Иные сделки с землей

К оглавлению
1 2 3 4 

Положение регионального закона, в соответствии с которым гражданам, не имеющим регистрации права на постоянное проживание, запрещается совершение сделок с земельными участками, не соответствует Конституции РФ

При незаконном использовании земельного участка полученный урожай принадлежит собственнику или иному лицу, владеющему землей на законных основаниях. Лицо, использующее участок незаконно вправе требовать возмещения произведенных затрат

Убытки, возникшие в связи с самовольным использованием земельного участка, подлежат компенсации при наличии необходимых доказательств Истец не представил доказательств, на основании которых можно сделать вывод о приобретении комиссионером за счет комитента спорных земельных долей

Имущественные права истица подтверждены свидетельством о праве на наследство и подлежат удовлетворению

Положение регионального закона, в соответствии с которым гражданам, не имеющим регистрации права на постоянное проживание, запрещается совершение сделок с земельными участками, не соответствует Конституции РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000г. N 41-О "По жалобе гражданки Медиковой Нины Петровны на нарушение ее конституционных прав положением части первой статьи 16 Закона Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае"

Комментарий

Проживающая в г.Москве Н.П. Медикова заключила договор, по которому она выступила покупателем жилого дома и земельного участка в г.Туапсе Краснодарского Края. Однако в регистрации договора купли-продажи было отказано на основании ст.16 Закона Краснодарского Края "Об особом порядке землепользования в Краснодарском Крае", которой установлен запрет на совершение сделок с земельными участками на территории Края, если стороной по договору является гражданин, не имеющий постоянной регистрации в Краснодарском Крае или Республике Адыгея. Конституционный Суд признал данное положение не соответствующим Конституции РФ по следующим основаниям.

В соответствии со ст.27 Конституции РФ любой гражданин законно находящийся на территории РФ вправе свободно передвигаться и выбирать место жительства и пребывания. Свобода передвижения является важным конституционным правом, закрепленным во многих международно-правовых актах, включая Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года

[46]

и Факультативный протокол к нему, Протокол N 4 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод

[47].

В исполнении Конституции был принят Федеральный закон от 25.06.93 N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", в соответствии с которым регистрация представляет собой форму учета, отражающую факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. Согласно закону понятия "место пребывания" и "место жительства" не являются идентичными. Местом жительства — это жилой дом, квартира, служебное и иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), аренды либо на иных законных основаниях. Под местом пребывания понимается гостиница, санаторий, дом отдыха, больница, иные подобные учреждения, жилое помещение, не являющееся местом жительства, где гражданин проживает временно, например, дачный (садовый) домик.

Регистрация носит уведомительный характер и регулируется постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995г. N 713 "Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию"

[48].

В соответствии с ФЗ "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" могут быть установлены определенные ограничения в интересах личности, общества и государства на свободу передвижения в пограничной зоне, зоне экологического бедствия, закрытых военных городках, закрытых административно-территориальных образованиях, на территориях, где введены особые условия и режимы проживания в связи с опасностью инфекционных заболеваний и отравлений, а также в местностях, где введено чрезвычайное или военное положение.

Любые другие ограничения на передвижение являются незаконными, в том числе, устанавливающие зависимость на реализацию принадлежащих гражданину субъективных прав. Например, в Трудовом кодексе РФ установлен запрет на прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от места жительства и других обстоятельств, в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания (ст.64 ТК РФ).

Таким образом, факт регистрации не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан.

При незаконном использовании земельного участка полученный урожай принадлежит собственнику или иному лицу, владеющему землей на законных основаниях. Лицо, использующее участок незаконно вправе требовать возмещения произведенных затрат

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 июня 2004г. N Ф04/3032-641/А03-2004.

Комментарий

Как следует из комментируемого решения, закрытое акционерное общество самовольно заняло земельный участок, находящийся у предпринимателя на основании договора аренды, заключенного с администрацией муниципального образования. В период с 2001 по 2002гг. ЗАО использовало участок для производства сельскохозяйственной продукции, в результате чего был получен урожай и извлечены доходы.

Арбитражный суд по иску предпринимателя взыскал с ЗАО доходы за незаконное пользование землей. По настоящему спору акционерное общество обратилось в суд с иском о компенсации стоимости затрат, понесенных при эксплуатации земельного участка и получения урожая. Требования общества были основаны на ст.303 ГК РФ, согласно которой как добросовестный, так и недобросовестный владелец имущества вправе требовать от собственника возмещения произведенных им затрат с того времени, когда собственнику причитаются доходы от использования имущества.

В удовлетворении требований ЗАО было отказано, поскольку общество не представило надлежащих доказательств, того, что им понесены какие-либо затраты. В качестве обоснований заявленного иска был представлен расчет себестоимости сельскохозяйственных работ. Данный документ был критически оценен судом, поскольку он не подтверждал фактически произведенные расходы, которые понесло общество. Надлежащими доказательствами в данном случае могли быть документы об оплате семян, удобрений, расходов по использованию машин, тракторов и т.п.При этом следует учитывать, что произведенные затраты следует не только документально подтвердить, но и обосновать их экономическую целесообразность. Сделанный вывод основывается на положении части 2 ст.303 ГК РФ, согласно которой возмещению подлежат лишь "необходимые" затраты.

В соответствии со ст.303 ГК РФ собственник правомочен обратиться в суд с требованием к недобросовестному владельцу о возврате имущества или возмещении всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь за период недобросовестного владения. Под доходами понимается любое имущество, которое было извлечено в результате незаконного владения, включая деньги, плоды, продукцию и иное имущество (ст.136 ГК). Объектом отношений, урегулированных ст.303 ГК, являются доходы, определение которых дано в ст.136 ГК. В случае истребования имущества из чужого незаконного владения возникает обязательство по возмещению доходов, сторонами которого являются собственник и незаконный владелец.

При рассмотрении аналогичных дел следует учитывать, что размер понесенных убытков должен быть надлежащим образом обоснован и документально подтвержден. Это правило следует из ст.65 АПК РФ, устанавливающей обязанность доказывать обстоятельства спора, на которые стороны ссылаются.

В связи с тем, что позиция акционерного общества не была обоснована документами, подтверждающими реально понесенные расходы, в удовлетворении исковых требований оказано правомерно.

Убытки, возникшие в связи с самовольным использованием земельного участка, подлежат компенсации при наличии необходимых доказательств

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 21 февраля 2003г. N А14-7024/02/204/27.

Комментарий

Сельскохозяйственная организация — общество с ограниченной ответственностью использует земельный участок на основании договора аренды, заключенного с администрацией муниципального образования. Другое общество с ограниченной ответственностью самовольно захватило часть земельного участка и произвело работы по выращиванию сахарной свеклы. Посчитав данные действия незаконными первое общество обратилось в ссуд с иском о взыскании упущенной выгоды — неполученных доходов вследствие самовольного занятия ответчиком земельного участка.

В удовлетворении иска было отказано по тем основанием, что заявитель не представил доказательств причинной связи между нарушением его прав и возникшими убытками.

В подтверждении своих требований истец предъявил справку Управления сельского хозяйства о планируемом урожае сахарной свеклы за период, в котором осуществлялось незаконное использование земельного участка. Обоснование стоимости сахарной свеклы также не было подтверждено, поскольку представленный договор оказался не подписанным. Основной вывод суда основывается по положениях ст.65 АПК РФ, согласно которой каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается. Отсутствие доказательства влечет отказ в удовлетворении исковых требований.

Для более четкого формирования своей позиции по аналогичного рода делам, необходимо исходить из того, как используется участок лицом, владеющим им на законных основаниях. Если это сельскохозяйственная организация, то самовольное занятие земли влечет убытки в виде недополученных доходов от продукции, которую предполагалось произвести. В суд необходимо представить документы, подтверждающие намерение осуществлять производство, например, затраты на ремонт оборудования, тракторов, приобретение семян, разработку плана засева, с указанием с/х культуры, которые предполагается возделывать. Нужно доказать среднюю урожайность, которую можно получить на земельном участке, в зависимости от возделываемой культуры. Для этого предъявить данные об урожайности на участках с аналогичным уровнем плодородия за последние несколько лет. Предполагаемый размер стоимости урожая также подлежит доказыванию для чего в управлении по ценообразованию следует взять соответствующую информацию. При этом судом принимается не только информация из государственных органов, служб и ведомств, но и из коммерческих структур, занимающихся производством и реализацией соответствующей сельскохозяйственной продукции.

В судебном акте со ссылкой на п.22 постановление Правительства РФ от 28 января 1993г. N 77 "Об утверждении Положения о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства" указано, что возмещение упущенной выгоды производится предприятиями, учреждениями и организациями, которым отведены изымаемые земельные участки, в размере единовременной выплаты, равной доходу, теряемому в течение периода восстановления нарушенного производства. Доход исчисляется по фактическим объемам производства в натуральном выражении в среднем за 5 лет и ценам, действующим на момент изъятия земель". Наличие данной нормы позволяет ее использовать для исчисления размера убытков. Однако это положение не снимает обязанность доказывания и представления необходимых документов.

Если законный владелец земли является потенциальным арендодателем и самовольный захват участка не позволил заключить либо исполнить договор аренды, то возмещению подлежат убытки в виде размера недополученной арендной платы. В данном случае суду необходимо представить договор аренды, а при его отсутствии документы, подтверждающие намерение сдать участок в аренду. К такого рода доказательствам могут быть отнесены договор о намерении заключить договор аренды, письма, в которых обсуждались условия сделки. При этом нужно подтвердить, что все существенные для сторон условия были согласованы. Заявленный к взысканию размер убытков необходимо доказать исходя из сложившегося в данном конкретном регионе уровне арендной платы за земли аналогичного качества.

Истец не представил доказательств, на основании которых можно сделать вывод о приобретении комиссионером за счет комитента спорных земельных долей

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 марта 2004г. N КГ-А41/1194-04 (извлечение).

Комментарий

Общество с ограниченной ответственностью (комитент) и закрытое акционерное общество (комиссионер) заключили договор комиссии, по которому комиссионер обязывался приобрести за счет комитента земельные доли общей площадью 428 га.

ЗАО приобрело доли у собственников однако зарегистрировало право собственности за собой, а не за ООО. Посчитав такие действия незаконными, общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с требованием о признании регистрации права собственности на доли за акционерным обществом недействительной. В удовлетворении иска отказано по следующим основаниям.

В соответствии со ст.990, 996 ГК РФ неотъемлемым условием возникновения у комитента права собственности на имущество, поступающее к комиссионеру, является приобретение имущества за счет средств комитента. Это обстоятельство играет определяющее значение, поскольку именно данное условие отличает договор комиссии от схожего с ним договора поручения и агентского договора.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо учитывать, что во исполнение заключенного договора стороны должны предпринять определенные действия, для приобретения прав и обязанностей по сделке. Как указано в п.1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 2004г. N 85 "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии" правовая природа договора должна определяться исходя из толкования его условий и фактических отношений сторон, сложившихся при заключении и исполнении сделки

[49].

Анализ комментируемого дела показывает, что был заключен договор комиссии. Однако комитент не перечислил комиссионеру денежные средства для исполнения обязательства. Из характера договора следует, что комитент выдал комиссионеру поручение на приобретение долей и комиссионер данное поручение принял, подписав договор. Однако, чтобы исполнить договор, комиссионер должен был получить средства для приобретения долей. Отсутствие доказательств перечисления денег комиссионеру (ЗАО) говорит о том, что комитент (ООО) не выполнил свои обязательства по договору. При таких обстоятельствах суд правомерно указал, что общество с ограниченной ответственностью должно предоставить документы, подтверждающие право на предъявление иска. "Сделка, совершенная до установления отношений по договору комиссии, не может быть признана заключенной во исполнение поручения комитента"

[50].

Общество с ограниченной ответственностью — заявитель иска не обосновало, что спорные доли приобретены акционерным обществом за счет ООО. Суду в частности должны были быть предъявлены финансовые документы, подтверждающие выделение комиссионеру средств для приобретения указанных долей, а также сам факт приобретения долей за счет общества с ограниченной ответственностью.

Таким образом, поскольку истец не представил доказательств, свидетельствующих об исполнении заключенного договора комиссии, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Имущественные права истица подтверждены свидетельством о праве на наследство и подлежат удовлетворению

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 октября 2003г. N Ф09-3018/03ГК.

Комментарий

На основании свидетельства о праве на наследство гражданин получил в собственность земельную долю и долю участия в обществе с ограниченной ответственностью. Наследодатель еще при жизни обратился к руководству ООО с заявлением о выходе и компенсации доли участия, которое удовлетворено не было. Став собственником, наследник обратился в суд с иском о выделе земельной доли в натуре и денежной компенсации стоимости доли участия в ООО. В части требований, касающихся земельной доли, было заключено мировое соглашение. В отношении доли участия суд принял решение о выплате гражданину денежной компенсации.

Из комментируемого акта не понятно, на каком праве ООО владело земельной долей, так же в решении не раскрываются условия мирового соглашения. Между тем, сделанные судом выводы, играют важное значение для рассмотрения споров о компенсации стоимости земельной доли, внесенной в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью.

Суд абсолютно верно признал отказ общества от компенсации доли участия неправомерным, поскольку в соответствии со ст.94 ГК РФ права участника на выход из ООО действует вне зависимости от согласия других членов. Правило о свободном выходе является императивным. Как указано, в п.27 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8, условия учредительных документов общества с ограниченной ответственностью, лишающие участника права свободного выхода либо ограничивающие это право, должны рассматриваться как ничтожные

[51].

Право участника ООО на выход из общества обеспечивается обязанностью общества по выплате ему стоимости части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества. В соответствии с п.2, 3 ст.26 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"

[52]

принадлежащая участнику доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества, в то время как расчеты с ним производятся в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в котором было подано заявление о выходе, если уставом общества данный срок не был сокращен.

Порядок компенсации стоимости доли устанавливается в ст.26 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", предусматривающей обязанность ООО выплатить выходящему участнику действительную стоимость его доли. В контексте земельной доли следует заметить, что согласно части 2 ст.26 рассматриваемого закона общество с согласия участника вправе выделить в натуре имущество, соответствующее стоимости доли. Следовательно, при наличии обоюдного согласия, внесенная в уставный капитал земельная доля, может быть возвращена участнику при его выходе из ООО. Если говорить точнее, то в данном случае речь идет не о возврате, а об оплате стоимости доли участия в ООО земельной долей.

Регистрация прав на землю

Требование Учреждения юстиции о предоставлении планов земельных участков, передаваемых в доверительное управление, признано незаконным Отказ Учреждения юстиции от регистрации права собственности на земельный участок по мотиву отсутствия в уставе общества указания на определенный вид деятельности, непредставления документов, подтверждающих установление предельного размера земельных участков, расположенных на территории одного административного образования, является незаконным.

Иск прокурора о признании недействительной регистрации права собственности ООО на земельный участок подлежит отклонению, поскольку материалами дела не подтверждается нарушение прав и законных интересов участников спора и других лиц.

По мнению суда, гражданин является участником акционерного общества, поэтому иск о признании недействительным свидетельства о праве собственности АО на земельный участок удовлетворению не подлежит. Решение является спорным.

Требование Учреждения юстиции о необходимости представления правоустанавливающих документов на земельные доли при регистрации права собственности на земельный участок, соответствующий долям, за юридическим лицом признано незаконным

Государственная регистрация права собственности граждан на земельные участки осуществлена законна, поскольку использование кооперативом земель не влечет утрату прав собственников земельных долей на получение долей в натуре.

Требование Учреждения юстиции о предоставлении планов земельных участков, передаваемых в доверительное управление, признано незаконным

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 января 2004г. N Ф08-5358/2003.

Комментарий

Учреждение Юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество отказало обществу с ограниченной ответственностью в регистрации договора доверительного управления земельных долей. Мотивом для отказа послужило то, что общество не подтвердило права собственником долей на заключение договора, заявителем (ООО) не представлен план земельного участка с указанием границ и кадастрового номера. Кроме того, по мнению Учреждения Юстиции, договор доверительного управления является незаключенным, поскольку его предметом является не конкретное имущество, а доли, передача которых в доверительное управление невозможна. Не согласившись с таким решением, ООО обратилось в суд с иском о признании отказа в регистрации недействительным.

