции о взыскании санкций удовлетворению не подлежит, поскольку предприятие пользовалось 778 га земель, а не 1003 га, исходя из которых был рассчитан земельный налог. На наш взгляд решение является недостаточно обоснованным Забор воды с/х предприятиями и (или) фермерскими хозяйствами для орошения земель и водоснабжения ферм не признается объектом платы за пользование водными объектами

В связи с тем, что юридическое лицо обладало свидетельством на право пользования с/х землей, оно обоснованно уплачивало налог на землю исходя из целевого назначения участка

Акционерное общество не является владельцем указанных в решении налогового органа земельных участков, следовательно, основания для доначисления сумм земельного налога отсутствуют

Закон субъекта РФ, допускающий распространение положений по исчислению земельного налога, на отношения, возникшие до введения его в действие, в части ухудшающей положения налогоплательщика, является неконституционным.

Постановление Конституционного Суда РФ от 8 октября 1997г. N 13-П "По делу о проверке конституционности Закона Санкт-Петербурга от 14 июля 1995 года "О ставках земельного налога в Санкт-Петербурге в 1995 году".

Комментарий

В соответствии со ст.114 Конституции РФ субъектами Российской Федерации могут устанавливаться налоги в соответствии с общими принципами налогообложения, установленными федеральным законом.

Предмет ведения Российской Федерации установлен в ст.71 Конституции РФ. Предметы совместного ведения РФ и субъектов определены в ст.72 Конституции. По предмету ведения РФ издаются только федеральные законы. Собственное правовое регулирование законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Федерации по предметам ведения Российской Федерации не допускается. Часть 2 ст.76 Конституции РФ предусматривает необходимость принятия федеральных законов также по предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ. В соответствии с п.5 ст.76 Конституции РФ законы и иные нормативные акты субъектов, принятые по предметам совместного ведения, не могут противоречить федеральным законам. При наличии противоречия подлежит применению федеральный закон.

Из материалов комментируемого судебного акта видно, что введенные законом субъекта новые ставки земельного налога распространялись на уже осуществленные или подлежащие уплате платежи, исчисленные исходя из ранее установленных ставок земельного налога. Такой порядок ухудшает положение налогоплательщиков и по существу означает придание закону обратной силы, что в свою очередь может повлечь привлечение к ответственности за правонарушение совершенное до момента вступления в действие нормативного акта. Данное содержание закона противоречит ст.54 Конституции РФ, согласно которой никто не может нести ответственность за деяние, которое не признавалось правонарушением, в момент его совершения. Положения ст.54 Конституции соответствуют нормам международного права. В частности Всеобщей декларации прав человека 1948г.

[3]

и Международному пакту о гражданских и политических правах 1966г.

[4]

В силу статьи 57 Конституции РФ законам, устанавливающим новые налоги или ухудшающим положение налогоплательщиков, не может быть придана обратная сила. Аналогичная правовая позиция приведена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах"

[5].

В связи с тем, что применение коэффициента 2 при определении ставок земельного налога не предусмотрено ФЗ "О федеральном бюджете", соответствующее решение городского совета в этой части противоречит действующему законодательству и не подлежит применению.

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 февраля 2004г. N А79-2868/2003-СК1-2718.

Комментарий

Как следует из обстоятельств дела, решением городского совета депутатов были установлены повышающие ставки земельного налога и арендной платы. Не согласившись с данным решением, ряд организаций обратились в суд с иском о признании решения депутатов муниципального образования не законным. Исковые требования были удовлетворены судом по следующим обстоятельствам.

Принимаемые муниципальными органами власти решения о ставках земельного налога должны соответствовать федеральному законодательству, в частности ФЗ "О федеральном бюджете", которым устанавливаются повышающие коэффициенты ставок земельного налога и арендной платы. В связи с тем, что установленный местным органом власти повышающий коэффициент не был предусмотрен ФЗ "О федеральном бюджете на 2001г." соответствующее решение совета городских депутатов признано незаконным.

Принятое решение базируется на конституционном принципе правового регулирования, заключающимся в недопустимости противоречия между Федеральными законами и законами и нормативными актами субъектов РФ. Статья 71 Конституции определяет предмет ведения Российской Федерации. Предметы совместного ведения РФ и субъектов закреплены в ст.72 Конституции. По предмету ведения РФ издаются только федеральные законы. В соответствии с ч.2 ст.76 Конституции РФ по предметам совместного ведения должны приниматься федеральные законы и законы субъектов. Принятые по предметам совместного ведения законы и иные нормативные акты субъектов не могут противоречить федеральным законам в силу прямого указания, содержащегося в п.5 ст.76 Конституции РФ, в соответствии с которой при наличии противоречия применению подлежит федеральный закон.

Коэффициенты, устанавливаемые федеральными законами о федеральном бюджете, подлежат применению при исчислении земельного налога, а не при установлении его ставки.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 марта 2004г. N А05-9633/03-18.

Комментарий

Нормативное содержание рассматриваемого спора заключается в том, что органы налоговой инспекции на основании закона о федеральном бюджете, предусматривающего повышающие коэффициенты, приняли решение о доначислении сумм земельного налога. При этом налогоплательщик исходил из того, что соответствующие коэффициенты подлежат установлению органами местного самоуправления.

Точка зрения налоговой инспекции базируется на верховенстве федерального закона. Исходя из данной позиции, введение в действие федеральным нормативным актом новых ставок автоматически влечет обязанность налогоплательщика уплачивать налог согласно вновь принятым положениям действующего законодательства. Ошибочность такого подхода в данном конкретном случае заключается в разделении Налоговым кодексом взимаемых на территории Российской Федерации налогов на федеральные, региональные и местные. Именно руководствуясь данным принципом необходимо подходить к принятию решения относительно правильности определения и расчета соответствующего налогового платежа.

В соответствии со ст.53 Налогового кодекса ставки по региональным и местным налогам устанавливаются законами субъектов РФ и нормативными актами представительных органов местного самоуправления в пределах, определенных НК РФ.

В силу данного положения Налогового кодекса дифференцированные ставки земельного налога, установленные решением компетентного органа местного самоуправления, не могут автоматически повышаться в связи с введением федеральным законом повышающих ставок.

Как следует из обстоятельств дела ставки, установленные городским советом народных депутатов, не изменялись и являются действующими. В соответствии со ст.7 ФЗ от 24 июля 2002г. N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации"

[6]

действовавшие в 2002г. размеры арендной платы и ставки земельного налога подлежали применению в 2003г. с коэффициентом "1,8".

При рассмотрении аналогичных дел следует учитывать, что вводимые законом о федеральном бюджете коэффициенты подлежат применению не при установлении определенной ставки земельного налога, а при его исчислении для расчета и уплаты налога. Кроме того, в соответствии с федеральным законом о бюджете применение к ставкам земельного налога повышающих коэффициентов ограничивается периодом действия соответствующего закона о федеральном бюджете.

Применение к ставкам земельного налога установленного ФЗ "О федеральном бюджете на 1999г." повышающего коэффициента 2 ограничивалось 1999 годом. Этот коэффициент не подлежал применению в 2000г. В связи с вышеизложенным, решение налогового органа о доначислении сумм земельного налога обоснованно признано незаконным.

Требование об учете нормативной цены при определении налогооблагаемой прибыли не основано на действующем законодательстве.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 июня 2003г. N А56-2590/03.

Комментарий

Как следует из материалов дела, сельскохозяйственный производственный кооператив в процессе приватизации земли приобрел право собственности на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения. Позднее целевое назначение земли было изменено и кооператив увеличил балансовую стоимость земельного участка в соответствии с нормативной ценой, предусмотренной для земель городской застройки.

Осуществив продажу земельного участка, кооператив уменьшил полученные от сделки доходы на нормативную цену земли, установленную постановлением главы муниципального образования. Такие действия кооператив обосновывал положением п.5 ст.65 Земельного кодекса РФ. Однако согласно данной норме для целей налогообложения может быть использована кадастровая цена, а не нормативная.

Земельный кодекс содержит несколько понятий применительно к цене земли, имеющих самостоятельную правовую нагрузку. Согласно п.1 ст.66 ЗК рыночная цена земли определяется в соответствии ФЗ "Об оценочной деятельности в РФ"

[7]

. Для установления кадастровой стоимости осуществляется кадастровая оценка, которая проводится в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 8 апреля 2000г. N 316 "Об утверждении Правил проведения государственной кадастровой оценки земель"

[8]

. Действующее законодательство также содержит условия, при которых подлежит применению нормативная цена. Согласно п.13 ст.3 ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации"

[9]

нормативная цена земли применяется в случаях, если не определена кадастровая стоимость земли. Определение нормативной цены содержится в ст.25 Закона РСФСР "О плате за землю"

[10]. Порядок определения нормативной цены устанавливается Постановлением Правительства РФ от 15 марта 1997г. N 319 "О порядке определения нормативной цены земли"

[11].

Рассматривая вопрос о возможности применения положений Земельного кодекса для целей налогообложения, включая порядок исчисления и уплаты налогов, следует обратить внимание то, что суд кассационной инстанции абсолютно верно произвел отраслевое разграничение нормативных положений, регулирующих соответствующий круг общественных отношений. Опираясь на ст.53 Налогового кодекса в комментируемом судебном акте справедливо указано, что налоговая база подлежит исчислению в соответствии с законодательством о налогах и сборах.

По нашему мнению, налоговая инспекция сделала обоснованный вывод о незаконности действий кооператива по уменьшению сумм подлежащего уплате налога на прибыль. Обосновывая свою позицию, кооператив указал, что в результате изменения целевого назначения был образован новый объект. Но это заключение не было подтверждено соответствующими документами. В соответствии со ст.65 АПК РФ каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается. Из материалов спора следует, что индивидуальные признаки земельного участка (кадастровый номер и границы) не изменились.

Согласно Положению по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" изменение первоначальной стоимости основных средств допускается в случаях достройки, дооборудования, реконструкции и частичной ликвидации объекта. Изменение целевого назначения земли не повлекло образование нового объекта и каких-либо дополнительных затрат. Поэтому кооператив неправомерно увеличил первоначальную стоимость проданных земельных участков. Решение налоговой инспекции о доначислении сумм налога на прибыль является законным и обоснованным.

По мнению суда, заявление налоговой инспекции о взыскании санкций удовлетворению не подлежит, поскольку предприятие пользовалось 778 га земель, а не 1003 га, исходя из которых был рассчитан земельный налог. На наш взгляд решение является недостаточно обоснованным.

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 августа 2003г. N А74-992/03-К2-ФО2-2425/03-С1.

Комментарий

При проведении проверки ИМНС было установлено, что организация неполно уплачивала земельный налог, так как осуществляла расчет не по каждому земельному участку, имевшемуся у юридического лица, в результате чего органами ИМНС была доначислена сумма подлежащего уплате земельного налога.

Действия налоговой инспекции были признаны судом необоснованными по следующим основаниям. В соответствии со ст.15 Закона "О плате за землю" подлежащий уплате земельный налог определяется на основании документов, удостоверяющих право владение и пользование землей. Исследовав материалы дела, суд установил, что в отношении проверяемого периода, имеются доказательства, подтверждающие права на земельный участок площадью 778 га, в то время как земельный налог был рассчитан исходя из 1003 га. На основании имевшихся в деле документов суд принял решение отказать ИМНС в удовлетворении исковых требований по взысканию сумм земельного налога и штрафных санкций.

Анализ комментируемого акта показывает, что в решении отсутствуют ссылки на доказательства, которые легли в основу сделанных судом выводов. В частности остается открытым вопрос, почему налоговая инспекция исчислила налог исходя из площади участка в размере 1003 га. Ссылаясь на ст.15 Закона "О плате за землю", суд не в полной мере исследовал вопрос о том, что данная статья, говоря о необходимости документального подтверждения прав на землю, ничего не упоминает о зависимости налоговых платежей от фактической площади используемого земельного участка. Иными словами, если в пользование в соответствии с документами предоставлено 1003 га, а фактически используется 778 га, то расчет подлежащего уплате налога сделан инспекцией правомерно. Однако, если лесокомбинат законно владел 778 га и при этом фактически использовал 1003 га, то налоги должны исчисляться из 778 га. Земельный налог за разницу — 225 га (1003 — 778) подлежит уплате законным собственником (или владельцев) данной земли. При этом органы налоговой инспекции не вправе вмешиваться в отношения между лесокомбинатом и лицом, владеющим указанным участком (225 га) на законных основаниях. Даже в случае, если земля находится в государственной или муниципальной собственности, начисление налога является не правомерным. В данном случае собственнику земли принадлежит право обращения в суд с иском о незаконном использовании участка и компенсации причиненных убытков.

Забор воды с/х предприятиями и (или) фермерскими хозяйствами для орошения земель и водоснабжения ферм не признается объектом платы за пользование водными объектами.

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 4 июня 2003г. N А29-7694/02А.

Комментарий

По результатам проверки налоговой инспекцией установлено, что государственное унитарное предприятие осуществляет безлицензионное пользование водными объектами, в связи с чем ИМНС принято решение о взыскании налоговых санкций.

Всесторонне исследовав материалы дела, суд признал акт налоговой инспекции незаконным по следующим основаниям.

Условия, порядок и размеры платы за пользование водными объектами определяются Водным кодексом РФ и ФЗ "О плате за пользование водными объектами"

[12]

. В соответствии со ст.2 ФЗ "О плате за пользование водными объектами" забор воды сельскохозяйственными предприятиями, фермерскими хозяйствами для орошения земель сельскохозяйственного назначения, водоснабжения ферм, животноводческих и птицеводческих комплексов, не признается объектом платы за пользование водными объектами

[13]

. Проанализировав устав унитарного предприятия, суд установил, что оно является сельскохозяйственным товаропроизводителем. Следовательно, согласно вышеуказанной норме вправе использовать водные ресурсы для целей с\х производства без лицензии.

Принимая решение о привлечении предприятия к ответственности органы налоговой инспекции, видимо, исходили из того, что предприятие имело лицензию на пользование водными объектами, но на момент проверки срок ее действия истек, а новая получена не была. Такого рода подход является неправомерным. Порядок лицензирования водопользования определяется Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 1997г. N 383 "Об утверждении Правил предоставления в пользование водных объектов, находящихся в государственной собственности, установления и пересмотра лимитов водопользования, выдачи лицензии на водопользование и распорядительной лицензии"

[14]

. В соответствии с пунктом 46 Правил до оформления лицензии на водопользование в соответствии с требованиями гражданам и юридическим лицам, осуществляющим водопользование в соответствии с действующими нормативными актами, разрешается продолжать эту деятельность до выдачи им лицензий в соответствии с графиком, устанавливаемым соответствующим органом лицензирования.

Как следует из обстоятельств спора, унитарным предприятием были представлены документы, из которых следовало, что приказом Минприроды Республики Коми было принято решение о переоформлении лицензии, лимит забора воды согласован с вновь образованным унитарным предприятием.

Оценив в совокупности представленные доказательства, а также учитывая то, что унитарное предприятие является сельскохозяйственным товаропроизводителем, суд принял решение отказать ИМНС в удовлетворении исковых требований.

В связи с тем, что юридическое лицо обладало свидетельством на право пользования с/х землей, оно обоснованно уплачивало налог на землю исходя из целевого назначения участка.

