Глава 3 Всемирно известные грабители

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Грабители, которые известны почти всему миру… Кто они? Злодеи, готовые ради денег пойти на все? Гениальные преступники? Великие актеры? Или заурядные личности, воспользовавшиеся случаем и преступившие закон ради миллионной наживы?

Грабители-одиночки, воры в законе, руководители воровских группировок, прославившиеся талантливо исполненными громкими ограблениями… Их имена известны почти всем: Сонька Золотая Ручка, Рейнольдс, Гуди, Эдвардс, Вильсон, Биггс, Бонни и Клайд, Калина Никифорова и ее сын, а также многие другие.

Сонька Золотая Ручка

Одной из самых знаменитых воровок ХХ века была Шейндля-Сура Лейбова Соломониак-Блювштейн, больше известная как Сонька Золотая Ручка.

Сонька Золотая Ручка родилась в 1846 году в семье мелкого ростовщика. Ее родители были небогаты, и девочка, остро переживая недостаток денег, стала воровать. Когда ей было не больше 12 лет, она украла из лавки несколько вещиц, обыграв свое преступление так ловко, что никому и в голову не пришло, что это ее рук дело. Оставшись безнаказанной за свое первое преступление, Сонька пришла к выводу, что ее призвание — это воровство.

Еще при жизни Сонька Золотая Ручка стала живой легендой. Ее имя было известно не только в полиции. В российских криминальных кругах того времени она считалась настоящей героиней. Надо сказать, что Сонька обладала не только воровским талантом и привлекательной внешностью. Пожалуй, одним из главных ее достоинств был потрясающий дар актрисы. Свой талант Сонька использовала очень умело: она с легкостью могла сыграть роль светской дамы и господина, горничной и торговки, старухи и даже монахини. Благодаря таким способностям воровке удавалось проворачивать поистине фантастические мероприятия.

Как уже упоминалось, Сонька пристрастилась к воровству, будучи еще девчонкой. Пройдя отличную воровскую школу, к двадцати годам она проворачивала такие гениальные аферы, что все криминальные светила восхищенно ей аплодировали. Однако полиция была не в восторге от деятельности опытной воровки. Надо сказать, что поймать Соньку было очень трудно, потому что при каждом ограблении она обязательно меняла почерк и никогда не оставляла улик на месте преступления. Особую слабость Сонька испытывала к золоту и драгоценным камням, что существенно влияло на ее выбор объекта ограбления. Обычно это был ювелирный магазин, гостиничный сейф или же дом, владельцы которого были очень богаты. Разумеется, Сонька воровала не только золото и драгоценности. Деньги, наряды, дорогая посуда и прочие дорогие вещи тоже были в числе ее добычи.

Кстати, деятельность Соньки не ограничивалась только пределами необъятной России. Частенько под видом светской дамы она выезжала на гастроли в столицы европейских стран, где, останавливаясь в самых дорогих отелях, через несколько дней грабила их постояльцев.

Сонька разработала свой собственный метод гостиничных краж, который назвала Guten Morgen. Остановившись в какой-нибудь фешенебельной гостинице, Сонька жила там несколько дней, выдавая себя за путешествующую светскую даму. Затем в одно прекрасное утро она проникала в номер, где, по ее сведениям, проживал богатый постоялец, и под самым носом у спящего хозяина собирала в сумку все драгоценности и деньги. Если же постоялец просыпался, то Сонька начинала невозмутимо раздеваться, даже не глядя в его сторону и делая вид, что ошиблась комнатой. Обычно постоялец, увидев раздевающуюся даму, смущенно говорил ей, что она перепутала номер. После этих слов Сонька, принося потревоженному хозяину тысячу извинений, ретировалась, унося в своей дамской сумочке все его деньги и драгоценности. Разумеется, сонный постоялец и не подозревал, что шикарно одетая и увешанная драгоценностями светская дама — обыкновенная воровка, которая только что его ограбила.

Но Сонька Золотая Ручка работала не только в отелях. Для разнообразия она иногда грабила ювелирные лавки и даже магазины. Обычно, отправляясь на дело, она брала с собой двух или трех помощников, которые, пока Сонька воровала, отвлекали продавца. Помощники, выдавая себя за состоятельных людей, приходили в магазин будто для того, чтобы выбрать себе пару-тройку дорогих украшений. Наперебой прося продавца показать им то одну, то другую вещицу, они окончательно сбивали его с толку. Пока растерянный продавец пытался угодить капризным господам-покупателям, Сонька ловко воровала с витрины драгоценные камни и прятала их… под свои длинные накрашенные ногти. Иногда грабительница подменяла настоящие камни на витрине фальшивыми, и тогда хозяин ювелирного магазина обнаруживал кражу не сразу.

Выходя на дело в магазины, которые занимались продажей вещей пообъемнее, чем драгоценные камни и украшения, Сонька надевала своеобразную спецодежду. Нарядившись в собственноручно сшитое ей просторное платье с многочисленными карманами, воровка уносила из магазинов дорогую одежду, посуду и даже целые рулоны тканей.

В поездах, где частенько промышляла Сонька, ее жертвами были преимущественно богатые господа, в основном пассажиры первых классов. Воровка всегда выдавала себя за светскую даму (больше всего она любила представляться графиней) и делала вид, что сильно заинтересована своим соседом по купе. Польщенный вниманием молодой и красивой леди почтенный господин заказывал шампанское, после которого обычно засыпал (Сонька всегда брала с собой в дорогу снотворное, которое подсыпала соседу в бокал с вином). Если до шампанского дело не доходило, то Сонька, удалившись в уборную, обильно окропляла себя духами, в которые был подмешан опиум. После ее возвращения в купе господин, надышавшись ароматом ее духов, неизменно засыпал. Причем на Соньку опиум почему-то не оказывал ни малейшего воздействия.

Дождавшись, пока жертва погрузится в сладкое забытье, воровка забирала все ценные вещи и деньги и сходила на первой же станции. Казалось бы, Сонька, ворующая в таких масштабах, должна была быть довольно состоятельной женщиной. Но, как ни странно, у нее не было никаких накоплений — все награбленные деньги она тратила очень быстро.

Сонька не только пускала все средства на покупку шикарной одежды, золота и драгоценных камней, но и частенько занималась благотворительностью. Прочитав в газете о гибели какого-нибудь кормильца многочисленного семейства и его безутешной вдове, оставшейся в одиночестве воспитывать энное количество детей, Сонька тут же высылала ей деньги и письмо, в котором выражала искреннее сочувствие несчастным сироткам.

Первое время Сонька работала в одиночку, но вскоре она организовала настоящую воровскую банду, в состав которой вошли ее бывшие мужья, несколько родственников, а также вор в законе Березин. Разумеется, руководила всеми делами Сонька Золотая Ручка. Безоговорочно подчиняющиеся ей члены банды никогда в накладе не оставались, потому что, будучи очень щедрой, Сонька охотно делилась награбленным со своими помощниками, несмотря на то что основную работу выполняла сама.

Вскоре Сонька встретила человека, который перевернул ее жизнь буквально с ног на голову. Всегда уверенная в себе, не признававшая никаких авторитетов Сонька в один момент превратилась в покладистую женщину, готовую беспрекословно выполнить любое требование мужчины. Нетрудно догадаться, что Сонька Золотая Ручка влюбилась. Разумеется, до встречи с Владимиром Кочубчиком (так звали ее нового ухажера) у Соньки были и мужья, и любовники, но ни одного мужчину она не любила так страстно и самозабвенно, как его. Будучи на десять лет младше Соньки, Владимир, понимая, что железная леди влюблена в него, как девчонка, стал умело манипулировать ею, пользуясь тем, что женщина внимала каждому его слову.

Забыв об опасности, Сонька шла на рискованные мероприятия, отдавая все награбленное своему любовнику. Воровка даже опустилась до того, что стала совершать карманные кражи. Этого не случалось с ней со времен детства и ранней юности. По совету Владимира Сонька шла на неоправданный риск. Если раньше она неделями готовилась к ограблению, стараясь просчитать буквально все мелочи, то потом ее кражи были несколько сумбурными. Всеми ее действиями руководил Владимир: наметив объект ограбления, он излагал план и буквально на следующий день отправлял туда свою любовницу.

Под влиянием Владимира существенным изменениям подвергся и характер Соньки. Еще недавно щедрая и жизнерадостная женщина стала нервной и алчной. Владимир, прекрасно зная, что Сонька влюблена в него до безумия, как ни странно, ни во что не ставил ее чувства и, разумеется, не испытывал угрызений совести по поводу того, что так часто отправлял свою любовницу на рискованные дела. Интересно, что Сонька, четко осознавая не только безответность своей любви, но и тот факт, что любовник просто использует ее, вела себя подобно всем влюбленным женщинам. Она просто радовалась тому, что любимый рядом…

А тот, как и следовало ожидать, в один прекрасный день просто подставил Соньку. Случилось это на ее день рождения. Вечером, явившись к любовнице с поздравлениями, Владимир подарил ей бархотку с голубым алмазом. Наверное, в этот день Сонька ощущала себя самой счастливой женщиной в мире. Еще бы! Ее Владимир, которому было свойственно брать, а не дарить, оказал ей такой знак внимания. Но Сонька тогда не знала, что эта бархотка была взята ее любовником под залог, в качестве которого Владимир оставил ювелиру подложную закладную несуществующего дома. Мало того, ювелир уплатил Владимиру разницу — 4 тысячи рублей наличными. Получив бархотку, Владимир тут же отнес ее к специалисту, который уже через пару часов изготовил точно такую же, но с фальшивыми алмазами. Таким образом, настоящую бархотку Владимир подарил Соньке, а фальшивую на следующий же день вернул ювелиру под предлогом, что изделие не понравилось даме его сердца.

Не прошло и часа, как ювелир обнаружил подмену. Бросившись по адресу, указанному в закладной, он, к своему ужасу, обнаружил, что дома не существует. Обратившись в полицию, обманутый ювелир ворвался вместе с сыщиками в дом к Владимиру, который сразу же все свалил на Соньку.

На допросе в полицейском участке Владимир утверждал, что именно Сонька Золотая Ручка совершила подлог закладной, а также подмену настоящей драгоценности фальшивкой. В тот же день любовница Владимира была арестована и отправлена в камеру предварительного заключения. Через два месяца состоялся суд.

Выступая на процессе, гениальная актриса вела себя так, будто ее, честную, добропорядочную женщину, обвиняют в преступлениях, к которым она не имеет никакого отношения. Но, к ее огорчению, все старания пропали даром. Обвинение нашло множество свидетелей, давших показания против Соньки. Суд продолжался девять дней, а на десятый присяжные заседатели вынесли вердикт: лишить Соньку всего движимого и недвижимого имущества и отправить в Сибирь. Источники не дают информации о сроке заключения, к которому была приговорена Сонька Золотая Ручка в декабре 1880 года. Известно только то, что на каторге она пробыла пять лет, по прошествии которых ей удалось оттуда сбежать.

Несмотря на трудности, с которыми Соньке пришлось столкнуться, она все же добралась до большого города, где сразу же принялась за прежнее ремесло. Но через пять месяцев свободной жизни воровка вновь была арестована и приговорена к трем годам каторжных работ и сорока ударам плетью.

После физического наказания Соньку заключили в пересыльную тюрьму, где она должна была дожидаться этапа. Но через четыре месяца, соблазнив надзирателя, арестантка с его помощью покинула ненавистные стены тюрьмы. А еще по прошествии четырех месяцев Сонька Золотая Ручка была вновь арестована и заключена под стражу. После недолгих разбирательств ее отправили на Сахалин.

На этапе она познакомилась с весьма известным криминальным авторитетом того времени по кличке Блоха. Вскоре они стали любовниками. Уже прибыв на Сахалин, Сонька договорилась с надзирателем, которому обещала платить, о том, чтобы тот приводил к ней на свидания Блоху. Тюремщик согласился и после каждой встречи Блохи с Сонькой получал неплохие барыши. Несмотря на то что встречи любовников были кратковременными, криминальная парочка успевала не только предаваться любовным утехам, но и разрабатывать план побега.

Причем у каждого из преступников был свой собственный план. Стоит заметить, что если бы любовники действовали по плану, предложенному Блохой, то, возможно, их побег не был обречен на провал и у них появился бы шанс прожить в каком-нибудь тихом местечке до глубокой старости. Но они совершили роковую ошибку, решив действовать по Сонькиному плану. Великая актриса, привыкшая сопровождать все свои действия своего рода театральными эффектами, Сонька Золотая Ручка склонила Блоху к мысли, что ее план намного лучше. Театрализованное представление, на которое влюбленная парочка возлагала большие надежды, закончилось полным провалом. Полицейские поймали беглецов и препроводили их обратно в тюрьму.

Когда тюремное начальство приступило к обсуждению во? проса, касающегося наказания за побег, оказалось, что Сонька ждет ребенка. Благодаря этому обстоятельству она избежала физического наказания, тогда как ее любовник получил сорок ударов плетьми.

Однако малышу, которому так радовалась Сонька, не суждено было выжить — здоровье будущей мамы было подорвано тяжелыми условиями тюремного заключения, и ребенок, родившись намного раньше срока, умер.

Оправившись после тяжелых родов, Сонька опять стала планировать побег. Увы, удача отвернулась от нее. Совершив в 1891 году побег, она снова попала в тюрьму. Теперь ей уже не удалось избежать физического наказания. Палач Комлев, в руки которого попала преступница, славился своей неудержимой жестокостью и хладнокровием. Считалось, что каждый его удар, нанесенный с огромной силой, приравнивался к пяти ударам любого другого палача. Сонька же получила от Комлева пятнадцать ударов плетьми.

К удивлению жестокого палача, Сонька за все время, пока он ее бил, не проронила ни одной слезинки. Ни разу не крикнув, гордая женщина мужественно выдержала наказание и лишь после того, как ее принесли в камеру и бросили на нары, заплакала от боли и унижения. В тот же день Соньку заковали в кандалы и посадили в одиночную камеру, настолько тесную, что в ней невозможно было сделать и двух шагов. Одиночка, куда заключили преступницу, больше напоминала собачью конуру: крохотное оконце, теснота и очень низкий потолок.

Почти три года закованная в кандалы арестантка провела в таких нечеловеческих условиях. За это время взглянуть на известную воровку приходило очень много людей, среди которых были как писатели и журналисты (в том числе и иностранные), так и просто любопытные граждане. Интересно, что Сонька, совсем недавно любившая все делать напоказ, после заключения в одиночку стала очень замкнутой, и ни один человек не смог добиться от нее рассказа о преступлениях. Единственное, что она позволяла любопытным посетителям, — это фотографироваться вместе с ней на память.

Отсидев положенный срок, Сонька была обязана остаться на Сахалине как вольная поселенка. Сразу после освобождения она, видимо на сохраненные каким-то образом деньги, открыла небольшое заведение, где устраивала танцы, а также торговала спиртными напитками. И все было бы хорошо, но, на ее беду, встретился человек, в которого она влюбилась. Это был недавно освободившийся Николай Богданов, живший на Сахалине как вольный поселенец. Жестокий и грубый мужчина постоянно избивал свою сожительницу и вскоре довел до полного физического и нервного истощения. Измученная и больная женщина не в силах была больше выносить издевательств сожителя, поэтому решила бежать от Богданова. Для этого ей нужно было покинуть поселение бывших каторжников.