Требования ООО были признаны законными по следующим основаниям. Материалами дела подтверждалось, что права собственников на земельные доли зарегистрированы в установленном порядке. Как указано в решении, требование о предоставлении планов земельных участков, передаваемых в управление, является незаконным, поскольку такие планы должны представляться при регистрации прав граждан на доли. В связи с наличием у собственников долей свидетельств о государственной регистрации, повторного предоставления планов не требуется. По мнению суда, предмет заключаемого договора конкретизирован — это земельные доли, собственники которых являются учредителями доверительного управления.

Данный вывод является спорным, поскольку из комментируемого решения не следует, что суд полно и всесторонне исследовал вопрос о предмете договора доверительного управления.

Право передачи земельного участка либо земельной доли в доверительное управление предусмотрено п.4 ст.209 ГК, согласно которому собственник вправе передать свое имущество в доверительное управление другому лицу. Эта норма получила развитие в статье 12 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", согласно которой участник долевой собственности вправе передать земельную долю в доверительное управление. Однако данный закон ничего не говорит о том, что будет являться предметом договора доверительного управления земельный массив (недвижимое имущество), состоящий из земельных долей или земельная доля (имущественное право). В первом случае объектом договора является недвижимое имущество — земельный участок, а учредителями доверительного управления — все сособственники земельного массива. Если же речь идет о доверительном управлении земельными долями, то объектом договора выступает каждая земельная доля, а число учредителей доверительного управления соответствует числу сособственников земельного массива, то есть собственников земельных долей. В данном случае речь идет уже не об одном, а о нескольких договорах доверительного управления земельными долями.

Рассматриваемая проблематика имеет существенное практическое и теоретическое значения. Без ответа на данный вопрос невозможно решить спор между сторонами договора. Согласно п.2 ст.1012 ГК РФ доверительный управляющий вправе совершать в отношении переданного ему имущества юридические и фактические действия

[53]

. Эта норма приобретает определенное значение в случае, когда объектом договора доверительного управления выступают не вещь, а право, каковым, например, является право на земельную долю. Как подчеркивалось в литературе, в этом случае доверительное управление предполагает совершение действий, "возможность которых определяется содержанием соответствующих прав"

[54]

. Применительно к доверительному управлению земельной долей это значит, что доверительный управляющий вправе реализовать все права, принадлежащие сособственнику земельного массива — участнику долевой собственности, включая принятие решений о распоряжении земельным участком, его раздел. Признание земельной доли объектом договора доверительного управления влечет возникновение у доверительного управляющего права реализовать правомочия, принадлежащие собственнику земельной доли, включая выделение в натуре, куплю-продажу, мену, ренту и другие возмездные сделки, связанные с распоряжением долей.

Если объектом договора доверительного управления являются земельные доли, то доверительный управляющий вправе совершать любые сделки в интересах собственника земельной доли, как юридические, так и фактические, но не вправе использовать целый земельный массив как объект недвижимого имущества, например, для производства сельскохозяйственной продукции.

Признание земельного участка объектом договора доверительного управления влечет лишение доверительного управляющего права совершать сделки с земельными долями, включая выдел доли в натуре. В этом случае управляющий лишь может использовать земельный участок в соответствии с его целевым назначением, т.е. для производства сельскохозяйственной продукции.

Отказ Учреждения юстиции от регистрации права собственности на земельный участок по мотиву отсутствия в уставе общества указания на определенный вид деятельности, непредставления документов, подтверждающих установление предельного размера земельных участков, расположенных на территории одного административного образования, является незаконным

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15 декабря 2003г. N Ф04/6258-183/А02-2003.

Комментарий

Принадлежащие гражданину земельные участки были внесены в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью. В последствии ООО обратилось в Учреждение Юстиции с заявлением о регистрации права собственности на указанные участки. В регистрации было отказано в связи с несоблюдением установленного ст.8 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" порядка отчуждения земельного участка, в частности преимущественного права покупки, отсутствием в уставе ООО указания на производство с\х продукции в качестве основного вида деятельности, что не свидетельствует о сохранении целевого назначения земельного участка сельскохозяйственного назначения, а также непредставлением документов, подтверждающих соответствие размера приобретенного участка максимально установленным ограничениям, предусмотренным статье 1 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Часть 3 ст.1 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" устанавливает основные начала совершения сделок с землей. Среди них главным считается принцип целевого использования земельных участков. Деление земель по целевому назначению на категории предусмотрено в ст.1 Земельного кодекса РФ, согласно которой правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий и требованиями законодательства. Общие положения об использовании земельных участков по целевому назначению также содержатся в п.2 ст.7 Земельного кодекса РФ.

Нарушение принципа целевого назначения предполагает совершение действий, связанных с воздействием на земельный участок способами, несоответствующими действующему законодательству. Из анализа учредительных документов невозможно сделать правовой вывод о характере использования земельного участка, поскольку такое решение должно строиться на основе исследования способов ведения производства и других вариантов владения землей. Кроме того, в соответствии с п.2 ст.49 ГК РФ общество с ограниченной ответственностью обладает общей правоспособностью, то есть может осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом. Это правило применяется вне зависимости от того, указан ли тот или иной вид деятельности в учредительных документах или нет

[55].

Анализ устава ООО показал, что основным видом деятельности общества является садоводство, выращивание плодовых и ягодных культур, а также разведение овец, коз лошадей, крупного рогатого скота. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что ООО является сельскохозяйственным товаропроизводителем и намеривается использовать приобретенную землю по назначению. Как справедливо указано в решении, Учреждение Юстиции исходило из предположения о нарушении принципа целевого использования, что не может быть признано законным.

Отказывая в регистрации, Учреждение сослалось на нарушение права преимущественной покупки, предусмотренного в ст.8 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". В соответствии с п.2 ст.270, п.2 ст.288 АПК РФ, применение при вынесении решения закона, который не может быть использован в спорном правоотношении, является основанием для отмены судебного акта судом апелляционной и кассационной инстанций. Признавая позицию Учреждения незаконной, суд справедливо указал, что статья 8 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" регулирует порядок купли-продажи земельного участка и не подлежит применению к сделкам по внесению земли в уставный капитал.

Остальные доводы отказа в регистрации также были признаны незаконными, поскольку Учреждение Юстиции не смогло пояснить, какие положения действующего законодательства были нарушены.

Иск прокурора о признании недействительной регистрации права собственности ООО на земельный участок подлежит отклонению, поскольку материалами дела не подтверждается нарушение прав и законных интересов участников спора и других лиц

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 ноября 2003г. N А66-3075-03.

Комментарий

Первый заместитель прокурора области обратился с иском к Учреждению юстиции о признании незаконной государственной регистрации права собственности общества с ограниченной ответственностью на земельный участок сельскохозяйственного назначения.

Как следует из обстоятельств спора, на основании постановления главы муниципального образования члены коллективно-долевого сельскохозяйственного предприятия (КДСП) стали собственниками земельных долей. В последствии на основании договора дарения между КДСП и восьмью собственниками долей предприятие приобрело право собственности на земельные доли. Затем рассматриваемые доли были внесены в качества взноса в уставный капитал ООО и выделены в натуре, после чего общество зарегистрировало за собой право собственности на образованные земельные участки.

Не согласившись с проведенной регистрацией, прокурор обратился в суд с иском о признании ее незаконной, поскольку, во-первых, были нарушены права собственников долей, во-вторых, — земли сельскохозяйственного назначения перешли в собственность коммерческой организации. В удовлетворении требования было отказано. При принятии решения суд руководствовался следующими основаниями.

В соответствии со ст.52 АПК РФ прокурор может подать в суд заявление в случае нарушения прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При подаче заявления прокурором не было представлено доказательств, свидетельствующих о нарушении прав собственников земельных долей. В ходе судебного разбирательства представители ООО и КДСП заявляли об одобрении состоявшейся сделки. Прокурор также не предъявил заявлений собственников долей, которые бы обращались за защитой своих прав. При таких обстоятельствах требования прокуратуры были признаны незаконными.

Между тем, анализ комментируемого решения показывает, что прокурором не исчерпаны все возможности для обращения в суд с иском о признании состоявшегося перехода права собственности незаконным. Если, по мнению прокурора, права собственников земельных долей были нарушены, целесообразно провести проверку на предмет установления соответствия действующему законодательству порядка заключения и исполнения сделки дарения земельных долей юридическому лицу. Дело в том, что на практике часто встречаются случаи, когда под договором дарения скрывается фактическая купля-продажа земельных долей. В соответствии с п.2 ст.170 такая сделка является притворной, то есть ничтожной. Срок исковой давности по обращению в суд с признанием такого рода договоров недействительными составляет десять лет (п.1 ст.181 ГК РФ). Однако следует учитывать, что прежде чем обращаться в суд, необходимо добыть соответствующие доказательства, при отсутствии которых заявленное требование будет отклонено.

Согласно комментируемому судебному акту, решение о выделении земельных долей в натуре принято правлением КДСП. Правомерность таких действий следует оценить через призму их соответствия действующему законодательству. Приобретя в собственность земельные доли, предприятие стало участником долевой собственности. В соответствии с действующим на момент заключения сделки п.10 Указа Президента РФ от 7 марта 1996г. N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю" местоположение выделяемого в счет земельных долей земельного участка должно определяться по соглашению между сособственниками долей. Отсюда следует, что правление КДСП не имело право принимать решение о выделение земельных долей в натуре. В данном случае права других участников долевой собственности были нарушены.

По мнению суда, гражданин является участником акционерного общества, поэтому иск о признании недействительным свидетельства о праве собственности АО на земельный участок удовлетворению не подлежит. Решение является спорным

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 сентября 2003г. N КГ-А41/7018-03

Комментарий

Гражданин обратился с иском к учреждению юстиции о признании недействительным свидетельства о регистрации права собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения. По мнению заявителя, он не вносил земельную долю в уставный капитал юридического лица, следовательно, государственная регистрация права собственности на участок, куда входит его доля, за юридическим лицом является незаконной. Суд с таким выводом не согласился, указав, что гражданин подал заявление на вступление в акционерное общество, из чего следует, что он внес свою долю в уставный капитал и стал акционером. Кроме того, судом было отмечено, что согласно ст.198 АПК РФ и ст.13 ГК РФ основанием для признания свидетельства о государственной регистрации права недействительным должно быть не только не соответствие его законодательству, но и нарушение прав и свобод гражданина. По мнению суда, доказательств, свидетельствующих о таких нарушениях, представлено не было, поэтому в удовлетворении требований было отказано.

Вынесенное решение является спорным. В соответствии со ст.20 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" основанием для отказа в государственной регистрации является предоставление на регистрацию документов, которые по содержанию не соответствуют действующему законодательству. Как следует из комментируемого акта, глава муниципального образования вынес в 1992г. постановление о передаче в собственность совхозу (предшественник акционерного общества) земельного участка сельскохозяйственного назначения. В кассационной жалобе заявитель правильно отмечал, что Указы Президента РФ и Постановления Правительства РФ, регулировавшие порядок приватизации с\х земли и реорганизации сельхозпредприятий, предусматривали наделением правом собственности на землю не юридических лиц, а граждан. Руководствуясь данным положением, глава муниципального образования в 1997г. принял решение о внесении изменений в постановление 1992г., которым передал земельный массив в общую долевую собственность граждан. Судом также указывается, что на основании постановления главы муниципального образования от 2 августа 1996г. бывшим работникам совхоза были выданы свидетельства о праве собственности на земельные доли. В данном случае не понятно, каким образом свидетельства были выданы ранее постановления о передаче земли в долевую собственность граждан, принятого в 1997г. Согласно п.18 Постановления Правительства РФ от 1 февраля 1995г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" моментом возникновения права собственности на земельную долю является дата принятия администрацией района решения о передаче земли в общую собственность участников сельскохозяйственной коммерческой организации.

Таким образом, открытым остается вопрос, когда граждане приобрели право собственности на земельные доли. Без ответа на него не представляется возможным сделать вывод, что земельные доли действительно внесены в уставный капитал, поскольку соответствующая сделка могла быть заключена между собственниками долями и юридическим лицом. Вывод о том, что истец является акционером, сделан судом на основе заявления о вступлении в АО. Однако такое заявление свидетельствует лишь о намерении внести долю в уставный капитал. Наличие же самой сделки, ее соответствие по форме и содержанию действующему законодательству, а также исполнение подлежит доказыванию и не может считаться установленным.

Как следует из комментируемого судебного акта, предмет заявленного иска состоял в признании свидетельства о государственной регистрации недействительным. Поэтому можно с уверенностью сделать вывод, что возможности гражданина на защиту своего права вынесенным решением не исчерпаны. Во-первых, необходимо обжаловать его в Высшем Арбитражном Суде РФ. Во-вторых, может быть предъявлен иск о признании сделки по внесению земельной доли в уставный капитал недействительной. Срок исковой давности по таким сделкам составляет десять лет (п.1 ст.181 ГК РФ). Он начинает течь со дня, когда началось исполнение сделки. Существенными обстоятельствами для исчисления срока исковой давности являются момент приобретения права собственности на земельную долю, дата заключения учредительного договора, акта приема-передачи доли от гражданина юридическому лицу. Из судебного решения также следует, что началом исполнения сделки может считаться дата выделения земельных долей в натуре и последующая регистрация права собственности на земельный участок за юридическим лицом.

Требование Учреждения юстиции о необходимости представления правоустанавливающих документов на земельные доли при регистрации права собственности на земельный участок, соответствующий долям, за юридическим лицом признано незаконным

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 апреля 2003г. N Ф08-1200/2003.

Комментарий

Акционерное общество закрытого типа обратилось в арбитражный суд с иском к Учреждению юстиции о признании незаконным отказа в государственной регистрации права собственности на земельный участок. Как следует из комментируемого решения, АОЗТ было образовано путем реорганизации совхоза. При образовании общества собственники внесли земельные доли в уставный капитал. В последствии АОЗТ обратилось в Учреждение юстиции с заявлением о государственной регистрации права собственности на земельный массив, сформированный из внесенных в уставный капитал земельных долей. Регистрирующий орган в письменном виде сообщил, что для регистрации дополнительно каждому собственнику земельной доли необходимо представить квитанцию об оплате за государственную регистрацию, письменное заявление, свидетельство о праве собственности на земельную долю, а от юридического лица — доказательство оплаты за регистрацию права, кадастровый план земельного участка, а также учредительные и уставные документы. Посчитав такие доводы незаконными, акционерное общество обратилось в суд. Требования АОЗТ были удовлетворены по следующим основаниям.

Первоначально исковые требования АОЗТ состояли в признании отказа в государственной регистрации несоответствующим закону. Впоследствии позиция была уточнена и общество просило признать незаконным уклонение от государственной регистрации. Учреждение юстиции пояснило суду, что нормативное определение отказа и требования к его содержанию установлены ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Поскольку письмо органа регистрации не отвечало указанным требования, оно с юридической точки зрения не может считаться отказом.

Суд с такой позицией не согласился. Учреждение юстиции вправе запрашивать от заявителей только те виды документов, которые предусмотрены действующим законодательством. Требование о представлении документов, не имеющих отношение к государственной регистрации, является незаконным. В связи с тем, что АОЗТ обратилось с заявлением о государственной регистрации прав на земельный участок за юридическим лицом, а не за акционерами, требование о предъявлении документов физическими лицами не может быть признано обоснованным.

Анализ комментируемого решения показывает, что судом сделано ряд спорных выводов, которые свидетельствуют о неполном исследовании материалов дела и неправильном применении норм материального права. Опираясь на ст.6 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", согласно которой возникшие до введения в действие данного закона права, признаются действительными, суд указал, что регистрация таких прав осуществляется по желанию их обладателей. Однако в соответствии с п.2 ст.6 рассматриваемого закона государственная регистрация прав возникших до введения в действие закона необходима при совершении сделки с объектом недвижимого имущества после введения в действие данного закона

[56].