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24 мая 2001г. N А33-12425/00-С3а/ФО2-1107/01-С1.

Комментарий

При проведении проверки юридического лица налоговой инспекцией был рассчитан земельный налог по ставке, применяемой для несельскохозяйственных земель. Не согласившись с таким решением, организация обратилась с иском в арбитражный суд.

Из материалов дела следовало, что истцу под застройку жилых домов были предоставлены 300,4 гектара земли сельскохозяйственного назначения. Постановлением муниципального образования указанные земли включены в городскую черту. По мнению ИМНС, это свидетельствовало о том, что целевое назначение земли изменилось, поэтому ставка земельного налога, предусмотренная для земель сельскохозяйственного назначения, применению не подлежит. В обосновании своих доводов налоговая инспекция также указала, что рассматриваемые земельные участки были предоставлены для строительства микрорайона.

Следует учитывать, что использование земель сельскохозяйственного назначения с нарушением принципа целевого использования, категорически запрещается. Строительство на сельскохозяйственных землях жилого микрорайона не соответствует заложенному в Земельном кодексе принципу, согласно которому такого рода земли должны использоваться исключительно для с/х производства.

При рассмотрении аналогичных споров необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства. Правовой режим земель, предоставленных обществу с ограниченной ответственностью — земли сельскохозяйственного назначения. В тоже время, как было установлено в результате налоговой проверки, данные земли фактически были предоставлены для несельскохозяйственных целей — строительства. То есть налицо противоречие между целевым назначением и фактическим использованием земельного участка. Установив указанное нарушение, налоговая инспекция посчитала правомерным вынести решение о необходимости доначисления налоговых платежей исходя из режима пользования землей.

Такие действия не могут быть признанны законными. В соответствии со ст.15 ФЗ "О плате за землю" основанием для установления земельного налога является документ, удостоверяющий право на земельный участок. Отсюда следует, что размер земельного налога должен определяться не исходя из характера использования земли, а в соответствии с правовым режимом участка, то есть отнесением его к землям той или иной категории.

Как следовало из обстоятельств дела, спорный участок включен в состав городских земель, что, по мнению налоговой инспекции, является дополнительным доказательством необходимости взимания земельного налога в размере, предусмотренном для земель соответствующей категории, но не земель сельскохозяйственного назначения.

Такой вывод не основан на действовавшем законодательстве. Согласно ст.71 ЗК РСФСР земли сельскохозяйственного назначения могут входить в состав земель городов. При этом включение земельных участков в городскую черту не влечет изменения целевого назначения земли и прекращения прав на него собственников и пользователей (ст.72 ЗК РСФСР).

Исследовав материалы дела, суд установил, что решение о переводе рассматриваемых земель в другую категорию не принималось. Следовательно, истец пользуется земельным участком сельскохозяйственного назначения.

Таким образом, решение налоговой инспекции о расчете земельного налога исходя из ставок, предусмотренных для несельскохозяйственных земель, является незаконным и подлежит отмене.

Акционерное общество не является владельцем указанных в решении налогового органа земельных участков, следовательно, основания для доначисления сумм земельного налога отсутствуют.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 16 января 2004г. N А08-377/03-6.

Комментарий

По результатам проведенной проверки налоговая инспекция сделала вывод о занижении налогооблагаемой базы по земельному налогу. По мнению ИМНС, в собственности акционерного общества находится земельный участок, являющийся объектом налогообложения. Такого рода позиция была подкреплена имеющимися в распоряжении инспекции списками из земельного комитета, из которых следует, что АО является собственником спорного земельного участка.

В данном случае действия налоговой инспекции следует расценить как незаконные, поскольку при принятии решения о привлечении к общества ответственности не были изучены все фактические обстоятельства дела, из которых можно было бы сделать правильный вывод о субъекте права собственности на землю, то есть лице, обязанном уплачивать земельный налог.

Из материалов судебного акта видно, что указанный земельный участок действительно находился в собственности АО до 1994г., когда на основании постановления главы муниципального образования земля у общества была изъята. В последствии участок был передан в долевую собственность акционеров общества, которые в последствии заключили с обществом договор аренды земли.

В материалах дела имеются доказательства, подтверждающие, что юридическое лицо не является собственником земли. Суду представлены: постановление главы администрации муниципального образования, свидетельство о праве собственности на землю, договоры, по которым земля была передана в аренду. Таким образом, в настоящее время собственниками спорного земельного участка являются граждане, а не акционерное общество. В соответствии со ст.1 ФЗ "О плате за землю" плательщиками земельного налога являются собственники и пользователи земельных участков, кроме арендаторов. Следовательно, лицом, обязанным уплачивать земельный налог являются собственники земли.

В связи с вышеизложенным, основания для применения налоговых санкций в отношении акционерного общества отсутствуют.

При рассмотрении аналогичных споров следует четко изучать вопрос о субъекте, владеющим земельным участком на законных основаниях, а именно собственнике или пользователе. Именно на данную категорию лиц возлагается ответственность по уплате земельного налога.

Право собственности на земельный участок, земельную долю

Отказ в удовлетворении иска о признании права собственности на земельные доли обоснован тем, что с/х организация является племенным заводом. По нашему мнению, решение является незаконным и необоснованным Срок исковой давности исчислен судом с даты принятия трудовым коллективом юридического лица решения о выборе права собственности на землю и определении круга лиц, имеющих право на земельную долю. По нашему мнению, решение является незаконным

Положения п.5 ст.36 ЗК РФ, согласно которому граждане, обладающие правом общей собственности на расположенное на неделимом земельном участке строение, должны совместно обращаться в орган местного самоуправления для приобретения прав на данный участок, не противоречит Конституции РФ

При рассмотрении иска с/х организации о признании за ней права собственности на земельный участок необходимо исследовать вопрос об организационно-правовой форме юридического лица и о том, были ли фактически земельные доли внесены в уставный капитал

Глава фермерского хозяйства представил надлежащие доказательства, подтверждающие его права на земельный участок. Однако решение суда о признании права собственности на землю за фермерским хозяйством не может быть признано законным и обоснованным

Ссылка заявителя жалобы на отказ учредителей от права собственности на земельные доли является незаконной. Внесение земельных долей без согласия собственников в уставный капитал является ничтожной сделкой

Отказ в удовлетворении иска о признании права собственности на земельные доли обоснован тем, что с/х организация является племенным заводом. По нашему мнению, решение является незаконным и необоснованным.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 сентября 2004г. N КГ-А41/7845-04.

Комментарий

Граждане обратились с иском к акционерному обществу закрытого типа о признании недействительными договоров купли-продажи акций и закреплении за ними права собственности на земельные доли. По мнению заявителей, они не принимали решение об оплате акций своими земельными долями.

Отказывая в удовлетворении иска, суд отметил на то, что собственники долей присутствовали на собрании АОЗТ, где было принято решение о проведении дополнительного выпуска акций и их оплате земельными долями. Решение суда основано на п.20 Постановления Правительства РФ от 4 сентября 1992г. N 708 "О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса", согласно которому земельные доли не подлежат выделению в натуре из специализированных хозяйств.

На наш взгляд, позиция суда является незаконной и необоснованной по следующим основаниям. Как следует из судебного акта, решение о внесении земельных долей в уставный капитал АОЗТ принято на собрании акционеров общества. В соответствии с Указами Президента РФ, Постановлениями Правительства РФ, регулирующими порядок и условия проведения земельной реформы, ст.246 ГК РФ, ст.14 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", действовавшего на дату вынесения решения судом первой инстанции (01.06.2004), распоряжение земельными долями осуществляется участниками долевой собственности. Следовательно, общее собрание АОЗТ было неправомочно принимать решение о передаче долей в уставный капитал общества. Имеющиеся в материалах дела акты приема-передачи не могут считаться доказательствами внесения долей в уставный капитал, поскольку согласно этим актам граждане передали обществу не доли, а лишь свидетельства.

Вывод суда о неправомерности требования о выделе доли из специализированного хозяйства является также незаконным, поскольку гражданами заявлен иск не о выделении долей, а о признании права собственности на доли.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что вынесенное решение является незаконным и необоснованным и подлежит отмене, для чего гражданам в соответствии с требованиями главы 36 АПК РФ необходимо подготовить заявление с просьбой о пересмотре судебного акта в порядке надзора и отправить его в Высший Арбитражный Суд РФ.

Срок исковой давности исчислен судом с даты принятия трудовым коллективом юридического лица решения о выборе права собственности на землю и определении круга лиц, имеющих право на земельную долю. По нашему мнению, решение является незаконным.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 июля 2004г. N А21-1075/03-С2.

Комментарий

Из обстоятельств спора следует, что гражданин являлся членом колхоза до 1992г., когда был уволен по сокращению штатов. Гражданин, полагая, что в соответствии с Указами Президента и Постановлениями Правительства РФ, регулировавшими порядок осуществления земельной реформы, он обладает правом на земельную долю, обратился в суд с иском о восстановлении права на долю. По мотивам пропуска срока исковой давности в удовлетворении требования было отказано.

По мнению суда, существенное значение для рассмотрения спора имеет дата принятия трудовым коллективом юридического лица решения о выборе права собственности на землю и определения круга лиц, имеющих право на земельную долю. От указанной даты судом исчислен срок исковой давности. Сделанный вывод является незаконным.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 1 февраля 1995г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" списки лиц, имеющих право на земельную долю, составлялись внутрихозяйственными комиссиями и подлежали передаче в районную администрацию (муниципальное образование). Согласно п.18 данного постановления моментом возникновения права собственности на земельную долю является дата принятия администрацией муниципального образования решения о передаче земли в общую собственность участников сельскохозяйственной коммерческой организации.

Для правильного рассмотрения спора существенное значение имеют следующие обстоятельства. Если истец не был включен в списки граждан, имеющих право на земельные доли, заявленное требование не может быть удовлетворено, поскольку в данном случае применяется общий трехлетний срок исковой давности, который на момент подачи заявления в суд истек. Он подлежит исчислению с момента принятия решения участниками с/х организации об определения круга лиц, имеющих право на земельную долю.

На практике могла возникнуть и другая ситуация, а именно истец был включен в списки и на основании постановления главы муниципального образования приобрел право собственности на земельную долю, но не получил свидетельства. В этом случае он продолжает оставаться собственников доли. Однако возможность ее возврата во владение истца зависят от ряда обстоятельств.

В соответствии с "Рекомендациями о порядке распоряжения земельными долями и имущественными паями", утвержденными Постановлением Правительства от 1 февраля 1995г. N 96, Указом Президента от 7 марта 1996г. N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю" земельная доля, собственник которой не получил свидетельство, попадает в разряд невостребованных и передается в пользование сельскохозяйственной организации. Таким образом, с момента вынесения постановления главы муниципального образования о передаче земли в общую долевую собственность начинает течь срок исковой давности, который также является общим и равняется трем годам. Его окончание теоретически влечет невозможность для гражданина истребовать долю у юридического лица. Однако, организация должна доказать факт владения и пользования именно долей, а не земельным участком. Пользование земельной долей — это реализация права владения, пользования и распоряжения этим видом собственности.

Земельная доля — это доля в праве на земельный массив, находящийся в долевой собственности. Для ведения сельскохозяйственного производства используется не доля, а участок. При долевом режиме собственности доли в натуре не выделены и ни собственник, ни юридическое лицо не знает месторасположение данной конкретной доли. То есть, доказать факт пользования долей для организации будет сложно. Между тем, это обстоятельство играет ключевое значения для дальнейшего рассмотрения спора.

Согласно ГК РФ применительно к рассматриваемой ситуации после истечения срока исковой давности начинает течь срок приобретательной давности. Лицо, не являющееся собственником, должно добросовестно, открыто и непрерывно (в течение установленного законом срока) владеть соответствующим имуществом как своим (ст.234 ГК РФ).

Статья 234 ГК РФ не говорит о возможности приобретения права собственности на имущественное право (право на земельную долю) по давности владения. Однако в указанной статье нет и соответствующего запрета, поэтому она может быть применена по аналогии к отношениям, связанным с приобретением права на земельную долю по давности владения. Право на долю не характеризуются прочной связью с землей, ее регулирование более соответствует правовому положению движимого имущества. Поэтому, по нашему мнению, к отношениям по приобретению права на земельную долю по давности владения, по аналогии может быть применен срок, предусмотренный ст.234 ГК для движимого имущества, то есть пять лет.

Как следует из судебного решения, указанные обстоятельства судом не рассматривались, их оценка в соответствии с нормами АПК РФ не производилась. В связи с чем, вывод об истечении срока исковой давности не может быть признан законным и обоснованным.

Положения п.5 ст.36 ЗК РФ, согласно которому граждане, обладающие правом общей собственности на расположенное на неделимом земельном участке строение, должны совместно обращаться в орган местного самоуправления для приобретения прав на данный участок, не противоречит Конституции РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2004г. N 82-О "По запросу Первомайского районного суда города Пензы о проверке конституционности пункта 5 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации".

Комментарий

Содержание спора, явившегося предметом рассмотрения Конституционного Суда, заключалось в установлении соответствия Конституции РФ положений п.5 ст.36 Земельного кодекса РФ, где сказано, что граждане, которым расположенное на неделимом земельном участке строение принадлежит на праве общей долевой собственности, должны совместно обращаться в орган местного самоуправления для приобретения прав на данный земельный участок. По мнению граждан и суда общей юрисдикции, направившего запрос в Конституционный Суд, указанная норма ЗК РФ противоречит ст.19, 35, 46, 55 и 118 Конституции РФ.

Конституционный суд РФ с таким выводом не согласился по следующим основаниям. Оспариваемое положение п.5 ст.36 ЗК РФ не ограничивает возможность приобретения прав на земельный участок, а устанавливает "организационно-правовой порядок" обращения граждан с целью приобретения прав на землю. В соответствии с ГК РФ на неделимый земельный участок может быть установлена только долевая собственность. Исходя из данной специфики и характера правоотношений, законодательством устанавливается порядок приобретения прав на неделимый земельный участок, цель которого состоит в защите прав и интересов всех участников общей собственности, что не может рассматриваться как ограничение прав и свобод.

Суть правовой позиции Конституционного Суда заключается в недопустимости защиты прав одного субъекта за счет другого. Кроме того, совместное заявление о приобретении права собственности позволит избежать многочисленных споров, которые могут возникнуть в случае, если законодательством была бы предусмотрена возможность индивидуального обращения.

К сожалению, в комментируемом Постановлении остался открытым вопрос о том, как быть, если один из сособственников недвижимости отказывается обращаться с заявлением о приобретении права собственности. Существует ли в действующем законодательстве правовая возможность понудить другого сособственника так же обратиться с указанным заявлением. Необходимо учитывать, что возможность получения земли в собственность является правом гражданина, но не обязанностью. В тоже время следует учитывать, что отказ одного из сособственников от совместного обращения, нарушает права другого, поскольку не позволяет реализовать предусмотренное законом право на получение участка в собственность.

По нашему мнению, в Земельном кодексе необходимо четко предусмотреть, что надлежащим образом подтвержденный отказ одного из участников долевой собственности от обращения с заявлением о приобретении земли не препятствует другому сособственнику обратиться в соответствующий орган с такого рода заявлением. На орган местного самоуправления (или исполнительный орган государственной власти) следует возложить обязанность, используя примирительные процедуры, попытаться решить существующий конфликт. В случае не достижения согласия право собственности должно приобретаться в судебном порядке, где дело подлежит рассмотрению с участием всех сособственников, которым принадлежит располагающееся на земельном участке строение.

