Введение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

«Романтики с большой дороги»

Что толкает человека на преступление? Этим вопросом задаются не только психологи, но и обычные люди. По мнению авторитетных лиц, понятие о ненормальности преступника является весьма относительным и соотносится с теми нормами, которые устанавливает общество. Это вовсе не означает, что каждый человек способен совершить преступление, но между преступником и так называемым нормальным человеком не существует четкой границы. Человеческие ценности преходящи, преступник же подменяет абсолютные ценности теми, которые для него более удобны и в какой-то мере оправдывают его действия и поступки. Причины такой подмены часто кроются в неких критических моментах или ситуациях, пережитых хотя бы раз в жизни. Серьезный кризис случается в жизни практически каждого человека, и он, безусловно, отражается на его дальнейшей судьбе. Когда кризис минует, наступает период затишья, когда человек впадает в своего рода спячку, погружается в тоску и неосознанно начинает стремиться к ситуациям, напоминающим прежнюю, чтобы вновь пережить нечто подобное, будоражащее кровь.

Домохозяйка идет в магазин, чтобы купить себе новую шляпку, делает новую прическу или перестановку в квартире. Спортсмен стремится к рекордам, яхтсмен пускается в круиз под парусом, журналист летит в горячую точку, а преступник идет на дело. Импульс, который заставляет людей это делать, по своей сути один и тот же, различие заключается лишь в его силе.

Два американских психолога, Сэмюэль Йохельсон и Стэнтон Сеймнау, в результате проведенной в 1961 году программы по изучению психологии преступников пришли к заключению, которое несколько ошеломило и их самих, и общество. Хотя американцы были настоящими либералами и считали, что все преступники — несчастные жертвы общества, обремененные глубокими психологическими проблемами, но, как оказалось, все они наделены общими чертами характера и далеко не лучшими. Преобладающими были слабость, незрелость, лживость по отношению к окружающим и по отношению к самим себе. При этом всех их отличало безмерное тщеславие, отсутствие самодисциплины и трусость. Поразительно, но выяснилось, что люди, которые готовы пойти наперекор установленным нормам морали, которые способны бросить вызов всему обществу, боятся лечить зубы и предпочитают терять их один за другим, лишь бы избежать встречи с дантистом. Правда, это лишь единичный пример проявления трусости. Как правило, они бывают самыми разнообразными. Но главное, что объединяет преступников — это страх, что кто-то заметит эту их слабость. Поэтому они всеми средствами пытаются доказать, что они сильные, смелые до отчаяния, бесстрашные и т. п.

Исследователи пришли к выводу, что причиной, толкающей человека на преступление, является странная смесь слабости и жалости к себе. Причем это выражается в виде дурной привычки, пристрастия или, другими словами, в форме пораженческого настроения. Когда человек переживает ряд проблем, то обычно он может им противостоять, проявляя тем самым свою жизнестойкость, но стоит только поддаться депрессивным настроениям, испытав шок или сильное разочарование, то моментально чувство уверенности в себе улетучивается. Это означает, что человек опускается на несколько ступенек ниже. Если не бороться со своими пессимистическими настроениями, не преодолевать сомнения, то неизбежным будет дальнейшее падение вниз, которое в итоге может привести к нервному срыву. Самое ужасное, когда пораженческое настроение берет над человеком верх, тогда безмерная жалость к себе захлестывает его целиком и полностью, возникает пассивность. Именно такое состояние, по мнению Йохельсона и Сеймнау, делает из обычного человека закоренелого преступника.

Все мы находимся в плену обыденности, а преступник — вдвойне. Чтобы не опуститься до этого уровня, необходимо постоянно сохранять способность воспринимать суть происходящего вокруг нас в истинном свете, не поддаваясь пораженческим настроениям и не увлекаясь чрезмерной жалостью к себе.