Но, будучи к тому времени уже тяжело больной, Сонька не смогла уйти далеко и вскоре была задержана конвойными. За попытку побега ее снова отправили на каторгу, где через несколько дней она умерла.

Великое ограбление поезда

В ночь на 8 августа 1963 года в Великобритании произошло беспрецедентное преступление. Группа вооруженных злоумышленников, напав на почтовый поезд, похитила 2 631 643 фунта стерлингов (около 50 миллионов долларов США по сегодняшнему курсу). Мир еще никогда не знал такого масштабного ограбления! В ту злополучную ночь свои деньги потеряли восемь банков. Только один «National Provincial Bank» лишился в один миг 1 100 000 фунтов стерлингов. Считается, что столь дерзко осуществленное ограбление не имеет аналогов в истории.

Это знаменитое преступление, которое теперь называют не иначе как «великое ограбление поезда», было выполнено так, что, как говорится, комар носу не подточит. Преступники готовились к нему очень долго и тщательно, обсуждая по несколько часов каждую деталь своего грандиозного плана.

Трудно поверить в то, что со дня возникновения идеи об ограблении почтового поезда до момента осуществления задуманной операции прошло целых восемь лет. Дело в том, что мысль о дерзком нападении на поезд, а также детальный план ограбления принадлежат человеку, совершенно далекому от преступного мира. Этот вполне состоятельный господин совсем не нуждался в деньгах, тем более добытых таким способом. Преуспевающий бизнесмен хотел только одного — осуществления своей мечты. А мечтал он о величайшем в мире ограблении. Он не собирался таким способом сделать себе имя или заработать дополнительный капитал. Вообще, это был довольно странный человек, который просто хотел реализовать свои уникальные способности и претворить пусть даже криминальные идеи в жизнь. При этом генератор идей предпочитал оставаться в тени. Надо сказать, что все задуманное ему удалось, правда не сразу.

Через посредников он связался с несколькими представителями криминальных кругов, но ни один из них не согласился взять на себя ответственность за столь рискованное мероприятие. Много лет гениальный проект господина бизнесмена витал в воздухе преступного мира. Его обсуждали, одобряли, отвергали, но никто из грабителей не решался пойти на такое громкое и слишком рискованное дело. И только по прошествии восьми лет нашелся отчаянный человек, который загорелся идеей ограбления поезда не меньше, чем автор. Звали его Брюс Ричард Рейнольдс. О проекте бизнесмена он впервые узнал, находясь в тюрьме. Правда, сокамерники обрисовали ему план нападения на поезд лишь в общих чертах, но и в таком виде Рейнольдс счел его просто гениальным, решив, что, как только окажется на свободе, непременно свяжется с автором грандиозной идеи и попросит рассказать ему все более подробно.

Странным кажется тот факт, что за восемь лет, пока идея преступления переходила в криминальной среде из уст в уста, полиция о ней даже не догадывалась. Блюстители порядка до последнего момента ничего и не подозревали о готовящемся ограблении поезда.

Итак, Брюс Рейнольдс… В 1963 году ему исполнился 31 год. Владелец небольшой антикварной лавки и главарь банды юго-западной части Лондона, Рейнольдс вышел из тюрьмы, где отбывал небольшой срок, и сразу же принялся за детальную разработку плана налета на почтовый поезд. Стоит отметить, что этот человек совершенно не был похож на страшного преступника. Обаятельный, стройный, красивый и очень интеллигентный, с мягким голосом и отличными манерами, любящий муж и заботливый отец — вот портрет будущего исполнителя гениального ограбления. Рейнольдс с первого взгляда вызывал к себе искреннюю симпатию окружающих.

Выйдя из тюрьмы, он сразу же связался со своими друзьями — Чарльзом Фредериком Вильсоном, Рональдом Бастером Эдвардсом и Дугласом Гордоном Гуди.

Чарли Вильсон был ровесником Рейнольдса и его лучшим другом. Он содержал небольшую лавку по продаже овощей и фруктов и состоял в банде юго-западной части Лондона. Так же как и Рейнольдс, Вильсон был очень обаятельным молодым человеком и примерным семьянином (у него была жена и три очаровательные дочери).

Второй друг, которого Рейнольдс привлек к задуманной операции, был 32-летний Бастер Эдвардс — владелец клуба и главарь банды юго-восточной части Лондона.

Что касается Дугласа Гордона Гуди — третьего друга Рейнольдса, то он был хозяином парикмахерского салона. Долгое время этот честолюбивый и жестокий человек совершал преступления в одиночку. В очередной раз выйдя из заключения, Гуди вступил в банду, после чего ограбления стали совершать его подельники, а сам он только руководил операциями. В полиции его считали одним из самых опасных преступников, но поводов для ареста у блюстителей порядка не было: после каждого ограбления, в котором он был замешан, у него имелось безупречное алиби.

Кстати, Гуди после выгодного предложения Рейнольдса совершить ограбление почтового поезда привлек к делу своего адвоката Брайана Артура Фильда. Впоследствии супруга адвоката написала несколько статей об этом ограблении, в которых полностью опровергла все сказанное ранее ею же самой на суде. Миссис Фильд в своих скандальных статьях писала, что с энтузиазмом помогала гангстерам и даже устроила банкет у себя дома по случаю удачного ограбления. Для полиции и общественности это было новостью, потому что на следствии супруга адвоката утверждала, что ни она, ни ее добропорядочный муж не имеют ни малейшего отношения к дерзкому преступлению.

Оставим пока адвоката и его жену и вернемся к Рейнольдсу, который, подобрав из числа своих лучших друзей руководителей операции, приступил к поиску толковых исполнителей ограбления. В качестве работников Рейнольдс привлек к делу несколько человек из банды Эдвардса, а также несколько своих приятелей, среди которых были электрик Роджер Джон Кордри, владелец небольшого клуба Роберт Велч, хозяин тотализатора Томас Уильям Висбей, талантливый художник-декоратор Джеймс Хассей и бывший сокамерник Рейнольдса — Биггс.

Свой первый срок Биггс получил в 15 лет, когда, совершив кражу в магазине, был задержан полицейскими на месте преступления. Выйдя из тюрьмы, он украл автомобиль, и его снова посадили за решетку. В 21 год Биггс ограбил магазин, запустив при этом вазой в женщину, которая отказалась отдать ему свою сумку, после чего снова был отправлен в тюрьму. Отбыв срок наказания, 27-летний Биггс женился на 17-летней девушке, заставив и ее сдать воровской экзамен. Потом, работая плотником, он стал налаживать связи со своими бывшими сокамерниками, в том числе с Рейнольдсом.

После того как действующие лица будущего спектакля были определены, Рейнольдс и его друзья приступили непосредственно к детальной разработке плана. Первое, что решили сделать заговорщики, — это собрать все точные сведения о работе железнодорожников и почтовых служащих. Для этого на почтовые отделения и вокзалы отправились люди, которым было поручено собрать всю информацию, так или иначе касающуюся работы железнодорожников. Кстати, сам Рейнольдс тоже неоднократно бывал на вокзалах. Обаятельный и умевший расположить к себе собеседника Рейнольдс уже после нескольких минут разговора с каким-нибудь служащим железной дороги получал всю необходимую информацию. Более того, талантливому руководителю операции впоследствии удалось привлечь к делу нескольких служащих, правда, ни один из них даже не догадывался, что совершает что-то противозаконное (по плану Рейнольдса, железнодорожники не должны были знать обо всей операции в целом).

План всего мероприятия был известен только узкому кругу людей, а исполнителей Рейнольдс и его друзья знакомили только с задачами, непосредственно их касавшимися. Каждый, подобно актеру, должен был играть только свою роль и в случае провала рассчитывать исключительно на себя. Кроме того, вербуя исполнителей ограбления, Рейнольдс брал с них слово, что при любых обстоятельствах они будут хранить молчание. Кстати, впоследствии ни один из участников акции не нарушил обещания, данного руководителю операции.

Во время подготовки ограбления преступники очень грамотно соблюдали все необходимые меры предосторожности, так что у полиции не возникло ни малейшего подозрения относительно их замыслов. Как уже говорилось, руководители преступной группы были весьма известными личностями в криминальных кругах Лондона, и поэтому стражи порядка постоянно держали их под наблюдением. Но Рейнольдс, Эдвардс и Вильсон имели прекрасную ширму, ведь у каждого из них были свои конторы, где преступники могли свободно встречаться и разговаривать с нужными людьми, не навлекая на себя подозрений. А Эдвардс, имевший шикарный загородный дом, часто приглашал друзей на рыбалку. Троица заговорщиков, сидя на берегу реки с удочками, часами обсуждала детали своего смелого плана.

Вскоре один из посвященных в планы ограбления устроился на работу коммивояжером, тем самым получив отличную возможность беспрепятственно разъезжать по графству Бэкингем. Во время деловых поездок новоиспеченный коммивояжер занимался тем, что фиксировал расстояния от станции до станции и изучал расписания поездов.

Когда план операции был готов, друзья столкнулись с некоторыми трудностями: денежных средств на задуманную акцию было явно недостаточно. И поэтому для финансирования операции было решено ограбить Лондонский аэропорт, вернее, банковский фургон, который перевозил заработную плату служащих аэропорта.

И вот утром 27 ноября 1962 года трое молодых людей вошли в здание аэропорта и направились в мужской туалет, из окна которого было хорошо видно передвижение банковского фургона. Увидев, как он подъехал, и выждав нужное время, грабители, надев капюшоны и натянув на головы черные чулки, направились в лифт, предварительно заблокированный ими на данном этаже, и нажали кнопку первого этажа.

В это же время инкассатор и двое кассиров с деньгами вошли в здание и остановились в ожидании лифта. Неожиданно из него выскочили трое мужчин и, угрожая оружием, потребовали отдать деньги. Инкассатор пытался сопротивляться, но это было бесполезно, потому что через несколько секунд на помощь грабителям подоспели сообщники, которые все это время стояли недалеко от входа в здание.

Вся операция заняла ровно три минуты, войдя в историю ограблений как самая быстрая! Преступники с черным чемоданчиком в руках стремительно вышли из здания и сели в поджидавшие их две машины. Предвидя заранее, что им могут помешать выехать через главные ворота, грабители сразу же поехали к служебным, с которых за несколько дней до операции они сняли замок. Выехав с территории аэропорта, налетчики бросили автомобили и скрылись в неизвестном направлении. Через некоторое время поднятая по тревоге полиция нашла пустые «ягуары» на обочине дороги, ведущей к Хунслоу. Кстати, в автомобилях полицейские не обнаружили отпечатки пальцев грабителей, но зато установили владельцев «ягуаров», которые, как оказалось, не имели к преступлению ни малейшего отношения. Эти машины были угнаны у них несколько дней назад.

Полиция подозревала, что к ограблению, произошедшему в аэропорту, причастен Гуди, а также еще два криминальных авторитета — Рой Джеймс и Майкл Болл. Однако не было никаких доказательств, и, допросив по очереди подозреваемых, сыщики их отпустили. Но через некоторое время к каждому из этих людей полицейские нагрянули с обыском, который, кстати, не дал никаких результатов. Сыщики не успокаивались и вскоре снова вызвали Гуди, Джеймса и Болла на допрос. Одев их так же, как были одеты грабители в тот день, полицейские провели опознание, на котором один из служащих аэропорта признал в Майкле Болле рабочего, находившегося возле здания в день ограбления.

Свидетель сказал, что обратил на этого человека внимание, т. к. заметил, что под спецовкой у него надет дорогой костюм, и данное обстоятельство показалось ему весьма странным. Вскоре нашлись и другие свидетели, опознавшие Болла как водителя одного из «ягуаров». Преступнику ничего не оставалось делать, как сознаться, но, надо отдать ему должное, своих подельников он так и не выдал. Сыщики, прекрасно понимая, что одному человеку невозможно провернуть такую операцию, предъявили обвинение (без прямых доказательств) Вильсону и Гуди, однако суд, на основании показаний свидетелей, признал виновным только Болла и приговорил его к пяти годам тюремного заключения.

Блюстители закона так и не смогли добиться от Болла признания, куда он дел украденные деньги. Если Болл охотно отвечал на вопросы полиции, касающиеся некоторых деталей ограбления, то, как только сыщики спрашивали его о черном чемодане, он замолкал или спокойно говорил, что имеет право не отвечать на этот вопрос.

Нетрудно догадаться, что экспроприированная налетчиками зарплата служащих, уже была частично потрачена на подготовку великого ограбления поезда.

Вскоре было определено место нападения на почтовый поезд. Заговорщики выяснили, что через предполагаемое место ограбления проходят только поезда, следующие по маршруту Глазго — Лондон. К тому же появилось одно неожиданное обстоятельство, которое сопутствовало успеху предполагаемого предприятия: на участке пути, где по плану должен был быть совершен налет, шли ремонтные работы. И днем, и ночью там появлялись рабочие. Грабители пришли к выводу, что если они будут одеты так же, как и ремонтники, то на них никто не обратит внимания.

Следующее, что предприняли грабители, это купили небольшую ферму, расположенную неподалеку от места предполагаемого налета. Разумеется, сделку они оформили не на свое имя. Впоследствии владелец фермы рассказал, что в один из дней к нему пришли двое мужчин и сказали, что собираются купить уединенную ферму для своего друга-художника.

Бывший владелец фермы рассказал всем своим соседям, что его дом купил художник. Поэтому ни у кого не возникало никаких подозрений, когда на ферму стали наведываться разные люди.

Машины, наиболее подходящие для дела, подобрал страстный автолюбитель Рой Джон Джеймс. По его совету был куплен небольшой грузовик и «лэндровер». Нужна была еще одна машина, но средств на покупку уже не оставалось, и тогда ее было решено угнать. Грузовик гангстеры переоборудовали под служебный автомобиль, осуществлявший перевозки почты несколько лет назад. В результате такого хитрого хода, найдя после ограбления почтового поезда грузовик, полиция пошла по ложному следу.

В назначенный день налетчики, подъехав на машине к месту, где предполагалось напасть на поезд, спрятались в зарослях кустарников и стали ждать дальнейших распоряжений, которые должны были поступить от Рейнольдса по рации. Через десять минут главарь банды сообщил налетчикам, что приближающийся поезд везет лишь небольшое количество денег, поэтому ограбление решено было отложить до ночи, когда по расписанию должен был ехать следующий почтовый состав.

Приблизительно через два часа Рейнольдс получил отличные новости: следующий поезд, который было решено ограбить, везет огромную сумму денег. Узнав об этом, Рейнольдс вместе с группой бандитов выехал из Лондона к месту предполагаемого ограбления. Предварительно преступники перерезали телефонные провода, ведущие в будку стрелочника, а также изменили сигнал семафора, установив вместо зеленого желтый.

Разумеется, машинист, увидевший желтый сигнал, остановил поезд. Вскоре зажегся красный сигнал семафора, и Миллс (так звали машиниста) попросил кочегара выйти и позвонить в депо, чтобы узнать, надолго ли такая непредвиденная задержка. Но не успел кочегар покинуть кабину машиниста, как туда сразу же ворвались бандиты во главе с Гуди, которые, угрожая железнодорожникам оружием, приказали машинисту проехать некоторое расстояние и остановить состав там, где они прикажут. Миллсу ничего не оставалось делать, как выполнить требования бандитов.