При рассмотрении иска с/х организации о признании за ней права собственности на земельный участок необходимо исследовать вопрос об организационно-правовой форме юридического лица и о том, были ли фактически земельные доли внесены в уставный капитал.

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 9 декабря 2003г. N А55-1162/03-30.

Комментарий

Мэрия г.Тольятти обратилась к администрации Ставропольского района Самарской области с иском о признании недействительным решения администрации о предоставлении сельскохозяйственному производственному кооперативу в собственность земельного участка, находящегося в городской черте и учредительных документов кооператива в части включения в паевой фонд названного участка. Привлеченный в дело кооператив не согласился с заявленными требованиями и просил признать за ним право собственности на спорный земельный участок. Решением арбитражного суда Самарской области требования кооператива были удовлетворены. Однако суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Мэрия г.Тольятти не представила доказательств перенесения в натуре городской черты и, соответственно, включения в нее спорного земельного участка. Изменение целевого назначения земли также не осуществлялось. В связи с изложенным, суд первой инстанции обоснованно отказал мэрии в иске. Однако, решение в отношении признания за кооперативом права собственности на землю принято по неполно исследованным обстоятельствам.

Из представленных в дело учредительных документов следовало, что кооператив является правопреемником товарищества с ограниченной ответственностью, образованного при реорганизации совхоза. Из устава ТОО видно, что земельные доли в уставный капитал не вносились и находились в общей собственности граждан. Согласно уставу в собственности кооператива могут находиться земельные участки. В судебном заседании представители кооператива пояснили, что земельные доли находятся в собственности граждан и используются кооперативом на правах аренды. Указанные обстоятельства не исследовались судом и им не была дана надлежащая оценка.

На наш взгляд, кассационной инстанции необходимо было обратить внимание на содержание исковых требований кооператива и необходимость их оценки судом при повторном рассмотрении спора. Как следует из судебного решения, кооператив заявил требование о признании за ним права общей совместной собственности на земельный участок. В соответствии со ст.244 ГК РФ общая собственность является долевой, кроме случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности. В соответствии с действующим законодательством участниками совместной собственности могут быть только граждане в случае заключения брака (глава 7 раздела 3 Семейного кодекса РФ), образования крестьянского (фермерского) хозяйства (ст.258 ГК), приватизации членами семьи квартиры (ст.2 ФЗ "О приватизации жилищного фонда"). Таким образом, само по себе требование кооператива о признании права общей совместной собственности не может быть признано законным. Если, по мнению кооператива, земельные доли были внесены в паевой фонд, необходимо заявлять иск о признании права собственности юридического лица на земельные доли. На практике возможна ситуация, когда сельскохозяйственная организация приобретает в собственность несколько земельных долей и становится сособственником земельного массива. В последнем случае должен быть заявлен иск о признании права долевой собственности на земельный участок.

Также представляется необходимым исследовать вопрос о том, была ли заключена сделка по внесению земельных долей в паевой фонд, произошла ли фактическая передача данного имущества в собственность кооператива, была ли направлена воля граждан на отчуждение земли и приобретение доли участия в паевом фонде (пая). В связи с тем, что правильная оценка данных обстоятельств невозможна без привлечения к рассмотрению дела собственников земельных долей, а выносимое судебное решение напрямую затрагивает их права, к рассмотрению спора необходимо привлечь собственников долей, которые могут принимать участие в деле как непосредственно, так и путем назначения представителя.

По нашему мнению, вышеизложенные обстоятельства играют существенную роль для принятия законного решения и должны быть учтены при повторном рассмотрении дела.

Глава фермерского хозяйства представил надлежащие доказательства, подтверждающие его права на земельный участок. Однако решение суда о признании права собственности на землю за фермерским хозяйством не может быть признано законным и обоснованным.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 16 января 2004г. N А08-5603/03-10.

Комментарий

Фермерское хозяйство обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о признании права собственности на земельный участок, расположенный на землях, используемых обществом.

Как следует из обстоятельств спора, администрация муниципального образования выдала акционерному обществу свидетельство о праве собственности на земельный участок. Из судебного решения также видно, что глава фермерского хозяйства является сособственником земли и ему принадлежит доля в праве общей собственности на участок. Право на долю подтверждается соответствующим свидетельством.

Общее собрание акционерного общества приняло решение о выделении в натуре земельной доли, принадлежащей главе фермерского хозяйства. Было определено местоположение доли, что свидетельствует о фактическом отведении земельного участка в натуре.

Выдел доли был произведен с целью организации фермерского хозяйства. Постановлением главы муниципального образования земельный участок закреплен за главой хозяйства в собственность. Из представленных суду плана земельного участка и актов следует, что границы выделенного земельного участка согласованы и являются установленными. Таким образом, акционерное общество и фермерское хозяйства добровольно приняли решение о выделении земельной доли в натуре, определили на местности ее границы.

Несмотря на то, что глава фермерского хозяйства представил документы, подтверждающие его права на земельную долю, принятое решение не может быть признано в полной мере законным и обоснованным. Из комментируемого судебного акта прослеживается, что земельный участок, из которого была выделена доля, находился в общей долевой собственности. В соответствии с Указом Президента N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю"

[15]

, действовавшим на момент выдела доли, право принятия решения о выделении земельной доли в натуре принадлежало сособственникам земельного участка (п.10 Указа). Следовательно, общее собрание акционерного общества было неправомочно распоряжаться землей и определять местоположение выделяемой доли. Таким образом, решение о выделе является незаконном, из чего следует, что постановление суда о признании за фермерским хозяйством права на образованный земельный участок принято неправомерно.

Ссылка заявителя жалобы на отказ учредителей от права собственности на земельные доли является незаконной. Внесение земельных долей без согласия собственников в уставный капитал является ничтожной сделкой.

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 ноября 2003г. N А57-3265/03-21.

Комментарий

Как следует из обстоятельств спора, сельскохозяйственное предприятие — совхоз было реорганизовано в акционерное общество закрытого типа. Одновременно с этим в соответствии в соответствии с Указом Президента РФ от 27.12.1991г. N 323 "О неотложных мерах по осуществлению "Земельной реформы в РСФСР", постановлением Правительства РФ от 29.12.1991г. N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов" работники совхоза и другие граждане, обладавшие правом на получение земельной доли, приобрели право долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения. По неизвестной причине собственниками долей был подписан отказ от данного имущества.

Впоследствии земельные доли без согласия собственников на основании приказа руководителя были внесены в уставный капитал АОЗТ, а затем внесены в имущество государственного предприятия. Представители юридического лица пояснили суду, что собственники отказались от своих долей, в связи с чем имущество было внесено в уставный капитал. По мнению общества, отказ от долей является законным. Арбитражный суд признал внесение долей в уставный капитал неправомерным по следующим основаниям.

На момент передачи земельных долей в акционерное общество действовал ФЗ "О собственности", в силу которого прекращение права собственности помимо воли собственника не допускалось. Согласно ст.31 данного закона право собственности не может быть прекращено без предоставления собственнику равноценного имущества или возмещения убытков в полном объеме. На основании изложенного, отказ учредителей от прав на земельные доли является незаконным.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо различать договор дарения и отказ от имущества, которые имеют различные правовые последствия. Собственник вправе совершать со своим имуществом любые действия, включая его отчуждение по договору дарения. Земельная доля может быть подарена юридическому лицу. При этом принадлежащее другим участникам долевой собственности право преимущественной покупки применению не подлежит (ст.250 ГК РФ). В случае приобретения доли по договору дарения, у юридического лица возникает материальная выгода, подлежащая налогообложению в соответствии с действующим законодательством.

Иные правовые последствия следуют в случае отказа субъекта от принадлежащего ему права. В соответствии со ст.9 ГК РФ отказ граждан от принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, кроме случаев, предусмотренных законом. Иными словами, до тех пор пока другое лицо не приобретет право на имущество в порядке, предусмотренном действующим законодательством, лицо, отказавшееся от имущества продолжает оставаться собственником и может реализовывать свои прав без ограничений.

Следует иметь ввиду, что на практике сделка по внесению земельных долей в уставный капитал встречается довольно часто. При этом гражданам сложно противостоять юридическому лицу в силу того, что возможности защиты прав являются неодинаковыми. Рассматриваемое дело является одним из ярких примеров незаконных действий, в силу которых права граждан оказались ограничены.

Собственникам земельных долей необходимо помнить, что в соответствии со с п.1 ст.181 ГК РФ срок применения последствий по недействительным сделкам составляет десять лет, в течение которых может быть заявлен соответствующий иск, например, о признании сделки по внесению земельных долей в уставный (складочный) капитал или паевой фонд недействительной.

Аренда земли

Отсутствие у земельного участка кадастрового номера свидетельствует, что объект договора аренды не определен, а сделка является незаключенной.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что в аренду был предоставлен водный объект. Договор аренды, заключенный между сельской администрацией и акционерным обществом о передаче в аренду земли для строительства пруда, соответствует законодательству Унитарное предприятие — арендодатель ликвидировано и исключено из государственного реестра, что, по мнению суда, влечет необходимость заключения договора с новым арендодателем. Решение является не достаточно обоснованным.

Отсутствие в договоре указания на стоимость передаваемого в аренду имущества не может являться основанием для признания договора недействительным.

Использование земельного участка на правах аренды не препятствует включению земли в конкурсную массу. Основания для расторжения договора аренды отсутствуют.

В соответствии со ст.270 ГК РФ предоставленный в постоянное бессрочное пользование земельный участок может быть передан в аренду с согласия собственника земли. Однако в ст.20 ЗК РФ содержится запрет на совершение такого рода сделок. По нашему мнению, при решении данного вопроса приоритет следует отдать ЗК РФ.

В связи с тем, что сельскохозяйственная организация не зарегистрировала право собственности на земельные доли, внесенные в уставный капитал, сделки с данным имуществом, включая аренду, являются незаконными.

Отсутствие у земельного участка кадастрового номера свидетельствует, что объект договора аренды не определен, а сделка является незаключенной.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16 сентября 2004г. N Ф08-4308/04.

Комментарий

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании убытков, вызванных самовольным использованием земельного участка. В обосновании иска предприниматель указал, что в силу заключенного договора аренды он является законным владельцем земельного участка. Рассмотрев спор по существу, суд пришел к выводу о необоснованности заявленных требований по следующим основаниям.

Как следует из комментируемого решения, истец наряду с другими гражданами приобрел право собственности на земельную долю. Впоследствии все собственники долей заключили договор и передали единым массивом землю в аренду акционерному обществу (ответчику). В соответствии с решением мировых судей обществу было предписано выделить несколько земельных долей в натуре, что было сделано.

Одновременно с выделением долей (в этот же день) собственники заключили с истцом договор аренды, а кадастровые планы на образованные земельные участки получили 4,5 месяца спустя.

Для определения границ и координат земельного участка в обязательном порядке должны проводиться землеустроительные работы, порядок осуществления которых определен ФЗ "О землеустройстве"

[16]

. В соответствии со ст.3 данного закона межевание производится в обязательном порядке при предоставлении земельных участков и заключения сделок с землей. Согласно ст.607 ГК РФ существенным условием договора аренды является его предмет. При отсутствии данных позволяющих определить передаваемое в аренду имущество, договор считается незаключенным. В связи с тем, что в представленном суду договоре аренды в качестве предмета фигурируют участки не прошедшие кадастровые учет, рассматриваемый договор не может считаться надлежащим доказательством, подтверждающим права истца на земельный участок. Соответственно, утверждение о том, что ответчик использует участок на незаконных основаниях, является необоснованным, поскольку заявитель, сам по себе, не может считаться законным владельцем земли.

В комментируемом постановлении затронут достаточно актуальный вопрос о том, как быть в ситуации, когда заключен многосторонний договор, по которому в аренду передан земельный массив, состоящий из земельный долей, собственники которых выступают на стороне арендодателей, и в процессе действия договора аренды из массива выделяются в натуре несколько земельный долей. Продолжает ли в этом случае действовать заключенный договор? В судебном решении указано, что прекращение договора предполагает возврат переданного в аренду имущества. А поскольку по договору передавался единый массив, он и подлежит возврату.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства. При выделении из земельного массива, являющегося объектом договора аренды, одной или нескольких земельных долей в натуре, используемый земельный участок уменьшается на размер вновь образованных участков. Соответственно, если по договору в аренду передавалось, например, 1000 га, а в натуре было выделено 100 га, у арендатора в пользовании остается 900 га, то есть, объект договора становится другим. Одновременно с этим происходят изменения в составе арендодателей. Собственники долей, которые были выделены в натуре, прекращают свое участие в договоре аренды, так как перестают быть сособственниками земельного массива. Таким образом, меняется как объект договора, так и его субъектный состав. Указанное обстоятельство влечет необходимость прекращения действующего договора и заключение нового. При этом необходимо иметь ввиду, что в результате выделения появляются не только новые участки, соответствующие числу выделенных долей, но и еще один — остающийся участок, который из первоначальных 1000 га превратился в массив площадью 900 га. Отсюда следует, что в отношении всех вновь образованных участков должны быть проведены землеустроительные работы, с присвоением кадастровых номеров.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что в аренду был предоставлен водный объект. Договор аренды, заключенный между сельской администрацией и акционерным обществом о передаче в аренду земли для строительства пруда, соответствует законодательству.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 21 июня 2004г. N А48-4007/03-7.

Комментарий

Из обстоятельств спора следует, что сельская администрация в соответствии с заключенным договором аренды передала акционерному обществу земельный участок для строительства пруда. По мнению органов прокуратуры, в аренду был передан водный объект — пруд, являющийся государственной собственностью, поэтому администрация не обладала правомочиями на заключение соответствующего договора. Указанная позиция послужила основанием для обращения прокуратуры в суд с заявлением о признании договора аренды недействительным. В обосновании заявленных требований также было указано, что АО не имеет лицензии на водопользование.

Содержание правовой позиции прокуратуры основывается на положении ст.33 Водного кодекса РФ, согласно которой водные объекты могут находиться в собственности Российской Федерации и субъектов РФ. Данная норма корреспондируется с правилом п.2 ст.214 ГК, устанавливающим презумпцию государственной собственности на землю и другие природные ресурсы. Однако необходимо учитывать, что Водный кодекс содержит понятие "водный объект" и "обособленный водный объект (замкнутый водоем)". В соответствии со ст.1 Водного кодекса водный объект — это "сосредоточение вод на поверхности суши в формах ее рельефа либо в недрах, имеющее границы, объем и черты водного режима". Обособленный водный объект — "небольшой по площади и непроточный искусственный водоем, не имеющий гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами". Согласно ст.34 Водного кодекса право собственности на обособленные водные объекты может принадлежать муниципальным образованиям, гражданам и юридическим лицам. Это положение получило свое развитие в ст.40 Водного кодекса, указывающей, что замкнутые водоемы (обособленные водные объекты) могут находиться в частной собственности. В литературе выделяли следующие признаки обособленных водных объектов: во-первых, — водоем должен быть замкнутым, во-вторых, — не большим по площади либо непроточным искусственным водоемом, в-третьих — должна отсутствовать гидравлическая связь с другими поверхностными водными объектами

[17]

.