Преступления бывают разными: от мелкого грабежа и воровства, например в автобусе, до убийства, насилия, терроризма. Что же касается ограблений, то этот вид преступлений порой сопровождается и насилием, и убийством невинных, и терроризмом, когда для собственной безопасности преступники берут заложников. Цель же всех этих разновидностей ограбления одна — жажда наживы, сопряженная с ощущениями опасности и риска. Конечно, сегодняшний уровень жизни значительно выше того, который был, допустим, в прошлом столетии, и современного человека некоторые достижения научно-технического прогресса, предоставленные в его распоряжение, должны бы удовлетворять, но… Каждый из нас мечтает о достатке и благополучии, хочет ощущать свою значимость для окружающих, свою незаменимость.

«Богатые и знаменитые люди, — пишет Колин Уилсон в своей книге «Мир криминалистики», — которые чего-то добились, существуют где-то в заоблачной выси Олимпа, а ты здесь, в самом низу, вместе с сотнями миллионов тебе подобных, и никто никогда не увидит твое имя или лицо на газетной полосе или телевизионном экране. Ты чувствуешь себя неизмеримо малой частицей безымянной массы… Но поскольку значительная часть этой безликой толпы обладает не меньшим интеллектом, чем телезвезды и политики, то такое несправедливое положение вещей начинает вызывать возмущение людей».

Каждый человек стремится проявить свою незаурядность, неординарность тем или иным способом, только способы у всех бывают разными. Кто-то убегает от обыденности, вступая во всевозможные общественные организации или религиозные секты, кто-то прячется от действительности за рюмкой?другой горячительного напитка, кто-то живет в воображаемом мире, сочиняя роман за романом, а кто-то становится на путь преступления, рисуя его для себя в романтическом свете, придумывая собственные нормы и оправдания, облагораживая даже самое гнусное злодеяние. Ведь деньги не пахнут.

Так называемые любители искусства, чтобы повысить свой престиж в глазах окружающих и казаться самим себе более респектабельными, готовы отдать бешеные деньги за похищенные из музеев или частных коллекций шедевры. Безусловно, что преступник не силах преодолеть соблазн. Таким образом он может получить двойное удовольствие: испытать ни с чем не сравнимое стрессовое состояние, а если все пройдет успешно, кругленькая сумма обеспечит ему безбедное существование, по крайней мере в течение нескольких лет. Преступника совсем не волнует судьба украденной вещи, главное — доказать всем, что ты чего-то стоишь, и недешево. А в квартирах новых миллионеров потом появляются библиотеки, сделанные из исповедальни эпохи барокко, кровати с изголовьем из алтаря и прочие изыски. Причем правоохранительным органам бывает не так-то просто обнаружить все эти предметы, поскольку по одному только подозрению они вряд ли смогут проникнуть в квартиру миллионера и тем более изъять похищенные вещи. Музеи и галереи пытаются по-своему бороться с грабителями: специально созданный международный совет вместе с организацией «Юнисеф» стал публиковать списки украденных предметов в надежде, что так будет труднее скрыть грабеж.

Ограбления банков — не менее популярный способ разбогатеть и буквально за час превратиться из свинопаса в принца.

Причины, толкающие человека на ограбление банка, могут быть самыми разнообразными. Однако анализ последних случившихся ограблений показал, что одной из главных причин подобных преступлений являются наркотики. Соответственно, большая часть преступников, идущих на ограбление банков, наркозависимы. Известно, что эти несчастные постоянно нуждаются в деньгах, и когда приступ очередной ломки становится совершенно нестерпимым, они выбирают наиболее кратчайший путь к добыче наличных. А в банках, как известно, их предостаточно. Ограбления такого рода, совершенные спонтанно, без скрупулезного продумывания каждого шага и составления плана, обычно приводят к провалу, а сам грабитель оказывается за решеткой.