Суд сделал вывод, что акционерное общество получило право собственности на землю (доли) не путем их приобретения от участников, а в результате реорганизации, т.е. универсального правопреемства. Данное заключение представляется необоснованным. Из решения видно, что предшественником АОЗТ был совхоз, участники которого стали собственниками земельных долей. В последствии доли были внесены в уставный капитал акционерного общества. То есть, право собственности на доли было приобретено не в результате универсального правопреемства, а по договору о внесении долей в уставный капитал образуемого АО. В результате реорганизации у АОЗТ возникло право собственности на имущество бывшего совхоза, а на земельные доли такое право возникнуть не могло, поскольку собственниками долей были граждане, а не совхоз. Отсюда следует, что в рассматриваемом случае в соответствии с п.2 ст.6 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" гражданам первоначально необходимо зарегистрировать свои права на земельные доли, и только потом юридическое лицо может обратиться с заявлением о государственной регистрации права собственности на доли, либо земельный участок, состоящий из долей, которые были внесены в уставный капитал. При этом в Учреждение юстиции должны быть представлены документы, свидетельствующие о том, что была заключена и исполнена сделка по внесению долей в акционерное общества, в результате которой собственники приобрели акции, а общество права на соответствующее имущество. Если объектом сделки были все земельные доли, составляющие данный конкретный земельный массив, то юридическое лицо может зарегистрировать право собственности на земельный участок. В случае, если часть собственников не распорядилась своими долями, за АОЗТ может быть зарегистрировано лишь право собственности на внесенные в уставный капитал доли. Впоследствии эти доли могут быть выделены в натуре, после чего общество стает собственником вновь образованного земельного участка.

Государственная регистрация права собственности граждан на земельные участки осуществлена законна, поскольку использование кооперативом земель не влечет утрату прав собственников земельных долей на получение долей в натуре

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12 апреля 2004г. N Ф09-923/04ГК.

Комментарий

В соответствии с Указами Президента РФ и Постановлениями Правительства РФ, регулировавшими порядок приватизации земли сельскохозяйственного назначения, граждане получили в собственность земельные доли. Земельный массив, куда входили указанные доли, использовался сельскохозяйственным производственным кооперативом. Впоследствии ряд граждан выделили доли в натуре и обратились за регистрацией своих прав в Учреждение юстиции, которое выдало свидетельство о праве собственности на вновь образованные земельные участки. Посчитав, что регистрация нарушает права кооператива на землю, последний обратился с иском в суд о признании регистрации незаконной. В удовлетворении требований было отказано по следующим основаниям.

Граждане являлись собственниками земельных долей, что подтверждалось соответствующими свидетельствами. Следовательно, они обладали правом выдела долей в натуре. При этом факт использования кооперативом земельного массива, в который входили земельные доли, не влечет утрату прав граждан на данное имущество.

Из текста комментируемого судебного акта не понятно, каким образом были урегулированы отношения между кооперативом и собственниками земли по вопросу использования участка. В силу ст.268-270, 606, 622, 689 Гражданского кодекса РФ передача одним лицом другому лицу имущества в пользование по договорам аренды, безвозмездного пользования, а также обладание земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования не влечет переход права собственности на имущество к пользователю. Как следует из материалов дела, граждане не заключали с кооперативом ни каких сделок по отчуждению земельных долей. Отсюда следует, что они продолжают оставаться собственниками этих долей.

Для вынесения по рассматриваемому делу законного решения определяющее значение играет оформление отношений между гражданами и кооперативом. Если использование земли осуществляется без заключения договора, право граждан на выдел долей и последующая государственная регистрация прав на образованные земельные участки соответствует действующему законодательству. Однако, если между сторонами имел место, например, договор аренды, то право на выдел граждане могут получить лишь признав этот договор незаключенным либо недействительным, но при условии, что для этого существуют необходимые основания.

Дело в том, что при аренде используется весь земельный массив, состоящий из долей. При выделении из массива, являющегося объектом договора аренды, одной или нескольких долей, используемый земельный участок уменьшается на размер вновь образованных участков, то есть, объект договора становится другим. Одновременно с этим происходят изменения в составе арендодателей. Собственники выделенных долей прекращают свое участие в договоре аренды, так как перестают быть сособственниками земельного массива. Таким образом, меняется как объект договора, так и его субъектный состав.

Из вышеизложенного следует, что действия по выделению долей в натуре являются ни чем иным как намерением собственников долей расторгнуть договор аренды в одностороннем порядке. Однако для этого должны существовать определенные причины. Если арендатор выполняет все условия сделки, ее расторжение до истечения срока действия договора невозможно. Аналогичным образом решается вопрос и в случае заключения договора безвозмездного пользования.

Нецелевое использование земли, перевод земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию земель

Согласно ранее действовавшего п.2 ст.79 ЗК РФ для строительства промышленных объектов и иных несельскохозяйственных нужд могли предоставляться земли с/х назначения, непригодные для ведения с/х производства.

При решении вопроса о предоставлении земель с/х назначения для несельскохозяйственных нужд существенное значение имеет вопрос о качестве земель и их пригодности для ведения сельскохозяйственного производства.

В соответствии с пункта 3 статьи 8 ЗК РФ несоблюдение порядка перевода земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию земель является основанием для признания соответствующих решений незаконными При рассмотрении вопроса о переводе земель с/х назначения в другую категорию земель необходимо установить, имеет ли орган, принявший решение, соответствующие полномочия.

Поскольку собственник не давал согласия на строительство, возведенные объекты должны быть снесены, а земельные участки приведены в первоначальное состояние.

В соответствии со ст.8 Земельного кодекса РФ отнесение земель к категориям в части с/х земель является компетенцией органов исполнительной власти субъектов РФ.

В связи с тем, что фермерское хозяйство в течение одного года не использовало с/х земли по целевому назначению, решение о ликвидации хозяйства принято правомерно.

При принятии акционерным обществом решения о передаче земли с/х назначения для использования под жилищное строительство необходимо исследовать вопрос, получено ли разрешение на перевод с/х земли в другую категорию земель.

Решение о привлечении фермерского хозяйства к ответственности за нецелевое использование земельного участка с/х назначения, выразившееся в строительстве жилого дома является спорным.

Согласно ранее действовавшего п.2 ст.79 ЗК РФ для строительства промышленных объектов и иных несельскохозяйственных нужд могли предоставляться земли с/х назначения, непригодные для ведения с/х производства

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 мая 2004г. N Ф09-1247/04ГК.

Комментарий

Как следует из комментируемого решения, глава муниципального образования вынес постановление, в соответствии с которым обществу с ограниченной ответственностью предоставлен в аренду земельный участок для строительства комплекса дорожного сервиса. В соответствии с постановлением был заключен договор аренды сроком на сорок девять лет, на участке возведена автозаправочная станция, право собственности на которую зарегистрировано в установленном законом порядке. По мнению прокурора области в аренду предоставлен земельный участок сельскохозяйственного назначения, при этом нарушен принцип целевого использования земли. Такая позиция послужила основанием для обращения в суд с требованием о признании постановления и договора аренды ничтожными и применении последствий недействительной сделки. Суд в удовлетворении иска отказал по следующим основаниям.

В соответствии с п.2 ст.79 Земельного кодекса РФ для строительства промышленных объектов и иных несельскохозяйственных нужд могут быть предоставлены земли сельскохозяйственного назначения худшего качества. По смыслу данной статьи, при принятии решения о предоставлении сельскохозяйственной земли для несельскохозяйственных нужд определяющее правовое значение играет вопрос о пригодности земельного участка для ведения сельскохозяйственного производства. При этом данная норма согласно ст.8 ЗК РФ не предусматривает обязанности перевода таких земель в иную категорию.

Материалами дела подтверждалось, что предоставленный в аренду участок был не пригоден для сельскохозяйственных целей. ФГУ "Центр химизации и сельскохозяйственной радиологии" провело почвенную экспертизу, в результате которой в земле обнаружено повышенное содержание солей тяжелых металлов.

Довод прокурора о нарушении порядка изменения целевого назначения земли, предусмотренного ст.8 ЗК РФ, согласно которой перевод земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию земель осуществляется на основании решения исполнительного органа субъекта РФ, является необоснованным. Оспариваемое постановление главы муниципального образования не регулировало вопрос перевод земли из одной категории в другую.

В судебном акте также справедливо указано, что согласно п.1 ст.52 АПК РФ прокурору предоставлено право обращаться в суд с заявлением об оспаривании ненормативных актов органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При обращении в суд прокурор не привел соответствующих правовых оснований, предусмотренных ст.152, 198 АПК РФ.

Таким образом, суд установил, что предоставленный обществу земельный участок не пригоден для использования в сельскохозяйственных целях. Поэтому решение о передаче участка в аренду и заключении на его основании договора аренды является законным.

При рассмотрении аналогичных споров необходимо иметь ввиду, что в ст.79 Земельного кодекса внесены изменения, в силу которых пункт 2, допускавший возможность использования сельскохозяйственных земель низкого качества в несельскохозяйственных целях, утратил силу в связи с введением в действие ФЗ от 21 декабря 2004г. N 172-ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую"

[57].

В соответствии со ст.7 данного закона перевод сельскохозяйственных земель обязателен во всех случаях не целевого использования. При этом изменение целевого назначения допускается только при: 1) с консервации земель; 2) создании особо охраняемых природных территорий; 3) установлении или изменении черты поселений; 4) строительстве на землях, непригодных для осуществления сельскохозяйственного производства, промышленных объектов и с иными несельскохозяйственными нуждами; 5) включении непригодных для осуществления сельскохозяйственного производства земель в состав земель лесного фонда, земель водного фонда или земель запаса; 6) выполнении международных обязательств, обеспечении обороны страны и безопасности государства, добыче полезных ископаемых (за исключением общераспространенных полезных ископаемых), содержании объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, строительстве объектов культурно-бытового, социального, образовательного назначения, дорог и других линейных объектов при отсутствии иных вариантов размещения этих объектов. Использование сельскохозяйственных земель для строительства дорог, линий электропередачи, линий связи (в том числе линейно-кабельных сооружений), нефте-, газо- и иных трубопроводов, железнодорожных линий и других подобных сооружений допускается, если кадастровая стоимость сельскохозяйственных угодий на тридцать и более процентов меньше кадастровой стоимости среднерайонного уровня и указанные линейные объекты размещены вдоль дорог и границ полей севооборотов. Перевод с/х земель, кадастровая стоимость которых на тридцать и более процентов превышает кадастровую стоимость среднерайонного уровня, и особо ценных продуктивных сельскохозяйственных угодий, указанных в п.4 статьи 79 ЗК РФ, в другую категорию не допускается.

При решении вопроса о предоставлении земель с/х назначения для несельскохозяйственных нужд существенное значение имеет вопрос о качестве земель и их пригодности для ведения сельскохозяйственного производства

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 января 2004г. N Ф09-67/04ГК

Комментарий

Прокурор Челябинской области обратился в суд с требованием о признании незаконным постановления главы администрации муниципального образования, в соответствии с которым предпринимателю был предоставлен земельный участок сельскохозяйственного назначения для строительства базы и железнодорожного тупика и заключен соответствующий договор аренды. В последствии исковые требования были уточнены, и прокуратура просила признать недействительным указанное постановление и договор аренды и применить последствия ничтожной сделки. По мнению прокурора, в результате заключения договора произошло нарушение целевого использования земель сельскохозяйственного назначения. Арбитражный суд Челябинской области принял решение об удовлетворении требований прокуратуры. Однако суд кассационной инстанции дело отменил и направил его на новое рассмотрение. При принятии такого решения суд руководствовался следующим.

Удовлетворяя исковые требования прокуратуры, суд первой инстанции пришел к выводу, что в связи с вынесением постановления о передаче с/х земли предпринимателю произошло изменение целевого назначения земельного участка. Между тем, органы прокуратуры не представили доказательств того, что спорный участок относится к категории сельскохозяйственных земель. Одновременно с этим, в решении указывается, что согласно ст.79 Земельного кодекса РФ, для строительства объектов и иных несельскохозяйственных нужд могут быть выделены сельскохозяйственные угодья из земель худшего качества по кадастровой стоимости. Аналогично вышеприведенному судебному акту, в комментируемом решении обращается внимание, что положения ст.79 ЗК РФ, допускающие использование с\х земель для несельскохозяйственных нужд, не предусматривают обязанности перевода таких земель в иную категорию.

Суд первой инстанции не дал оценку имеющемуся в материалах документу, из которого следовало, что спорный участок не пригоден для сельскохозяйственного производства, в связи с его заболачиванием, пропитанностью минеральными маслами. Ходатайство предпринимателя и муниципального образования о назначении экспертизы по оценке качества земли было необоснованно отклонено.

Таким образом, при рассмотрении аналогичных споров, ключевое значение играет вопрос о пригодности земли к сельскохозяйственному производству. Он должен быть самым надлежащим образом исследован. В связи с тем, что в данном случае без специальных познаний не обойтись, необходимо назначение экспертизы. При этом в соответствии со ст.82 АПК РФ суд может назначить экспертизу по ходатайству или с согласия лиц, участвующих в деле. По инициативе суда определение о назначении экспертизы может быть вынесено в случае, если ее проведение предусмотрено законом или договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если стоит вопрос о проведении дополнительной или повторной экспертизы (п.1 ст.82 АПК РФ).

При рассмотрении дел с участием прокурора также следует учитывать, что право этого государственного органа на обращение в суд четко регламентировано ст.52 и 198 АПК РФ, которыми предусматривается обязанность прокуратуры при обращении в суд прокуратура указать, чьи права и законные интересы затронуты тем или иным решением или оспариваемым актом. В комментируемом деле суд первой инстанции указал, что постановление главы муниципального образования нарушает законные интересы индивидуального предпринимателя, поскольку заключение сделки (договора аренды) могло повлечь возникновение убытков. Такая аргументация была признана необоснованной, по тем основаниям, что предприниматель является ответчиком.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо иметь ввиду, что пункт 2 ст.79 Земельного кодекса РФ утратил силу. Подробнее об этом см. вышеприведенный комментарий.

В соответствии с пункта 3 статьи 8 ЗК РФ несоблюдение порядка перевода земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию земель является основанием для признания соответствующих решений незаконными

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 апреля 2004г. N Ф08-1640/2004-651А.

Комментарий

На основании постановления главы муниципального образования участок размером 14,5 га был изъят из землепользования сельскохозяйственной организации и передан обществу с ограниченной ответственностью для строительства и эксплуатации установки комплексной подготовки нефти и конденсата. В соответствии с данным решением комитет по управлению имуществом заключил договор аренды, на основании которого общество осуществляло использование земельного участка.

Осуществив проверку ООО, земельный комитет пришел к выводу, что юридическое лицо использует участок на противозаконных основаниях. Такой вывод послужил основанием для наложения штрафа, не согласившись с которым ООО обратилось в суд.

Действия земельного комитета были признаны законными, а обществу в удовлетворении требований отказано по следующим основаниям.

До вынесения главой муниципального образования вышеназванного постановления спорный земельный участок находился в пользовании сельскохозяйственной организации — закрытого акционерного общества. Суд неверно указал, что земля принадлежала ЗАО на праве общей долевой собственности. В соответствии со ст.66 ГК РФ имущество хозяйственных товариществ и обществ является собственностью этих юридических лиц. Видимо в рассматриваемом случае собственниками земли являются граждане, обладающие участком на праве общей долевой собственности. Следует заметить, что сам по себе факт изъятия земли не был оценен суд судом с точки зрения его соответствия действующему законодательству. В соответствии со ст.55 Земельного кодекса РФ изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд должно осуществляться по основаниям, установленным статьей 49 ЗК РФ. Принудительное отчуждение участка для государственных или муниципальных нужд может быть проведено только при условии предварительного и равноценного возмещения стоимости земли на основании решения суда (п.2 ст.55 ЗК РФ). К сожалению, в комментируемом постановлении указанный вопрос остался нерассмотренным.

При вынесении решения суд правильно указал, что предоставление земельного участка сельскохозяйственного назначения для несельскохозяйственных нужд должно осуществляться в соответствии с действующим законодательством. Согласно ст.8 ЗК РФ сельскохозяйственные земли могут быть переведены в другую категорию земель только на основании решения исполнительного органа субъекта федерации. Несоблюдение предусмотренного ст.8 ЗК порядка влечет признание соответствующего акта недействительным.