Согласно ст.65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказывать те обстоятельства, на которые оно ссылается. В соответствии со ст.69 АПК РФ не нуждаются в доказывании лишь обстоятельства, признанные арбитражным судом общеизвестными. Из судебного акта видно, прокуратура не согласна с передачей в аренду пруда, то есть, обособленного водного объекта. Отсюда следует, что утверждение о нахождении пруда в государственной собственности должно быть обосновано, поскольку презумпция государственной собственности на замкнутые водоемы не распространяется. Правильность сделанного вывода подтверждается положением п.2 ст.214 ГК РФ, где сказано, что государственной собственностью являются природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц или муниципальных образований.

Согласно представленным суду документам, переданный в аренду земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения. Заключенный договор аренды полностью соответствовал действующему законодательству и был зарегистрирован в Регистрационном Управлении по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Прокуратура не представила доказательств, свидетельствующих о передаче в аренду водного объекта. Соответственно, утверждение о том, что у акционерного общества нет лицензии на водопользование, не имеет юридического значения для рассмотрения настоящего спора. Требование о признании договора аренды ничтожным не основано на законе и не подлежит удовлетворению.

Унитарное предприятие — арендодатель ликвидировано и исключено из государственного реестра, что, по мнению суда, влечет необходимость заключения договора с новым арендодателем. Решение является не достаточно обоснованным.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 11 июня 2004г. N А64-99/04-8.

Комментарий

На основании постановления главы администрации муниципального образования сельскохозяйственному предприятию — совхозу в бессрочное пользование предоставлен земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения. Впоследствии совхоз был преобразован в государственное унитарное предприятие, которое передало фермерским хозяйствам в аренду участки из состава земель, предоставленных ГУПу в пользование. Позднее унитарное предприятие признано банкротом, исключено из госреестра, находившийся в бессрочном пользовании земельный массив включен в районный фонд перераспределения земель, а затем передан в аренду акционерному обществу. Прежние арендаторы — фермерские хозяйства, посчитав, что их права нарушены, обратились в суд с иском о признании недействительным указанного договора аренды.

По мнению суда, исковые требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям. В силу ст.61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет прекращение его прав и обязанностей. Согласно ст.419 ГК РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица, кроме случаев, предусмотренных законом. В судебном акте указывается, что ссылка фермерских хозяйств на положения п.1 ст.617 ГК РФ, согласно которым смена арендодателя не является основанием для прекращения договора аренды, не может быть принята во внимание, поскольку выступавшее арендодателем юридическое лицо ликвидировано, "следовательно, смены арендодателя не произошло".

В литературе со ссылкой на пункт 2 ст.60 ГК справедливо подчеркивалось, что в случае реорганизации юридического лица — арендатора, арендодатель имеет право либо продолжить арендные отношения с новым арендатором, либо потребовать прекращения договора аренды и возмещения убытков

[18].

В соответствии с п.1 ст.617 ГК РФ не является основанием для изменения или расторжения договора аренды переход права собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления и пожизненного наследуемого владения на сданное имущество к другому лицу. Как указано в п.23, 24 информационного письма Президиума ВАС РФ N 66, переход к другому лицу права собственности на сданное в аренду имущество сам по себе не является основанием для внесения в судебном порядке изменений в условия договора аренды, заключенного прежним собственником с арендатором. Исключением из данного правила является внесение в договор новых сведений относительно арендодателя

[19].

Для правильного рассмотрения комментируемого дела необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства. Согласно п.2 ст.113 ГК РФ имущество унитарного предприятия закрепляется за предприятием на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Как следует из материалов дела, унитарное предприятие — арендодатель было ликвидировано. Одновременно с ликвидацией прекратилось право бессрочного пользования земельным участком, принадлежавшее предприятию.

Переход права бессрочного пользования является основанием прекращения договора аренды, поскольку в ст.617 ГК приведен исчерпывающий перечень вещных прав, переход которых не влечет окончания арендных отношений, а право постоянного (бессрочного) пользования в этот список не входит.

При рассмотрении аналогичных дел также следует учитывать, что ст.270 ГК РФ разрешает лицу, использующему земельный участок на праве бессрочного пользования, передать этот участок в аренду с согласия собственника земли. Но п.4 ст.20 ЗК РФ содержит запрет на совершение таких сделок. В соответствии с пунктом 3 ст.129 Гражданского кодекса пределы включения земли в оборот определяются земельным законодательством, поэтому нормам ЗК должен быть отдан приоритет. Таким образом, даже при наличии разрешения от собственника унитарное предприятие не вправе принимать решение о заключении договора о передаче в аренду земли, принадлежащей предприятию на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Отсутствие в договоре указания на стоимость передаваемого в аренду имущества не может являться основанием для признания договора недействительным.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 13 августа 2003г. N А54-1092/01-С10-С17.

Комментарий

По мнению заявителя кассационной жалобы, договор, по которому в аренду был передан цех переработки и земельный участок, является недействительным в связи с тем, что в договоре отсутствует указание на стоимость арендуемого имущества. В обосновании такой позиции сделана ссылка на ст.7-9 действовавших на момент заключения сделки Основ законодательства об аренде.

Действительно в статье 7 Основ законодательства об аренде в качестве условий, которые должен содержать договор, предусматривалась необходимость указания стоимости арендуемого имущества. При этом пункт 4 ст.7 определял, что стоимость имущества должна определяться в договоре исходя из оценки этого имущества на момент сдачи его в аренду.

Этот довод правомерно не был принят судом. В соответствии со ст.1 Основ законодательства об аренде существенными условиями аренды являются срок действия договора и его предмет — наименование и характеристики подлежащего использованию имущества. Цена арендованного имущества не отнесена к существенным условиям и ее отсутствие в договоре не может служить основанием для признания его ничтожным.

Действующий Гражданский кодекс не содержит положений, предусматривающих указание в договоре стоимости арендуемого имущества. В большинстве случаев цена предмета договора не имеет прямого отношения к его исполнению. Хотя следует иметь ввиду, что вопрос о стоимости может иметь существенное значение в случае утраты имущества, его гибели, либо причинении имуществу ущерба. Например, в соответствии со ст.669 ГК РФ риск случайной гибели или случайной порчи арендованного по договору финансового лизинга имущества переходит к арендатору в момент передачи ему имущества, если иное не предусмотрено договором. Стоимость имущества также может применяться для оценки того, является ли сделка крупной и выполнены ли требования законодательства и устава юридического лица при ее заключении

[20]

. Для устранения возможных споров в договоре целесообразно указывать цену передаваемого в аренду имущества.

Использование земельного участка на правах аренды не препятствует включению земли в конкурсную массу. Основания для расторжения договора аренды отсутствуют.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 мая 2003г. N КГ-А41/2931-03.

Комментарий

Конкурсный управляющий признанного банкротом акционерного общества (арендодатель) обратился в суд с иском к арендатору о расторжении договора аренды земель сельскохозяйственного назначения, заключенного в период внешнего управления. Заявленные требования основываются на том, что все имущество должника подлежит продаже на торгах, а существующее обременение в виде аренды существенно снижает стоимость имущества, что приведет к нарушению прав кредиторов должника.

Из обстоятельств спора следовало, что правоотношениям сторон подлежит применению ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 1998г. В соответствии с п.2 ст.77 данного закона отказ от исполнения договоров должника возможен лишь в случаях, если исполнение договора повлечет убытки для должника по сравнению с аналогичными договорами, заключенными при сравнимых обстоятельствах либо имеются другие препятствия для восстановления платежеспособности должника. Следует учитывать, что возможность одностороннего отказа от исполнения договора соответствует ст.450 ГК РФ, где сказано, что такой отказ допускается в случаях, предусмотренных законом или договором. В рассматриваемом деле позиция конкурсного управляющего основывается на положения п.2 ст.77 Закона о несостоятельности 1998г. Согласно пункту 4 ст.77 арбитражный управляющий невправе расторгать договор в одностороннем порядке, если он был заключен в период наблюдения. В соответствии со ст.2 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" наблюдение — это одна из процедур банкротства, применяемая к должнику с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом в целях обеспечения сохранности имущества и проведения анализа финансового состояния должника. Из материалов дела видно, что спорный договор был заключен в период внешнего управления, то есть другой процедуры банкротства. При этом ст.77 Закона о несостоятельности не содержит положений, препятствующих расторгать договор, кроме случая, указанного в п.4 ст.77.

В рассматриваемом деле позиция суда, признавшего требования конкурсного управляющего о расторжении договора незаконными обосновывается следующими основаниями. Во-первых, спорный договор аренды был заключен не должником, а непосредственно арбитражным управляющим, а по смыслу ст.77 допускается отказ договоров, заключенных должником. Статья 77 называется "отказ от исполнения договоров должника". Во-вторых, наличие договора аренды не препятствует включение участка в конкурсную массу и его продажу. С одной стороны наличие обременения в виде аренды, видимо, снизит стоимость земли. Однако в соответствии со ст.617 ГК РФ переход права собственности на переданное в аренду имущество не является основанием для расторжения договора аренды.

Поскольку договор аренды был заключен арбитражным управляющим, на данные отношения распространяется действие п.3 ст.450 ГК РФ о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств. Также необходимо помнить, что положение абзаца третьего пункта 2 статьи 77, позволявшее внешнему управляющему в одностороннем порядке расторгать договоры должника на том лишь основании, что они заключены на срок свыше одного года, независимо от того, имеются ли связанные с исполнением таких договоров обстоятельства, препятствующие восстановлению платежеспособности должника, признано не соответствующим Конституции РФ

[21].

В соответствии со ст.270 ГК РФ предоставленный в постоянное бессрочное пользование земельный участок может быть передан в аренду с согласия собственника земли. Однако в ст.20 ЗК РФ содержится запрет на совершение такого рода сделок. По нашему мнению, при решении данного вопроса приоритет следует отдать ЗК РФ.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 1 апреля 2003г. N А64-466/02-12.

Комментарий

Как следует из обстоятельств дела, совхозу на основании постановления районной администрации в постоянное (бессрочное) пользование был выделен земельных участок сельскохозяйственного назначения. В дальнейшем совхоз был реорганизован в государственное унитарное предприятие, которое заключило договор о передаче в аренду фермерским хозяйствам земельных участков, находящихся в границах общего земельного массива, переданного предшественнику ГУП в бессрочное пользование.

Дважды рассматривая указанный спор, арбитражный суд Тамбовской области вынес решение о признании договоров аренды недействительными, на основании ст.31, 40 Закона Тамбовской области "О регулировании земельных отношений в Тамбовской области", где указано, что право сдачи в аренду земельных участков принадлежит только собственнику. Суд также сослался на п.2 Указа Президента РФ от 27 декабря 1991г. N 323 "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР", согласно которому администрация была не вправе передавать земельный участок в пользование унитарному предприятию. Однако дело было вновь возвращено на новое рассмотрение, так как суд не надлежащим образом изучил материалы дела и содержание спорных правоотношений.

Для правильного разрешения аналогичного рода дел необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства.

В соответствии со ст.608 ГК РФ арендодателями могут выступать не только собственники, но и другие уполномоченные законом лица. В силу ст.270, 295 ГК РФ лицо, обладающие земельным участком, может передать его в аренду или в безвозмездное пользование с согласия собственника. При этом в соответствии с п.4 ст.20 Земельного кодекса лица, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, не вправе распоряжаться такими земельными участками. В данном случае налицо конкуренция норм, а именно противоречие между п.4 ст.20 ЗК и положениями ст.270 ГК.

В соответствии с пунктом 3 ст.129 Гражданского кодекса пределы включения земли в оборот определяются земельным законодательством. Следовательно, в рассматриваемом случае нормам ЗК должен быть отдан приоритет. Отсюда следует, что даже при наличии разрешения от собственника на передачу земли в аренду ГУП не вправе принимать решение о заключении договора.

Следует иметь ввиду, что унитарные предприятия, обладая специальной правоспособностью, не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании статьи 168 ГК РФ. Таким образом, если заключение договора аренды влечет для унитарного предприятия невозможность выполнять возложенные на него уставом задачи, такой договор является недействительным и не несет правовых последствий.

Правомерность изъятия земельного участка также требует самостоятельного изучения и проверки на предмет соответствия законодательству.

Правомочия унитарного предприятия по владению, пользованию и распоряжению имуществом определены в ст.294, 295 ГК РФ. Как указано в п.39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996г. N 6/8 условия договоров, заключенных между собственником государственного или муниципального имущества и унитарным предприятием, изменяющих характер и пределы правомочий предприятия, являются ничтожными. Перечень прав собственника имущества определен в п.1 ст.295 ГК. При этом собственник или уполномоченный орган не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении унитарного предприятия. Соответствующие акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом должны признаваться недействительными

[22]

. В соответствии со ст.305 ГК РФ унитарному предприятию принадлежит право на защиту своего владения. Это положение распространяется и в отношениях с собственником имущества.

В связи с тем, что сельскохозяйственная организация не зарегистрировала право собственности на земельные доли, внесенные в уставный капитал, сделки с данным имуществом, включая аренду, являются незаконными.

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 января 2003г. N Ф04/176-1586/А27-2002.

Комментарий

Сельскохозяйственный производственный кооператив заключил договор о передаче в аренду закрытому акционерному обществу земельного участка. В последствии кооператив отказался осуществлять действия по регистрации договора, что послужило основанием для обращения ЗАО в суд иском о понуждении кооператива произвести регистрацию договора аренды. Позиция акционерного общества основывалась на положениях п.3 ст.165 ГК, предусматривающего возможность обращения в суд с иском, в случае, если одна из сторон уклоняется от регистрации договора, подлежащего в соответствии с законодательством о государственной регистрации. Аналогичная правовая позиция изложена и в пункте 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 ноября 1997г. N 21 "Обзор практики разрешения споров, возникающих по договорам купли-продажи недвижимости"

[23]

. Суд первой инстанции признал требования общества законными, однако апелляционная инстанция решения отменила и в удовлетворении иска отказала. При принятии решения суд руководствовался следующими основаниями.

Из устава кооператива следует, что его имущество сформировано, в том числе, за счет внесения в паевой фонд земельных долей. Право собственника распорядиться земельной долей, включая ее передачу в качестве взноса в уставный (складочный) капитал, паевой фонд, предусмотрена Указами Президента и Постановлениями Правительства РФ, регулировавшими порядок реорганизации сельскохозяйственных предприятий и приватизацию земель с/х назначения. Данными документами, установлена обязанность регистрации права собственности на земельные доли и участки. Форма свидетельства о праве собственности на землю утверждена Постановлением Правительства РФ от 19 марта 1992г. N 177 "Об утверждении форм свидетельства о праве собственности на землю, договора аренды земель сельскохозяйственного назначения и договора временного пользования землей сельскохозяйственного назначения"

[24].

Как усматривается из материалов дела, кооператив не зарегистрировал право собственности на земельные доли. Согласно ст.2 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" единственным доказательством существования зарегистрированного права является его государственная регистрация. В ст.6 данного закона сказано, что права, возникшие до введения его в действие, признаются действительными. Однако при совершении сделок с таким имуществом, права на него должны быть зарегистрированы в соответствии с ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (п.2 ст.6).