После того как машинист, проехав несколько сот метров, остановил поезд, туда ворвалась еще одна группа налетчиков под предводительством Рейнольдса. Инкассаторы не спешили расставаться с деньгами и поэтому оказали грабителям сопротивление, но все их попытки спрятать сумки с деньгами оказались тщетными. Бандиты связали всех служащих состава и, вытащив из ящиков сумки с деньгами, погрузили их в грузовик, стоявший у насыпи. Удаляясь с места ограбления, преступники припугнули железнодорожников, сказав, что оставляют охранника, который при малейшей их попытке освободиться в течение получаса от пут немедленно всех расстреляет.

Тем временем кортеж грабителей отправился на ферму, где они собирались поделить добычу, а также переждать несколько дней, за которые, как они надеялись, страсти улягутся и они смогут беспрепятственно разъехаться кто куда, не опасаясь проверок на дорогах.

При свете свечей грабители приступили наконец к самому приятному моменту всей операции — разделу денег. Биггс весело напомнил всем, что у него сегодня день рождения, и каждый из налетчиков в шутку подарил ему пятифунтовую банкноту. Как только все главари получили свою долю награбленного, на ферму стали приходить за причитающимися им деньгами остальные участники преступления. Когда дележ закончился, все стали разъезжаться. Первыми с фермы уехали Джеймс, Рейнольдс, Эдвардс и Гуди, а через день они вернулись на автомобилях за оставшимися бандитами.

В то время как грабители веселились и делили банковские деньги, на Центральном почтамте Лондона шло совещание, на которое собрались высшие руководители этого учреждения и Скотленд-Ярда.

Сначала, как и положено, полицейские тщательно обыскали место, где было совершено нападение на поезд. К огорчению сыщиков, никаких улик и отпечатков пальцев на месте преступления не оказалось. Только на дороге, ведущей в Сеарс, были обнаружены фуражка железнодорожника, кусок тормозного шланга, обрывок веревки и окровавленная повязка. Но на этих вещах тоже не было ни одного отпечатка пальца. Служащие поезда, которых связали бандиты, обратили внимание полицейских на последние угрозы преступников — ничего не предпринимать в течение получаса. Исходя из этого, сыщики пришли к выводу, что место, где преступники укрылись сразу после ограбления, находится где-нибудь в тридцати минутах езды от железной дороги. Было решено прочесать все окрестные фермы, деревни, а также все пустующие строения, катера и лодки на близлежащих каналах.

В операции приняли участие почти все полицейские подразделения. Сотни вооруженных блюстителей порядка с собаками прочесывали местность, а на дорогах буквально через каждую сотню метров стояли служебные автомобили.

Уже на следующий день во всех газетах появились объявления, в которых две лондонские страховые фирмы обещали награду в 200 тысяч фунтов стерлингов тому, кто выдаст преступников. Премии гарантировали также Центральная почтовая служба и Midland Bank, по 50 и 10 тысяч соответственно. Это был довольно ловкий ход, потому что как полицейские, так и руководство банков и страховых компаний рассчитывали, что такими внушительными суммами соблазнится кто-нибудь из рядовых исполнителей ограбления. Но этого не произошло. В криминальных кругах, где были свои законы, такое не приветствовалось, и любого, кто посмел бы выдать подельников, ждала смерть.

Интересно, что сыщики сразу же заметили огромное сходство в ограблениях почтового поезда и лондонского аэропорта. В обоих случаях на бандитах были капюшоны и маски. Кроме того, еще некоторые мелкие детали указывали на то, что оба этих преступления разрабатывали и осуществляли одни и те же люди.

Начались проверки всех подозреваемых, но каждый из них имел неопровержимое алиби. Так, Гуди, которого полиция вызвала на допрос по этому делу, привел неоспоримые доказательства того, что в этот день находился в Ирландии (на самом же деле он уехал туда ранним утром, а днем вернулся в Лондон с билетом на другое имя).

Вскоре полиции удалось с помощью одного сельскохозяйственного рабочего найти ферму, где скрывались преступники. Прибывшие на ферму по звонку рабочего сыщики обнаружили доказательства, что именно в этом месте бандиты укрывались до и после ограбления. Дело в том, что, уезжая, преступники не позаботились о том, чтобы привести на ферме все в порядок. Уже после их отъезда туда должен был прибыть Эдвардс, которому было поручено вывезти с фермы все, что могло бы так или иначе их скомпрометировать. И Эдвардс действительно там побывал и даже позвонил Рейнольдсу, сказав, что все сделано как подобает.

Рейнольдс же, привыкший доверять только себе, решил сам съездить на ферму и убедиться, что там не осталось никаких следов. Внимательно все осмотрев, он пришел к выводу, что в домике еще осталось много вещей, указывающих на причастность Рейнольдса и его друзей к ограблению почтового поезда. Посоветовавшись, преступники решили сжечь ферму. В тот момент, как было принято это решение, в комнату вбежал взволнованный Уайт и сообщил, что ему удалось поймать по рации разговор полицейских, из которого он понял, что сыщики обнаружили ферму.

Итак, на ферму прибыли полицейские. В доме они нашли множество предметов, указывающих на то, что грабители действительно были здесь. Кроме раскиданных по дому тарелок, чашек, свечей, бутылок, сыщики нашли и несколько пустых почтовых сумок. В запертом гараже стояли два «лэндровера», а во дворе, в кострище, эксперты обнаружили обугленные остатки капюшонов. Прибывшие из Скотленд-Ярда криминалисты сняли все отпечатки пальцев, найденные в гараже и внутри дома.

Сразу же последовали и первые аресты. Сначала был взят под стражу Кордри, в машине которого была обнаружена сумка с 56 000 фунтами стерлингов. На допросе Кордри признался, что неменьшая сумма денег находится в его второй машине. И действительно, при осмотре второй машины сыщики нашли еще несколько сумок, до отказа забитых деньгами. А при обыске в квартире полицейские обнаружили чемоданчик с банковскими билетами и еще одну сумку с деньгами.

Вскоре полиции удалось выйти на след Брюса Рейнольдса и Уайта. 22 августа была задержана жена Рейнольдса — Мэри Мэнсон, а по всем телевизионным каналам показали фотографии разыскиваемых преступников. Буквально на следующий день сыщикам удалось арестовать двадцать участников ограбления, а еще пятнадцать человек попали под подозрение. Через некоторое время был взят под стражу и Чарли Вильсон, отпечатки пальцев которого криминалисты обнаружили на солонке и на обертке бинта.

В первых числах сентября был арестован Биггс. На допросе грабитель объяснил свое присутствие на злополучной ферме тем, что будто бы рубил деревья неподалеку и заходил на ферму, чтобы попить воды. Но сыщики сразу же уличили его во лжи, приведя показания свидетелей, указывавших на то, что ни Биггс, ни кто-либо другой в этот день не рубил деревья возле фермы. Тогда преступник стал утверждать, что вообще в день ограбления не выходил из дома. Но, когда сыщики опровергли и это алиби, Биггс сознался, что был на ферме, но не принимал участия в налете на поезд.

Сразу за арестом Биггса последовало задержание Висбея, отпечатки пальцев которого были обнаружены на грузовике. А вскоре был заключен под стражу и Гуди. О его аресте, пожалуй, надо рассказать отдельно. Еще до того, как на его квартире был произведен обыск, преступник сменил место жительства, поселившись у своих друзей, Александеров. Разумеется, в его прежней квартире сыщики не нашли никаких улик. В начале сентября Гуди отправился в гости к своей подруге Маргарет Перкинс, которая проживала в Лечестере. По каким-то причинам встреча влюбленных не состоялась, и ночевать Гуди отправился в один из шикарных отелей Лечестера.

Подойдя к администратору отеля, чтобы заказать номер, осторожный Гуди надел очки, и служащая, приняв его за разыскиваемого Рейнольдса, сразу же позвонила в полицию. Туда же были вызваны Александеры, а также мать преступника. В их присутствии Гуди показали замшевые туфли, которые ранее нашли при обыске в его квартире. Сыщики предполагали, что преступник в день ограбления был в этой обуви и на ней должны были остаться следы желтой краски, которые он мог потом уничтожить. Но мать Гуди, а также его друзья Александеры утверждали, что никогда не видели на этих туфлях краску. Полиция уже готова была отпустить Гуди, как тот неожиданно сам себя подвел, сказав, что на ферме он был в другой обуви.

В конце октября арестовали Роберта Велча, а следом за ним Джона Томаса Дэли — совладельца антикварного магазина Рейнольдса. Затем очередь дошла и до Роя Джеймса, которого полицейские поймали с поличным. Убегая по крышам от преследовавших его сыщиков, он не выпускал из рук большой чемодан. Когда стражам порядка все же удалось его поймать, в чемодане они обнаружили 12 041 фунт стерлингов. Это были уже обмененные купюры, но две банкноты в бумажнике были как раз из числа украденных.

Автолюбитель Хассей был арестован в центре Лондона прямо в своей новой гоночной машине, купленной на краденые деньги.

Когда началось предварительное расследование, главные организаторы преступления — Рейнольдс, Эдвардс и Уайт — еще находились в розыске.

В понедельник 20 января 1964 года начался открытый судебный процесс. Двенадцать человек, находящихся на скамье подсудимых, были невозмутимы. Прокурору Артуру Джемсу потребовалось десять часов, чтобы изложить все факты и обстоятельства ограбления почтового поезда. Всего же выступление представителей обвинения продолжалось до 11 февраля, в общей сложности заняв 85 часов. На суде было выслушано 206 свидетельских показаний и представлено 600 вещественных доказательств!

После обвинения слово было предоставлено адвокатам, которые строили свою защиту на том, что т. к. ни один обвиняемый не был пойман или замечен на месте преступления, а именно на железнодорожных путях, то, следовательно, невозможно доказать, что кто-то из них действительно присутствовал на месте ограбления. Но их доводы оказались несостоятельными против предъявленных на суде доказательств и улик.

Во время выступления адвокатов судебное заседание было ненадолго прервано. Выяснилось, что через одного из присяжных какой-то неизвестный пытался подкупить судью. Вскоре слушание возобновилось, а затем присяжные удалились для окончательного вынесения приговора. Их совещание затянулось на 66 часов 54 минуты. Кстати, это заседание было самым продолжительным за всю историю английского судопроизводства.

Наконец, присяжные объявили, что ими вынесен вердикт. Судья обратился ко всем присутствующим в зале со следующей речью: «Когда присяжные займут свои места, я хочу, чтобы хорошо было слышно, и поэтому никто не должен ни входить, ни выходить из зала, пока оглашение вердикта не будет закончено. Единственное исключение: если тюремные служащие посчитают предпочтительным вводить каждого обвиняемого тогда, когда будет оглашаться решение, касающееся именно его, то я против этого не возражаю. Но, кроме них, никто не должен покидать зал».

Итак, вердикт присяжных был следующим. Десять из двенадцати преступников, находящихся на скамье подсудимых, признавались виновными в совершении ограбления почтового поезда. Это были Гуди, Брайан Фильд, Уитер, Леонард Фильд, Вильсон, Болл, Висбей, Велч, Хассей и Джеймс.

По приговору суда Вильсон, Биггс, Висбей, Велч, Хассей, Джеймс и Гуди получили по 30 лет тюремного заключения, Брайан и Леонард Фильды — по 25 лет, Болл — 21 год, Роджер Кордри — 20 лет. Вскоре состоялся процесс и над второстепенными участниками ограбления, большинство из них отделалось лишь небольшими сроками заключения.

Прошло всего несколько месяцев, и имена участников великого ограбления поезда вновь появились на первых страницах прессы. Дело в том, что в ночь на 12 августа 1964 года из тюрьмы Уинссон Грин, в графстве Бирмингем, с помощью сообщников сбежал Чарли Вильсон. А 9 июля 1965 года около трех часов дня, во время прогулки заключенных в тюремном дворе, сбежал еще один участник ограбления — Биггс. Полицейские были в панике. К до сих пор не найденных ими преступникам — Рейнольдсу, Эдвардсу и Уайту — добавилось еще двое: беглецы Вильсон и Биггс.

Но вскоре Уайт был задержан. В руки полиции он попал по собственной глупости, решив продать свою историю репортерам. Позвонив в редакцию одной из центральных газет, Уайт договорился о времени и месте встречи с журналистом, который пришел на свидание с преступником вместе с полицейскими. На первом же допросе Уайт сказал следователю, что признается во всем, если только его не будут заставлять рассказывать об остальных участниках ограбления. Сразу после следствия суд признал Уайта виновным и приговорил к довольно большому сроку заключения.

19 сентября 1966 года добровольно сдался полиции Бастер Эдвардс. После признания судом его вины он получил 15 лет тюрьмы. В том же году сыщикам наконец удалось отыскать сбежавшего Вильсона. Оказывается, все время после побега он жил в маленьком городке Риго на западе от Монреаля. В его доме нашли крупную сумму денег в американских долларах.

В конце 1968 года сыщики вышли на след Рейнольдса, и вскоре он был арестован. На первом же допросе Рейнольдс рассказал, что уже давно собирался сдаться полиции, но не решался, зная, что ему грозит большой срок заключения. Но самым главным было не это. Преступник рассказал сыщикам про загадочного господина, которому и принадлежала идея ограбления. Правда, ни имени, ни фамилии этого господина он так и не назвал. В конце разговора с комиссаром полиции Рейнольдс грустно заметил: «Тот, кто думает, что преступление окупается, должен быть сумасшедшим. Меня это привело к тому, что я наделал глупостей».

Итак, все участники дерзкого ограбления, за исключением Биггса, были арестованы. Его имя часто упоминалось в прессе, а в 1970 году по телевидению показали рекламный ролик с участием Биггса и его супруги, которые отдыхали на испанском пляже. Деньги позволили Биггсу перебраться в Австралию и сделать там пластическую операцию. Когда его начала искать и австралийская полиция, Биггс уехал в Рио-де-Жанейро, где открыл бар и за стойкой рассказывал всем желающим о своем легендарном подвиге. В 1974 году полиции стало известно, в какой стране нашел прибежище Биггс. Английские власти потребовали от Бразилии выдачи опасного преступника, и бразильцы уже были готовы это исполнить, но одна из подружек Биггса как нельзя вовремя родила ему сына, а по законам страны отец гражданина Бразилии не может быть выдан за границу для судебного разбирательства.

Итак, Биггс прожил в Рио-де-Жанейро почти 31 год. За это время он успел стать владельцем ресторана и написать несколько книг о знаменитом ограблении. На его доме висело объявление, оповещающее, что любой желающий за 50 долларов может сфотографироваться со знаменитым налетчиком. Участник величайшего в мире ограбления вовсю пользовался своей популярностью, снимаясь даже в рекламе нижнего белья.

В 1998 и 1999 годах он перенес два инсульта и, едва оправившись после болезни, решил вернуться на родину, чтобы попить пива в английском пабе. 6 мая 2001 года 71-летний Биггс вылетел в Англию спецсамолетом, заказанным газетой «The Sun». Ему составили компанию два журналиста, а также друг и сообщник по ограблению Рейнольдс, который после освобождения из тюрьмы тоже переехал в солнечную Бразилию.