Таким образом, поскольку договор аренды спорного земельного участка был заключен с нарушением действующего законодательства, такой документ не может считаться правоустанавливающим. Это в свою очередь свидетельствует, что использование земли является незаконным. Факт отсутствия какой-либо деятельности на участке не может служить основанием для освобождения от ответственности, поскольку в данном случае определяющее правовое значение состоит в возможности использования земли.

При рассмотрении вопроса о переводе земель с/х назначения в другую категорию земель необходимо установить, имеет ли орган, принявший решение, соответствующие полномочия

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 марта 2004г. N КА-А41/1520-04.

Комментарий

Закрытое акционерное общество, имеющее в собственности земельный участок сельскохозяйственного назначения, заключило договор аренды с обществом с ограниченной ответственностью, согласно которому передало во временное пользование (аренду) часть названного участка. В процессе исполнения договора арендодатель построил на участке капитальное строение и обратился в учреждение Минюста по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним с заявлением о регистрации права на возведенный объект. Получив отказ, ООО обратилось в суд с иском с требованием к учреждению юстиции осуществить государственную регистрацию права собственности на построенное здание. Суды первой и апелляционной инстанции признали позицию общества законной, а отказ в регистрации противоречащим действующей нормативной базе. Однако суд кассационной инстанции решение отменил, указав на существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В числе прочих недочетов в судебном акте обращается внимание на следующие обстоятельства. Как следует из комментируемого решения, переданный в аренду земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения. Признавая возведение капитального строения законным, и обязывая учреждение юстиции произвести его государственную регистрацию, суд сделал вывод, что участок был переведен из сельскохозяйственной в другую категорию земель. Согласно ст.8 Земельного кодекса РФ перевод земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию земель осуществляется на основании решения органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. В связи с тем, что суд не исследовал вопрос о соблюдении предусмотренного порядка изменения целевого назначения земельных участков, вынесенное решения является незаконным и необоснованным.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо иметь ввиду, что с 5 января 2005г. вступил в силу ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую", осуществляющий правовое регулирование отношений, возникающих в связи с изменением целевого назначения земель. Порядок перевода и состав представляемых документов определен в ст.2, 3 данного закона. Особенности изменения целевого назначения сельскохозяйственных земель предусмотрены ст.7 указанного закона. Более подробно том, как изменился порядок использования и перевода сельскохозяйственных земель в другую категорию по сравнению с ранее действовавшим законодательством см. комментарий к Постановлению Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 января 2004г. N Ф09-67/04ГК.

Поскольку собственник не давал согласия на строительство, возведенные объекты должны быть снесены, а земельные участки приведены в первоначальное состояние

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 апреля 2004г. N КГ-А41/329-04.

Комментарий

Комментируемое судебное решение является продолжением спора

[58], содержание которого заключалось в том, что закрытое акционерное общество передало обществу с ограниченной ответственностью в аренду земельный участок, на котором арендатор возвел капитальное строительство. Сопоставление принятых решений показывает, что действия арендатора были признаны незаконными. По настоящему делу ЗАО обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью об обязании освободить землю от объекта незаконченного строительства и привести участок в первоначальное состояние.

Рассматривая спор, суд установил, что переданный в аренду земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения. Обосновывая правомерность своих действий, ООО сослалось на ст.263 ГК РФ, согласно которой собственник земельного участка вправе разрешить другим лицам строительство на нем зданий и сооружений. Однако суд указал, что это правило действует при условии соблюдения принципа целевого назначения земельных участков. Такой вывод основан на положениях ст.78 Земельного кодекса РФ, где сказано, что земли сельскохозяйственного назначения могут использоваться только для ведения сельскохозяйственного производства. Эта норма корреспондируется с правилами, предусмотренными ст.260 Гражданского кодекса РФ, согласно которой владение сельскохозяйственной землей должно осуществляться в пределах, определяемых назначением участка. Деление земель на категории предусмотрено п.1 ст.7 ЗК РФ. Обязанность собственников и иных законных владельцев использовать землю в соответствии с целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель, а также разрешенными законодательством способами предусмотрена в пункте 1 ст.42 ЗК. При нарушении принципа целевого назначения земельный участок может быть изъят (ст.285 ГК РФ).

Материалы дела показывают, что собственник земли не давал письменного разрешения на строительство, срок действия договора аренды прекратился, участок не был выведен из земель сельскохозяйственного назначения. Эти обстоятельства послужили основанием для вынесения решения о признании требований ЗАО обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст.8 Земельного кодекса РФ отнесение земель к категориям в части с/х земель является компетенцией органов исполнительной власти субъектов РФ

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 февраля 2004г. N А26-3803/03-26.

Комментарий

Органы прокуратуры обратились в суд с иском о признании незаконным решения депутатов органа местного самоуправления, согласно которому муниципальному сельскохозяйственному учреждению (МСУ) был предоставлен земельный участок. Поводом для обращения в суд послужило то обстоятельство, что указанным решением осуществлен перевод предоставленного МСУ участка в земли сельскохозяйственного назначения. По мнению прокуратуры, это было сделано с нарушением действующего законодательства.

При рассмотрении спора установлено, что при выделении муниципальному учреждению земельного участка межевые работы не проводились. Согласно ст.3 ФЗ "О землеустройстве" проведение землеустроительных работ является обязательным в случае изъятия и предоставления земли. Таким образом, подготовка землеустроительной документации является обязательным условием, которое должно соблюдаться.

В документах государственного земельного кадастра должна указываться категория земель. Согласно ст.1 ФЗ "О государственном земельном кадастре" кадастр представляет собой систематизированный свод документированных сведений, получаемых в результате проведения государственного кадастрового учета земельных участков. В кадастре содержатся данные о местоположении, целевом назначении и правовом положении земель РФ и сведения о территориальных зонах и наличии расположенных на земельных участках и прочно связанных с этими земельными участками объектов. Статья 14 рассматриваемого закона вводит понятие "единый государственный реестр земель". Это документ, предназначенный для проведения государственного кадастрового учета земельных участков. В нем содержатся основные сведения об участках: категория земель и разрешенное использование, качественные характеристики, в том числе показатели состояния плодородия (для отдельных категорий).

Суд определил, что муниципальное образование в нарушение действующего законодательства отнесла участок к землям запаса. В соответствии со ст.8 Земельного кодекса РФ отнесение земель к категориям в части сельскохозяйственных земель является компетенцией органов исполнительной власти субъектов РФ.

Отнесение земель к категориям неразрывно связано с изменением целевого назначения участка. Статья 5 ранее действовавшего ЗК РСФСР определяла, что отнесение земель к категориям и перевод их из одной категории в другую производится в связи с изменением целевого назначения земель и в случаях, предусмотренных законодательством, при изъятии и предоставлении земель

[59].

В настоящее время порядок изменения целевого назначения земель устанавливается Федеральным законом от 21 декабря 2004г. N 172-ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую". В соответствии со ст.14 данного закона отнесение земель к одной из установленных Земельным кодексом категорий является обязательным. Если категория указана не сведениях государственного земельного кадастра, а в правоустанавливающих документах на земельные участки или свидетельствах, удостоверяющих права на землю, внесение изменений в документы государственного земельного кадастра и в записи Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним осуществляется на основании правоустанавливающих документов на земельные участки или свидетельств, удостоверяющих права на землю, по заявлениям правообладателей земельных участков.

Анализ уставных документов муниципального учреждения показал, что оно создано для целей, не связанных с сельскохозяйственным производством. По мнению суда, это обстоятельство говорит о том, что МСУ в силу ст.78 ЗК РФ не относится к числу субъектов, которым могут быть выделены сельскохозяйственные земли. Такой вывод не может быть признан законным. Согласно ст.78 ЗК РФ земли сельскохозяйственного назначения представляются как коммерческим, так и некоммерческим организациям. При этом участки данной категории могут использоваться не только для ведения сельскохозяйственного производства, но и в научных и учебных целях.

В связи с тем, что принятое депутатами муниципального образования решение не основано на законе и создает препятствия последующей реализации прав и законных интересов граждан и юридических лиц в сфере предпринимательской деятельности, прокуратура в соответствии со ст.52, 198 АПК РФ имеет право на предъявление заявленного иска.

На основании изложенного решение о предоставлении земельного участка муниципальному учреждению было признано незаконным и необоснованным.

В связи с тем, что фермерское хозяйство в течение одного года не использовало с/х земли по целевому назначению, решение о ликвидации хозяйства принято правомерно

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 24 ноября 2003г. N А48-1535/03-8.

Комментарий

Районным советом народных депутатов принято решение о ликвидации крестьянского (фермерского) хозяйства. Глава хозяйства обратился в суд с иском о признании указанного решения недействительным. В удовлетворении требования отказано по следующим основаниям.

Как следует из комментируемого судебного акта, фермерское хозяйство образовано в 1992г. и осуществляло свою деятельность в форме юридического лица в соответствии с ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. Для ведения сельскохозяйственного производства главе хозяйства был предоставлен земельный участок.

Государственным инспектором по охране земель проведена проверка деятельности хозяйства и установлено, что выделенный земельный участок не используется. В материалах дела также имелись справки, подтверждающие, что в течение 1998-1999гг. крестьянское хозяйство производственной деятельностью не занималось. В соответствии с п."а" ст.32 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. деятельность хозяйства прекращается в случае не использования земельного участка в течение одного года. Согласно ст.33 данного закона решение о ликвидации хозяйства принимается районным (городским) советом народных депутатов. Руководствуясь названными положениями ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. районным советом народных депутатов было принято решение о ликвидации фермерского хозяйства.

При рассмотрении аналогичных споров необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства. В настоящее время порядок прекращения деятельности фермерского хозяйства регулируется ст.21-22 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 2003г.

[60], согласно которым совету народных депутатов муниципального образования не предоставлено право принимать решение о ликвидации крестьянского хозяйства. Фермерское хозяйство может быть ликвидировано добровольно по единогласному решению членов хозяйства. Хозяйство также подлежит ликвидации в случае смерти либо выхода всех членов из состава хозяйства. Закон в данном случае предоставляет возможность наследникам стать членами хозяйства. Если таковых нет либо они не выражают желание заниматься фермерством, хозяйство подлежит ликвидации. Признание фермерского хозяйства несостоятельным также влечет его ликвидацию.

По смыслу норм ГК принудительная ликвидация фермерского хозяйства должна производиться по решению суда в соответствии с основаниями, указанными в п.2 ст.62 ГК: осуществление деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными грубыми нарушениями закона или иных нормативных правовых актов. Однако Закон "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 2003г. не дал ответа на вопрос о том, подлежат ли применению вышеуказанные положения ГК к фермерскому хозяйству.

До введения в действие Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 2003г. рассмотрение иска о ликвидации фермерского хозяйства должно было осуществляться в соответствии с нормами Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. При этом Высший Арбитражный Суд разъяснял, что положения ст.61 ГК РФ, согласно которым юридическое лицо может быть ликвидировано в случае неоднократных или грубых нарушений закона или иных правовых актов, не подлежат применению к фермерскому хозяйству, ликвидация которого должна осуществляться в соответствии с положениями Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"

[61].

При принятии акционерным обществом решения о передаче земли с/х назначения для использования под жилищное строительство необходимо исследовать вопрос, получено ли разрешение на перевод с/х земли в другую категорию земель

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 30 сентября 2003г. N А08-5931/02-16.

Комментарий

Совет директоров закрытого акционерного общества "Агрофирма "Д" принял решение о передаче сельскому округу 33 гектаров земли для целей жилищного строительства. Впоследствии на основании решения главы районной администрации большая часть земельного участка (27,5 га) передана сельскому округу с целью дальнейшего предоставления закрытому акционерному обществу "СПК "З" для индивидуального жилищного строительства. Глава сельского округа вынес постановление о выделении ЗАО "СПК "З" указанного земельного участка для возведения жилых домов.

Спустя несколько месяцев, глава районной администрации отменил свое решение и постановил изъять участок площадью 33 га у сельского округа. На основании данного акта глава сельского округа вынес постановление об отмене своих решений о предоставлении ЗАО "СПК "З" земельных участков. Этот факт послужил причиной для обращения ЗАО "СПК "З" в суд с иском о признании недействительными вышеуказанных ненормативных актов органов местного самоуправления. Решением судов первой и апелляционной инстанций в удовлетворении требований было отказано. Суд кассационной инстанции решение отменил и направил дело на новое рассмотрение. В числе прочих недочетов

[62], при повтором рассмотрении дела суду необходимо обратить внимание на следующие вопросы.

Как следует из комментируемого акта, землепользование ЗАО "Агрофирма "Д" представлено участками, находящимися в коллективно-долевой, совместной собственности, бессрочном пользовании. Данное обстоятельство не было оценено судами всех трех инстанций. Между тем, оно играет существенное правовое значения для разрешения настоящего спора, поскольку нужно установить субъекта права собственности на земельный участок, который был отчужден ЗАО "Агрофирма "Д".

Видимо, основная часть земли используемой ЗАО, передана в долевую собственность граждан. Тогда возникает вопрос, на каком праве используется земля обществом. В случае, если все земельные доли внесены в уставный капитал, они принадлежат ЗАО. В соответствии со ст.6 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" перед принятием решения об отчуждении земли, необходимо зарегистрировать на нее свое право.

Если земельные доли в уставный капитал не вносились, они являются собственностью граждан. Следовательно, акционерное общество невправе принимать решение о совершении каких-либо действий с землей. При условии, что в уставный капитал ЗАО внесена часть земельных долей, акционерное общество является сособственником. Это говорит о том, что решение об отчуждении земли также не может быть принято органом управления общества, так как в соответствии со ст.246 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности осуществляется по соглашению всех ее участников. Аналогичным образом суду необходимо исследовать вопрос о той части используемого ЗАО участка, которая находится в совместной собственности

[63].

Поскольку переданный для жилищного строительства земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, следует определить, осуществлялся ли перевод спорного участка в земли иной категории. Это необходимо сделать для оценки правомерности решений сельского округа и районной администрации о передаче земли ЗАО "СПК "З" для возведения жилья. В соответствии со ст.78, 79 Земельного кодекса РФ, земли сельскохозяйственного назначения должны использоваться для производства сельскохозяйственной продукции. Согласно ст.8 ЗК перевод сельскохозяйственных земель в другую категорию осуществляется органом исполнительной власти субъекта РФ.

В настоящее время порядок перевод земли из одной категории в другую определяется ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую". Более подробно об этом см. комментарии к вышеприведенным судебным актам.

Решение о привлечении фермерского хозяйства к ответственности за нецелевое использование земельного участка с/х назначения, выразившееся в строительстве жилого дома является спорным

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 22 августа 2003г. N А38-1579-14/176-2003.

Комментарий

Решением районного совета народных депутатов гражданину предоставлен земельный участок сельскохозяйственного назначения для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства. Проведя проверку, главный государственный инспектор по охране и использованию земель установил факт нецелевого использования земли, выразившийся в строительстве жилого дома. Нарушение было зафиксировано в акте проверки и протоколе о привлечении к административной ответственности по ст.8.8 Кодекса об административных правонарушениях (использование земель не по целевому назначению, невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв). Не согласившись с таким решением, крестьянское хозяйство обратилось в суд с иском о признании постановления о привлечении к административной ответственности недействительным.

В удовлетворении требований отказано по следующим основаниям. По мнению фермерского хозяйства, привлечение к ответственности хозяйства как субъекта права является незаконным, поскольку право собственности на землю принадлежит главе — физическому лицу, а не юридическому (хозяйству). Данный аргумент был признан необоснованным, поскольку в соответствии с ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. земля для ведения хозяйства предоставлялась его главе. Хозяйство как правовая и экономическая единица не обладала правом получения земельного участка. Имущество этого субъекта принадлежало его членам на праве общей (совместной или долевой) собственности (ст.15 рассматриваемого закона, ст.257 ГК РФ). В соответствии со ст.42 Земельного кодекса РФ собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками, обязаны использовать землю по целевому назначению. На основании указанных положений фермерское хозяйство было привлечено к ответственности за нарушение принципа целевого использования земли.