Поскольку права на передаваемый в аренду земельный участок не были зарегистрированы, договор аренды не может быть признан соответствующим действующему законодательству, поэтому требование акционерного общества о понуждении произвести государственную регистрацию договора аренды, удовлетворению не подлежат.

Купля-продажа земли

Для признания договора купли-продажи земельного участка недействительным необходимо доказать, какие положения действующего законодательства нарушены.

Отчуждение с/х земли, находящейся в собственности акционерного общества должно осуществляться в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" и уставом АО, включая правила о совершении крупных сделок Отчуждение земельного участка с/х назначения, предоставленного для ведения фермерского хозяйства, признано судом незаконным. По нашему мнению, решение является спорным и недостаточно обоснованным.

Для признания договора купли-продажи земельного участка недействительным необходимо доказать, какие положения действующего законодательства нарушены.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 августа 2003г. N А56-38778/02.

Комментарий

Земельный участок сельскохозяйственного назначения, принадлежащий производственному кооперативу, был переведен в разряд земель городской застройки и затем продан закрытому акционерному обществу. В последствии земельный участок был разделен на четыре части и продан другим лицам.

Кооператив обратился в суд с иском к ЗАО о признании договора купли-продажи недействительным и применения последствий ничтожной сделки. По мнению кооператива, при совершении сделки были нарушены положения ст.20 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации"

[25], согласно которой отчуждение земли возможно только на основании решения высшего органа юридического лица — общего собрания. Однако имеющиеся в деле доказательства, в частности, выписка из протокола общего собрания, свидетельствует о том, что решение о продаже земельных участков было принято высшим органом кооператива.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 2 ст.20 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" приобретение основных средств отнесено к исключительной компетенции общего собрания кооператива. Согласно пункту 5 названного Федерального закона решения по вопросам, отнесенным к исключительной компетенции общего собрания членов кооператива, не могут быть переданы исполнительным органам кооператива или наблюдательному совету кооператива. В данном случае возникает вопрос, как квалифицировать сделку, в случае, если решение общего собрания не было принято, когда оно является обязательным в соответствии с законом?

Согласно статье 174 ГК РФ, если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. Однако из пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998г. N 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок"

[26]

следует, что статья 174 ГК РФ не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться статьей 168 ГК РФ. То есть, такого рода сделка является недействительной. В соответствии со ст.166 ГК РФ, п.32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" иск о признании недействительной ничтожной сделки подлежит рассмотрению по заявлению любого заинтересованного лица.

В комментируемом судебном акте указывается, что в материалах дела имеется протокол общего собрания, свидетельствующий о принятии необходимого решения высшим органом управления кооператива. В данном случае суду целесообразно было бы проверить соответствие процедуры проведения собрания требованиям законодательства. Однако, такие действия суд не мог предпринять по собственной инициативе, поскольку в соответствии с АПК РФ, суд рассматривает споры в пределах заявленных сторонами требований.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо учитывать, что если при проведении общего собрания были допущены нарушения устава кооператива и положений законодательства, принятое собранием решение является незаконным. Соответственно сделка, совершенная на основании такого решения, ничтожна

[27].

В связи с тем, что при рассмотрении спора не было представлено доказательств несоответствия заключенной сделки закону, требование о признании договора купли-продажи земельного участка недействительным отклонено.

Отчуждение с/х земли, находящейся в собственности акционерного общества должно осуществляться в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" и уставом АО, включая правила о совершении крупных сделок.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 30 сентября 2003г. N А08-5931/02-16.

Комментарий

Как следует из обстоятельств дела, закрытое акционерное общество приняло решение об отчуждении земельного участка сельскохозяйственного назначения, находящегося в собственности общества.

Проанализировав устав ЗАО, суд установил, что принятие решения о заключении крупных сделок по отчуждению и приобретению имущества отнесено к компетенции общего собрания. Доказательств проведения такого собрания в соответствии с требованиями ФЗ "Об акционерных обществах" суду представлено не было.

Согласно со ст.78 Закона "Об акционерных обществах"

[28]

под крупной сделкой понимается одна или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением (прямо или косвенно) имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов стоимости активов общества. К крупным сделкам не относятся договоры, заключаемые, в процессе обычной хозяйственной деятельности. Для квалификации того, относится сделка к крупной или нет, стоимость имущества должна определяться по данным бухгалтерской отчетности общества на последнюю отчетную дату. При этом имеется ввиду балансовая стоимость активов в целом, а не чистых активов. То есть, стоимость имущества определяется без учета ее уменьшения на сумму долгов

[29]

.

Определение стоимости имущества, являющегося предметом крупной сделки, отнесено к компетенции совета директоров (п.2 ст.78 Закона) и должно осуществляться в порядке, установленном статьей 77 Закона об акционерных обществах. Решение о совершении такой сделки совет директоров может принимать в пределах полномочий, предоставленных ему статьей 79 Закона. Вопрос о совершении крупной сделки передается на рассмотрение общего собрания акционеров, если стоимость имущества, превышает 50 процентов балансовой стоимости активов общества.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо учитывать, что принимаемое общим собранием акционерного общества решение должно соответствовать порядку проведения собрания акционеров, установленного ст.47-63 Закона "Об акционерных обществах". В указанных положениях закона довольно подробно урегулирована процедура проведения общего собрания, его формы, компетенция и др. Акционеры общества должны быть своевременно информированы о дате и месте проведения собрания, повестке дня.

В связи с тем, что все вышеуказанные вопросы не были предметом судебного рассмотрения, вынесенное решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

Отчуждение земельного участка с/х назначения, предоставленного для ведения фермерского хозяйства, признано судом незаконным. По нашему мнению, решение является спорным и недостаточно обоснованным.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 января 2001г. N КА-А41/87-01.

Комментарий

Принадлежащий главе фермерского хозяйства на праве собственности земельный участок сельскохозяйственного назначения был продан юридическому лицу. Посчитав, что данная сделка является незаконной, прокурор обратился с иском в защиту государственных и общественных интересов о признании договора купли-продажи ничтожным. Требования прокуратуры были признаны обоснованными, а соответствующий договор недействительным. При принятии такого решения суд руководствовался следующими основаниями.

Было установлено, что на проданной земле осуществляется строительство садовых домиков, что, по мнению суда, не соответствует режиму земель сельскохозяйственного назначения, а доказательств перевода земли в другую категорию представлено не было. Также в решении указывается, что покупатель земельного участка осуществил его раздел в нарушение положений ст.58 ЗК РСФСР, согласно которой земельный участок, предоставленный для ведения крестьянского хозяйства, разделу не подлежит. На основании изложенного было принято решение о признании договора купли-продажи недействительным.

По нашему мнению, судебный акт является спорным и недостаточно обоснованным. Согласно п.2 Указа Президента РФ от 27 октября 1993г. N 1767 "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России", на который ссылается суд в своем решении, собственник земельного участка вправе совершать с данным имуществом различные сделки, включая куплю-продажу. Признание Указом Президента РФ от 24 декабря 1993г.

[30]

N 2287 "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации"

[31]

подпункта "б" ч.2 п.1 ст.10 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г., регулирующего порядок продажи земли фермерами, недействующим, само по себе не является основанием для признания сделки купли-продажи недействительной. В ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. отсутствовал запрет на отчуждение фермерскими хозяйствами земли. При рассмотрении дела необходимо учитывать, что договор купли-продажи был заключен 07.06.1997г., то есть в период действия Гражданского кодекса РФ, в котором также нет запрета на совершение сделок по отчуждению земли, предоставленной для ведения фермерского хозяйства.

Из судебного решения не ясно, когда началось строительство садовых домиков, и в какой период произведен раздел земельного участка, до заключения договора или после. Это обстоятельство играет существенное правовое значение для разрешения спора. Если указанные действия совершены после продажи земли, то они не могут рассматриваться как основания для признания договора ничтожным. В соответствии со ст.258 ГК РФ запрет на раздел земли фермерского хозяйства действует только в отношении участка, принадлежащего членам хозяйства на праве общей (совместной или долевой) собственности, либо земли, выделенной для ведения хозяйства. Эта норма не распространяется на лиц, купивших земельный участок у фермерского хозяйства.

Строительство домиков само по себе может свидетельствовать о нарушении принципа целевого использования земли, что влечет предусмотренную законодательством ответственность и обязанность устранить допущенные нарушения. Однако это обстоятельство не может являться основанием для признания договора купли-продажи земельного участка недействительным.

Внесение земельных долей в уставный (складочный) капитал, паевой фонд

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие внесение земельной доли в уставный капитал. Это свидетельствует о том, что гражданин права собственности на долю не утратил

Предпринятое судебной инстанцией ограничительное толкование прав собственников относительно способов распоряжения земельными долями не основано на действовавшем в момент заключения сделки законодательстве

В случае, если отсутствуют доказательства внесения земельной доли в уставный капитал, доля принадлежит собственнику и он имеет право выделить ее в натуре. Принятое решение является спорным Внесение земельной доли в качестве взноса в уставный капитал акционерного общества должно быть доказано и подтверждено соответствующими документами

По мнению суда, выписка из реестра акционеров является достаточным доказательством того, что земельная доля была внесена в уставный капитал. Данный вывод представляется спорным

Предмет заявленного иска представляет собой материально-правовое требование граждан по выделению земельных долей в натуре. Однако с правовой точки зрения это иск о праве собственности на доли По мнению суда, наличие заявления о вступлении в акционерное общество является доказательством того, что гражданин внес земельную долю в уставный капитал. Сделанный вывод является спорным Если собственник земельной доли не вносил долю в качестве взноса в уставный капитал, он право собственности на нее не утрачивает и может потребовать выдела доли в натуре

Запись в учредительном договоре ЗАО о том, что земля находится в общей долевой собственности акционеров общества, некорректна. Вывод суда о том, что собственником земли является акционерное общество, является спорным

Иск гражданина к с/х кооперативу о выходе и выделении земельной доли подлежит рассмотрению в соответствии с ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" и уставом кооператива.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие внесение земельной доли в уставный капитал. Это свидетельствует о том, что гражданин права собственности на долю не утратил.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 сентября 2004г. N А21-2646/03-С2.

Комментарий

Гражданин обратился с иском к закрытому акционерному обществу о выделении земельной доли в натуре. ЗАО против данного требования возражало, указывая, что доля была внесена в уставный капитал и стала собственностью АО. Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали по тем основаниям, что гражданин является акционером ЗАО, следовательно, утратил права собственности на долю, внесенную в уставный капитал.

Оставляя решение в силе, кассационная инстанция, указала, что отказ в удовлетворении иска связан с тем, что гражданин должен предъявлять свои требования о выделе доли в натуре к другим участникам долевой собственности, поскольку право на долю он не утратил.

В постановлении кассационной инстанции справедливо указано на неправомерность вывода о внесении земельной доли в уставный капитал. Суду не были представлены доказательства, подтверждающие, что между собственником доли и юридическим лицом была заключена сделка, в результате которой состоялась передачи доли в уставный капитал и приобретение на сумму, соответствующую стоимости доли, акций ЗАО. Имеющийся в материалах дела список акционеров не может рассматриваться как доказательство, подтверждающие передачу доли в акционерное общество, поскольку отсутствует соответствующий договор, акт приема-передачи и реестр акционеров. На основании изложенного суд сделал правильный вывод о том, что истец не утратил право собственности на земельную долю, в связи с чем требование о выделе должно предъявляться не к акционерному обществу, а к участникам общей долевой собственности на землю.

На первый взгляд данное решение открывает для собственника доли возможность выдела ее в натуре в соответствии с ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". Однако следует учесть, что предметом заявленного иска не являлся вопрос о признании недействительной сделки по внесению доли в уставный капитал. Из комментируемого решения следует, что акционерное общество считает долю своей собственностью. В частности в судебном заседании представитель ЗАО указал на то, что собственники передали земельные доли в АО и стали акционерами. Соответствующая запись имеется в уставе юридического лица. При этом кассационная инстанция не изменила решение арбитражного суда первой инстанции, а просто оставило его в силе. Таким образом, остается открытым вопрос о том, может ли вывод суда о том, что гражданин не вносил долю в уставный капитал АО, рассматриваться как обстоятельство, не подлежащее доказыванию, то есть, установленное в судебном заседании (п.2 ст.69 АПК РФ). Именно от оценки другими судебными инстанциями данного вопроса зависит успех споров, которые могут возникнуть в будущем. На наш взгляд, для того, чтобы избежать многочисленных судебных разбирательств, гражданину целесообразно заявить иск о признании недействительным устава ЗАО в части записи о том, что имущество общества образовано путем объединения земельных долей, и что истец является акционером ЗАО. Опираясь на комментируемое постановление, выиграть такого рода спор будет несложно. При этом все иски, которые можно ожидать от акционерного общества, вряд ли будут заявлены вообще либо окажутся безуспешными. Но что самое главное, они будут рассмотрены в короткие сроки, то есть с минимальными материальными и моральными потерями для гражданина.

Практика показывает, что, как правило, юридическое лицо обладает значительно большими материальными и социальными ресурсами для защиты собственных прав по сравнению с отдельным гражданином. Этот фактор позволяет "втянуть" менее защищенное лицо, в нашем случае собственника земельной доли, в огромное количество споров, которые могут растянуться на несколько лет. Например, ЗАО предъявит иск о признании права собственности на земельную долю, а затем иск об устранении препятствий в пользовании. Цель такого рода действий проста — затянуть момент выдела доли на как можно более длительный срок. В результате общество даже может выйти победителем, поскольку гражданин окажется не в состоянии сопротивляться. Кроме того, другие собственники земельных долей, видя безуспешность действий своего коллеги, не будут предпринимать аналогичных шагов, что также "на руку" ЗАО. К сожалению, такого рода ситуации нередки.

Предпринятое судебной инстанцией ограничительное толкование прав собственников относительно способов распоряжения земельными долями не основано на действовавшем в момент заключения сделки законодательстве.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19 апреля 2004г. N А41/2711-04.

Комментарий

Граждане обратились с иском к акционерному обществу о выделении в натуре земельных долей. Решением судов первой, апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении исковых требований отказано.

По мнению судебной инстанции, члены сельскохозяйственных предприятий "наделялись земельными долями, которые они могли получить путем выделения в натуре для организации частного крестьянского хозяйства или внести в уставный капитал вновь образованных сельскохозяйственных предприятий". Наделение земельной долей "одновременно обязывало использовать эту долю одним из способов, предусмотренных действовавшим законодательством". В качестве основного довода для отказа в удовлетворении иска суд сослался на пункт 10 Постановления Правительства Российской Федерации от 29.12.1991г. N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов", согласно которому владелец земельной доли был обязан подать заявление во внутрихозяйственную комиссию и указать в нем одну из форм использования доли, в числе которых предусматривалась возможность передачи этого имущества в качестве учредительного взноса в товарищество или акционерное общество. Принятые судебные акты базируются на выводе о том, что если собственник земельной доли не выделил ее в натуре для образования фермерского хозяйства, следовательно, он был обязан внести ее в уставный капитал.

Высказанная в судебных решениях позиция является спорной. Если нормативный акт обязывал совершить какие-либо действия, это обстоятельство само по себе не могло повлечь лишение гражданина права собственности на долю и возникновение права собственности на данное имущество у юридического лица.