Незадолго до вылета на родину Биггс по электронной почте уведомил Скотленд-Ярд о своем прибытии, а также подписал декларацию о том, что покидает Бразилию исключительно по собственной воле. Журналистам организатор знаменитого ограбления поезда заявил, что, возвращаясь в Англию, он готов ко всему, включая арест. «Я не хочу умирать на чужбине. Мое последнее желание — прийти в паб в Маргейте и купить пинту настоящего английского разливного пива», — заявил Биггс газетчикам.

В Англии Биггса ждал весьма пышный прием. Усталого, больного, еле переставляющего ноги старика встретили в аэропорту 90 полицейских, 12 полицейских фургонов, 14 полицейских нарядов с собаками и шестьдесят сотрудников Скотленд-Ярда. Не успел знаменитый грабитель сойти с трапа, как сыщики, предъявив ему ордер на арест, надели на него наручники и препроводили в полицейскую машину. По дороге в полицейское управление старику стало плохо с сердцем, и было решено отправить его в больницу, а уж затем в тюрьму, где ему предстоит отбыть 28 лет заключения. Но, согласно данным опросов, проведенных журналистами, большинство британцев симпатизируют Биггсу и считают, что правительство должно помиловать бандита и даже назначить ему персональную пенсию.

Бонни и Клайд

Эта влюбленная парочка, по непонятным причинам возведенная американцами в ранг народных героев, наподобие английского Робина Гуда, на деле представляла парочку безжалостных убийц и грабителей, в начале 1930-х годов колесивших по Америке. Бонни Паркер и Клайд Бэрроу не были великими гангстерами, хотя и приобрели всемирную славу. Как ни странно, но грабили они что придется: бензоколонки, бакалейные лавки и закусочные небольших городов. Правда, число жертв после каждого налета казалось просто чудовищным. Бонни и Клайд безжалостно, хладнокровно и даже с некоторой долей удовольствия убивали всех свидетелей. Парадокс, но имена этих убийц, абсолютно лишенных сострадания к людям, стали поистине легендарными.

Начнем с того, что отношения между Бонни и Клайдом вообще представляли собой нечто непонятное. Что могло связывать гомосексуалиста и нимфоманку? Дружба? Деловые отношения? Пожалуй, не то и не другое. Скорее всего, это был суррогат любви, замешанный на своего рода взаимопонимании. Бонни и Клайда связывала страстная любовь к оружию, насилию, воровству и приключениям.

Клайд Бэрроу родился 24 марта 1909 года в бедной многодетной семье в штате Техас. Первые уроки воровства Клайд получил у своего брата. Бак стал поручать ему мелкую работу — карманные и магазинные кражи.

После нескольких мелких хищений Клайд был арестован и направлен в исправительную школу для несовершеннолетних. Но школа его не исправила и, выйдя оттуда, Бэрроу вновь принялся за старое. Теперь объектами его ограблений стали придорожные кафе и небольшие заправочные станции. Клайд прекрасно понимал, что в подобных местах большой куш сорвать ему не удастся, но он понимал и другое — воровать по мелочам гораздо безопаснее, чем брать, например, банки или крупные магазины.

Через некоторое время Клайд значительно превзошел старшего брата и, завоевав авторитет среди членов банды, постепенно взял власть в свои руки, став после осуждения Бака в 1928 году главарем преступной банды.

Бак попал в руки полиции после неудачного налета на вагон-ресторан. Клайд же, преследуемый полицией, решил отправиться на время в Техас. Именно там и состоялась его судьбоносная встреча с белокурой Бонни. Знакомство произошло в январе 1930 года. Как-то, проголодавшись, Клайд заглянул в одно из далласских кафе и заказал гамбургер, который ему подала симпатичная официантка. Звали ее Бонни Паркер.

Бонни была всего на год моложе Клайда. Она родилась 1 октября 1910 года. В день знакомства Клайд поведал хорошенькой официантке о своей жизни. Надо сказать, что Бонни слушала Клайда с неподдельным интересом. Она настолько была поражена захватывающей историей жизни бесшабашного бродяги, что в тот же вечер приняла решение — отныне ее жизнь должна быть связана только с Клайдом. Главарь банды был гомосексуалистом, поэтому совершенно не интересовался женщинами, и, разумеется, Бонни как сексуальный объект его не привлекала. Но, разговаривая с ней в тот вечер, он впервые почувствовал, что наконец-то нашел родственную душу. Оказалось, что малышка Бонни мыслит точно так же, как и он.

Вскоре Бонни переехала из комнаты своего мужа в маленькую меблированную квартиру в Далласе. Супруг Бонни уже давно находился за решеткой, отбывая колоссальный срок за убийство — ему предстояло отсидеть 99 лет.

Все разговоры этой странной парочки вертелись только вокруг грабежей и убийств. Проводя вечера за бутылочкой хорошего вина в каком-нибудь тихом ресторанчике, Бонни и Клайд, перебивая друг друга, рассуждали о том, как и кого лучше ограбить и убить.

Кроме того, всепоглощающей страстью парочки было оружие. Клайд всегда носил пистолет. Бонни не скрывала своего восхищения по этому поводу и как-то попросила его обучить ее стрельбе. После того как Клайд согласился, они стали совершать регулярные поездки за город, чтобы попрактиковаться в стрельбе. И вскоре оба с одинаковой меткостью стреляли почти из всех видов оружия.

Прошло время, и Клайд стал брать свою подругу на дело. Их совместная работа была очень успешной: обычно Бонни садилась за руль автомобиля, и они подъезжали к намеченному объекту, после чего Клайд врывался в придорожное кафе или на заправочную станцию и, угрожая оружием персоналу, грабил кассу. В это время Бонни подгоняла автомобиль к самым дверям заведения и, не выключая зажигания, ждала сообщника. Свое бегство Бонни и Клайд обычно прикрывали стрельбой из пистолета, тем самым отбивая охоту у всех желающих их догнать.

Через три месяца после начала совместной деятельности Бонни и Клайда последний был пойман с поличным на краже. После недолгого следствия состоялся суд, который приговорил преступника к двум годам тюремного заключения. Но свой срок Клайд так и не отбыл. Когда его старший брат Бак бежал из тюрьмы, Клайд через надежного человека передал ему письмо, в котором просил братца прийти ему на выручку, т. е. организовать побег из ненавистного заключения. Разумеется, в организации побега Клайда участвовала и его верная подруга Бонни.

Придя к нему на свидание в тюрьму, она сумела пронести с собой оружие. Передав ему парочку пистолетов, Бонни также поделилась с дружком добытыми сведениями о тюремной охране и времени смены караула. В эту же ночь Клайд совершил побег и на товарных поездах добрался до штата Огайо.

Но на свободе Бэрроу погулял всего лишь неделю. Его снова арестовали и на этот раз направили в федеральную тюрьму строгого режима.

Узнав о новом аресте сына, мать грабителя, Камми Бэрроу, стала чуть ли не ежедневно писать губернатору штата письма, в которых молила его о смягчении приговора ее непутевому сыночку. И наконец губернатор, видимо пожалев несчастную мать, отдал распоряжение освободить Клайда досрочно. 2 февраля 1932 года по распоряжению губернатора штата заключенный Клайд Бэрроу был отпущен на свободу… под честное слово.

В этот же день состоялась трогательная встреча Клайда и его верной подруги. Клайд, рассказав Бонни о всех ужасах своего тюремного заключения, поклялся, что лучше умрет, чем снова попадет за решетку. «Если умрешь ты — умру и я!» — торжественно пообещала ему девушка. Сообщники проговорили всю ночь, рассказывая друг другу все, что произошло с ними за время разлуки. Бонни поведала Клайду о своих многочисленных любовниках, которых она успела соблазнить за это время, а тот в свою очередь рассказал подруге об ощущениях, возникших у него после убийства человека. Стоит заметить, что это было первое, но не последнее убийство, совершенное Клайдом. Находясь в тюрьме, он ударил по голове свинцовой трубой сокамерника, и это сошло ему с рук, потому что начальство почему-то не отреагировало.

Клайд красочно рассказывал Бонни о том, как хрустел раздробленный череп жертвы и какая эйфория охватила его от осознания своей безнаказанности. «Нас никто и никогда не остановит. Мы можем держать в страхе весь мир!» — с горящими глазами отвечала ему подруга.

Вскоре в тюрьму попала Бонни. Случилось это после того, как преступники, угнав очередной автомобиль, спасались от преследования полиции. За рулем сидела Бонни, которая не справилась на крутом повороте с управлением и врезалась в дерево. Клайд успел выскочить из автомобиля и убежать, а девушка была схвачена полицейскими. Ее приговорили к двум месяцам тюрьмы.

Пока Бонни сидела за решеткой, ее дружок продолжал грабить магазины в небольших городах и бензоколонки на магистралях. В это же время он совершил второе убийство. В Хилсборо, штат Техас, он решил ограбить небольшой ювелирный магазинчик, 65-летний хозяин которого, Джон Бачер, увидев вооруженного преступника, сказал ему, что денег в кассе нет. Разъяренный Клайд, не поверив старику, расстрелял его в упор. Затем убийца забрал деньги, всего десять долларов.

Вскоре Бонни освободили из тюрьмы, и преступный дуэт принялся за старое.

Пожалуй, началом смертоносной одиссеи Бонни и Клайда можно считать 5 августа 1932 года. В этот день бандиты наметили ограбление билетера на сельском празднике в Атоке (штат Оклахома). Ожидая подходящего момента, чтобы напасть на билетера, Клайд праздно шатался по ярмарке, и на него обратили внимание два стража правопорядка — шериф Чарльз Максвелл и его заместитель Юджин Мур. «Выйди на свет, парень, чтобы я мог получше тебя разглядеть», — обратился к подозрительному типу шериф. Это были его последние слова. Выйдя на свет, Клайд откинул полу пальто и, выхватив сразу два автоматических пистолета, выстрелами в упор уложил обоих полицейских.

После убийства блюстителей порядка Бонни и Клайд отправились в Техас, где ограбили оружейный склад. Вооруженных до зубов преступников не остановил даже кордон конных полицейских, которые блокировали дорогу — преступники безжалостно их расстреляли. «Нас никто и никогда не остановит. Мы можем держать в страхе весь мир!» — повторил после жуткой бойни Клайд слова своей подруги.

Разоряя винные магазины, бензоколонки и бакалейные лавки, налетчики часто довольствовались всего лишь несколькими долларами, а иногда и центами. При этом они называли себя не иначе как борцами за справедливость. Как-то раз бандиты похитили шерифа, раздели и, связав, бросили на обочине дороги: «Скажи своим людям, что мы не банда убийц. Войди в положение людей, пытающихся пережить эту проклятую депрессию», — сказал ему на прощание Клайд.

Бонни и Клайд вели довольно странный образ жизни: они грабили, убивали, тратили деньги на выпивку и развлечения, не имея при этом ни собственной квартиры, ни хоть какого-нибудь укрытия. Они вели жизнь самых настоящих разбойников с большой дороги: спали у лагерных костров, питались дичью, накачивались до одурения виски. Потом Клайд засыпал, а Бонни… писала напыщенные романтические стихи, в которых оплакивала свою горькую судьбу. В них она, конечно же, выставляла себя и Клайда героями, которых несправедливо преследует закон:

Нынче Бонни и Клайд — знаменитый дуэт,

Все газеты о них трубят.

После их работы свидетелей нет,

Остается лишь смерти смрад.

Но немало звучит о них лживых слов,

И жестоки они не так.

Ненавидят они стукачей и лгунов,

А закон — их смертельный враг.

Осенью 1932 года к преступному дуэту присоединился наемный убийца Рой Гамильтон, и вся троица отправилась в штат Нью-Мексико. Стоит заметить, что Гамильтон регулярно спал как с Бонни, так и с Клайдом, причем этот любовный треугольник вполне всех устраивал.

Ограбив несколько небольших кафе в Нью-Мексико, преступники снова вернулись в Техас, поскольку гастроли обманули их ожидания и прибыль от дел оказалась весьма скудной. Прибыв в родной Техас, бандиты с еще большим остервенением принялись грабить и убивать. Так, Клайд застрелил мясника, бросившегося с ножом на защиту своих 50 долларов. Также он лишил жизни некого Джонсона из Темпла, когда тот пытался предотвратить угон своей машины. Затем Клайд убил двух полицейских, а через некоторое время похитил работника гаража Уильяма Джонса, которого угрозами заставил участвовать вместе с бандитами в налетах. Кстати, впоследствии именно пленник сообщил полицейским все подробности жизни преступной группы.

Вскоре к Бонни, Клайду и Гамильтону присоединились Бак и его жена Бланш. С этого момента их разбойные нападения участились. Так, в Канзасе преступники ограбили офис ссудно-кредитного общества, где Бонни впервые увидела плакат «Разыскивается полицией» со своей фотографией и снимком Клайда. Женщина пришла в неописуемый восторг. Они с Клайдом наконец-то стали знаменитостями! Это потрясло ее настолько, что она тут же отправила во все центральные газеты письма, в которых подробно описывала свои приключения. В конверты Бонни вложила снимки, которые они с Клайдом делали на своем криминальном пути.

«Мы — борцы за справедливость! — писала преступница в одном из писем. — Ведь банки, на которые мы нападаем, принадлежат власть имущим, а не бедным фермерам и мелким бизнесменам…» Но, разумеется, Бонни ни в одном послании не упомянула о том патологическом удовольствии, которое она и Клайд испытывают, совершая убийства.

Кроме писем и фотографий, Бонни посылала в газеты и отрывки из своей душещипательной поэмы:

Пусть от болей сердечных страдаете вы,

А дряхлеющих смерть унесет.

Но с несчастьями Бонни и Клайда судьбы

Не сравнить ваших мелких невзгод!

День наступит, и лягут на вечный сон

В нескорбеющей рыхлой земле.

И вздохнут с облегченьем страна и закон,

Ихотправив в небытие.

В 1933 году преступная группировка стала специализироваться в основном на ограблениях мелких банков в провинциальных городках Индианы, Миннесоты и Техаса. После очередного налета они прятались в сдаваемых внаем бревенчатых домиках. Бандиты ничем не привлекали к себе внимания, но управляющий почувствовал что-то неладное, когда они расплатились с ним за аренду мелкими монетами. О своих подозрениях управляющий сообщил в полицию, где его попросили описать внешность постояльцев. Когда блюстители закона поняли, что описание совпадает с внешними данными преступников, они немедленно отправили к месту укрытия бандитов более сотни полицейских.

Преступникам терять было нечего, поэтому они яростно встретили полицейских и в результате перестрелки уложили еще троих блюстителей порядка. Число их жертв росло, правда, и сами бандиты пострадали: Бланш была ранена в ногу, а ее муж Бак получил последнюю в своей жизни пулю. К великому изумлению и негодованию полиции, злодеям снова удалось скрыться.

Уставшие от погони преступники остановились на лесной поляне штата Айова. Смертельно раненному Баку помочь было уже невозможно, и бандиты стали обсуждать, где им оставить умирающего.

В этот момент Клайд уловил какое-то движение в кустах. И тут же на лагерь градом посыпались пули. Не растерявшись, бандиты ответили шквалом огня. Даже смертельно раненный Бак выпустил в полицейских несколько автоматных очередей. Каким-то образом Бонни и Клайду, а также Джонсу удалось ускользнуть от полицейских и скрыться в кустах. А в это время полицейские захватили лагерь, где нашли только раненую Бланш, безутешно рыдавшую над телом убитого мужа.