Есть и другая категория грабителей банков — игроки. Тяга к азартным играм (например, рулетка, карты и даже обычные игровые автоматы) нередко становится причиной преступления, ведь игроки способны ради выигрыша поставить на кон даже собственную жизнь…

Бесспорно, что руководство банков всячески стремится обезопасить и собственный персонал, и клиентов от посягательств грабителей. Нередко те, кто хоть раз оказывался свидетелем преступления, нуждаются в помощи медиков и психологов. В Америке существуют специальные группы реабилитации банковских служащих, переживших стресс во время ограбления. Но руководство банков не ограничивается только этими мерами. Существует целый ряд защитных устройств, которыми оснащают помещения банков, по крайней мере в странах Запада. В залах устанавливаются еще более совершенные системы видеонаблюдения в дополнение к уже имеющимся, в ряде банковских филиалов кассира от клиентов отделяют специальные прозрачные пуленепробиваемые экраны. Системы безопасности и прочее охранное оборудование совершенствуются год от года, при этом специалисты, занимающиеся разработкой подобного рода техники, уделяют внимание и географическим, и демографическим корням данного преступления. Но, несмотря на все усилия, ограбления банков по-прежнему происходят, причем гораздо чаще, чем, скажем, полвека назад.

Статистика рисует далеко не самые приятные перспективы. По данным американской газеты «Seattle Post-Intelligencer Reporter», в городе Сиэтле (там проходили Игры доброй воли) за один только 1999 год произошло 334 ограбления банков. В целом по США это третий показатель. Первые два лидера, опередившие Сиэтл (согласно данным Федерального бюро расследований), — это Лос-Анджелес и Сан-Франциско. Показатели 1998 года еще более удручающие, по крайней мере для Сиэтла. В том году число ограблений банков в городе достигало 357. Причем сотрудники ФБР заявляют, что даже эта сумасшедшая цифра — еще не предел для свободолюбивых и отчаянных американцев, желающих поживиться за чужой счет. Когда это желание становится навязчивым, человек, уже совершивший однажды удачное ограбление, стремится повторить его вновь и вновь. Так рождаются знаменитые грабители, работники ножа и топора, на счету которых порой по 15, а то и по 100 хорошо спланированных ограблений банков.

Другие представители криминального мира приобретают славу тем, что, совершив только одно ограбление, срывают крупный куш, достойный уважения и почитания со стороны коллег по ремеслу. Так, двое грабителей совместными усилиями опустошили один из американских банков на 4,4 миллиона долларов. Это было самое громкое ограбление за всю историю американской банковской системы, существующей с 1781 года. Именно в тот год 26 мая открылся первый банк в Филадельфии — «Bank of North America».

Однако преступления могут быть и не столь громкими, а грабители — не столь знаменитыми. Достаточно вспомнить об уличных ограблениях, когда преступник рискует свободой, а порой и жизнью ради скромной наличности жертвы. Хотя в данном случае и речи быть не может о каком бы то ни было самоутверждении для преступника, он вовсе не пытается доказать всем, что он — личность. Скорее всего, им движут более примитивные цели финансового характера. Но такие примитивные мотивы зачастую толкают грабителя и на более тяжкое преступление — убийство, которое позволит ему остаться неузнанным. Таким образом, ценой чужой невинной жизни он может заполучить и материальные средства, и свободу. Такой преступник похож на зверя, движимого инстинктом. Преступники-интеллектуалы в этом плане менее опасны: четко спланированное ограбление позволяет обойтись без жертв, но и в данном случае нередки исключения.

Итак, одно преступление неизбежно влечет за собой другое, более тяжкое. А опуститься на ступеньку ниже проще, чем подняться. Жажда легкой наживы, желание самоутвердиться любой ценой, жалость к себе, зависть — вот далеко не полный перечень порочных импульсов, заставляющих человека творить зло. По мнению Фрейда, в основе всех импульсов лежит агрессивность, ведь человечеству пришлось преодолеть не одно тысячелетие в борьбе за выживание, дабы достичь определенного уровня комфорта и безопасности. Человек, живущий в современном обществе, лишен возможности выразить свою агрессию естественным образом, поскольку он уже завоевал право считаться властелином земли. Но если общество, как считает Фрейд, превратится в слишком миролюбивое, то оно взорвется, подобно бомбе. Правда, психологи оставляют слабую надежду на возможность благополучного интеллектуального развития, которое позволит человечеству преодолеть собственную агрессивность и найти приемлемые способы для утоления жажды приключений, реализации творческого потенциала и т. д.