По-нашему мнению, вывод суда о неправомерности строительства жилого дома на участке, выделенном для ведения фермерского хозяйства, является спорным. Согласно ст.1 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. хозяйство могло быть образовано отдельным гражданином, семьей или группой лиц, не являющихся собственниками. Мировая и отечественная практика показывает, что семейные фермерские хозяйства превалируют над несемейными. Например, в Дании семейные фермерские хозяйства составляют 85%

[64]

. В России также более 70% хозяйств являются семейными

[65]

. Данное положение получило свое правовое закрепление в новом законе "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 2003г., согласно ст.1 которого хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных свойством или родством

[66].

Таким образом, если хозяйство является семейным, запрет на строительство жилого дома для фермера и его семьи на земле, предоставленной для ведения хозяйства, является абсурдным.

Как следует из комментируемого решения, правовое положение привлеченного к ответственности фермерского хозяйства, регулировалось ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. На момент проведения проверки новый закон "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 2003г. еще не вступил в силу

[67]. В соответствии со ст.10 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. граждане, ведущие хозяйство, вправе на земельном участке, выделенном для ведения хозяйства, возводить жилые строения и сооружения. Следовательно, вынесенное по рассматриваемому делу судебное решение является незаконным и подлежит отмене.

К сожалению, приходится констатировать, что ныне действующий закон "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 2003г. не предусматривает права членов фермерского хозяйства строить жилой дом на выделенном земельном участке. Данные законодательный пробел необходимо устранить в самые кратчайшие сроки.

Приватизация земли, распоряжение землями, находящимися в государственной или муниципальной собственности

В связи с тем, что на момент предъявления требования о продаже с/х земли закон субъекта РФ об обороте земель сельскохозяйственного назначения не вступил в действие, в удовлетворении иска отказано До разграничения собственности на землю распоряжение участками, находящимися в государственной собственности, осуществляется органами местного самоуправления

В соответствии с земельным законодательством не допускается распоряжение земельным участком, принадлежащим лицу на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Органам местного самоуправления не представлено право на отнесение государственных земель к категориям.

Вне зависимости от того, был ли отвод земли надлежащим образом оформлен или нет, сумма, направленная на возмещение потерь сельскохозяйственного производства, возврату не подлежит, поскольку ЗАО фактически пользовалось земельным участком.

В связи с тем, что на момент предъявления требования о продаже с/х земли закон субъекта РФ об обороте земель сельскохозяйственного назначения не вступил в действие, в удовлетворении иска отказано

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27 января 2004г. N Ф08-4955/2003.

Комментарий

В 1992г. общество с ограниченной ответственностью и районная администрация заключили договор аренды земли сельскохозяйственного назначения с правом выкупа сроком на десять лет. По истечении предусмотренного договором срока ООО, выразило желание заключить договор аренды на новый период либо выкупить землю. Однако районная администрация заявила отказ. Не согласившись с таким решением, общество обратилось в арбитражный суд с иском об обязании администрации предоставить в собственность земельный участок. В удовлетворении требования отказано по следующим основаниям.

Принимая решение, суд сослался на ст.82 Земельного кодекса РФ, согласно которой условия предоставления сельскохозяйственных земель в собственность определяются ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". В соответствии со ст.1 данного закона приватизация с/х земли осуществляется в порядке, установленном законом субъекта РФ. На момент возникновения спорного правоотношения, закон субъекта РФ не вступил в силу, поэтому в удовлетворении иска было отказано.

Анализ комментируемого постановления показывает, общество с ограниченной ответственностью также намеревалось заключить договора аренды на новый срок, на что был получен отказ. При рассмотрении аналогичных дел следует учитывать, что если при отсутствии возражений со стороны арендодателя арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (п.2 ст.621 ГК РФ). То есть, если ООО до окончания срока договора не получило официальное предупреждение о том, что администрация не желает продолжать арендные отношения, договор считается заключенным на неопределенный срок. В этом случае можно отказаться от договора, предупредив об этом общество за три месяца (п.2 ст.610 ГК).

В соответствии со ст.621 ГК РФ арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, имеет при прочих равных условиях преимущественное право на заключение договора аренды на новый срок. Если администрация в течение года со дня истечения срока договора заключит договор аренды с другим лицом, общество вправе потребовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору и возмещения причиненных отказом убытков (п.1 ст.621).

В рассматриваемом деле обществу после введения в действие закона субъекта об обороте земель сельскохозяйственного назначения необходимо повторно обратиться в районную администрацию с требованием о приватизации земельного участка, а в случае отказа, — предъявить иск в суд. Согласно п.2 ст.150 АПК РФ производство по делу прекращается, если имеется вступивший в законную силу судебный акт между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям. В случае обжалования повторного отказа, предмет иска (материально-правовое требование) будет другим, так как ООО потребует признать незаконным уже другой отказ. Кроме того, характер отношений между сторонами изменится, поскольку регулируется уже вступившим в силу законом субъекта об обороте земель сельскохозяйственного назначения. Также следует обратиться к договору аренды, заключенному между администрацией и обществом и с учетов вышеприведенных аргументов правильно сформулировать свою позицию в суде.

До разграничения собственности на землю распоряжение участками, находящимися в государственной собственности, осуществляется органами местного самоуправления

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 1 апреля 2004г. N А06-1862-18/03.

Комментарий

Администрация муниципального образования предоставила государственному унитарному предприятию в бессрочное пользование земельный участок сельскохозяйственного назначения. В связи с изменением объема производства, ГУП обратилось к главе администрации с заявлением об изъятии части выделенных земель. Ходатайство было удовлетворено и вынесено постановление, на основании которого право постоянного (бессрочного) пользования прекращено в части изъятой земли.

Государственное научное учреждение (ГНУ) Россельхозакадемии, посчитав, что муниципальное образование распорядилось федеральной собственностью и превысило свои полномочия, обратилось в суд с иском о признании постановления о прекращении права постоянного (бессрочного) пользования недействительным. В удовлетворении требований отказано по следующим основаниям.

Обосновывая свою позицию, ГНУ сослалось на "Правила распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности до разграничения государственной собственности на землю", утвержденные Постановлением Правительства РФ от 7 августа 2002г. N 576 "О порядке распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю"

[68]

. По мнению заявителя, согласно этому нормативному акту уполномоченным органом по распоряжению земельными участками должно быть Министерство имущественных отношений РФ в лице его территориальных органов.

Как следовало из материалов дела, между муниципальным образованием и субъектом федерации не произошло разграничение государственной собственности на землю в соответствии с ФЗ "О разграничении государственной собственности на землю"

[69]

. Поэтому регулирование спорного правоотношения должно осуществляться на основании п.10 ст.3 ФЗ "О введении в действие земельного кодекса Российской Федерации"

[70], где сказано, что распоряжения землями, находящимися в государственной собственности, осуществляется органами местного самоуправления. При этом вышеуказанными правилами, утвержденными Постановлением Правительства N 576, предусмотрена лишь обязанность органа, уполномоченного распоряжаться землей, уведомить Министерство имущественных отношений РФ об отказе государственного унитарного предприятия, созданного органами государственной власти, от права постоянного (бессрочного) пользования землей.

Предъявляя требование в суд, государственное научное учреждение указало, что оспариваемым постановлением главы муниципального образования осуществлен перевод изъятых земель в другую категорию. Этот вывод не основан на законе и обстоятельствах дела. В соответствии со ст.80 Земельного кодекса РФ при добровольном отказе от земельного участка, эти земли поступают в фонд перераспределения района. При этом, как справедливо указано в комментируемом решении, категория земель — земли сельскохозяйственного назначения изменению не подлежит.

Перевод земель в другую категорию предполагает изменение правового режима земли и характера ее использования. Для изменения целевого назначения земельного участка необходимо пройти предусмотренную законом процедуру, которая установлена ФЗ от 21 декабря 2004г. N 172-ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую" и осуществляется в отношении сельскохозяйственных земель исполнительным органом субъекта федерации.

В соответствии с земельным законодательством не допускается распоряжение земельным участком, принадлежащим лицу на праве постоянного (бессрочного) пользования

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23 октября 2003г. N А64-466/02-12.

Комментарий

В соответствии с постановлением администрации муниципального образования совхозу в постоянное (бессрочное) пользование был предоставлен земельный участок сельскохозяйственного назначения площадью 7243 га. В дальнейшем совхоз был реорганизован в государственное унитарное предприятие.

Фермерские хозяйство и ГУП заключили договор, по которым унитарное предприятие передало хозяйству в аренду 598,6 гектар земли. Посчитав договор незаконным комитет по управлению имуществом субъекта федерации, муниципальное образование и областная прокуратура обратились с иском в суд о признании договора аренды недействительным. Суды первой и апелляционной инстанций дважды рассматривали дела и в обоих случаях выносили решении о ничтожности договора. Суд кассационной инстанции судебные акты отменил и вынес решение, которым признал договоры аренды соответствующими действующему законодательству.

При признании договоров аренды недействительными суды руководствовались п.9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав"

[71]

, где указано, что для унитарных предприятий установлен принцип специальной (целевой) правоспособности. Поэтому в случае, если действия предприятия по отчуждению или предоставлению в долгосрочное пользование другим лицам закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения движимого и недвижимого имущества, непосредственно участвующего в производственном процессе, приводят к невозможности его использования по целевому назначению, соответствующие сделки являются недействительными по основаниям, предусмотренным статьей 168 ГК РФ, независимо от того, совершены ли они с согласия собственника имущества или самостоятельно предприятием.

Как следует из комментируемого решения, материалами дела подтверждалось, что администрация муниципального образования дало согласие на заключение договоров аренды, что выразилось в вынесении соответствующих постановлений. При этом изъятия или перераспределения земельных участков фактические не было, поскольку унитарному предприятию земельный участок был предоставлен не на праве хозяйственного ведения, а на праве постоянного бессрочного пользования.

По мнению суда кассационной инстанции, в соответствии со ст.270 ГК РФ лицо, обладающее земельным участком на праве бессрочного пользования, вправе предоставить этот участок в аренду с согласия собственника земли. При принятии решения не было учтено следующее. В соответствии с п.4 ст.20 Земельного кодекса лица, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, не вправе распоряжаться такими земельными участками. В данном случае налицо конкуренция норм, а именно противоречие между п.4 ст.20 ЗК и положениями ст.270 ГК.

Как указано в пункте 3 ст.129 Гражданского кодекса РФ пределы включения земли в оборот определяются земельным законодательством. Отсюда следует, что нормам ЗК должен быть отдан приоритет. Таким образом, даже при наличии разрешения от собственника на передачу земли в аренду решение о заключении соответствующего договора лицом, обладающим участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, является незаконным. В соответствии со ст.168 ГК РФ такого рода сделка считается недействительной.

Органам местного самоуправления не представлено право на отнесение государственных земель к категориям.

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23 июня 2003г. N А43-2344/03-9-125.

Комментарий

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным постановления администрации муниципального образования (МО) "О категории административных границ города". По мнению заявителя, указанным актом нарушены положения ст.83 ЗК РФ, ст.3 ФЗ "О введении в действие земельного кодекса Российской Федерации" в части изменения целевого назначения земель, на которых расположены промышленные объекты, включая акционерное общество, что повлекло увеличение ставок земельного налога. Требования ОАО признаны законными по следующим основаниям.

Статья 84 ЗК определяет правовое значение черты городских и сельских образований, устанавливая, что черта — это внешняя граница земель города, поселка, сельского поселения, которая отделяет их от других категорий земель. Правовые последствия установления черты заключаются в том, что результатом является определение сферы применения правового режима земель поселений на всю территорию, которая находится внутри черты

[72].

В соответствии со ст.84 ЗК РФ утверждение и изменение черты границ муниципального образования относится к компетенции субъекта федерации. Администрация МО не представило доказательств, что занимаемые АО спорные земли относятся, входящим в состав земель, расположенных в границах муниципального образования.

Как следует из комментируемого решения, оспариваемым постановлением главы МО земли, используемые обществом (земли промышленности), отнесены к другой категории земель (земли поселений). Статья 3 ФЗ "О введении в действие земельного кодекса Российской Федерации", на которую сослалось МО при подаче иска, разрешает органам местного самоуправления распоряжаться землей до разграничения государственной собственности на землю. Однако эта статья не представляет органам местного самоуправления права на отнесение государственных земель к категориям. В соответствии со ст.8 ЗК РФ органы местного самоуправления могут относить к категориям только земли, находящиеся в муниципальной собственности (кроме сельскохозяйственных земель).

Согласно ст.14 ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую" участки, расположенные в черте поселений, подлежат отнесению к землям поселений, а вне черты поселений — к определенной категории земель в зависимости от документально подтвержденного фактического использования земельного участка. Отнесение земельного участка к категории земель сельскохозяйственного назначения осуществляется исполнительным органом власти субъекта РФ. Сведения о принадлежности земельного участка к определенной категории земель бесплатно вносятся в документы государственного земельного кадастра в течение тридцати дней по заявлению правообладателя земельного участка.

Вне зависимости от того, был ли отвод земли надлежащим образом оформлен или нет, сумма, направленная на возмещение потерь сельскохозяйственного производства, возврату не подлежит, поскольку ЗАО фактически пользовалось земельным участком

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16 июня 2003г. N Ф08-2006/2003.

Комментарий

Закрытое акционерное общество обратилось в суд с иском к Комитету по земельным ресурсам и землеустройству о взыскании суммы задолженности по тем основаниям, что денежные средства были уплачены, а договорные отношения прекращены не по вине ЗАО. Суд первой инстанции требования общества удовлетворил, но кассационная инстанция решение отменила, указав на незаконность возврата указанной денежной суммы.

Из комментируемого судебного акта следует, что глава муниципального образования вынес постановление о предоставлении ЗАО земельного участка сельскохозяйственного назначения для строительства цеха по разливу воды. Постановлением предусматривалась обязанность общества перечислить на расчетный счет земельного комитета денежные средства за освоение новых земель, взамен изымаемых сельскохозяйственных угодий.

Принимая решение об удовлетворении требований ЗАО, суд первой инстанции исходил из того, что после вынесения постановления главы муниципального образования земельный комитет не осуществил отвод участка и не выдал обществу необходимых документов. По мнению суда, отсутствие юридических документов на землю свидетельствует, что в соответствии со ст.453 ГК РФ договорные отношения были прекращены, что влечет обязанность возместить убытки.

Суд кассационной инстанции указал, что ЗАО, несмотря на отсутствие оформленного права на земельный участок, приступило к его освоению, что выразилось в возведении на земле строительных объектов с коммуникационными системами и оборудованием. Это обстоятельство свидетельствует, что акционерное общество своими действиями использовало участок, следовательно, денежная сумма, уплаченная на возмещение потерь сельскохозяйственного производства, возврату не подлежит.

Использование земли сельскохозяйственного назначения предприятиями топливо энергетического комплекса

Временный пользователь земельного участка, включая Управление магистральных газопроводов, обязан возместить реальный ущерб и упущенную выгоду.

Лицо, причинившее вред, обязано возместить его в полном объеме. Вывод суда о недоказанности размера убытков не может служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

В связи с тем, что истец не представил доказательств правопреемства в отношении спорных земель, в удовлетворении требований отказано.

Временный пользователь земельного участка, включая Управление магистральных газопроводов, обязан возместить реальный ущерб и упущенную выгоду

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 марта 1996г. N 7868/95.

Комментарий

Сельскохозяйственная организация обратилась с иском к управлению магистральных газопроводов о возмещении убытков, возникших в связи с предоставлением ответчику земельного участка для проведения работ по ремонту газопровода. Судом первой инстанции требования были удовлетворены. Однако Высший Арбитражный Суд решение отменил и отправил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как усматривается из судебного акта, между сторонами заключен договор, в соответствии с которым управление в связи с ремонтными работами обязывалось возместить убытки, вызванные использованием земли. Согласно ст.65 АПК РФ каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается. Представленные суду материалы содержали противоречивые данные и не позволяли доподлинно определить размер убытков. В частности показатели урожайности и цены произведенной продукции, использованные при расчете, были необоснованны и не подкреплены документами.