В соответствии с п.3 Постановления Правительства Российской Федерации от 29.12.1991г. N 86 внутрихозяйственные комиссии создавались с целью приватизации земли и реорганизации сельскохозяйственных предприятий

[32]

. Это положение было продублировано в п.4 Постановления Правительства РФ от 4 сентября 1992г. N 708 "О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса"

[33]

. Обязанности внутрихозяйственной комиссии были подробно урегулированы в п.1 Постановления Правительства РФ от 1 февраля 1995г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев"

[34]

и заключались в проведении мероприятий, направленных на передачу земли в долевую собственность лиц, имеющих право на земельную долю.

В п.10 Постановления Правительства Российской Федерации от 29.12.1991г. N 86 действительно речь идет об обязанностях собственника земельной доли. Однако в момент подачи заявления во внутрихозяйственную комиссию гражданин не являлся собственником доли. Он был лицом, претендующим на получение доли, а в обязанности внутрихозяйственной комиссии входило определить относится ли данный гражданин к перечню лиц, имеющих право на земельную долю или нет. Внутрихозяйственная комиссия осуществляла подготовку всех документов необходимых для приватизации земли и передавала их в соответствующие органы муниципального образования.

В соответствии с п.18 Постановления Правительства РФ от 1 февраля 1995г. N 96 право собственности на земельную долю возникало с момента принятия администрацией муниципального образования решения о передаче земли в общую собственность членов сельскохозяйственной организации. Следовательно, предусмотренная п.10 Постановления Правительства Российской Федерации от 29.12.1991г. N 86 обязанность собственника указать способ распоряжения долей, является формальностью и не несет самостоятельной правовой нагрузки, то есть не может рассматриваться как основание для отказа в удовлетворении исковых требований.

Следует также добавить, что предпринятое судебной инстанцией ограничительное толкование прав собственников относительно способов распоряжения земельными долями не основано на действовавшем и действующем законодательстве. Указы Президента РФ и Постановления РФ, регулировавшие порядок приватизации земли сельскохозяйственного назначения, содержали широкий перечень правомочий по распоряжению долями.

В случае, если отсутствуют доказательства внесения земельной доли в уставный капитал, доля принадлежит собственнику и он имеет право выделить ее в натуре. Принятое решение является спорным.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 марта 2004г. N КГ-А41/1724-04.

Комментарий

Граждане обратились в суд с иском к закрытому акционерному общество о выделении земельных долей в натуре. Суды первой и апелляционной инстанции в удовлетворении иска отказали по тем основаниям, что истцы не представили доказательств соблюдения им порядка выделения земельных долей, предусмотренного ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Суд кассационной инстанции, возвращая дело на новое рассмотрение, указал на предусмотренную п.10 Постановления Правительства Российской Федерации от 29.12.1991г. N 86 обязанность по распоряжению земельной долей. Подробная оценка данного вывода приведена в комментарии вышеизложенного судебного акта.

Комментируемое постановление внутренне противоречиво. С одной стороны судом утверждается, что список акционеров является доказательством внесения доли в уставный капитал и предписывает дать этому документу оценку. С другой, — указывает, что имеющееся в материалах дела свидетельство о праве собственности на земельную долю, выданное истцу, не может считаться доказательством не внесения доли в уставный капитал.

Для принятия законного и обоснованного решения необходимо исследовать вопрос о соблюдении положений действовавшего в момент совершения сделки законодательства. До введения в действие ГК РФ, Земельного кодекса РФ, ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" внесение земельной доли в уставный капитал регулировалось рядом Указов Президента и Постановлений Правительства РФ, которыми были установлены правила приватизации земли сельскохозяйственного назначения и реорганизации сельхозпредприятий

[35]

. Наиболее подробно рассматриваемый вопрос был урегулирован в Постановлении Правительства РФ от 1 февраля 1995г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев". В соответствии с данным нормативным актом сделка по внесению земельной доли в уставный капитал должна быть оформлена путем заключения учредительного договора в случае внесения доли в хозяйственное товарищество или общество. Если выбиралась другая организационно-правовая форма необходимо соблюдать положения законодательства, регулирующего образование и деятельность соответствующего юридического лица. Например, в случае с сельскохозяйственным производственным кооперативом таким нормативным актом является ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации". После заключения сделки организация должна получить свидетельство о праве собственности на земельный участок, площадь которого соответствует внесенным земельным долям, и план участка.

Рассматриваемое Постановление Правительства РФ также предусматривало возможность передачи в уставный капитал или паевой фонд право пользования земельной долей. В этом случае к учредительному договору должен прилагаться план земельного участка, соответствующий по площади земельным долям, на которые передано право пользования и список лиц, внесших это право.

Внесение земельной доли в качестве взноса в уставный капитал акционерного общества должно быть доказано и подтверждено соответствующими документами.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 2 апреля 2004г. N А26-3738/03-15.

Комментарий

Гражданин обратился в суд с иском к акционерному обществу закрытого типа об исключении принадлежащей истцу земельной доли из конкурсной массы общества, находящегося в процедуре банкротства. АОЗТ предъявило встречный иск о признании права собственности общества на спорную долю. Требования гражданина были удовлетворены по следующим обстоятельствам.

Заявляя иск о признании права на долю, акционерное общество исходило из того, что земельная доля была передана в уставный капитал общества. Однако, по мнению истца, в уставный капитал передавалось лишь право пользования земельной долей. Исследовав материалы дела, суд установил, что АОЗТ не представило доказательств, подтверждающих внесение земельной доли в уставный капитал. Вывод акционерного общества о том, что гражданин взамен земельной доли получил акции, является необоснованным, поскольку реестр акционеров не велся, регистрация выпуска акций не произведена. Других доказательств, подтверждающих заключение сделки по внесению доли в уставный капитал представлено не было.

Вынесенное судебное решение строится на принципе, предусмотренном АПК РФ, согласно которому суд рассматривает спор в рамках заявленных требований и представленных доказательств. Как указано в ст.168 АПК при принятии решения арбитражный суд вправе оценивать лишь доводы и доказательства, приведенные лицами, участвующими в деле. При этом, обоснование позиции является обязанностью, как истца, так и ответчика (ст.65 АПК). Участникам арбитражного процесса необходимо помнить, что непредставление доказательств и недостаточная аргументация своей позиции в суде первой инстанции, лишает возможности приводить дополнительные доводы на других стадиях рассмотрения дела. Согласно ст.268 АПК апелляционная инстанция может принять дополнительные доказательства только в том случае, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. Еще более ограничены возможности представления новых аргументов и материалов при рассмотрении дела в кассационной (ст.286 АПК) и надзорной инстанциях (ст.304 АПК).

Как следует из комментируемого решения, акционерное общество не заявляло активно свою позицию в судебном процессе. Представителям АОЗТ следовало разобраться в ситуации и определить, произошло ли фактическое внесение земельной доли в уставный капитал. Ссылка суда на то обстоятельство, что выпуск акций не был зарегистрирован, не может считаться основанием для бесспорного признания факта невнесения доли в капитал общества. В случае, если уставный капитал оплачивается денежными средствами, имуществом или имущественными правами (долями) при образовании акционерного общества, регистрация выпуска акций необходима лишь для совершения сделок с ними.

Доказательством внесения земельной доли в уставный капитал может быть учредительный договор, устав, свидетельство о регистрации права собственности на долю за юридическим лицом и другие документы, подтверждающие, что собственник осознанно совершил сделку, в результате которой он стал акционером АОЗТ.

По мнению суда, выписка из реестра акционеров является достаточным доказательством того, что земельная доля была внесена в уставный капитал. Данный вывод представляется спорным.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 февраля 2004г. N КГ-А41/520-04.

Комментарий

Гражданин обратился с иском к закрытому акционерному обществу о признании права собственности на земельную долю и выделении доли в натуре. Суд установил, что общее собрание ЗАО приняло решение об увеличении уставного капитала за счет внесения в уставный капитал общества земельных долей. Стоимость одной земельной доли соответствовала цене 15 акций. Акционерное общество представило в суд выписку из реестра акционеров, подтверждающую то обстоятельство, что гражданин является акционером общества и владеет 15 акциями. Данная мотивировка легла в основу судебного решения, которым гражданину отказано в удовлетворении исковых требований.

Сделанный судом вывод не может быть признан обоснованным. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 1 февраля 1995г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" сделка по внесению земельной доли в уставный капитал должна быть оформлена путем заключения учредительного договора в случае внесения доли в хозяйственное товарищество или общество. Если выбиралась другая организационно-правовая форма необходимо соблюдать положения законодательства, регулирующего образование и деятельность соответствующей организации. После заключения сделки юридическое лицо должно получить свидетельство о праве собственности на земельный участок, площадь которого соответствует внесенным земельным долям, и план участка.

Рассматриваемое Постановление Правительства РФ также предусматривало возможность передачи в уставный капитал или паевой фонд право пользования земельной долей. В этом случае к учредительному договору должен прилагаться план земельного участка, соответствующий по площади земельным долям, на которые передано право пользования и список лиц, внесших это право. В научной литературе также подчеркивалось, что передача земельной доли в уставный капитал должна оформляться учредительным договором либо уставом

[36]

. Аналогичная позиция высказана в п.17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

[37].

Как следует из рассматриваемого судебного решения, учредительный договор при рассмотрении дела не исследовался. Не понятно, заключалась ли сделка по внесению земельной доли в уставный капитал. Для решения этих вопросов необходимо исследовать учредительный договор, который должен быть подписан гражданином. Факт передачи доли может быть подтвержден актом приема-передачи. При отсутствии такового, нужно исследовать бухгалтерский баланс акционерного общества, в котором должны быть отражены земельные доли как собственность юридического лица. Следует также обратить внимание, с какого момента доли отражаются в балансе, чтобы исключить возможность фальсификации обществом представляемых доказательств. То есть, суду необходимо исследовать первый бухгалтерский баланс, составленный после даты заключения сделки по внесению земельных долей в уставный капитал. Только оценив в совокупности все существенные обстоятельства дела с точки зрения их соответствия действовавшему на момент заключения сделки законодательству можно сделать вывод об обоснованности требований той или иной стороны спора.

Предмет заявленного иска представляет собой материально-правовое требование граждан по выделению земельных долей в натуре. Однако с правовой точки зрения это иск о праве собственности на доли.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 апреля 2004г. N Ф08-1454/2004.

Комментарий

Граждане обратились с иском к товариществу с ограниченной ответственностью и районной администрации о выделении земельных долей в натуре. Как следует из комментируемого решения, в материалах дела имеется протокол, согласно которому часть заявителей вошли со своими долями в фермерское хозяйство. Арбитражным судом первой инстанции требования заявителей были признаны законными. Однако суд кассационной инстанции вернул решение на новое рассмотрение по следующим основаниям.

По мнению суда, при выделении земельных долей были нарушены положения ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". В частности не было проведено собрание сособственников земельных долей, на котором, как указано в судебном акте, должно быть принято решение о согласии участников долевой собственности на выдел доли в натуре. В связи с тем, что такое решение не было представлено, дело подлежит направлению на новое рассмотрение. Судом предписано привлечь к участию в деле сельскохозяйственную организацию и фермерское хозяйство, в ведении которых находятся спорные земельные участки, так как результаты рассмотрения дела затрагивают их права и исследовать вопрос о том, были ли земельные доли внесены в уставный капитал ТОО.

Для вынесения по рассматриваемому спору правильного решения необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства. Во-первых, следует установить, были ли земельные доли граждан внесены в уставный капитал ТОО. Подробно о правовых критериях такой оценки см. комментарий к вышеприведенным судебным решениям. Если будут представлены надлежащие доказательства того, что доли были переданы в уставный капитал, то они являются собственностью юридического лица. Следовательно, заявленный иск подлежит отклонению.

Во-вторых, если доли не принадлежат товариществу, необходимо установить, на каких условиях граждане вошли в фермерское хозяйство. Были ли внесены доли в общее имущество хозяйства, приобрели ли остальные члены хозяйства право общей собственности на спорные земельные доли, поскольку в соответствии со ст.257 ГК РФ имущество фермерского хозяйства принадлежат его членам на праве общей (совместной или долевой) собственности?

В-третьих, отсутствие доказательств, подтверждающих внесение земельных долей в уставный капитал ТОО или общее имущество фермерского хозяйства, свидетельствует о том, что заявители иска являются собственниками долей и имеют право на их выдел в натуре.

Из рассматриваемого судебного решения следует, что предмет заявленного иска представляет собой материально-правовое требование граждан по выделению земельных долей. Такой спор может иметь место между собственниками долей, товариществом и фермерским хозяйством, которые считают себя собственниками долей. Однако с правовой точки зрения заявленный иск — иск о праве собственности на доли. Суду нет необходимости рассматривать вопрос о том, были ли гражданами выполнены требования ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", касающиеся соблюдения предусмотренной процедуры выделения долей, поскольку содержание спора заключается в установлении субъекта, обладающего правом собственности на земельные доли.

Иск о выделении земельной доли в натуре может быть заявлен только к участникам общей собственности. Если граждане, ТОО и фермерское хозяйство не являются сособственниками земельного массива, то есть собственниками земельных долей, иск о выделении долей подлежат отклонению. Кроме того, следует учитывать, что требования о признании права собственности на земельные доли и о выделении долей в натуре являются самостоятельными исками с разными предметами и основаниями.

По мнению суда, наличие заявления о вступлении в акционерное общество является доказательством того, что гражданин внес земельную долю в уставный капитал. Сделанный вывод является спорным.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 сентября 2003г. N КГ-А41/7018-03 (извлечение).

Комментарий

Как следует из комментируемого решения, гражданин получил свидетельство о праве собственности на земельную долю в 1996г. Пятью годами спустя акционерное общество на основании постановления главы районной администрации зарегистрировало за собой право собственности на земельный массив, куда входит доля заявителя иска, и получило свидетельство о праве собственности.

Обратившись в суд с заявлением о признании данных свидетельства и постановления недействительными, гражданин получил отказ. По мнению суда, истец является акционером общества и внес свою долю в уставный капитал. В качестве доказательств в решении приводится учредительный договор юридического лица, согласно которому желающие вступить в общество обязаны внести свои доли в уставный капитал. На основании представленного заявления о вступлении в акционерное общество, которое было подано гражданином в 1993г. при реорганизации совхоза, суд сделал вывод о том, что земельная доля была передана в уставный капитал, и юридическое лицо приобрело на нее право собственности. В решении также указывается, что ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусматривает возможность обжалования не свидетельства, а зарегистрированного права. Сославшись на ст.13 ГК РФ, в соответствии с которой ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления может быть признан недействительным, если он не соответствует закону и нарушает гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина, суд пришел к выводу, что истец не представил доказательств, свидетельствующих о несоответствии действующему законодательству вышеуказанного постановления главы муниципального образования.

По нашему мнению, судом не исследованы существенные обстоятельства дела, что позволяет сделать вывод о необоснованности и незаконности вынесенного решения. Из текста судебного акта следует, что гражданин подал заявление о вступлении в акционерное общество в комиссию по реорганизации совхоза. Практика показывает, что решение о приватизации земли принималось одновременно с реорганизацией сельскохозяйственного предприятия. И, возможно, гражданин подавал заявление во внутрихозяйственную комиссию. Если так, то в момент подачи заявления он еще не являлся собственником земельной доли, следовательно, факт подачи заявления не может рассматриваться как доказательство внесения доли в уставный капитал

[38].