Благополучно избавившись от погони, преступная парочка ретировалась на север, отправившись в Миннесоту, рассуждая, что там их искать никто не будет, т. к. в тех краях они еще наследить не успели. Жили они теперь подобно нищим: воровали белье с веревок и питались отбросами. Несчастные, отвергнутые обществом и преследуемые законом, они были на грани срыва. Вскоре от них сбежал и похищенный работник гаража Джонс, который, направившись в Техас, добровольно сдался в руки полиции. Позднее Джонс рассказывал: «Это была уже не та жизнь. Мы уподобились обыкновенным бродягам».

Кроме того, невольный участник преступлений рассказал полиции все, что ему было известно о Бонни и Клайде: «Эти двое — чудовища! Я никогда не видел кого-либо еще, кто бы так наслаждался убийствами». Кстати, пойманный полицией через десять лет Рой Гамильтон говорил практически то же самое: «Они любили убивать людей, видеть, как течет кровь, и получали удовольствие от этого зрелища. И никогда не упускали возможности насладиться видом чужой смерти. Эти люди не знали, что такое жалость и сострадание».

Через некоторое время преступники тоже приехали в Техас, но не для того, чтобы сдаться полиции, а за тем, чтобы увидеться с матерью Клайда, которая обещала им помочь. Трогательная встреча мамы и сына должна была состояться в пригородной зоне отдыха, но не состоялась. Оказалось, что за Камми Бэрроу полиция установила слежку. Люди шерифа окружили место пикника и, когда появились Бонни и Клайд, открыли стрельбу. Преступники бросились к оставленному неподалеку автомобилю. На этот раз им опять повезло — весь багажник машины был изрешечен пулями, а неуловимые Бонни и Клайд получили лишь легкие ранения.

Скрывшись от преследования, они решили более не рассчитывать на помощь матери Клайда, а попробовать восстановить связь с бывшим сообщником Гамильтоном, который, как им стало известно, бежал из тюрьмы вместе с преступниками Джо Палмером и Генри Метвином.

Вскоре бандиты объединились со своими подельниками, и банда Бэрроу опять набрала силу. Снова по разным городам прокатилась волна убийств, угонов автомобилей, похищений оружия.

Вся Америка трепетала от ужаса, каждый день узнавая о новых преступлениях шайки бандитов. Дикие нравы налетчиков, их необузданные страсти и низменные желания наводили на людей неописуемый ужас.

Федеральное бюро расследований США приказало полиции при встрече с бандой Клайда вести огонь на поражение. Это было равносильно объявлению войны! «Клайд — психопат. Его нужно уничтожить, как взбесившееся животное», — заявил глава ФБР Эдгар Гувер. Интересно, что войну Бонни и Клайду объявили не только американские блюстители закона. Криминальные авторитеты тоже склонились к мысли, что банде Бэрроу нет места под солнцем. Так, Чарльз Артур Флойд — знаменитый гангстер по прозвищу Красавчик — пришел в ярость, узнав, что дьявольская парочка объявилась на территории, которая находилась под его контролем. «Не давайте им еды и не предоставляйте убежища, — приказал он своим дружкам. — Если можете, выведите на них полицию. Они паразиты и не могут иметь ничего общего с нашими людьми».

Итак, кольцо вокруг Бонни и Клайда сжималось. ФБР поставила перед техасским шерифом, обезвредившим более 60 опасных преступников, задачу как можно быстрее выследить и уничтожить банду Бэрроу. Надо сказать, что шериф Фрэнк Хамер проделал кропотливую работу, проанализировав каждое ограбление Бонни и Клайда. Кроме того, он отметил на карте маршруты их передвижений за годы преступной деятельности, изучив все пути, которые они когда-либо выбирали, устраивая налеты или спасаясь от преследователей. «Я хотел проникнуть в их дьявольские замыслы, — вспоминал впоследствии он. — И я это сделал!»

В апреле 1934 года банда, заметно поредевшая к тому времени, направилась в Техас, собираясь немного отсидеться у родственников Бонни. Но, когда преступники подъезжали к городу Грейнвин, мимо проехали на мотоциклах полицейские Эрнест Уилер и Гарольд Мерфи. Сидевший за рулем Клайд остановил машину.

Двое полицейских, проскочив мимо подозрительной машины, через некоторое время решили вернуться и проверить документы у водителя и пассажиров. Когда мотоциклы поравнялись с автомобилем преступников, Клайд выстрелил в них сразу из двух пистолетов. Затем, нажав на газ, благополучно скрылся вместе со своими ликующими сообщниками с места преступления.

Спустя две недели в Оклахоме у преступников случилась неприятность: их машина завязла в грязи. Пытаясь вытащить автомобиль на дорогу, бандиты не заметили, как к ним подошли двое полицейских. Обернувшийся на их голос Клайд не стал разбираться в причине визита и выстрелил из двух пистолетов. Один из полицейских, получив пулю в лоб, скончался на месте, а другому повезло больше — его ранение оказалось несмертельным.

Через несколько дней после вышеописанного случая полиции удалось обнаружить дом, где время от времени скрывались преступники. Для проведения задуманной операции по их задержанию блюстителям закона необходим был ключ от этого дома, которым, кроме Бонни и Клайда, располагал один из членов их группировки — некий Метвин. Переговорив с отцом Метвина, полицейские уговорили его помочь заманить банду в ловушку, при этом пообещав пощадить сына. Отец в свою очередь переговорил с Метвином, убедив того выдать сообщников властям. Уже на следующий день Метвин незаметно выскользнул из логова преступников и передал шерифу заветный ключ. Это означало конец истории знаменитых Бонни и Клайда.

Вскоре полицейские окружили плотным кольцом убежище преступников и блокировали дорогу, ведущую к нему. Они отлично подготовились к встрече с дьявольской парочкой. Вооружившись пулеметами, автоматическими винтовками, большим количеством гранат со слезоточивым газом, они имели все шансы обезвредить опасных преступников.

Итак, ранним утром 23 мая 1934 года полицейские, сидя в засаде, увидели на дороге «форд», который Бонни и Клайд угнали неделю назад. За рулем сидел сам Бэрроу в темных очках. Рядом, конечно же, находилась его верная спутница, одетая в ярко-красное платье, которое ей, несомненно, было к лицу. Бонни улыбалась, потому что недавнее ограбление принесло им отличный куш. Им удалось украсть с оружейного склада три винтовки, двенадцать пистолетов, два газовых ружья и две тысячи патронов.

Подъезжая к своему логову, бандиты увидели припаркованный у края дороги грузовик отца Метвина. Когда «форд» поравнялся с ним, Клайд спросил у Метвина-старшего, не появлялся ли его сын (в это время Метвин-младший сидел под грузовиком, трясясь от страха). Но разговор, не успев начаться, оборвался, так как из автомобиля выскочил шериф и приказал бандитам сдаваться, сообщив, что они окружены, сопротивление бесполезно, они имеют право хранить молчание. В общем, все, как и полагается. Но на преступную парочку эти слова оказали точно такое же действие, как красная тряпка на быка.

Выслушав шерифа с искаженным от гнева лицом, Клайд молниеносным движением открыл дверцу автомобиля и схватил дробовик. В ту же секунду выхватила револьвер и Бонни.

Но на этот раз им не удалось спастись. Шквал свинца обрушился на их машину. Бонни и Клайд были буквально разорваны на части: в их тела вонзилось более чем пятьсот пуль. Полицейские, видимо мстя за своих погибших товарищей или же боясь, что мертвые Бонни и Клайд опять воскреснут, все продолжали и продолжали стрелять по изрешеченному автомобилю. Когда стрельба все-таки прекратилась, никто из полицейских не мог решиться подойти к окровавленным телам преступников.

В тот же день все вечерние газеты опубликовали сообщения о смерти легендарных грабителей, для убедительности поместив на первой полосе жуткую фотографию с изображением их изрешеченных пулями тел. Кстати, в течение нескольких дней после их гибели каждый желающий всего лишь за один доллар мог лицезреть изуродованные тела Бонни и Клайда в морге. Американцы, падкие на сенсации и зрелища, не преминули этим воспользоваться.

В то время как вся страна ликовала, семья преступницы горько оплакивала ее смерть. Похоронив Бонни, родители поставили на ее могиле памятник, где была высечена надпись: «Как цветы расцветают под лучами солнца и свежестью росы, так и мир становится ярче благодаря таким людям, как ты». Родители любят своих детей, даже если те являются чудовищами для всех остальных.

Дама в законе

В криминальном мире о Калине Никифоровой ходят легенды. Подруга знаменитого Япончика, супруга и мать воров в законе, Калина фактически стала первой женщиной-вором в законе. На ее счету множество валютных махинаций, разбоев, краж, мошенничеств. Если бы она была мужчиной, то еще в 20-летнем возрасте стала вором в законе. Но, как известно, женщин, даже самых достойных, ни одна воровская сходка не имеет право короновать.

Однако Калину Михайловну по праву можно считать первой дамой в законе, поскольку воровской венец она получила через сына Виктора, которого короновали только за заслуги матери и даже окрестили в ее честь — Виктор Калина.

Калина родилась в еврейской семье, рано вышла замуж за ювелира, который годился ей даже не в отцы, а в дедушки. Интересно, что девушка вышла замуж по любви, хотя расчет в ее браке все же присутствовал: когда почтенный супруг отошел в мир иной, Калина наследовала внушительную сумму денег, на которые могла бы жить безбедно до конца своих дней. Кроме того, за короткое время супружества она в совершенстве освоила ювелирное дело, а также познакомилась со всеми влиятельными клиентами мужа. Но юная вдова даже и не думала о том, чтобы спокойно жить в свое удовольствие, тратя миллионы супруга. Она решила пойти работать, и не куда-нибудь, а в знаменитую «Березку».

Пожалуй, одним из самых ценных качеств Калины была потрясающая способность находить среди своего окружения нужных и влиятельных друзей. Красивая, умная, с ослепительной улыбкой и проницательным взглядом Калина умела расположить к себе людей буквально с первого взгляда. За каких-то полгода она стала своим человеком не только среди богемы, но и местных валютчиков, спекулянтов и чиновников. Причем сразу несколько коронованных особ криминального мира взяли ее под свою опеку. Одним из покровителей Калины был вор в законе Вячеслав Иваньков, больше известный как Япончик.

Свою незаконную деятельность Калина Никифорова начала со спекуляции: она продавала втридорога валютные чеки и товары из «Березки». А вскоре она не только втянулась в валютные махинации, но даже стала наводить преступников на богатые квартиры, а затем сбывать краденое. Через некоторое время Калина попала под подозрение милиции как злостная валютчица и наводчица и, как только сыщики нашли доказательства, была арестована. Вскоре Калина Никифорова получила свой первый и, кстати, последний срок.

Правда, сидела Калина недолго, но, выйдя из тюрьмы, решила, что больше не будет размениваться по мелочам. С этого времени воровская деятельность Никифоровой изменилась. Калина стала настоящим мозговым центром воровского мира: она консультировала преступников по уголовному праву, организовывала сбыт реликвий за рубеж, руководила налетами на квартиры челноков и явно зажиточных граждан и, разумеется, всегда была в курсе всех криминальных дел.

Один из оперативников МУРа говорил, что «поймать Калину за руку было просто невозможно, она, как вода, утекала сквозь пальцы, ее нельзя было привлечь даже за соучастие». И действительно, о каком соучастии и преступлении вообще могла идти речь, если всю свою жизнь добрая и отзывчивая вдовушка только и делала, что помогала людям. Например, когда Земля обетованная раскрыла свои объятия советским евреям, желающим выехать на историческую родину, сотни беженцев обратились именно к Калине с просьбой переправить ценности за границу, минуя таможню, пошлины и прочие препятствия. Разве могла Калина им отказать? Ювелирные изделия, картины, дорогостоящие статуэтки и деньги она складывала в сундук, обещая выслать все это в Израиль с надежным человеком. Но ни один из эмигрантов, среди которых была и школьная подруга Калины, посылки так и не дождался. И естественно, никто из них в милицию не обратился.

Умела Калина по-настоящему «ценить» и своих друзей. Она даже помогала им, как говорится, чем могла, пусть даже советом. Например, как-то раз ей позвонила приятельница-спекулянтка и, рыдая в трубку, рассказала, что ее бессовестным образом ограбили: «Все, что нажито непосильным трудом… два видеомагнитофона, два аудимагнитофона, две шубы, деньги, драгоценности — все унесли, гады. Вызвала милицию, но, боюсь, что она мне не поможет. Калечка, помоги, узнай, кто меня обворовал. Ведь, наверняка, кто-то из своих…» — «Даже не знаю, подруга, кто мог так с тобой поступить, — сочувственно отвечала Калина и в то же время жестами показывала сыну, куда ставить украденную аппаратуру. — Ты права, верно, это кто-то из своих. Ты вот что сейчас сделай: заявление из милиции забери, а то ведь сыщики станут спрашивать, откуда у тебя добро. Сама под суд пойдешь. А насчет вора не переживай, мы его по своим каналам найдем».

Подруга-спекулянтка еще долго благодарила душевную Калину за своевременный совет и обещание найти грабителя, а в это время сыщики, прослушивая телефонную линию, кусали локотки — Калина опять всех обвела вокруг пальца и сорвалась с крючка.

Интересно, что Калина Михайловна обманула не только следователей, но и все правоохранительные органы с криминальным миром одновременно. После выхода из заключения она стала работать на ОБХСС, согласившись быть осведомителем. В течение нескольких лет дама сдавала своих подельников и конкурентов, при этом оставаясь своей и для воров, и для милиционеров. Таким образом, московские сыщики буквально пылинки сдували со своей «Юленьки» (имя, под которым Калина была известна милиционерам), а валютные махинаторы и спекулянты от всей души благодарили Калину за советы и обещания помочь найти предателя, который сдавал их милиции. И ни столичные сыщики, ни криминальные авторитеты даже не догадывались, что Калина является в одном лице преступницей и доносчицей.

Личная жизнь Калины Никифоровой целиком и полностью опутана паутиной тайн. Так, по одной из легенд, Калина была подругой знаменитого Япончика. И хотя по воровским законам настоящий вор не имеет права иметь ни жены, ни детей, эту пару в криминальном мире считали воровской семьей. Трудно сказать, что связывало Калину и вора в законе Япончика. Возможно, большое и светлое чувство, а может быть, деловые отношения, со временем переросшие в любовную связь. Но, во всяком случае, когда Япончика собирались посадить за угон машины, Калина первая подтвердила его алиби, хотя сама в то время находилась в Можайской колонии. Вполне возможно, что у Япончика Никифорова работала наводчицей, подсказывая ему адреса состоятельных людей, к которым он позже наведывался со своими бандитами.

Интересно, что Виктор Никифоров считался сыном Япончика. Самым лучшим подтверждением этого является небезызвестный факт, когда вор в законе Иваньков представил Виктора бандитам как своего преемника и оставил молодому человеку все свое воровское наследство. Трудно поверить, что Япончик был способен сделать это для чужого человека или для сына пусть даже любимой женщины.