При рассмотрении аналогичных споров необходимо запрашивать у земельного комитета или иного компетентного органа акт, в котором определена продолжительность периода восстановления нарушенного сельскохозяйственного производства. От длительности использования земли не по назначению зависит размер коэффициента, применяемого при расчете убытков. Порядок определения и возмещения убытков, включая стоимостные коэффициенты, регламентируется Постановлением Правительства РФ от 28 января 1993г. N 77 "Об утверждении Положения о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства"

[73]

. Положение устанавливает порядок возмещения убытков причиняемых изъятием или временным занятием участков, ухудшением их качества, а также потерь сельскохозяйственного производства, вызванных изъятием или ограничением использования сельскохозяйственных угодий. Убытки должны быть выплачены собственникам земли, землевладельцам, землепользователям и арендаторам. Рассматриваемое Положение распространяется на земли всех категорий, за исключением тех земель, для которых действующим законодательством установлен иной порядок возмещения потерь. При использовании Положения необходимо учитывать, что оно применяется со значительными ограничениями, в связи с внесением ряда изменений, последние из которых были введены в действие Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003г. N 262 "Об утверждении Правил возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц"

[74].

Лицо, причинившее вред, обязано возместить его в полном объеме. Вывод суда о недоказанности размера убытков не может служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 мая 2004г. N Ф09-1447/04ГК.

Комментарий

Сельскохозяйственный производственный кооператив обратился с иском к нефтяной компании о возмещении ущерба, выразившегося в нарушении плодородного слоя и порчи посевов. Суд первой и апелляционной инстанции в удовлетворении требований отказали, однако кассационная инстанция решение отменила, направив дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как усматривается из комментируемого судебного акта, на основании постановления главы администрации муниципального образования нефтяной компании из земель кооператива был предоставлен участок для строительства нефтепровода. В связи с тем, что СПК получил компенсацию за восстановление плодородного слоя, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Однако, содержание предъявленного кооперативом требования состояло в том, что транспорт подрядных организаций осуществлял проезд по земельному участку при проведении строительства, а также при обслуживании нефтепровода, в результате чего был причинен дополнительный вред. По мнению суда первой инстанции, факт причинения ущерба не был доказан заявителем иска (кооперативом). Такая позиция обоснованно признана незаконной, поскольку в соответствии с п.2 ст.1064 ГК РФ обязанность доказывания отсутствия вины возложена на причинителя вреда. Лицо, причинившее вред, должно возместить его в полном объеме (ст.1064 ГК).

Указанные нарушения, а также тот факт, что суды первой и апелляционной инстанций не дали оценку представленных кооперативом доказательств, послужили основанием для отмены вынесенного решения.

При новом рассмотрении дела необходимо определить, возник ли предъявленный ко взысканию вред в рамках договора строительного подряда по возведению нефтепровода либо после окончания строительства имело место использование земельного участка. В первом случае иск кооператива подлежит отклонению, поскольку СПК уже получил выплату на восстановление плодородного слоя. Если же участок использовался по окончании строительства, это значит, что был причинен дополнительный вред, который подлежит возмещению в полном объеме.

Следует также учитывать, что в соответствии со ст.65 АПК РФ размер взыскиваемого ущерба должен быть доказан. Причем необходимо доказать как объем ущерба, так и обоснованность применения тех или иных цен, использованных при расчетах. В данном случае суду в соответствии с п.2 ст.66 АПК РФ целесообразно запросить у сторон необходимые документы и материалы и с учетом представленных доказательств вынести решение.

В связи с тем, что истец не представил доказательств правопреемства в отношении спорных земель, в удовлетворении требований отказано.

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 мая 2004г. N Ф09-1467/04ГК.

Комментарий

Сельскохозяйственный производственный кооператив обратился с иском о признании недействительным договора аренды сельскохозяйственных земель, заключенного между администрацией муниципального образования и федеральным государственным унитарным предприятием. По мнению СПК, он является законным пользователем переданного в аренду участка, в связи с чем заключенный договор ничтожен, то есть не порождает юридических последствий и является недействительным с момента совершения сделки.

Правовая позиция кооператива базируется на положении ст.166 ГК РФ, где сказано, что иск о признании недействительной ничтожной сделки может быть заявлен любым заинтересованным лицом. Однако факт заинтересованности должен быть доказан. Анализ рассматриваемого постановления показывает, что кооператив пользуется земельным участком. Это обстоятельство само по себе не является доказательством правомерности владения землей. Практике известно много случаев, когда возделывание земли осуществляется незаконно путем самовольного захвата участка.

Как следует из комментируемого акта, спорный участок был предоставлен союзу крестьянских хозяйств. В результате реорганизации нескольких юридических лиц, включая союз крестьянских хозяйств, было образовано открытое акционерное общество. СПК (истец) образован при реорганизации ОАО в форме выделения. В соответствии со ст.58 ГК РФ при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом. Кооператив не представил доказательств того, что он является правопреемником акционерного общества в части права пользования спорным земельным участком. Поэтому заявленные требования были судом обоснованно отклонены.

При рассмотрении аналогичных дел следует обращать внимание на следующие обстоятельства. В соответствии с п.1 ст.20 ЗК, право постоянного (бессрочного) пользования порядке правопреемства может перейти только к государственным и муниципальным предприятиям и к федеральным казенным предприятиям. В случае реорганизации и образования юридического лица другой организационно-правовой формы, право постоянного (бессрочного) пользования согласно п.2 ст.3 ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" должно быть переоформлено на право аренды, либо земельный участок может быть приобретен в собственность.

Ответственность за нарушение положений законодательства о земле

При рассмотрении вопроса о правомерности изъятия местной администрацией земли у пользователя участка необходимо проверить, соответствует ли такое решение закону, и не нарушаются ли при этом права других лиц Материалы дела показывают, что земли, на которых произведена порубка, относятся к категории с/х земель, из чего следует, что требование о взыскании ущерба на основании ст.111 Лесного кодекса РФ удовлетворению не подлежит.

Факт нерационального и неэффективного использования земли должен быть доказан. В противном случае изъятие земельного участка является незаконным.

Согласно ст.27, 28 ЗК РФ изъятие земельного участка производится на основании решения уполномоченного органа по согласованию с землепользователем.

При рассмотрении вопроса о правомерности изъятия местной администрацией земли у пользователя участка необходимо проверить, соответствует ли такое решение закону, и не нарушаются ли при этом права других лиц.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1994г. N 37.

Комментарий

На основании постановления главы муниципального образования у сельскохозяйственного предприятия (СХП) были изъяты земельные участки сельскохозяйственного назначения с целью последующей передачи гражданам для образования фермерских хозяйств. Предметом судебного разбирательства стал вопрос о правомерности решения местной администрации об изъятии земли. По делу было принято несколько решений, однако Высший Арбитражный Суд РФ вынесенные судебные акты отменил и направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Статья 6 Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г. предписывала городским и районным муниципальным органам власти образовывать земельный фонд с целью последующего предоставления участков для ведения фермерского хозяйства. Предусматривались следующие источники формирования фонда: 1) сельскохозяйственные угодья, выбывшие из оборота или переведенные в менее ценные земли; 2) земли всех категорий, используемые не по целевому назначению; 3) земли, предоставленные для сельскохозяйственного производства и не использованные в течение одного года, а также предоставленные для несельскохозяйственных целей и не использованные в течение двух лет; 4) земли лесохозяйственных предприятий, не покрытые лесом и кустарником и пригодные для использования в сельскохозяйственном производстве; 5) земли сельскохозяйственных предприятий, фактическая продуктивность которых за последние 5 лет более чем на 20 процентов ниже нормативной, определяемой по кадастровой оценке земель; 6) земли, заложенные в банк и не выкупленные по закладной.

Приняв решение об изъятии земли у сельскохозяйственного предприятия, муниципальное образования должно было доказать, что это было сделано с целью включения земли в специальный фонд. Обязательным условием изъятия является правомерность такого рода действий и соблюдение предусмотренной действующим законодательством процедуры. Кроме того, земля может быть изъята лишь в случаях, предусмотренных в законе.

В соответствии со ст.60 Земельного кодекса Российской Федерации, статьей 6 Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990г., ст.14, 15 Закона РСФСР "О земельной реформе" у землепользователей могут быть изъяты лишь участки, используемые не по целевому назначению либо неэффективно, а также выбывшие из оборота или переведенные в менее ценные угодья. При рассмотрении дела судебные инстанции не установили, соответствовало ли решение об изъятии земли у сельскохозяйственного предприятий указанным правовым нормам. Кроме того, суд не дал оценки доводу СХП о том, что земельные угодья предприятия были переданы в собственность граждан, поэтому при новом рассмотрении спора необходимо исследовать вопрос, не нарушаются ли выносимым решением права других лиц на спорный участок. В соответствии с АПК РФ вынесение судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является безусловным основанием для отмены судебного акта (ст.270, 288 АПК РФ).

Материалы дела показывают, что земли, на которых произведена порубка, относятся к категории с/х земель, из чего следует, что требование о взыскании ущерба на основании ст.111 Лесного кодекса РФ удовлетворению не подлежит.

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13 марта 2003г. N А49-676/02-32/9.

Комментарий

Лесхоз обратился с иском к фермерскому хозяйству о возмещении ущерба, причиненного правонарушением, выразившимся в незаконной вырубке деревьев, расположенных в зоне насыпной плотины пруда сельскохозяйственного предприятия. Требования истца основаны на статье 111 Лесного кодекса РФ и Постановлении Правительства РФ от 21 мая 2001г. N 388 "Об утверждении такс для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам нарушением лесного законодательства Российской Федерации"

[75]

. Согласно данным нормативным актам граждане и юридические лица обязаны возместить вред, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. В результате нескольких судебных разбирательств требования лесхоза были признаны незаконными по следующим основаниям.

Из комментируемого судебного акта следует, что по факту порубки деревьев был составлен протокол об административном нарушении, в котором содержится объяснение главы фермерского хозяйства о том, что вырубка необходима для очистки пруда. Удовлетворяя требования лесхоза, апелляционная инстанция посчитала данный протокол надлежащим доказательством, подтверждающим факт причинения главой фермерского хозяйства вреда в форме порубки деревьев. Однако суд кассационной инстанции указал, что составленный протокол не отвечает требованиям действующего законодательства. В частности протокол не подписан главой фермерского хозяйства, отсутствуют доказательства уведомления главы о необходимости явиться для составления протокола. Кроме того, в нарушении действующих в то время положений ст.247 КоАП РСФСР, протокол не содержит запись о разъяснении нарушителю его прав. Копия протокола главе фермерского хозяйства не вручалась. При таких обстоятельствах протокол об административном нарушении не может считаться надлежащим доказательством, свидетельствующим об установлении виновного лица, совершившего правонарушение.

Признавая требования лесхоза правомерными, суд апелляционной инстанции сослался на то, что вырубленные деревья относятся к лесам первой группы. Однако этот вывод не был подкреплен надлежащими доказательствами. К рассмотрению спора был привлечен Комитет по земельным ресурсам и землеустройству, который на запрос суда представил пояснение, что земли, на которых произведена порубка, относятся к землям сельскохозяйственного назначения. В соответствии со ст.11 Лесного кодекса РФ в лесной фонд и в леса, не входящие в лесной фонд, не включается древесно-кустарниковая растительность, расположенная на сельскохозяйственных землях. Представленный лесхозом проект организации и развития лесного хозяйства и справка Главного лесничего лесхоза о том, что на основании распоряжения Совета Министров СССР от 21.09.49 за N 148-50-р все леса лесхоза отнесены к лесам 1 группы, не может быть принят во внимание. Отнесение лесов к группам регулируется постановлением Правительства РФ от 15.09.97г. N 1169 "О порядке отнесения лесов к группам лесов и категориям защитности лесов первой группы"

[76]

. Согласно п.1 данного постановления отнесение лесов к группам и категориям защитности первой группы, а также перевод лесов из одной группы или категорий защитности первой группы в другую группу или категорию производятся Федеральной службой лесного хозяйства России по согласованию с органами государственной власти субъектов Российской Федерации и заинтересованными федеральными органами исполнительной власти. Как следовало из материалов дела, суду не было доказательств отнесения вырубленных лесонасаждений к лесам первой группы в порядке, предусмотренном вышеуказанным постановлением Правительства РФ. Исходя из вышеизложенного, требования лесхоза были признанны не законными и необоснованными, а в удовлетворении иска отказано.

Факт нерационального и неэффективного использования земли должен быть доказан. В противном случае изъятие земельного участка является незаконным.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 4 октября 2002г. N А64-1817/02-16.

Комментарий

На основании постановления главы муниципального образования у сельскохозяйственной организации — кооператива была изъята часть находившегося в пользовании земельного участка. Причиной для такого решения послужил факт нерационального использования земли. Посчитав постановление незаконным, кооператив обратился в суд с иском о признании его недействительным. В результате судебного рассмотрения требования кооператива были удовлетворены. При принятии решения суд руководствовался следующим.

Оспариваемое постановление главы муниципального образования принято на основании ст.79 Закона Тамбовской области "О регулировании земельных отношений в Тамбовской области"

[77]

. Данный нормативный акт предусматривает порядок прекращения прав на земельный участок, включая выполнение следующих процедур: фиксирование факта нарушения порядка землепользования путем составления протокола об административном нарушении, наложение штрафа и вынесение предупреждения об устранении допущенных нарушений. В случае, если нарушения в предусмотренный срок не устраняются, соответствующие органы вносят в областную администрацию либо администрацию муниципального образования представление об изъятии земельного участка. Принудительное прекращение прав производится на основании постановления Администрации области или органа местного самоуправления.

Как следует из комментируемого судебного акта, при вынесении постановления, администрацией муниципального образования не была соблюдена предусмотренная законом субъекта РФ процедура изъятия земельного участка. Кроме того, обязательным условием привлечения к ответственности за земельные правонарушения является наличие доказательств, свидетельствующих о нерациональном и неэффективном использовании земельного участка. Приведенные в протоколе об административном правонарушении указания на то, что земля не обрабатывается, заросла сорняком, не подтверждаются материалами дела. На основании вышеизложенного постановление главы муниципального образования об изъятии у кооператива земельного участка признано незаконным.

При рассмотрении аналогичных дел необходимо учитывать, что порядок изъятия земельных участок урегулирован федеральным законодательством. При наличии противоречий между региональными и федеральными актами решение суда должно основываться на актах, принятых на уровне федерации. Условия и порядок изъятия земли для государственных или муниципальных нужд определяются ст.55 Земельного кодекса РФ, а соответствующие основания приведены в статье 49 ЗК. Принудительное отчуждение земли возможно только по решению суда при условии предварительного и равноценного возмещения стоимости участка. Порядок выкупа, определения выкупной цены, прекращения прав владения и пользования землей устанавливается ст.279-283 ГК РФ.

Правила изъятия земельного участка ввиду его ненадлежащего использования устанавливается ст.286, 287 ГК. Изъятие осуществляется в случая использования земли не по целевому назначению (ст.284 ГК РФ), либо при использовании участка с нарушением законодательства (ст.285 ГК РФ).

В соответствии со ст.284 ГК РФ земля, предназначенная для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, неиспользуемая в течение трех лет, может быть изъята у собственника. Участок изымается, если владелец допускает грубое нарушение правил рационального использования, нарушает принцип целевого назначения либо использование влечет существенное снижение плодородия с/х земель или значительное ухудшение экологической обстановки (ст.285 ГК РФ).

Согласно ст.27, 28 ЗК РФ изъятие земельного участка производится на основании решения уполномоченного органа по согласованию с землепользователем.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16 июля 2001г. N Ф08-2127/2001.

Комментарий

На основании постановления главы муниципального образования у научно-исследовательского учреждения изъята часть земельного участка, которая в последствии передана акционерному обществу для организации оптово-розничного рынка. По мнению НИИ, вынесенное постановление является незаконным и подлежит отмене. Указанная позиция послужила основанием для предъявления соответствующего искового заявления. Требования НИИИ были признанными законными по следующим основаниям.

Из комментируемого судебного решения видно, что за научно-исследовательским учреждением был закреплен земельный участок на праве постоянного бессрочного пользования. Согласно ст.216 и 305 ГК РФ данное право подлежит защите в равной степени наряду с другими правами. Субъект права постоянного бессрочного пользования приравнивается в правах к собственнику с точки зрения способов защиты прав. Он может истребовать вещь из чужого незаконного владения, требовать устранения всяких препятствий в пользовании, а также имеет право на защиту своего владения не только против третьих лиц, но и против собственника земли.