Однако, даже если гражданин в момент подачи заявления о вступлении в акционерное общество являлся собственником земельной доли, сама по себе подача такого заявления не может считаться доказательством заключения сделки по внесению доли в уставный капитал. Из комментируемого решения не ясно, был ли подписан гражданином учредительный договор, состоялась ли фактическая передача земельной доли в уставный капитал общества.

Юридические возможности защиты прав истца не ограничиваются вынесенным решением. Как следует из текста судебного акта, был заявлен иск о признании свидетельства о праве собственности и постановления главы районной администрации недействительными. Согласно АПК РФ гражданин не может повторно обратиться в суд с иском, содержащим такой же предмет и основание. Однако гражданин может предъявить к юридическому лицу другое требование, например, иск о признании учредительного договора ничтожным. В соответствии с п.1 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по таким спорам равен десяти годам.

Если собственник земельной доли не вносил долю в качестве взноса в уставный капитал, он право собственности на нее не утрачивает и может потребовать выдела доли в натуре.

Постановление президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 сентября 2003г. N 35 "Об обзоре практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа земельных споров" (извлечение).

Комментарий

В данном случае суд абсолютно справедливо протолковал юридическое содержание сделки по внесению земельной доли в уставный капитал. Во-первых, на практике не редко встречалась ситуация, когда учредительные документы юридического лица содержали лишь формальное указание на то, что земельные доли внесены в уставный капитал. Фактически же такая сделка не заключалась. Граждане оставались собственниками долей, а юридическое лицо использовало земельный массив, состоящий из долей, на основании договора аренды либо без договора.

Во-вторых, в уставный капитал могла быть передана не земельная доля, а право пользования ею. В этом случае, истечение срока, на который доля передавалась юридическому лицу, влечет прекращение у сельскохозяйственной организации прав на нее.

В-третьих, если гражданин не заключал сделку по внесению доли в уставный капитал, он право собственности на данное имущество не теряет.

В-четвертых, при наличии подписанного гражданином учредительного договора, следует исследовать данный документ на предмет его соответствия действующему законодательству. Также необходимо определить, состоялась ли передача земельной доли юридическому лицу, была ли доля принята и учтена в бухгалтерском балансе как имущество организации, зарегистрировало ли юридическое лицо право собственности на долю.

Только при исследовании всех вышеуказанных обстоятельств и оценке в совокупности представленных по делу доказательств можно сделать вывод о правомерности требования гражданина о выделе доли. При этом, как уже указывалось выше, следует учитывать, что по правовой природе рассматриваемый спор представляет собой спор о признании права собственности на земельную долю, а не на выдел доли в натуре.

Запись в учредительном договоре ЗАО о том, что земля находится в общей долевой собственности акционеров общества, некорректна. Вывод суда о том, что собственником земли является акционерное общество, является спорным.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 апреля 2003г. N Ф08-1200/2003.

Комментарий

В научной литературе было высказано мнение, что до 1 января 1995г. участники реорганизованных сельхозпредприятий имели коллективную (общую) собственность на земельные участки, внесенные в качестве взноса в уставный капитал. Поэтому в связи с введением в действие части первой Гражданского кодекса был поставлен вопрос, распространяется ли положение ГК РФ на земельные отношения в аграрном секторе в части регулирования права собственности юридических лиц на имущество, внесенное в уставный капитал. По мнению автора, признание земельных долей, внесенных в качестве взноса в уставные капиталы до 01.01.1995г., собственностью сельскохозяйственных организаций противоречит ст.36 Конституции РФ, согласно которой право собственности охраняется законом

[39].

Данная позиция нуждается в конкретизации. Понятие коллективной собственности на земельные участки существовало в ЗК РСФСР 1991г. Однако необходимо различать коллективную собственность граждан и собственность юридического лица. Анализ положений ст.8, 9 ЗК РСФСР 1991г. показывает, что в них идет речь о коллективной собственности граждан на земельные участки. В Земельном кодексе 1991г. отсутствуют положения, согласно которым земля (или доля), внесенная в уставный капитал, остается собственностью гражданина-участника юридического лица. Согласно ст.14, 15 Закона РСФСР от 24 декабря 1990г. "О собственности в РСФСР" хозяйственные общества и товарищества, кооперативы, коллективные и иные предприятия обладают правом собственности на имущество, переданное в форме вкладов и других взносов их участниками

[40].

В комментируемом судебном решении сделан вывод, что запись в учредительном договоре ЗАО о том, что земля находится в общей долевой собственности акционеров общества, не соответствует закону. По мнению суда, собственником земли является акционерное общество. Признав учредительный договор несоответствующим закону, Суд констатировал тот факт, что собственником имущества (земли) является юридическое лицо. Однако этот вывод должен быть доказан в рамках судебного рассмотрения дела. Из судебного решения не понятно, был ли подписан владельцами земельных долей учредительный договор, была ли направлена воля собственника на отчуждение доли и приобретение акций?

При ответе на поставленные вопросы необходимо учитывать, что внесение земельных долей в уставный капитал по правовой природе является сделкой. Следовательно, ее нужно оценивать с позиций соответствия действующему законодательству. Если при заключении учредительного договора и внесении доли в уставный капитал граждане исходили из того, что доли остаются в их собственности и соответствующая запись имеется в договоре и (или) учредительных документах, такие характеристики являются существенными условиями сделки. В силу статьи 168 ГК РФ она ничтожна, так как не соответствует требованиям закона, в частности, если речь идет об акционерном обществе, — ст.66 ГК РФ. Однако данное обстоятельство само по себе не значит, что граждане-участники договора теряют право собственности на земельные доли. Юридическое лицо не может приобрести право собственности, так как недействительная сделка не влечет правовых последствий (п.1 ст.167 ГК РФ). Учредительные документы организации могут быть признаны недействительными в пределах десятилетнего срока исковой давности (п.1 ст.181 ГК РФ), который начинает течь со дня, когда началось исполнение договора. Применительно к рассматриваемой проблематике это день, когда сельскохозяйственная организация приступила к использованию земельного участка, состоящего из земельных долей, являющихся предметом сделки. В случае, если учредительный договор был заключен до введения в действие части первой ГК РФ, установленный п.1 ст.181 ГК РФ срок применяется к искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действующим законодательством, не истекли до 1 января 1995г. (ст.10 ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

[41]). В порядке и случаях, предусмотренных ст.205 ГК РФ, срок исковой давности может быть восстановлен судом.

В отношении срока исковой давности необходимо обратить внимание, что в соответствии со ст.208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования об устранении всяких нарушений прав собственника или иного законного владельца, не связанных с лишением владения. Распространяется ли данное положение на споры, связанные с внесением земельных долей в уставный капитал? Если условия заключенного учредительного договора предусматривали положение, согласно которому земельные доли оставались в собственности граждан и не переходили к сельскохозяйственной организации, то любые действия юридического лица, направленные на лишении гражданина права собственности на доли, например, обращение в Учреждение юстиции с заявлением о регистрации права на доли за юридическим лицом, является ни чем иным как нарушением прав собственников земельных долей. Следовательно, может быть заявлен иск об устранении возникших нарушений. Согласно ст.208 ГК РФ к данным требованиям срок исковой давности применению не подлежит.

Иск гражданина к с/х кооперативу о выходе и выделении земельной доли подлежит рассмотрению в соответствии с ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" и уставом кооператива.

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 4 ноября 2003г. N Ф04/5687-1636/А46-2003.

Комментарий

Гражданин обратился с иском к сельскохозяйственному производственному кооперативу о выделении земельной доли. Судами первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказано, по тем основаниям, что доля была внесена в акционерное общество, являющееся предшественником кооператива. Суд кассационной инстанции решение отменил по тем основаниям, что согласно п.5 ст.18 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" выходящему члену кооператива паевой взнос возвращается в порядке, предусмотренном уставом. А поскольку устав не исследовался, решения является незаконным.

Как следует и комментируемого судебного акта, заявитель иска в 1993г. приобрел право собственности на земельную долю. В решении указывается, что доля была передана в уставный капитал, имеется соответствующий договор, а собственник доли стал акционером и приобрел взамен доли акции. В связи с тем, что имелись доказательства, подтверждающие передачу доли в акционерное общество, суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что истец право собственности на долю потерял, следовательно, заявленный иск подлежит отклонению.

В целом сделанный вывод является правильным. Однако в соответствии со ст.288 АПК РФ неправильное применение норм материального права при вынесении судебного решения является основанием для отмены соответствующего судебного акта.

Выше указывалось, что акционерное общество было реорганизовано в сельскохозяйственный производственный кооператив. В соответствии с п.5 ст.18 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" выходящему члену кооператива в соответствии с уставом либо решением общего собрания стоимость паевого взноса может быть выплачена в натуральной форме — в виде земельного участка. Пунктами 6-8 ст.18 рассматриваемого закона предусмотрен порядок выдачи в счет пая земельного участка. Поскольку устав кооператива не исследовался, вынесенное решение не может быть признано законным и обоснованным.

При рассмотрении аналогичных дел следует учитывать, что действующее законодательство предусматривает различный порядок компенсации доли участия, стоимости пая, акции при выходе из юридических лиц, относящихся к той или иной организационно-правовой форме. Например, в соответствии с законом "Об акционерных обществах" возможность получения части имущества общества предусмотрена лишь в случае его ликвидации. По общему правилу акционер имеет право продать акцию и выйти таким образом из общества. При этом выкуп акций акционерным обществом является основанием лишь в случаях, установленных законом.

В соответствии со ст.94 ГК РФ, ст.26 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"

[42]

участник ООО вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников. Общество обязано выплатить выходящему участнику действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового года. Аналогичное правило предусмотрено п.5 ст.18 Закона "О сельскохозяйственной кооперации". Таким образом, при рассмотрении дела о выходе участника из ООО или кооператива необходимо исследовать устав юридического лица для определения порядка компенсации доли участия или пая. Если в уставе предусмотрена возможность получения имущества или земли, следует изучить правовую природу такой записи, а именно установить, является ли выделение земельного участка или доли выходящему учредителю обязанностью юридического лица. Предусмотренная уставом формулировка типа "может быть выделено", "может быть выплачено", говорит о том, что соответствующий вопрос будет решаться по усмотрению руководящих органов юридического лица. В случае наличия в уставе императивных положений, согласно которым внесенная земельная доля подлежит выделению в случае выхода участника, органы управления организации обязаны произвести такой выдел.

По общему правилу и в кооперативе, и в обществе с ограниченной ответственностью на юридическом лице лежит обязанность компенсировать стоимость доли или пая денежными средствами. При отсутствии в уставе четкого указания на то, что выходящему участнику подлежит выделению земельный участок или доля, обязать общество или кооператив выдать имущество вместо денежных средств нельзя.

Выделение земельных долей в натуре

При обжаловании постановления главы районной администрации о выделении земельных долей в натуре необходимо исследовать вопрос о том, произошло ли в результате вынесения постановления фактическое выделение долей

По мнению суда, доказательством соблюдения предусмотренной законодательством процедуры выделения долей в натуре должно быть согласие сособственников на выдел. Решение является спорным В связи с тем, что реальный раздел земельного участка среди собственников долей не произошел, суд признал правомерным наложение штрафа на фермерское хозяйство за самовольное занятие и использование земли

Иск к земельном комитету о выделении долей в натуре заявлен неправомерно и удовлетворению не подлежит

Решение об отводе участка само по себе не может рассматриваться как доказательство фактического выдела земельной доли в натуре Решение о выделении земельной доли в натуре принято наблюдательным советом акционерного общества. Правомерность судебного акта зависит от того, в чьей собственности находилась доля на момент выдела Руководитель юридического лица не уполномочен осуществлять выдел долей в натуре, поскольку данное право принадлежит участникам долевой собственности

При обжаловании постановления главы районной администрации о выделении земельных долей в натуре необходимо исследовать вопрос о том, произошло ли в результате вынесения постановления фактическое выделение долей.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 мая 2004г. N А56-28603/03.

Комментарий

Акционерное общество закрытого типа обратилось в арбитражный суд с иском о признании постановления главы администрации муниципального образования недействительным. Суд первой инстанции в иске отказал, поскольку не усмотрел нарушений прав АЗОТ названным постановлением и положений законодательства, которым оно не соответствует. Суд апелляционной инстанции решение отменил и вынес по делу новый судебный акт, которым удовлетворил требования акционерного общества. Основанием для решения послужило то обстоятельство, что АО является участником общей собственности и имеет земельные доли, а поскольку постановление направлено на выдел долей и при его вынесении был нарушен предусмотренный ст.13 ФЗ "Об обороте земельных долей" порядок выделения доли в натуре, данное постановление является недействительным.

Исследовав все обстоятельства дела, суд кассационной инстанции установил, что фактически постановлением закрепляются существующие границы уже выделенных из общего земельного массива долей. Анализ движения земельных долей, показал, что названное постановление не создает новых земельных участков. Оно лишь направлено на выполнение требования ст.17 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", согласно которой участники долевой собственности обязаны обеспечить определение на местности границ, находящихся в общей собственности земельных участков.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства. Из материалов судебного акта следует, что в процессе приватизации земли из бывшего сельскохозяйственного предприятия было выделено ряд земельных долей для образования фермерских, а часть долей продано. Указ Президента РФ N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю" предусматривал право главы муниципального образования выносить решение о выделении земельных долей в натуре в случае, если участники долевой собственности не пришли к единогласному решению о местоположении выделяемого участка. Данный Указ прекратил свое действие 25 февраля 2003г.

[43]

Оспариваемое постановление главы муниципального образования принято 7 февраля 2003г. Однако руководитель муниципалитета был вправе принимать решение относительно выдела в соответствии с Указом N 337 лишь до момента вступления в силу Закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" — 28 января 2003г.

Несмотря на то, что в комментируемом постановлении говорится о том, что в результате вынесения акта руководителя органа местного самоуправления не произошло выделение земельных долей, для принятия правильного решения следовало более подробно изучить процедуру движения земельных долей. В частности нужно определить, каким образом было принято решение о выделение земельных долей фермерским хозяйствам. Было ли это сделано на основании решения сособственников либо принималось постановление муниципалитета. Если при передаче долей фермерским хозяйствам их выделение в натуре оформлено надлежащим образом, оснований для обжалования оспариваемого постановления главы муниципального образования не имеется. Однако в случае, если такого рода решения не принимались, то рассматриваемое постановление муниципалитета является с правовой точки зрения решением о выделе долей в натуре, поскольку для закрепления существующих границ доли должны быть выделены. Правомерность такого акта вызывает вопросы, поскольку он был принят после введения в действие ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". Приведенная в комментируемом постановлении ссылка на статью 17 данного закона некорректна, так как содержащиеся в ней положения не предусматривают право вынесения органом местного самоуправления постановления по выполнению требований данной статьи. Определение на местности границ земельных участков, находящихся в общей собственности, осуществляется в соответствии с ФЗ от 2 января 2000г. N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре"

[44], а также Требованиями к оформлению документов о межевании, представляемых для постановки земельных участков на государственный кадастровый учет, утвержденными приказом Росземкадастра от 2 октября 2002г. N П/327

[45].