Забегая немного вперед, хочется сказать, что судьба воровской семьи сложилась трагично: Виктора расстреляли в 1988 году в подъезде собственного дома, Калина вскоре умерла, а Япончик, как известно, отбывает срок в американской тюрьме.

К сорока годам Калина Никифорова стала миллионершей, но в открытую пользоваться своим богатством при социалистической системе не могла. Правда, она быстро нашла достойное применение своим деньгам: приобрела собственную нелегальную обувную фабрику, которая работала «под крышей» государственного производства. Фабрика приносила владелице большие доходы, и Калина не только не собиралась от нее отказываться, а планировала развивать производство, оснастив предприятие по последнему слову техники. Она даже приобрела оборудование в Италии, после чего производство стало приносить ей еще большие доходы.

Обдумав свое положение, Калина решилась на то, чтобы нелегально уехать в Америку. Она тщательно спланировала и подготовила все: и аэродром, и самолет, и свои капиталы. Прекрасно зная характер дамы в законе, криминальные авторитеты и сыщики не сомневались, что она сумеет осуществить задуманное. Ведь, по общему мнению, Калину ничто и никогда не могло остановить на пути к поставленной цели: ни милиция, ни правительство, ни стихийные бедствия. Но даже могущественные люди бессильны перед лицом смерти.

В феврале 1988 года Калина Никифорова неожиданно для всех умерла от сердечной недостаточности и с почестями была похоронена в Ереване.

Народный вор

Анатолий Рутченко прошел длинный воровской путь: начав свою «профессиональную» деятельность карманником, он стал впоследствии опытным вором. Кроме криминальной деятельности, была у Рутченко одна страсть: он питал слабость к самому массовому из искусств — кино. Несколько раз Анатолий даже снимался, правда в эпизодах. На съемочных площадках Рутченко помогал чем мог: носил аппаратуру, устанавливал декорации, передвигал мебель. А иногда ему особенно везло, и он помогал выйти из машины знаменитым красавицам-актрисам, вдыхая аромат их французских духов. В такие незабываемые моменты Рутченко чувствовал свою причастность к творчеству, рождению волшебства.

Как-то раз Анатолию очень повезло, и он оказался рядом с известным артистом. В тот день съемки исторического фильма проходили в старинном дворце, и в перерывах между съемками Рутченко бродил по дворцу, с интересом осматривая его достопримечательности. Недалеко от него находился артист, который, осмотрев дворец, остановился возле старинного столика для шахматно-карточных игр. Каменный столик, инкрустированный драгоценными камнями, представлял собой поистине впечатляющее зрелище.

Рутченко не смел заговорить со звездой телеэкрана и лишь издалека наблюдал за его поведением. Сразу было видно, что артист потрясен великолепным произведением старинного мастера. Рассматривая столик со всех сторон, артист, на свою беду, сказал несколько слов, которые хорошо запомнил Рутченко. И не просто запомнил, а решил ими воспользоваться. Но об этом немного позже, а пока несколько слов о заслуженном артисте…

За свою артистическую жизнь он нажил видимо-невидимо всякого добра, которое с трудом умещалось в его восьмикомнатной квартире, расположенной в элитном доме. В подъезде, где находилась квартира артиста, днем и ночью дежурили сторожа. Сама же квартира-крепость была оснащена двумя стальными дверями сейфового назначения, снабженными еще и поясными замками. Двери были привезены великим артистом из Швейцарии. Ограбить звезду телеэкрана было невозможно.

Квартира актера пустовала только раз в году, в какой-либо из летних месяцев, когда семья знаменитости восстанавливала свои силы и здоровье на курортах. Помпезный отъезд немногочисленного семейства всегда сопровождался выносом вереницы чемоданов и гордым шествием разодетых участников путешествия. Затем грузчики укладывали чемоданы и пляжные зонтики в багажники нескольких такси, а глава семьи в это время читал вахтерам лекцию о необходимости строго следить за его квартирой с бронированными дверями и вообще за подъездом. Затем семейство на глазах у всего двора усаживалось в такси и, махнув ручками провожающим их завистливыми взглядами соседям, отправлялось загорать на юг.

В этот раз отъезд артиста с женой и парочкой капризных дочек-подростков ничем не отличался от предыдущих. В одно теплое августовское утро знаменитый артист отбыл на курорт, умиротворенный и уверенный в полной сохранности своего богатства. Приблизительно через час после отъезда артиста, когда страсти во дворе улеглись и ворчливые бабушки, обсудив детали одежды богатой семейки, разошлись по своим однокомнатным квартирам смотреть 128-ю серию бразильского сериала, к подъезду, где находилась «крепость» знаменитости, подъехала «газель».

Из машины вышли два парня в спортивных костюмах и, зайдя в подъезд, подошли к гордо восседавшему в стеклянной будочке сторожу. «К кому вы?» — исполняя свой долг, строго спросил спортивного вида мальчиков сторож. «К господину артисту, — вежливо ответил один из парней, — привезли ему заказанный резной столик из камня». «Между прочим, отец, — добавил второй спортсмен, — столик этот из дворца-музея». В ответ сторож лишь хмыкнул: «Подумаешь, из дворца! Невидаль какая. А известно ли вам, ребята, что господину артисту еще и не такую экзотику доставляли». И тут сторож пустился в воспоминания, подробно рассказывая парням, какие вещички привозили в квартиру артиста. Вежливо выслушав пенсионера, который, видимо, сильно страдал от недостатка общения, ребята спросили: «Ну так что, папаша, будем выгружать столик? А то время идет, а у нас еще других заказов полно. Уедем ведь сейчас, а господин артист без столика останется». Наверное, представив, какая головомойка ему предстоит, если знаменитость останется без столика, сторож торопливо стал давать распоряжения: «Несите пока ящик вот сюда, а я сейчас буду звонить родственникам. Ключики-то от квартиры мне артист не доверяет. Будто я вор какой или пьяница…»

Ребята отправились разгружать «газель», а сторож начал обзванивать всех родственников артиста. Наконец он дозвонился до одной престарелой тетушки супруги актера и, рассказав ей все о столике, попросил ее подъехать к дому племянницы, чтобы открыть квартиру.

Тетушка долго не соглашалась, сетуя на нездоровье и отсутствие денег на такси, и только после того, как сторож пообещал ей оплатить проезд (мол, я заплачу, а господин артист потом вернет мне деньги), престарелая дама согласилась подъехать.

Через 15 или 20 минут тетушка шаркающей походкой вошла в подъезд и, прежде чем отправиться открывать квартиру артиста, потребовала от сторожа расплатиться с таксистом. Выполнив ее просьбу, сторож сказал парням, чтобы те брали ящик. Вся процессия во главе с ворчливой тетей отправилась открывать квартиру артиста.

После того как двери были открыты, ребята внесли в квартиру ящик довольно внушительных размеров. Родственница поблагодарила добрых молодцев, дала им рубль за работу и, закрыв двери на все замки, удалилась восвояси. Грузчики, не торопясь, спустились вниз по лестнице, вышли из подъезда и, сев в свою «газель», уехали, махнув на прощание рукой сторожу.

А в это время в пустой квартире артиста из ящика появился Анатолий Рутченко собственной персоной. И не один, а со своей подругой жизни, Людочкой Нефедовой. При себе поклонник искусства имел чемоданчик с необходимым воровским реквизитом. Осмотревшись, парочка грабителей приступила к работе.

Стоит заметить, что Анатолий и Людочка жили в квартире артиста несколько дней. Все это время они, конечно, занимались не только тем, что опустошали холодильник и бар звездной семейки. Помимо этого, Рутченко и Нефедова неустанно трудились: обстоятельно выбирали самые ценные вещи, не размениваясь на всякие мелочи. Если грабители сомневались в ценности той или иной вещички, то, не стесняясь, звонили своим коллегам, чтобы проконсультироваться.

На третий день все ценное было упаковано и ночью через окно спущено на веревке вниз, где воров ожидала та самая «газель» с подельниками. Когда вещи артиста были отправлены вниз, Рутченко и Нефедова проделали довольно рискованный путь, спускаясь с восьмого этажа на веревке.

Через неделю в квартиру племянника пришла все та же тетушка, которой артист поручил поливать цветы. Первые несколько минут престарелая женщина не замечала каких-либо существенных изменений в квартире. Но, полив цветочки, она решила немного передохнуть и полистать модные журналы. Она села в кресло, надела очки и, оглядевшись по сторонам, прозрела: в комнате не хватало многих вещей. Вскочив с кресла, как ошпаренная, престарелая дама пробежала по другим семи комнатам, а затем, схватившись за сердце, грузно села все в то же кресло. Ей стало все ясно — квартира ее горячо любимых родственников была ограблена.

Через пару минут на ноги была поднята вся милиция города. Но стоит заметить, что Рутченко сыщики нашли не скоро. А к тому моменту, когда его привели в отделение, большая часть награбленного была продана, деньги потрачены (по крайней мере, Анатолий так сказал, а доказательств обратного у милиции не было). Конфисковать у Рутченко в пользу заслуженного артиста было нечего, поэтому он отделался только сроком за свое преступление.

После ограбления народного артиста Рутченко в криминальной среде начали уважительно величать народным вором.

Ограбление ради славы

Считается, что ограбления совершаются только ради наживы. И, как правило, не все грабители избирают криминальную деятельность своей основной профессией. Часто на воровской путь становятся люди, которые действительно остро нуждаются в деньгах. А некоторые считают вполне нормальным заставить кого-то поделиться с ними деньгами или ценностями. Бывает, что потенциального вора на преступление провоцируют сами честные граждане, ведь для многих людей представляется соблазнительным украсть то, что плохо лежит. Потом это входит у них в привычку, и, оставшись один раз безнаказанными, воришки продолжают грабить.

В общем причин, по которым люди вступают на скользкую дорожку, множество. Но все они так или иначе связаны с желанием человека поправить свое финансовое положение. А вот случаи ограбления ради славы, хотя бы и дурной, встречаются довольно редко. Впрочем, в случае, описанном ниже, причиной ограбления является, видимо, не только стремление к славе, а тщательно скрываемый преступником комплекс неполноценности.

Итак, когда наш герой Дэн Роджер достиг возраста Христа, он решил совершить идеальное ограбление.

В целом всем мужчинам в этом возрасте хочется видеть не только свои достижения, но и осмыслить свое место в жизни. Проще говоря, этот возраст для сильной половины человечества является критическим. Именно в 33 года те, кто неудовлетворен достигнутым, впадает в депрессию или же выбирает другое поле деятельности: математики вдруг начинают писать любовные романы, врачи становятся художниками и т. п. Если же человек полностью удовлетворен своей профессией и тем, чего он успел добиться в жизни, то он продолжает трудиться на старом поприще.

Но только не наш герой! Хотя про него нельзя сказать, что он в свои 33 года совсем ничего не добился. Напротив, его можно было назвать довольно преуспевающим господином в расцвете творческих сил. В своей фирме он проработал десять лет, за это время приобрел приличный домик за 50 тысяч долларов и считался в своем окружении вполне обеспеченным человеком. Только вот сам Дэн был весьма недоволен собой. Хроническая неудовлетворенность жизнью просто сводила его с ума.

Он без конца пребывал в состоянии депрессии. Для его постоянного нытья находились новые и новые поводы. «Почему меня угораздило родиться мужчиной, да к тому же белым. Ведь известно, что счастье и успех сопутствуют только неграм и женщинам, а я, как видите, не отношусь ни к тем, ни к другим… И вместо того, чтобы улыбнуться, удача смеется надо мной», — часто говорил Роджер своим сослуживцам и приятелям.

Надо сказать, что Дэн просто замучил сослуживцев постоянными причитаниями по поводу того, что девушки на него не смотрят, никто не хочет с ним общаться и даже собаки поджимают хвосты, пробегая мимо. Причем причиной своих неудач он считал отношение к нему родителей, которые развелись, когда мальчику было три года, и, стремясь избавиться от него, как от лишней обузы, перебрасывали с рук на руки, как волейбольный мяч.

Маленький Дэн старался быть хорошим сыном, неплохо учился в школе, посещал различные спортивные секции. Однако родители совершенно равнодушно относились к успехам своего чада, что, разумеется, не могло сказаться на психическом здоровье ребенка. Поступив после школы в юридический колледж, он окончил его с отличием, однако не был допущен к уголовной практике, поскольку психологический тест показал, что он не совсем адекватно реагирует на окружающую действительность.

Если еще до того момента он мечтал о сногсшибательной карьере сыщика, хотел прославиться на весь мир, то после известия о том, что он не допускается к юридической практике, Роджер разработал долгосрочный план, следуя которому он собирался стать знаменитым на весь мир, но только не сыщиком и блюстителем порядка, а грабителем.

Дэн устроился работать в одну фирму инкассатором, и на протяжении 10 лет ждал удобного момента, чтобы совершить идеальное ограбление и достигнуть вершин воровской славы.

Но удобного случая ему за все эти годы так и не представилось, и тогда Дэн неожиданно даже для себя самого решил действовать без плана. Впоследствии Роджер говорил на допросе, что все произошло внезапно и он сам не ожидал от себя такой решительности.

В тот день Дэн, как всегда, собирал выручку из супермаркетов. В инкассаторской машине было пятеро человек: сам Роджер, водитель и три охранника — Сэм, Джон и Мэл. Когда вся выручка была собрана, машина подъехала к складу, где располагались сейфы фирмы. Водитель отправился домой, а охранники стали перетаскивать тяжелые мешки с деньгами на склад. Работа же Роджера заключалась в его непосредственном присутствии при разгрузке, а кроме того, в случае опасности (чего ни разу не происходило за все десять лет его работы), в оказании сопротивления злоумышленникам. Для этого у Дэна имелся заряженный пистолет, который он регулярно чистил и во время поездок держал на взводе.

Когда уставшим охранникам оставалось совершить последний заход на склад и они подошли к машине, чтобы взять оставшиеся мешки, произошло нечто необъяснимое: неожиданно лицо Дэна исказилось, и он направил на охранников дуло своего револьвера. Приказав им бросить на землю оружие, он надел на них наручники и связал. Конечно, было бы правильнее с его стороны приступить к этим решительным действиям раньше, т. к. и ему, и его сослуживцам пришлось делать лишнюю работу, ведь они успели перетащить на склад почти все мешки. И Роджер стал таскать их обратно.

20 миллионов долларов — это почти полтонны, и Дэн складывал их обратно в машину больше двух часов. Но силы ему придавало осознание собственного величия, им овладела гордость, чего не случалось уже несколько лет, пока Дэн пребывал в бесконечной депрессии.

Наконец последний мешок с заветными долларами был погружен в машину. Охранникам Дэн приказал садиться в грузовое отделение автомобиля, поверх мешков с деньгами. Сам же он сел на водительское место и нажал на газ.

А вот дальнейший план действий преступника был импровизацией на ходу. Сэма и Джона он решил запереть у себя дома, что и сделал, приковав одного к камину, а второго к унитазу, а Мэла увез за город, на природу, где наручники, ограничивавшие свободу его действий, сомкнулись вокруг ствола дерева. Дело в том, что совсем недавно Мэлу прибавили жалованье, что Дэн считал несправедливостью, так как повышения, по его мнению, заслуживал именно он. Теперь, обеспечив не самое приятное времяпрепровождение напарнику, он почувствовал себя вполне отмщенным.