В соответствии со ст.27, 28 Земельного кодекса РСФСР, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, изъятие земельного участка должно осуществляться на основании решения уполномоченного органа по согласованию с землепользователем. При рассмотрении спора было установлено, что НИИИ является законным владельцем участка. Предусмотренный законом порядок изъятия земли соблюден не был, следовательно, соответствующее решение муниципального образования является незаконным.

Довод администрации о том, что руководитель НИИ выразил согласие на отчуждение земельного участка, является несостоятельным, поскольку согласно ст.298 ГК РФ учреждение не обладает правом распоряжаться закрепленным за ним имуществом. Следовательно, согласие директора НИИ является незаконным.

Таким образом, судом было установлено, что оспариваемое постановление не только нарушает права научно-исследовательского учреждения, но и вынесено с нарушением действующего законодательства. Данные обстоятельства в соответствии со ст.13 ГК РФ, пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.96г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

[78]

являются основанием для признания акта главы муниципального образования незаконным и не подлежащим применению.

Применение норм процессуального законодательства

В связи с тем, что акционерное общество не доказало наличие у него законных прав на земельный участок, в удовлетворении иска в соответствии со ст.4 АПК РФ отказано

Спор о выделении земельной доли в натуре между юридическим лицом и гражданином подведомствен арбитражному суду

Если при рассмотрении заявления об установлении факта неправомерного отказа в отводе земли установлено, что имеет место спор о праве, такое заявление подлежит оставлению без рассмотрения, что не препятствует повторному обращению в суд в порядке искового производства Признание недействительным решения общего собрания участников долевой собственности на землю не предполагает исполнительных действий, направленных на обращение взыскания на участок. Применение обеспечительных мер в виде запрета совершать действия по оформлению правоустанавливающих документов на земельные доли является незаконным Решение суда о применении обеспечительных мер должно быть мотивировано и основано на документально подтвержденных обстоятельствах спора При рассмотрении спора необходимо выяснить произошел ли переход права собственности на земельную долю от гражданина к юридическому лицу и, исходя из этого, решить вопрос о подведомственности дела арбитражному суду

Иск о признании недействительным постановления главы муниципального образования об изъятии земельного участка в связи с его неиспользованием отставлен без удовлетворения, поскольку заявителем пропущен срок исковой давности

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения о взыскании сумм задолженности по земельному налогу, возлагается на органы налоговой инспекции

Согласно процессуальному законодательству лица, участвующие в деле, должны доказывать те обстоятельства, на которые они ссылаются. При отсутствии доказательств заявленный иск удовлетворению не подлежит Вынесенное судебное решение затрагивает права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебного акта

Иск о признании неправомерными действий администрации акционерного общества, выразившихся в отказе удовлетворить заявление о выделении земельной доли в натуре, подведомственен арбитражному суду В связи с тем, что в отношении с/х организации возбуждено дело о банкротстве, иск о компенсации стоимости внесенного в уставный капитал имущественного пая и земельной доли удовлетворению не подлежит Дело о признании недействительным договора аренды земельных долей, заключенного между физическими лицами не имеющими статуса индивидуального предпринимателя и фермерским хозяйством, подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

В связи с тем, что акционерное общество не доказало наличие у него законных прав на земельный участок, в удовлетворении иска в соответствии со ст.4 АПК РФ отказано.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 9 сентября 2004г. N А56-50582/03.

Комментарий

Открытое акционерное общество обратилось с иском к предпринимателю о взыскании убытков, вызванных самовольным занятием земельного участка. В обосновании требований общество указало, что является арендатором земли по договору заключенному с ним и акционерным обществом закрытого типа. А поскольку земля фактически используется предпринимателем, последний обязан возместить убытки, возникшие в связи с незаконным использованием данного участка. Предприниматель, обосновывая свою позицию, сослался на наличие заключенных договоров, в соответствии с которыми он арендует земельные доли, принадлежащие гражданам — участникам долевой собственности.

В качестве оснований иска открытое акционерное общество предъявило договор аренды, заключенный с АОЗТ. По мнению истца (ОАО), земельные доли были внесены в уставный капитал АОЗТ при его образовании, что дает право акционерному обществу закрытого типа выступать арендодателем. Между тем, доказательств внесения земельных долей в уставный капитал суду представлено не было. Отсюда следует, что истец не смог обосновать наличие у него права на предъявление иска.

Статья 4 АПК РФ провозглашает принцип доступности судебной защиты прав и законных интересов. В тоже время, в ст.4 АПК РФ подчеркивается, что право на обращение в суд принадлежит заинтересованному лицу. Граждане и юридические лица могут обращаться в суд в случае, если их права и законные интересы нарушены. То есть, при предъявлении иска необходимо доказать, что ответчик нарушил принадлежащее заявителю субъективное право, каковым в рассматриваемом деле является право на земельный участок.

В соответствии с п.3 ст.270, п.3 ст.288 АПК РФ нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены судебного акта, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения.

Если суд при рассмотрении спора не установит факт заинтересованности, будут нарушены положения ст.4 АПК РФ, что в свою очередь повлечет незаконность вынесенного решения. Таким образом, нарушение принципа заинтересованности является безусловным основанием для отмены судебного акта.

На основании изложенного, а также учитывая то, что истец не представил других доказательств, обосновывающих его позицию, в удовлетворении иска было отказано.

Спор о выделении земельной доли в натуре между юридическим лицом и гражданином подведомствен арбитражному суду.

Постановление президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 сентября 2003г. N 35 "Об обзоре практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа земельных споров" (извлечение).

Комментарий

В ходе приватизации земли сельскохозяйственного назначения 12 млн. граждан получили в собственность земельные доли. Ряд владельцев долей внесли их в качестве взноса в уставные (складочные) капиталы, паевые фонды сельскохозяйственных организаций. На практике нередко возникают споры между гражданином и юридическим лицом о выделении земельной доли в натуре.

В соответствии со ст.33 АПК РФ корпоративные споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, кроме трудовых, подведомственны арбитражному суду. В силу данного положения закона спор о выделении земельной доли должен быть рассмотрен арбитражным судом. Однако остается открытым вопрос, как быть в случае, если требование о выделе предъявлено к сельскохозяйственному производственном кооперативу, или доля внесена в акционерное общество, которое впоследствии преобразовано в кооператив? Буквальное толкование ст.33 АПК РФ говорит о том, что ее положения распространяются исключительно на хозяйственные товарищества и общества. Не случайно в литературе обращалось внимание на имеющийся в ст.33 АПК РФ правовой пробел

[79].

В практике арбитражных судов уже возникала подобная ситуация. Как следует из Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 4 ноября 2003г. N Ф04/5687-1636/А46-2003, первоначально гражданин предъявил иск о выделении доли к сельскохозяйственному производственному кооперативу в суд общий юрисдикции. Однако последний передал дело на рассмотрение в арбитражный суд, где спор был разрешен по существу. Возможно, используя данный прецедент, иски к кооперативу о выделе доли в натуре будут рассматриваться арбитражными судами, но правомерность таких действий остается под вопросом.

При отказе юридического лица выделить земельной долю в натуре, гражданин вправе в качестве способа защиты своего права выбрать обращаться ли в суд с требованием о выделе доли либо обжаловать действия администрации об отказе. В последнем случае спор также подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

В литературе отмечалось, что арбитражные суды не должны рассматривать споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, если один из них является гражданином, не имеющим статуса предпринимателя

[80]

. Однако, Высший Арбитражный суд РФ разъяснил, что предусмотренные статьей 33 АПК РФ дела подлежат рассмотрению в арбитражных судах независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возник спор, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане

[81]

. Применительно к рассматриваемой проблематике это значит, что спор о выделении земельной доли в натуре между юридическим лицом и гражданином подведомствен арбитражному суду.

Если при рассмотрении заявления об установлении факта неправомерного отказа в отводе земли установлено, что имеет место спор о праве, такое заявление подлежит оставлению без рассмотрения, что не препятствует повторному обращению в суд в порядке искового производства.

Пункт 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2004г. N 76 "Об обзоре практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение".

Комментарий

Акционерное общество обратилось в администрацию муниципального образования с заявлением о предоставлении земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование. Получив отказ, АО в порядке особого производства предъявило заявление в арбитражный суд об установлении факта неправомерного отказа в отводе земли. Ответчик по существу иска возражал, указывая на нарушения заявителем требований действующего законодательства. Изучив материалы дела, суд отказал акционерному обществу в удовлетворении требования по следующим основаниям.

Как следует из комментируемого решения, общество в качестве способа защиты права выбрало обращение в суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение по правилам главы 27 АПК РФ. В силу ст.30 Арбитражного процессуального кодекса РФ дела, относящиеся в данной категории, подлежат рассмотрению в порядке особого производства. В данном случае суд не вправе разрешать спор о праве, поскольку нет спорящих сторон — истца и ответчика, а также не применяются иные правила искового производства.

В рассматриваемом деле заявитель не согласен с отказом в выделении земельного участка. При этом отказ сам по себе, как юридический факт, не нуждается в установлении, так как по существу акционерное общество обжалует неправомерность действий администрации, а не наличие отказа как события (юридического факта).

Согласно п.3 ст.148, п.3 ст.217 АПК РФ заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подлежит оставлению без рассмотрения, если в ходе судебного процесса выясняется, что имеет место спор о праве. В рассматриваемом деле привлеченные к участию в споре администрация муниципального образования и иные заинтересованные лица пояснили, что АО нарушило требования земельного законодательства. Это обстоятельство послужило основанием для отказа в предоставлении земли.

Таким образом, между администрацией и акционерным обществом имеет место спор о правомерности заявленного отказа. Такое требование подлежит рассмотрению в порядке искового производства, в частности главы 24 АПК РФ ("Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц").

Возникновение спора о праве влечет оставление поданного заявления без рассмотрения о чем выносится определение. Однако, если было возбуждено исковое производство, обращение с заявлением об установлении юридического факта возможно и после его возбуждения в суде путем изменения истцом предмета иска

[82].

Признание недействительным решения общего собрания участников долевой собственности на землю не предполагает исполнительных действий, направленных на обращение взыскания на участок. Применение обеспечительных мер в виде запрета совершать действия по оформлению правоустанавливающих документов на земельные доли является незаконным.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 марта 2004г. N КГ-А41/1202-04.

Комментарий

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения общего собрания сельскохозяйственной организации об определении границ земельного участка, находящегося в общей долевой собственности, и утверждении плана перераспределения земель. ООО также заявило ходатайство о применении обеспечительных мер, направленных на запрет совершать любые действия по оформлению правоустанавливающих документов на основании состоявшегося решения сособственников долей. Суд первой инстанции ходатайство удовлетворил, однако решением апелляционной и кассационной инстанций в принятии обеспечительных мер отказано по следующим основаниям.

Порядок применения обеспечительных мер регулируется ст.90 АПК РФ, согласно которой обеспечение иска допускается на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. В комментируемом постановлении со ссылкой на ст.90, 91 АПК РФ справедливо указано, что заявляемые обеспечительные меры должны быть соразмерны и соответствовать предмету иска.

Целевая направленность обеспечительных мер состоит в защите имущественных интересов заявителя, что определяет необходимость для него доказать наличие соответствующих обстоятельств. Следует учитывать, что когда отсутствует сам факт нарушения прав истца, обеспечительные меры применяться не могут.

В рассматриваемом деле поданное ходатайство об обеспечении не соответствует данным требованиям арбитражного процессуального кодекса. В силу ст.65 АПК РФ суду должны быть представлены доказательства того, что непринятие обеспечения сделает невозможным либо затруднит исполнение судебного решения. Как указано в п.6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции", арбитражному суду необходимо проверить аргументированность заявления об обеспечении иска и применять эти меры, когда имеется реальная угроза невозможности в будущем исполнить судебный акт

[83]

. Аналогичная правовая позиция изложена также в других судебных актах, принятых Высшим Арбитражным Судом РФ

[84].

Из материалов дела следует, что истец не представил доказательств, обосновывающих свою позицию. Кроме того, удовлетворение заявленного требования о признании недействительным решения общего собрания, не предполагает исполнение судебного решения. Следовательно, ходатайство о применении обеспечительных мер удовлетворению не подлежит.

Решение суда о применении обеспечительных мер должно быть мотивировано и основано на документально подтвержденных обстоятельствах спора.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 августа 2004г. N А56-16179/04.

Комментарий

Закрытое акционерное общество обратилось в суд с иском к гражданину о признании выданного гражданину свидетельства о праве общей долевой собственности на землю незаконным и переводе прав собственника земли на ЗАО. Одновременно с подачей иска заявлено ходатайство о применении обеспечительных мер в виде запрета администрации муниципального образования, комитету по земельным ресурсам, регистрационному управлению и Кадастровой палате совершать любые действия, связанные с выделом земельных долей в натуре, входящих в общий земельный массив, находящийся в пользовании ЗАО. Ходатайство было удовлетворено. Однако другие собственники долей, посчитав, что определение о применении обеспечения нарушает их права, обратились с кассационной жалобой, в которой ходатайствовали об отмене обеспечительных мер. Данное требование было признано законным по следующим основаниям.

Удовлетворяя ходатайство ЗАО, суд запретил всем участникам долевой собственности, в том числе тем, к которым акционерное общество ни каких требований не предъявляло, выделять доли в натуре. При этом исковое заявление было заявлено обществом только в отношении одного гражданина.

В соответствии со ст.90, 91 АПК РФ содержание обеспечительных мер заключается в защите имущественных интересов заявителя. Применяемые меры должны быть обоснованы и мотивированы, соразмерны заявленному требованию, а также соответствовать предмету иска. Как следует из комментируемого акта, принятые обеспечительные меры, не соответствуют существу заявленного иска, так как иск предъявлен к одному гражданину, а обеспечение запрещает 2000 других граждан, не являющихся участниками спора, совершать сделки со своим имуществом — земельными долями. Суд кассационной инстанции справедливо указал, что "защита интересов одной стороны не может осуществляться за счет необоснованного ущемления прав и интересов другой стороны и третьих лиц".

В связи с тем, что определение о применении обеспечительных мер принято с нарушением вышеизложенных положений, а также, учитывая, что суд не указал конкретные документальные основания, руководствуясь которыми принято решение, обеспечительные меры были отменены, а соответствующее определение признано незаконным.

По нашему мнению, акционерному обществу целесообразно было бы заявить ходатайство о запрете ответчику выделять принадлежащую ему земельную долю (доли) в натуре. Определение суда о применении такого рода обеспечительных мер выглядит вполне обоснованным и не затрагивает права других участников долевой собственности, не являющихся стороной рассматриваемого судебного процесса. Отмена кассационной инстанцией вышеуказанного определения не препятствует акционерному обществу повторно обратиться в суд с ходатайством о применении обеспечительных мер в отношении ответчика, поскольку в данном случае предмет заявляемого требования будет иным.

При рассмотрении спора необходимо выяснить произошел ли переход права собственности на земельную долю от гражданина к юридическому лицу и, исходя из этого, решить вопрос о подведомственности дела арбитражному суду.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 4 февраля 2004г. N А56-9735/03.

Комментарий

Акционерное общество обратилось в суд с иском к гражданину о признании права собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения. Судом первой инстанции требование удовлетворено, однако апелляционная инстанция решение отменила и производство по делу прекратила то тем основаниям, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, поскольку ему не подведомственно. Однако суд кассационной инстанции такие доводы признал недостаточно обоснованными по следующим основаниям.

По мнению заявителя иска, гражданин внес свою земельную долю в качестве взноса в уставный капитал и является акционером общества, поэтому право на долю утратил. Принимая решение о прекращении производства по делу, апелляционная инстанция исходила из того, что АО не представило доказательств, свидетельствующих о наличии корпоративных отношений между гражданином и акционерным обществом. Как следует из комментируемого решения, в материалах дела имелись учредительные документы юридического лица, включая учредительный договор, протокол общего собрания, подписные листы учредителей, реестр акционеров. Поскольку данные документы судом апелляционной инстанции не исследовались, вывод о неподведомственности спора арбитражному суду не основан на имеющихся доказательствах, следовательно, вынесенное решение не может быть признано законным.