По мнению суда, доказательством соблюдения предусмотренной законодательством процедуры выделения долей в натуре должно быть согласие сособственников на выдел. Решение является спорным.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 апреля 2004г. N Ф08-1454/2004.

Комментарий

Несмотря на то, что фактически рассматриваемый спор направлен не на выделение земельных долей в натуре, а его правовое содержание заключается в установлении субъекта, являющегося собственником спорных земельных долей, в решении сделан один вывод, который может оказать влияние на формирование судебной практики.

По мнению суда, доказательством соблюдения предусмотренной в ст.13 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" процедуры выделения долей в натуре, должно быть решение участников долей собственности о согласии на выделение земельных участков. Такая позиция обосновывается положением п.1 ст.14 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", согласно которому участники общей собственности принимают решение о местоположении части земельного участка, в границах которого в первоочередном порядке осуществляется выдел долей в нутре. Отсутствие такого решения свидетельствует о нарушение собственниками земельных долей установленной законом процедуры их выделения в натуре.

По нашему мнению, суд ограничительно протолковал нормы ст.14 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". Во-первых, указанная статья называется "Особенности определения порядка распоряжения, владения и пользования земельным участком, находящимся в долевой собственности". Ее нормативно-правовое регулирование направлено на установление порядка проведения собраний и принятие решений участниками общей долевой собственности.

Анализ пункта 1 ст.14 показывает, что решение об определении местоположения входящих в общий массив земельных участков, из которых впоследствии в первую очередь выделяются земельные доли, является правом, а не обязанностью участников долевой собственности. ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" не называет правовые последствия принятие (непринятия) такого решения. В ст.13 рассматриваемого закона четко сформулирован порядок выделения земельной доли в натуре. В ней нет ссылки на ст.14, из чего следует, что при отсутствии решения сособственников о том, где в первоочередном порядке должны выделяться земельные доли, выдел доли в натуре должен осуществляться в общем порядке согласно ст.13 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

В связи с тем, что реальный раздел земельного участка среди собственников долей не произошел, суд признал правомерным наложение штрафа на фермерское хозяйство за самовольное занятие и использование земли.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 9 марта 2004г. N А64-2016/03-13.

Комментарий

Главный государственный инспектор муниципального образования вынес постановление о привлечении главы крестьянского (фермерского) хозяйства к ответственности за самовольно занятие и использование без правоустанавливающих документов земельного участка. Не согласившись с таким решением, глава хозяйства обратился в суд с иском о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности. Суд кассационной инстанции признал соответствующим действующему законодательству постановление апелляционной инстанции, которым требования главы фермерского хозяйства признаны незаконными.

Суд исходил из того, что материалами дела подтверждалось использование фермерским хозяйством земельного участка по договору аренды. При этом участок является составной частью массива, находящегося в собственности 479 бывших членов сельскохозяйственного предприятия. Как было установлено судом, сособственники приняли решение о выделе в натуре земельных долей, принадлежащих арендодателям фермерского хозяйства. Решение о выделе было принято 24.07.2002г., а договор аренды заключен 11.02.2003г. То есть, на момент заключения договора существовал общий неразделенный земельный массив. В судебном заседании были исследованы свидетельства на земельные доли, из которых следовало, что на момент вынесения решения существовал только один объект права — земельный участок, находящийся в долевой собственности 479 граждан. Таким образом, реальный раздел земельного массива произведен не был. На основании ст.607 ГК РФ, согласно которой в аренду не может быть предоставлен только земельные участок, а не доли, суд сделал вывод о незаконности пользования фермерским хозяйством земельного участка по договору аренды. Решение о привлечении хозяйства к административной ответственности признано законным.

Формальный анализ ст.7.3 КоАП РФ, в соответствии с которой, видимо, действовал государственный инспектор, показывает, что решение о привлечении к административной ответственности является законным. Однако, такой подход поднимает ряд вопросов. Во-первых, в соответствии со ст.2.1 КоАП РФ необходимым условием наступления административной ответственности является вина, которая может быть в виде умысла либо неосторожности. Из определения вины, данного в ст.2.2 КоАП РФ следует, что неотъемлемой характеристикой наличия в действиях субъекта вины являются вредные последствия правонарушения. В рассматриваемом случае вредные последствия могут выражаться в нарушении действующих норм КоАП, однако, само по себе нарушение норм права при отсутствии вреда, и последующее привлечение к ответственности вряд ли может быть названо виновным, поскольку в рассматриваемом случае совершенные действия не только не повлекли негативные последствия, но и не могли повлечь.

Во-вторых, необходимо учитывать, что, несмотря на указание в договоре на земельные доли, в аренду фактически передавался земельный участок. Это подтверждается и в судебном акте, где указано, что в пользовании фермерского хозяйства находился земельный участок площадью 158 га.

В-третьих, следует учитывать, что в аренду передавалась часть земельного участка, находящегося в частной собственности. Решение о заключении договора аренды принято сособственниками добровольно. Круг лиц, которым может быть нанесен вред заключением рассматриваемого договора аренды, также ограничен участниками долевой собственности. Рассматривая по аналогии со ст.201 УК РФ, мы увидим, что при причинении вреда юридическому лицу, возбуждение уголовного дела осуществляется при наличии соответствующего заявления от юридического лица. Возможно, в рассматриваемом случае также целесообразно возбуждать производство по делу об административном правонарушении только на основании заявления сособственников. К сожалению, действующая нормативная база не позволяет идти по такому направлению.

Иск к земельном комитету о выделении долей в натуре заявлен неправомерно и удовлетворению не подлежит.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 июля 2004г. N Ф08-3021/2004.

Комментарий

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Земельный комитет районной администрации с просьбой осуществить выдел в натуре земельных долей, принадлежащих гражданам с последующей передачей в аренду ООО. Предварительно общество получило заявления от собственников земельных долей и опубликовало объявление о выделе долей в натуре в газете. Земельный комитет пояснил обществу, что фермерское хозяйство также обратилось с ходатайством о выделении долей в натуре, при этом указанные в заявлении ООО границы подлежащего выделу участка совпадают с границами надела, на который претендует фермерское хозяйство. В своем ответе обществу Земельный комитет указал, что он неуполномочен осуществлять межевание земель при наличии спора между заявителями. В компетенцию комитета входит лишь приемка уже выполненных землеустроительных работ. Не согласившись с доводами Земельного комитета, общество обратилось в суд с иском, в котором просимо обязать комитет произвести выделение долей в натуре. Суд в удовлетворении иска отказал. При вынесении решения было отмечено, что поскольку имеет место спор между участниками долевой собственности по месторасположению выделяемых участков, Земельный комитет не может осуществить выдел и утвердить результаты межевания.

Судом вынесено справедливое решение, однако при рассмотрении дела необходимо было руководствоваться также ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", регулирующим порядок выделения земельных долей в натуре.

В соответствии со ст.13 данного закона собственник земельной доли, пожелавший выделить ее в натуре должен опубликовать объявление. При отсутствии от остальных участников долевой собственности возражений в течение месяца со дня публикации объявления месторасположение выделяемого участка считается согласованным. При наличии спора, он подлежит разрешению в судебном порядке. Согласно ст.17 рассматриваемого закона обязанность обеспечить определение на местности границ находящихся в общей долевой собственности земельных участков возложена на собственников данных земель, то есть участников долевой собственности.

Как следует из комментируемого решения, ООО обратилось с заявлением в Земельный комитет 29.09.03, дело рассматривалось судом в 2004г., то есть в тот период, когда уже вступил в действие ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". Таким образом, предъявление требования к Земельному комитету о выделении долей в натуре противоречит положениям ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", следовательно, иск удовлетворению не подлежит.

Согласно подпункту 1 пункта 2 ст.270, 288 АПК РФ неприменение закона подлежащего применению является основанием для отмены вынесенного судебного решения. Анализ комментируемого судебного акта показывает, что при принятии решения суд не руководствовался подлежащим применению ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", действия участников спора не были оценены с точки зрения их соответствия данному закону. Следовательно, решение суда не может быть названо законным.

Решение об отводе участка само по себе не может рассматриваться как доказательство фактического выдела земельной доли в натуре.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 2001г. N 61 "Обзор практики применения арбитражными судами земельного законодательства" (извлечения).

Комментарий

Как следует из судебного решения, глава фермерского хозяйства обратился с иском к колхозу и районной администрации об обязаннии выдела земельной доли в натуре. Ответчики против заявленного требования возражали по тем основаниям, что земельный комитет принял решение о выделении участка, что зафиксировано в документах комитета.

Удовлетворяя требования главы фермерского хозяйства, суд указал на то, что согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 01.02.95 N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" и пунктом 28 Рекомендаций о порядке распоряжения земельными долями и имущественными паями, одобренных указанным постановлением, решение о местоположении земельных участков, предоставляемых в счет выделенных земельных долей, принимает собрание собственников земельных долей или их представителей. Поскольку на собрании сособственников данный вопрос не рассматривался, решение о выделе не может быть признано законным. При этом, отвод земли, произведенный Земельный комитетом не свидетельствует о том, что выдел доли в натуре был фактически произведен.

По нашему мнению, суд принял правильное решение. Однако при рассмотрении аналогичных споров необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства. В соответствии с действующим на момент рассмотрения спора законодательством решение о выделении земельной доли в натуре должно приниматься сособственниками. Аналогичное правило предусмотрено ст.13 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". В этом смысле предъявление иска о выделении доли к сельскохозяйственной организации не может быть признано правомерным. В тоже время, если юридическое лицо имеет в собственности земельные доли, оно является участником общей собственности и, следовательно, должно привлекаться при рассмотрении дела.

Правомерность предъявления требования о выделе доли к районной администрации зависит от времени подачи соответствующего иска. Постановление Правительства РФ от 01.02.95 N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев", на которое сослался в своем решении суд, не представляло право районной администраций принимать решение о выделении доли в натуре. Такое правомочие у муниципального образования возникло 11 марта 1996г. в день вступления в силу Указа Президента РФ от 7 марта 1996г. N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю". Согласно п.10 данного Указа, при наличии разногласий среди участников долевой собственности по вопросу определения местоположения выделяемого в натуре земельного участка, решение о выделе принималось уполномоченным органом муниципального образования. При несогласии сособственников с принятым решением споры подлежали рассмотрению в суде.

Указ Президента РФ от 7 марта 1996г. N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю" признан утратившим силу 25.02.2003г. в связи с введением в действие Земельного кодекса РФ и ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

В настоящее время процедура выделения земельной доли в натуре предусмотрена в ст.13 федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", согласно которой споры участников долевой собственности об определении местоположения выделяемой в натуре земельной доли должны решаться в судебном порядке.

Решение о выделении земельной доли в натуре принято наблюдательным советом акционерного общества. Правомерность судебного акта зависит от того, в чьей собственности находилась доля на момент выдела

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30 октября 2003г. N Ф04/5534-1118/А03-2003.

Комментарий

В 1994г. при реорганизации совхоза в закрытое акционерное общество гражданин получил свидетельство о праве собственности на земельную долю. В феврале 2000г. наблюдательный совет общества принял решение о выделении данной земельной доли в натуре. Выписка из решения совета ЗАО подтверждает факт выдела, поскольку были описаны границы вновь образуемого земельного участка.

Учреждение юстиции на основании представленных гражданином документов осуществило государственную регистрацию прав на выделенный земельный участок. Посчитав указанную регистрацию незаконной, акционерное общество обратилось в суд с требованием о признании ее недействительной. В удовлетворении иска отказано, поскольку ЗАО не представило доказательств, свидетельствующих, что регистрация прав на земельный участок произведена с нарушением действующего законодательства.

Оценка правомерности рассматриваемого решения зависит от того, в чьей собственности находилась земельная доля при принятии наблюдательным советом общества решения о выделении ее в натуре. В судебном акте этот вопрос остался открытым. Можно предположить, что спорная доля была внесена в уставный капитал и стала собственностью ЗАО. В этом случае, решение наблюдательного совета могло быть законным, если уставом общества решение такого вопроса отнесено к компетенции совета.

Если на момент выделения земельная доля находилась в собственности гражданина, вынесенное решение является незаконным и необоснованным. Как указывалось выше, выдел произошел в феврале 2000г. В это время порядок выделения земельных долей в натуре регулировался постановлением Правительства РФ от 01.02.95 N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" и Указом Президента РФ от 7 марта 1996г. N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю". В соответствии с данными нормативными актами решение о выделение доли в натуре принималось участниками долевой собственности. При этом в соответствии с п.10 Указа Президента РФ N 337 уполномоченному органу местного самоуправления предоставлялось право определить местоположение выделяемого земельного участка при наличии разногласий по данному вопросу среди участников долевой собственности. В случае несогласия сособственников с принятым решением споры подлежали рассмотрению в суде.

Таким образом, если на момент принятия наблюдательным советом решения о выделе собственником доли был гражданин, государственная регистрация является незаконной, поскольку совет ЗАО не имел право принимать соответствующее решение.

Как следует из комментируемого судебного акта, обществом был заявлен иск о признании недействительной государственной регистрации прав на земельный участок. Вынесенное постановление, в случае оставления его в силе Высшим Арбитражным Судом РФ, не препятствует ЗАО повторно обратиться в суд с иском о признании незаконным решения наблюдательного совета о выделении земельной доли в натуре (п.2 ст.150 АПК РФ). Однако право на предъявление такого иска должно быть доказано, поскольку в соответствии со ст.4 АПК РФ с требованиями в суд могут обращаться только заинтересованные лица.

Руководитель юридического лица не уполномочен осуществлять выдел долей в натуре, поскольку данное право принадлежит участникам долевой собственности

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 июля 2003г. N А56-8845/03.

Комментарий

На основании решения руководителя сельскохозяйственной организации гражданину для ведения фермерского хозяйства была выделена земельная доля в натуре. Не согласившись с определенным месторасположением доли, гражданин обратился в суд общей юрисдикции. Дело было передано в арбитражный суд, который отказал в удовлетворении требований, поскольку, по мнению суда, решение о выделе принято законно на основании решения участников долевой собственности об определении земельных массивов, из которых осуществляется выделение долей для образования фермерского хозяйства.

Комментируемый судебный акт не может быть признан законным по следующим основаниям. Как следует из рассматриваемого дела, содержание спора заключается в определении местоположения выделяемой в натуре земельной доли. Суд, рассматривая спор, сослался на постановление Правительства РФ от 01.02.95 N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев". Однако решение сособственников об определении земельных участков, из которых происходит выделение долей, само по себе не является решением об определении местоположения выделяемой в натуре данной конкретной доли. При этом руководитель сельскохозяйственной организации не является лицом, компетентным принимать решение о выделе земельной доли. Согласно п.25 Постановления Правительства РФ N 96 заявление о выделе может быть подано на имя руководителя с/х организации. Однако право на выдел принадлежит сособственникам.

В соответствии с п.31, 32 указанного постановления Правительства спор между сособственниками об определении местоположения выделяемых земельных долей подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. Аналогичные положения предусмотрены Указом Президента РФ от 7 марта 1996г. N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю", действовавшим на момент совершения участниками спора юридически значимых действий.

В настоящее время порядок выделения земельной доли в натуре урегулирован ст.13 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", согласно которой решение о выделе принимается сособственниками. Споры об определении местоположения доли подлежат разрешению в судебном порядке.