Надо отдать Дэну должное, гуманность вовсе не была ему чужда: пожалев в последний момент своего недруга, он оставил ему пару упаковок чипсов и плед, чтобы он не сильно оголодал и не замерз ночью. А на прощание Роджер успокоил Мэла, что ему, мол, недолго придется сидеть в обнимку с деревом — через пару дней он сообщит о его печальной участи в полицию.

Но проворный охранник был не из тех людей, кто смиряется со своим пленом. Он не стал дожидаться милости Роджера и, попотев, сумел-таки освободиться от наручников. Добравшись до ближайшего полицейского участка, Мэл дал показания. К тому времени Дэн был уже далеко.

Он отправился во Флориду, где сумел надежно спрятать мешки с деньгами, после чего стал понемногу перевозить доллары в Мексику, где решил пустить корни и начать новую жизнь. Несколько раз полиция выходила на его след, но храбрый Роджер, подобно великим вождям краснокожих, ловко запутывал следы, обходил все засады и продолжал переправлять деньги в Мексику.

В это время Дэн наконец-то почувствовал себя настоящей звездой: его фотографии красовались на первых полосах газет и журналов. Его ограбление называли беспрецедентным, сенсационным, идеальным и т. д. А самого Дэна уважительно именовали неуловимым, великим, знаменитым грабителем.

Через некоторое время разговоры вокруг его персоны постепенно стали умолкать. Его слава поблекла, а полиция, потеряв надежду его найти, перестала устраивать облавы и засады. Сначала Роджер был вне себя от гнева, а затем снова впал в депрессию.

Расстроен грабитель был тем, что про него снова все забыли. Где же шум вокруг его персоны, свет фотовспышек, пресса? И, боясь кануть в безвестность, так и не искупавшись в лучах общенациональной славы, Роджер решил снова выйти на сцену. В очередной раз переходя границу, на вопросы таможенников он ответил, что едет навестить родственников и везет им подарки к Пасхе. Служащие таможни попросили его открыть туго набитый рюкзак, что Дэн и сделал с большим энтузиазмом. К удивлению таможенников, из рюкзака выпали не пасхальные яйца, а тугие зелененькие пачки. Было бы странным, если бы Роджера в этот момент не арестовали, чего, собственно, он и добивался.

На скамье подсудимых бывший инкассатор сидел с сияющим от счастья лицом. Ведь его ограбление назвали беспрецедентным, процесс над ним был громким, а его фотографии и подробности судебного разбирательства попали на первые полосы всех без исключения газет.

Как это обычно бывает, газетная шумиха через некоторое время утихла, а общественность, поговорив еще немного о грабителе Роджере, переключила внимание на другие события. Дэн, конечно же, был снова опечален своей судьбой и, уже сидя в тюрьме, задумал новый план, который помог бы избежать забвения. Он подал апелляции во всевозможные инстанции, и о нем вновь написали во всех газетах. А если его и после этого забудут, то… Как говорит сам Дэн, он способен на все и, если потребуется, пойдет даже на убийство. Чего не сделаешь ради славы…

Тамбовский скалолаз

Огромное влияние на судьбу жителя Тамбова Петра Васченко оказали три его увлечения: музыка, радиотехника и альпинизм. Увлекаясь музыкой с детства, Петр окончил Тамбовское музыкальное училище, после чего стал играть на трубе в непрофессиональном оркестре. Потом талантливого трубача пригласили в эстрадный квартет, выступавший на свадьбах и в ресторанах.

Но музыкальная карьера Петра не сложилась, и он стал зарабатывать на жизнь ремонтом импортной и отечественной радиотехники. Стоит заметить, что в этом деле Васченко так преуспел, что вскоре стал разбираться в самых сложных системах. Он устроился работать мастером по вызову, но сидеть часами с паяльником за настольной лампой Петру быстро наскучило. Недолго думая, он решил избрать криминальную профессию, причем весьма оригинальную и очень редкую, — вора-скалолаза. Ведь недаром же, кроме музыки и радиотехники, Васченко увлекался еще и альпинизмом.

Сначала Петр решил потренироваться. В течение нескольких недель он упорно покорял одну многоэтажку за другой. Как оказалось, забраться на последний этаж по стене дома намного легче, чем покорять вершины отвесных скал. Первым делом Васченко вскарабкался по стене собственного девятиэтажного дома. Событие это произошло прямо на глазах двух его друзей, которые были настолько шокированы подвигом Петьки, что, когда он спустился по веревке вниз с крыши дома, в течение десяти минут не могли вымолвить ни слова.

А через несколько дней один приятель Васченко чуть не получил инфаркт при виде появившегося в окне своей квартиры, расположенной на шестом этаже, улыбающегося альпиниста, приглашенного на день рождения. Свободной рукой невозмутимый Петр протянул ошарашенному имениннику подарок.

Но за эти цирковые трюки, разумеется, Васченко никто не платил. А красиво жить хотелось! И, решив в один прекрасный день, что тренировок с него хватит, Петр вышел на первое в своей жизни дело.

Проследив за хозяевами одной из квартир, в которой он когда-то ремонтировал магнитофон, он дождался, когда они надолго отлучатся из дома, и легко вскарабкался по балконам на шестой этаж. Затем Петр забрался через форточку в квартиру и украл там японский магнитофон. Эта кража, как и многие последующие, сошла альпинисту с рук. И милиция, и хозяева квартиры долго ломали голову над тем, каким образом грабителю удалось проникнуть в дом, не взломав замок. Были версии, что преступник действовал с помощью отмычки, но, исследовав замок, криминалисты пришли к выводу, что вор отмычкой не пользовался. Это преступление не раскрыли: у милиционеров не было ни одной зацепки, а хозяева со временем смирились с потерей магнитофона (благо, из квартиры больше ничего не пропало).

И понеслось… В квартиры нижних этажей Васченко проникал с земли, а в те, что были повыше, спускался с крыши. Кстати, основной его добычей становились магнитофоны и музыкальные центры. Видимо, на специализации Петра сказалось его увлечение музыкой. Когда в квартирах не оказывалось достойной добычи, Васченко не отказывался и от денег, драгоценностей или дорогой одежды. Правда, украденными вещичками он никогда сам не пользовался: ни золото, ни одежда ему были не нужны. Обычно Петр сбывал все это на барахолке, потому что ему нужны были деньги и только деньги, которые он копил для того, чтобы осуществить свою давнюю мечту — приобрести музыкальный центр хай-фай.

После нескольких удачных восхождений на верхние этажи Васченко располагал той суммой, которая необходима была для покупки столь желанной музыкальной аппаратуры. И Петр отправился за ней в столицу, где и выбор был побольше, и цены не так кусались.

Конечно, Васченко отлично знал, что в Москве много опытных дельцов, которые сразу же узнают доверчивого провинциала и ждут, пока им представится удобный случай его обокрасть. Но, несмотря на свою осведомленность о московских дельцах, в столице Петр разделил участь приезжих любителей музыки. За ним начали следить еще на вокзале, но окрыленный мечтами о хай-фай вор-скалолаз не обратил внимания на двух подозрительных типов, следовавших за ним буквально по пятам из магазина в магазин. Это были воры нового поколения, которые живут только по одним им известным законам, т. е. творят беспредел.

Через некоторое время их сменили два солидного вида молодых человека — исполнители, которые должны были обмануть провинциала, передав затем большую часть добычи главарю банды. Они подошли к Петру и завели с ним отвлеченный разговор: о погоде, ценах и т. д. Васченко и в голову не пришло, что эти господа при кейсах и в приличных костюмах — обыкновенные воры.

Разговаривая с молодыми людьми, Васченко то и дело бросал взгляд на шикарную стереосистему с лазерными головками. И это не ускользнуло от внимания воров, они сразу же перевели разговор в нужное русло, решив, что долгожданный момент получить сбережения провинциала наконец-то настал.

Они спросили у Васченко, какие системы его интересуют и, узнав, что он мечтает приобрести хай-фай, посетовали, что в большинстве магазинов есть только низкопробный хлам, который с настоящим хай-фай и рядом не лежал. Обратив внимание на искреннее удивление Петра, солидные господа доверительно сказали, что весь этот хлам рассчитан на новых русских, которые бросаются лишь на известные марки производителя и на большое количество нулей в цене, а качество их волнует мало, потому что в этом они ровным счетом ничего не смыслят.

Польстив Васченко, «сразу видно, что он специалист», молодые люди объяснили ему, что музыкальные эстеты затариваются импортной аппаратурой совсем в иных местах — таких, как, например, фирма этих двух господ. Ненавязчиво преступники предложили Петру прокатиться с ними до их конторы, дав гарантию, что только там он найдет то, что ему нужно. И пока Васченко не передумал, господа поймали такси и, не давая клиенту опомниться, назвали водителю адрес, по которому надо ехать.

Через 15 минут троица вошла в двери небольшой, но внушающей доверие фирмы. И если даже до этого момента где-то в глубине души Петр подозревал неладное, то, войдя с господами в офис, окончательно успокоился. Сразу было видно, что молодые люди вхожи в эту контору, потому что они поздоровались с охранником и уверенно повели своего гостя в демонстрационный зал.

Глаза у Петра разбежались от обилия навороченной техники лучших мировых производителей: «Джей Би Эл», «Хьюлет паккард» и др. Внимательно все осмотрев и потрогав, Васченко выбрал себе неброскую, но надежную аудиосистему, поразившую его уникальным качеством воспроизведения и приемлемой ценой. Это было то, о чем всю жизнь мечтал Петр.

Господа-предприниматели взяли у ошалевшего провинциала доллары, заработанные столь рискованным способом, и ушли оформлять покупку в кассу, сказав, что он в это время может уносить технику в такси, которое за счет фирмы отвезет покупку прямо на вокзал. Разумеется, обрадованный покупкой и таким сервисом Петр не отказался воспользоваться машиной и, взвалив свой хай-фай с тяжелыми колонками на плечи, направился в сторону выхода. В ту же минуту к нему подскочил двухметровый детина в спортивном костюме и в выражениях, далеких от литературных, сообщил, что эта аппаратура принадлежит ему.

Петр очень вежливо ответил, что только что приобрел технику на свои кровные, после чего парень осыпал его потоками такой отборной брани, что у Петра едва не лопнули барабанные перепонки. А то, что последовало дальше, больше походило на страшный сон. Детина крепко схватил Васченко за плечо и, сильно сдавив его, разразился проклятиями, состоящими, разумеется, тоже из трехэтажного мата. Из его продолжительной речи Петр понял только два слова: «Аппаратура моя».

Видно сжалившись над растерянным провинциалом, амбал стал рыться в карманах и наконец достал документ на приобретение им этой аудиосистемы. Васченко не поверил глазам своим: в бумаге черным по белому было написано, кто является истинным обладателем аппаратуры.

Спорить было бесполезно, как и обращаться за помощью к служащим фирмы, поскольку они «помогли» Петру покинуть магазин-салон, вышвырнув его оттуда силой: несколько здоровенных охранников вывели Петра под руки из офиса фирмы, сопровождая выдворение градом ругательств и оскорблений в его адрес.

Расстроенный Васченко прямиком направился в ближайший отдел милиции, но его оттуда выгнали ничуть не вежливее, чем охранники магазина. Стражи порядка посоветовали Петру катиться куда подальше, т. е. в Тамбов, что он и сделал с превеликим удовольствием.

Итак, вор-скалолаз потерял все деньги, нажитые непосильным трудом, после чего обозлился на весь мир. Вероятно с расстройства, он всего лишь за один месяц ограбил девять квартир. Но на этот раз Васченко, потеряв всякую осторожность, допустил множество проколов и оставил почти во всех квартирах отпечатки пальцев, чего раньше за ним не замечалось ни разу.

Теперь уже он не был столь разборчив в добыче, хватая все, что попадалось под руку: ковры, одежду, сумки, хрусталь и прочее, на что раньше никогда бы и не обратил внимания.

Вскоре на него вышли оперативники. Арестовав Васченко, они легко доказали его причастность к ограблению шестнадцати квартир. Самое интересное, что семь из них располагались на девятых этажах, а остальные — с пятого по седьмой. Квартиры на восьмых этажах альпинист по каким-то причинам не грабил. Видимо, не очень любил эту цифру или считал ее для себя несчастливой. И оказался прав — никакой радости цифра восемь ему не принесла.

Суд признал Петра Васченко виновным и приговорил к восьми (!) годам заключения с отбыванием срока в колонии общего режима.

«Восток — дело тонкое, Петруха…»

Пожалуй, красноармеец Петруха из кинофильма «Белое солнце пустыни» известен всем. Вот только не все знают, что много лет Николай Львович Годовиков, талантливый актер, сыгравший когда-то Петруху, провел в местах лишения свободы, где величали его не Петруха и не Николай Львович, а заключенный Годовиков.

Его актерская карьера началась очень рано. Еще будучи учащимся техникума, далекого от мира искусства, Годовиков был приглашен режиссером Полокой для участия в съемках кинофильма «Республика ШКИД». И зрителям, и ведущему режиссеру понравилась игра талантливого юноши, и вскоре Годовикову дали роль в фильме «Женя, Женечка и Катюша».

А в 1970 году Николай получил свою третью роль. Его пригласили сниматься в фильме «Белое солнце пустыни». После знаменитой картины жизнь актера повернула совсем в иное русло — Петруха стал вором-рецидивистом. Хотя, по его собственным словам, на этот путь он встал еще во время учебы на физико-математическом факультете. В те годы Николай попал в компанию, зарабатывающую себе на жизнь воровством. Как-то приятели предложили Николаю сходить с ними на дело. Годовиков согласился и, впервые после удачной операции почувствовав приятную тяжесть кармана с хрустящими банкнотами, решил и далее работать в компании своих приятелей-воров.

Первый прокол у Годовикова произошел еще на съемках фильма «Белое солнце пустыни». Как-то в студии появились неизвестные и поинтересовались, как им найти Николая Львовича. После того как незнакомцы ушли, в студии была обнаружена пропажа части дорогостоящего съемочного оборудования. В тот же день Петруху водворили в камеру, но доказать его причастность к краже аппаратуры сотрудникам правоохранительных органов не удалось, и он был отпущен на свободу. Однако с того момента милиционеры старались не упускать артиста из своего поля зрения.

Через некоторое время после окончания съемок знаменитого фильма, в котором блистал Петруха-Годовиков, последовали кражи одна за другой в Ленинграде, Москве и некоторых других крупных городах. Сотрудники уголовного розыска подозревали, что ко всем этим преступлениям был причастен Годовиков, но доказательств этому пока у них не было. Интересно, что среди милиционеров за Петрухой закрепилась кличка Благородный вор — он обворовывал только квартиры богатых.

Как-то после очередной воровской гастроли у Николая Львовича появился страшный шрам на груди. По словам самого Годовикова, он «в 1977 году получил проникающее ножевое ранение в область груди с тяжелыми последствиями, которое помешало устроиться на работу (кино временно вынужден был оставить), зато поспособствовало попасть в 1979 году в места не столь отдаленные по статье 209 УК РСФСР. В тюремной больнице наконец-то был прооперирован, после чего судом был признан тунеядцем (несмотря на заключение врача о нетрудоспособности на момент ареста) и приговорен к одному году заключения. Освободился в марте 1980 года».