При рассмотрении аналогичных дел и возникновении вопросов и подведомственности необходимо самым тщательным образом исследовать статус гражданина участника спора на момент предъявления искового заявления. Если гражданин является участником акционерного общества и существо дела состоит в наличии спорного правоотношения между акционером и обществом, такой спор в силу п.4 ст.33 АПК РФ должен быть рассмотрен арбитражным судом. Если же гражданин не обладает статусом акционера, спор не может быть отнесен к категории дел, рассматривающихся в арбитражном суде, так как подлежит разрешению в суде общей юрисдикции. Более подробно об этом см. комментарий к Постановлению Президиума Федерального Арбитражного Суда Северо-Кавказского округа от 12 сентября 2003г. N 35 "Об обзоре практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа земельных споров".

Иск о признании недействительным постановления главы муниципального образования об изъятии земельного участка в связи с его неиспользованием отставлен без удовлетворения, поскольку заявителем пропущен срок исковой давности.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 28 ноября 2003г. N А48-250/03-8.

Комментарий

Глава фермерского хозяйства обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления главы муниципального образования об изъятии у хозяйства земельного участка. В удовлетворении требований отказано в связи с пропуском фермерским хозяйством срока исковой давности. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение без изменения по следующим основаниям.

Как следует из обстоятельств дела, за нарушение земельного законодательства, выразившегося в неиспользовании земельного участка, у фермерского хозяйства изъята земля на основании постановления главы муниципального образования. Не согласившись с таким решением, глава хозяйства обратился в суд, где просил признать указанное постановление незаконным.

Рассматривая спор, суд установил, что глава фермерского хозяйства узнал о нарушении своих прав в декабре 1999г., а с иском в суд обратился в январе 2003г., то есть на момент подачи заявления трехлетний срок исковой давности истек. В соответствии со ст.196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года. Его истечение является основанием для вынесения решения об отказе в удовлетворении иска (п.2 ст.199 ГК РФ). Давность может быть применена судом только по заявлению стороны спора (п.2 ст.199 ГК РФ). При рассмотрении дела ответчик заявил ходатайство о применении срока давности.

Исковая давность представляет собой срок, при соблюдении которого суд обязан предоставить защиту лицу, право которого нарушено. Обращаться в суд можно и по истечении срока исковой давности. Окончание срока не влечет прекращения самого права. Однако пропуск срока давности является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске.

В соответствии со ст.196, 197 ГК РФ сроки исковой давности подразделяются на общие и специальные. Общий срок равен трем годам и подлежит применению в виде общего правила, если для соответствующего требования не предусмотрен специальный срок, который в соответствии с ГК может быть установлен только законом.

В связи с тем, что фермерского хозяйство обратилось с заявлением о признании недействительным постановления об изъятии земли спустя три года с момента его принятия, в удовлетворении иска было отказано.

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения о взыскании сумм задолженности по земельному налогу, возлагается на органы налоговой инспекции.

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 ноября 2003г. N Ф04/5700-1875/А45-2003.

Комментарий

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным требования налоговой инспекции об уплате пени. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, однако апелляционная инстанция решение отменила и требование ЗАО удовлетворила. Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляции в силе по следующим основаниям.

Из комментируемого акта следует, что налоговая инспекция предъявила акционерному обществу требование об уплате пени по ряду налогов. Исследовав материалы дела и представленные инспекцией документы, суд установил, что данные проверок общества не содержат сведений об имеющихся задолженностях в уплате налогов и пени. В предъявленных ЗАО материалах отсутствуют указания на размер задолженности и основания начисления штрафных санкций.

В соответствии с п.4. ст.69 Налогового кодекса РФ требование об уплате налога должно содержать ссылку на положения закона о налогах, которые устанавливают обязанность налогоплательщика уплатить налог, а также сведения о сумме задолженности, размере пеней и сроке исполнения. Такой документ направляется налогоплательщику при наличии у него недоимки, а также независимо от привлечения его к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах.

Требование подлежит передаче любому законному представителю юридического лица лично под расписку или иным способом, подтверждающим факт и дату получения этого требования. В случае уклонения от получения, оно направляется по почте заказным письмом и считается полученным по истечении шести дней с даты направления письма. Как указано в п.18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 2001г. N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации", данная налоговая процедура признается соблюденной, независимо от фактического получения налогоплательщиком (его представителем) документа об уплате налога, направленного заказным письмом

[85].

В соответствии со ст.104 НК РФ перед обращением в суд налоговый орган обязан предложить налогоплательщику добровольно уплатить соответствующую сумму налоговой санкции. Несоблюдение инспекцией досудебной процедуры влечет согласно ст.149 АПК РФ оставление иска без рассмотрения.

При рассмотрении аналогичных дел следует учитывать, что Арбитражный процессуальный кодекс содержит общее правило доказывания, согласно которому заявитель обязан обосновать предъявляемые требования (ст.65 АПК РФ). Однако в соответствии с п.3 ст.189 и п.5 ст.200 АПК РФ по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, обязанность доказывания возлагается на государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и должностные лица, принявшие оспариваемое решение. В связи с тем, что представленный налоговой инспекцией отзыв и другие пояснения по делу не содержали доказательств, свидетельствующих о правомерности применения санкций, требование об уплате пеней было признано незаконным.

Согласно процессуальному законодательству лица, участвующие в деле, должны доказывать те обстоятельства, на которые они ссылаются. При отсутствии доказательств заявленный иск удовлетворению не подлежит.

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 июня 2004г. N Ф04/3334-729/А46-2004.

Комментарий

Глава фермерского хозяйства обратился с иском к районному земельному комитету о взыскании убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды в связи с не проведением землеустроительных работ, что привело к невозможности в течение трех лет использовать земельный участок. В удовлетворении требования отказано по следующим основаниям.

Предъявляя иск к райкомзему, фермерское хозяйство указало, что с собственниками земельных долей и хозяйством были заключены договоры аренды земельных долей, в соответствии с которыми выплачена арендная плата. Однако хозяйство не доказало наличия соответствующих расходов. Представленные договоры аренды долей были признаны судом ненадлежащим доказательством, поскольку согласно п.3 ст.607 ГК РФ договор аренды является незаключенным, если в нем отсутствуют данные, позволяющие установить передаваемое в аренду имущество. Такая позиция арбитражного суда основывается на ст.68 АПК РФ о допустимости доказательств, согласно которой обстоятельства дела должны быть доказаны средствами и способами, установленными действующим законодательством. В связи с тем, что суду были предъявлены договоры аренды долей, а не земельного участка, они не могли использоваться в качестве доказательств, подтверждающих арендные права фермера. Аналогичным образом подлежат применению положения ГК РФ о необходимости нотариальной и государственной регистрации сделок, а также другие требования к форме и содержанию заключаемых договоров.

При рассмотрении спора суд учел положения закона субъекта РФ "О землеустройстве в Омской области", в котором предусматривается необходимость обращения собственника или другого законного владельца земельного участка за проведением землеустроительных работ. Поскольку глава фермерского хозяйства не смог представить доказательств того, что он предъявлял заявление о межевании земли, требование о взыскании упущенной выгоды признано незаконным. При этом суд сделал вывод, что фермер не являлся законным арендатором, поэтому его права не могут считаться нарушенными.

При рассмотрении аналогичных споров необходимо обращать внимание на следующие обстоятельства. К сожалению, комментируемый судебный акт не позволяет установить все обстоятельства дела. Вместе с тем, анализ практики позволяет предположить, что речь идет о ситуации, когда между фермером и собственниками земельных долей было достигнуто соглашение о выделе долей в натуре для последующей передачи образованного земельного участка в аренду хозяйству. При обращении в земельный комитет с заявлением о проведении межевых работ фермер действовал от имени собственников земельных долей и должен был иметь соответствующую доверенность. Из рассматриваемого решения следует, суду не были представлены доказательства, подтверждающие право фермера обращаться в райкомзем от своего имени либо от имени собственников долей. В связи с тем, что глава хозяйства не предъявил документы, обосновывающие свою позицию, требования о взыскании убытков признаны необоснованными.

Вынесенное судебное решение затрагивает права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебного акта.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 ноября 2003г. N КГ-А41/8984-03-1.

Комментарий

Конкурсный управляющий акционерного общества закрытого типа обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления главы муниципального образования, в соответствии с которым 1316 гражданам выданы свидетельства о праве собственности на земельные доли. По мнению представителя АОЗТ, собственники внесли свои доли в уставный капитал, приобрели акции, следовательно, лишились права собственности на доли, а наличие оспариваемого постановления не позволяет обществу оформить свидетельство о праве собственности на землю.

Администрация в обосновании своей позиции ссылалась на пропуск истцом срока исковой давности, а также указывала, что суд не исследовал вопрос о том, нарушает ли указанное постановление права акционерного общества. Первая инстанция признала требования акционерного общества обоснованными и вынесла решение о признании постановления главы муниципального образования недействительным. Однако кассационная инстанция отменила решение и вернула дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из обстоятельств спора, акционерным обществом было подано заявление о признании недействительным ненормативного акта органа местного самоуправления. В соответствии с п.4 ст.198 АПК РФ такое заявление может быть подано в трех месячный срок с момента, когда лицу стало известно о нарушении его права, если иной срок не предусмотрен федеральным законом. Данные срок является процессуальным и в соответствии со ст.117 АПК РФ подлежит восстановлению судом при наличии уважительных причин и соответствующего ходатайства. Согласно ст.115 АПК РФ пропуск срока или отказ в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока влечет возвращение искового заявления, о чем судья единолично выносит определение. В случае удовлетворения ходатайства, решение о восстановлении срока указывается в определении о принятии заявления к производству.

В связи с тем, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции администрация сделала заявление о применении срока исковой давности, суд в силу п.2 ст.199 ГК РФ обязан был рассмотреть данный вопрос и дать ему соответствующую правовую оценку, поскольку пропуск срока является основанием для вынесения решения об отказе удовлетворения иска (п.2 ст.199).

На основании оспариваемого постановления главы муниципального образования 1316 граждан приобрели право собственности на земельные доли. При этом из комментируемого решения видно, что суд первой инстанции, рассматривая спор, не привлек собственников долей к участию в деле. В соответствии с п.4 части 4 ст.288 АПК РФ это обстоятельство является безусловным основанием для отмены судебного решения, поскольку допущенные нарушения носят невосполнимый и неустранимый характер, а также противоречат основам арбитражного процессуального законодательства.

Иск о признании неправомерными действий администрации акционерного общества, выразившихся в отказе удовлетворить заявление о выделении земельной доли в натуре, подведомственен арбитражному суду.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 августа 2003г. N Ф08-2713/2003.

Комментарий

Гражданин обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу закрытого типа о признании неправомерными действий администрации, выразившихся в отказе выделить земельную долю и имущественный пай. Суд первой инстанции посчитал дело неподведомственным арбитражному суду и вынес определение о прекращении производства. Кассационная инстанция с таким выводом не согласилась и предписала рассмотреть спор по существу. При принятии такого решения суд руководствовался следующими основаниями.

Из материалов комментируемого акта видно, что АОЗТ было образовано в результате реорганизации сельскохозяйственного предприятия — колхоза. Суду были представлены документы, свидетельствующие, что истец подал заявление о передаче своего имущественного пая и земельной доли в качестве взноса в уставный капитал акционерного общества. На наш взгляд в постановлении кассационной инстанции сделан необоснованный вывод о том, что гражданин внес долю и пай в уставный капитал, поскольку данный вопрос судом не исследовался. Кроме того, данный вывод может предрешить результат дела при его повторном рассмотрении.

Следом за ссылкой о внесении в 1992г. доли и пая в уставный капитал в решении указано, что годом позже в 1993г. гражданин получил свидетельство о праве собственности на земельную долю. То есть, судом сделаны взаимоисключающие выводы: если гражданин стал собственником земельной доли в 1993г., то он не мог внести ее в уставный капитал АОЗТ в 1992 г.

Исследовав материалы дела, суд правильно установил, что рассматриваемый спор является корпоративным. В силу ст.33 АПК РФ для такого рода дел предусмотрена специальная подведомственность, предусматривающая, что споры между участником и хозяйственным обществом (кроме трудовых) подлежат рассмотрению в арбитражном суде. На основании изложенного дело было передано на рассмотрение в суд первой инстанции.

В связи с тем, что в отношении с/х организации возбуждено дело о банкротстве, иск о компенсации стоимости внесенного в уставный капитал имущественного пая и земельной доли удовлетворению не подлежит.

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 марта 2003г. N А17-1674/5.

Комментарий

Гражданин обратился в суд общей юрисдикции с иском к сельскохозяйственному производственному кооперативу о взыскании стоимости земельной доли и имущественного пая. Определением районного суда дело передано в арбитражный суд, который требования истца частично удовлетворил. Суд апелляционной инстанции решение отменил и оставил иск без рассмотрения. Правильность такой позиции была подтверждена судом кассационной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с АПК РФ рассмотрении дел о несостоятельности осуществляется арбитражным судом с учетом особенностей, установленных ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Как следует из материалов дела, на момент подачи искового заявления, в отношении ответчика уже было возбуждено дело о банкротстве. В силу п.1 ст.57 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 1998г.

[86], действовавшего в период рассмотрения спора, с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом, имущественные требования к организации должнику могут быть предъявлены только в соответствии с порядком, установленным законом о несостоятельности. В соответствии со ст.148 АПК РФ, предъявленный к кооперативу иск подлежит рассмотрению в деле о банкротстве данного юридического лица. Пункт 4 части первой статьи 148 АПК РФ четко определяет, что в рассматриваемом случае иск гражданина подлежит оставлению без рассмотрения.

Дело о признании недействительным договора аренды земельных долей, заключенного между физическими лицами не имеющими статуса индивидуального предпринимателя и фермерским хозяйством, подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12 октября 2004г. N Ф09-3382/04ГК.

Комментарий

Заместитель прокурора области обратился в арбитражный суд с иском к Учреждению Юстиции о признании недействительным договора аренды. В связи с тем, что по рассматриваемому договору на стороне арендодателей выступали физические лица, не обладающие статусом индивидуального предпринимателя, суд посчитал, что такой спор в силу ст.27 АПК РФ не подведомственен арбитражному суду и производство по делу прекратил. Не согласившись с таким решением, прокурор обратился с жалобой, рассмотрев которую суд кассационной инстанции вернул дело в арбитражный суд первой инстанции для рассмотрения по существу. Такая позиция обосновывается следующими аргументами.

Из комментируемого акта видно, что собственники земельных долей и фермерское хозяйство заключили договор аренды долей сроком на три года. Впоследствии данный договор был зарегистрирован в Учреждении Юстиции. Посчитав регистрацию незаконной, областная прокуратура предъявила иск о признании ее недействительной. При рассмотрении дела собственники долей были привлечены в качестве третьих лиц. Определения суда о прекращении производства основано на п.1 ст.150 АПК РФ со ссылкой на то, что в деле участвуют граждане, не являющиеся предпринимателями.

В литературе справедливо подчеркивалось, что подведомственность судебного спора может измениться в уже начатом арбитражном процессе. Основанием для этого может быть привлечение в дело лиц, не обладающих статусом участников арбитражных процессуальных правоотношений: например, физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Если возможность их участия в процессе не предусмотрена законодательством, производство по делу подлежит прекращению в соответствии с п.1 ч.1 ст.150 АПК РФ

[87].

Однако, указанные правила не подлежат применению в рассматриваемом деле. Анализ материалов спора показывает, что прокурор предъявил иск к Учреждению Юстиции, поэтому предмет заявленного требования состоит в признании незаконными действий государственного органа, выразившихся в регистрации договора аренды. Следовательно, в соответствии со ст.27, 29 АПК РФ предмет и субъектный состав спора говорят о том, что дело подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Процессуальный порядок рассмотрения такого рода споров урегулирован ст.198 АПК РФ. При этом, как правильно указано в постановлении суда кассационной инстанции, привлечение к участию в дело в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, граждан, которые не являются индивидуальными предпринимателями, не влечет изменение подсудности.