Попав на зону, артист плел сетки для картофеля, так как из-за раны, да еще из-за язвы желудка больше ни на какую работу не был способен. Узнав, что у него на зоне отбывает наказание сам Петруха из «Белого солнца пустыни», один майор добился перевода заключенного Годовикова к себе в отряд, где сразу же назначил его дневальным, а через некоторое время сделал завхозом.

Вот что пишет о своей дальнейшей судьбе сам Николай Львович: «Стечение обстоятельств вынудило меня встать на преступный путь, так как мне нужны были средства к существованию. В июле 1980 года моя деятельность в качестве вора-домушника была пресечена соответствующими органами на 4 года.

В 1984 году, освободившись, я устроился жить и работать по направлению в поселок Вырица Гатчинского района электросварщиком, затем маляром. Встретил женщину, родившую мне в 1988 году сына. Ранее, в 1987 году, поступил в Ленинградский культпросвет на режиссерский факультет, параллельно возобновил работу на «Ленфильме», опять же в качестве актера». Кстати, позже Годовиков снялся в фильме «В черных песках».

После съемок у Николая Львовича произошел разлад в семье. Бесконечные ссоры с женой и натянутые отношения с тещей вынудили его покинуть дом, в котором он проживал «на птичьих правах». Не имея собственной квартиры, оставшись на улице, без средств к существованию, он опять встал на преступный путь.

Вместе со своим подельником Петруха поехал в небольшой городок, расположенный в Ленинградской области. Стоит заметить, что ехали друзья, видимо, с определенной целью, потому что у товарища Николая была с собой сумка с набором отмычек. Немного выпив, приятели пошли прогуляться по городу. Шагая по улицам и заглядывая в окна, друзья-рецидивисты неожиданно обнаружили открытую форточку в квартире на первом этаже.

Удача сама шла к ним в руки. Первым через форточку в квартиру проник Годовиков, за ним последовал и приятель. Они положили в свою сумку все ценное, что нашлось в доме: кроличью шапку, банку кофе, джинсы, трое наручных часов, фотоаппарат, сберкнижки. Выйти приятели решили через дверь, но на пороге их встретили милиционеры. То, что блюстители порядка пришли именно в эту квартиру, было случайностью. Оказывается, дочка хозяев квартиры не смогла справиться с замком и позвала на помощь постовых милиционеров, несущих поблизости от дома вахту. Добрые «дяди Стёпы» откликнулись на просьбу девочки и помогли ей открыть дверь, за что и были вознаграждены, взяв с поличным преступников.

Итак, очередной суд над Годовиковым состоялся 1 мая 1991 года. На этот раз Петруха был осужден на два с половиной года. Свой третий по счету срок Николай отбывал во Владимирской колонии строгого режима для рецидивистов. Когда до освобождения Годовикову оставалось четыре месяца, ему, как ставшему на путь исправления, разрешили передвигаться без конвоя за пределы зоны: от ИТК до овощехранилища, где он трудился. Но после того, как Петруху однажды застали в нетрезвом состоянии, этого права он был лишен.

Освободившись, Николай уехал сначала в Москву, а затем в свой родной Санкт-Петербург, где осел и даже женился на женщине с восточной внешностью.

Безрукий грабитель

Обеих своих рук житель Подольска Сергей лишился в результате несчастного случая, произошедшего с ним на автозаправке, где он когда-то работал, после чего молодой парень-инвалид вынужден был влачить поистине нищенское существование. Разумеется, работать он больше не мог: кому нужен безрукий сотрудник? А маленькой пенсии, которую ежемесячно перечисляло ему заботливое государство, не хватало даже на хлеб и сахар. К тому же Сережа, до того как произошла травма, был веселым парнем и любил отдохнуть и развлечься в компании друзей. Теперь на это у него не было денег, но своей привычке он изменять явно не хотел, решив добывать средства к существованию воровством.

Трудно себе представить, что вором может стать безрукий инвалид. Однако масштабы преступлений Сергея, а также способы их совершения поразили не только криминальную братию, но даже видавших виды подольских милиционеров. Однако никакой мистики в его преступлениях не было.

Работая вместе с надежным сообщником — человеческой доверчивостью, инвалид успел обчистить более 12 квартир в Подольске. Его объектами всегда были новостройки, где соседи, как правило, друг друга еще не знали. Сергей находил богатые квартиры и в тот момент, когда хозяев не было дома, звонил в соседнюю дверь и просил помочь пробраться домой. Обычно калека жалостливым голосом говорил доверчивым соседям, что, мол, потерял ключи, а без рук дверь, как известно, не взломаешь.

Большинство из тех, к кому он обращался за помощью, проникались сочувствием к безрукому соседу и своими собственными руками, которые, слава богу, были у них на месте, не только взламывали чужую квартиру, но и выносили из нее вещи, на которые указывал инвалид, якобы нужные ему для поездки в санаторий. То есть, по сути, сердобольные граждане совершали кражу. Интересно, что до определенного времени никто не задумался над тем, что безрукий сосед берет с собой в санаторий не чемоданчик с бельем и верхней одеждой, а довольно странные вещи: телевизоры, ковры, аудио— и видеотехнику. Добрые соседи даже грузили указанные вещи в поджидавшую у подъезда машину, о которой инвалид заботился заранее.

Итак, безрукий вор без особых проблем перевозил награбленное добро на свою квартиру, а скандал в новостройке разгорался только тогда, когда с работы приходили истинные хозяева обворованной квартиры. Они сразу же вызывали милицию, которой испуганные соседи сбивчиво рассказывали, как помогали калеке перевозить вещи в санаторий. Конечно, без долгих разбирательств не обходилось, поскольку убедить сотрудников уголовного розыска, что грабителем является безрукий инвалид, было довольно трудно.

Безрукий вор не ограничивался ограблениями квартир в родном Подольске. Он часто выезжал в другие города и даже обчистил несколько квартир в столице. Например, в Брянске Сергей обокрал четыре квартиры, из которых в общей сложности унес вещей на сумму 13,5 миллиона рублей. Милиция сбилась с ног, разыскивая калеку. Благо, приметы не смирившегося с судьбой гения уже давно были известны. Да и его манера воровать разнообразием не отличалась.

Но, несмотря на все это, задержать преступника сотрудникам уголовного розыска долго не удавалось — вор продолжал гулять на свободе и совершать свои уникальные преступления, соучастниками которых поневоле оказывались доверчивые и сердобольные граждане.

Задержали же калеку, можно сказать, случайно. И как милиционеры ни надеялись, но блеснуть своими способностями им не пришлось. В один из дней на рынке, где Сергей торговал крадеными вещами, его узнала соседка обворованной им квартиры, которая совсем еще недавно помогала несчастному инвалиду упаковывать и выносить из дома вещи.

В протоколе задержания было написано следующее: «Подозреваемый при аресте не сопротивлялся». Интересно, как должен сопротивляться человек без обеих рук? Бодаться головой или драться ногами? Впрочем, это уже не важно, потому что после довольно длительного следствия над Сергеем состоялся суд.

Невзирая на множество смягчающих факторов, на милосердие судей инвалид не рассчитывал: слишком длинным был его преступный послужной список. Все же судьи, учтя инвалидность Сергея, приговорили его к пяти годам тюремного заключения. Но отбывать срок в колонии безрукому вору не пришлось: через некоторое время он скончался от сердечного приступа в камере СИЗО.

Кайдо Садам и Юрго Кард

Молодые таллинские парни, не имеющие ничего общего с организованной преступностью и известные местной полиции как мелкие воришки и хулиганы, сумели завоевать себе славу неуловимых грабителей.

В середине января 2002 года правительство Эстонии приняло решение выдать Австрии 26-летнего Юрго Карда и его сообщника — 22-летнего Кайдо, обвинявшихся в организации ограблений 107 европейских банков. Выдачи преступников потребовали от Эстонии Германия и Австрия, где грабители организовали ряд налетов на банки. Причем сами они в ограблениях не участвовали.

Эта история началась в середине октября 1999 года, когда группа преступников ограбила 92 банка в 22 городах Германии и 5 банков в Австрии. Через месяц усиленных поисков полиции 50 эстонцев, обвинявшихся в причастности к ограблениям, оказались за решеткой. Однако в октябре 2000 года в Германии началась вторая серия банковских ограблений: за два месяца были ограблены 10 банков в разных городах Германии. Правда, в большинстве случаев исполнителей преступления арестовали либо непосредственно на месте ограбления, либо через несколько дней. Так, охранник одного из филиалов Гамбургского коммерческого банка задержал грабителя в тот момент, когда он, наставив пистолет на кассира, требовал деньги.

Инициаторами и организаторами всех этих ограблений были два друга — Кайдо и Кард, которые для проведения операции подыскивали людей в Эстонии. Часто бывая в Германии, они обратили внимание на то, что небольшие филиалы банков не уделяют должного внимания своей безопасности и даже иногда обходятся без охранников. Впервые попробовав ограбить банк в 1999 году и оставшись безнаказанными, они сформировали четкую систему. Через посредников сообщники вербовали в Эстонии молодых людей, готовых пойти на все ради денег. Им они предлагали 40 % от похищенной суммы, а все расходы на поездку в Германию Кайдо и Кард брали на себя. Показав исполнителям заранее выбранный филиал банка в Германии и дав необходимые рекомендации по ограблению, друзья снабжали их оружием и отправляли на дело.

Интересно, что почерк во всех ограблениях был один и тот же. В филиал банка заходили один или два человека, вставали в очередь, если таковая была, и, дойдя до кассира, доставали оружие. Затем налетчики забирали всю наличность из кассы и убегали. Причем преступники ни разу не воспользовались автомобилем, а непременно уезжали на трамвае. Все это однообразие навело полицию на мысль, что преступления организованы одними и теми же лицами. Вскоре блюстители порядка вышли на след Кайдо и Карда, и, как только они были арестованы, ограбления банков сразу же прекратились.

По сведениям полиции, за последние несколько лет Кард и его сообщник Кайдо организовали ограбления 107 банков, из которых похитили свыше 700 миллионов евро.

Лучиано Николи

В начале 2002 года в румынском городе Питешть был арестован итальянский мафиози, владелец местного ювелирного магазина и нескольких процветающих предприятий. Этот «добропорядочный» бизнесмен подозревается в ограблении банка в Северной Италии. Сразу после ареста Лучиано было предъявлено обвинение в вооруженном налете на банк в пьемонтском городе Новара, откуда он взял около 1 миллиона долларов.

Когда МВД Румынии получило информацию от Интерпола о разыскиваемом опасном преступнике, то поначалу, как говорится, не поверило глазам своим. С фотографии на румынских стражей порядка смотрел человек, черты лица которого были до боли всем знакомы: уважаемый бизнесмен, исправно платящий налоги в румынскую казну. Невозможно было поверить в то, что под маской преуспевающего бизнесмена скрывается опасный рецидивист, на счету которого несколько дерзких краж с применением оружия.

Как это нередко случается в криминальных историях, преступника подвели итальянские подельники, которые вместе с ним участвовали в нашумевшем ограблении Народного банка в Новаре в конце декабря 1999 года. Один из сообщников, находившийся под наблюдением полиции и время от времени приезжавший в Питешть, и навел полицию на след гангстера.

Грэм Эшкрофт

Уроженец Великобритании Грэм Эшкрофт, осужденный в 2000 году за ограбление нескольких автофургонов, был приговорен к семи годам тюремного заключения. Сразу после суда преступника отправили в Престон, так называемую тюрьму открытого типа, откуда через год он совершил побег. Полиция Великобритании сразу же объявила розыск сбежавшего грабителя. Власти считают, что причиной побега Эшкрофта стало известие о переходе многих европей? ских стран на новую денежную валюту. Узнав об этом, преступник решил бежать и, скорее всего, отправился в Испанию, где собирался обменять на евро свои сбережения. По некоторым данным, грабитель накопил весьма приличный капитал — почти полтора миллиона долларов, но почему-то хранил его в песетах.

Узнав от тюремной администрации Престона о побеге Эшкрофта, полиция пришла в недоумение: почему заключенный сбежал именно в ноябре, ведь песеты можно обменять на евро до 1 марта. После бурных обсуждений полицейские пришли к выводу, что грабитель не знал об этом, а предполагал, что обмен нужно совершить до января. Кстати, официально беглый преступник поменять деньги не может, поскольку суд обязал его заплатить почти миллион долларов компенсации фирмам, которые он ограбил.

Атила Амбруш

В 1999 году в центре столицы Венгрии полицейские задержали одного из самых опасных преступников конца ХХ века — Атилу Амбруша, который с 1993 года совершил более тридцати вооруженных ограблений банков. Причем большинство вооруженных налетов на банки грабитель совершал в одиночку. В Венгрии Атила Амбруш больше известен как Любитель виски. Такое прозвище грабитель получил по той причине, что перед каждой акцией обязательно пропускал стаканчик-другой неразбавленного виски. А местные полицейские окрестили его преступником века. Одно из последних своих ограблений Атила Амбруш совершил в январе 1999 года, после чего попытался сбежать в Румынию, но был задержан прямо на границе. В ходе следствия Любитель виски признался в двадцати семи приписываемых ему ограблениях.

В начале июля, еще до начала судебного разбирательства, Амбруш бежал из следственного изолятора тюрьмы в Будапеште. На воле беглец не терял даром время: за три месяца своей свободной жизни он успел ограбить еще несколько банковских филиалов. Однако 18 октября удача от него отвернулась. В ходе ограбления очередного банка, расположенного на окраине столицы, Любитель виски вступил в перестрелку с полицией, был ранен, бежал, но вскоре его арестовали на квартире приятеля, расположенной в центральном районе Будапешта.

«Откройте, сантехник!»

Виртуозными считаются ограбления, которые совершили Максим и Лопите, два парижских вора. Они действовали со знанием дела, даже приобрели старый плащ в стиле Коломбо, чтобы быть похожими на полицейских. Общая сумма украденного составила 6 миллионов франков. Действовали грабители по определенному сценарию, их жертвами стали 19 пожилых людей из богатых кварталов Парижа.

А происходило все так. Максим и Лопите составили список 33 богатых потенциальных клиентов в возрасте от 75 до 90 лет. Затем, минуя консьержа, вывешивали в доме объявления следующего содержания: «Уважаемые жильцы! До окончания профилактических работ возможно временное отключение воды». Через несколько дней Лопите заходил в одну из квартир списка, переодевшись в комбинезон сантехника. Пожилые жильцы доверчиво открывали свои двери, а слесарь озабоченно осматривал трубы и краны. Уходил он не с пустыми руками, а унося в своем кармане какую-нибудь безделицу.

Спустя некоторое время в ту же квартиру звонил Максим, переодетый инспектором полиции. Предъявляя поддельное удостоверение, он говорил старикам, что пойман преступник, выдававший себя за сантехника, и показывал им недавно похищенную у них вещь. После этого он требовал, чтобы хозяева в его присутствии проверили свои ценности. Жертвы спешили к своим тайникам, в которых все оказывалось на своих местах. Теперь они были спокойны. Инспектор уходил, а когда в квартире никого не было, возвращался вместе со своим напарником, и теперь они уже по-настоящему выгребали все ценности. В общей сложности было похищено 130 тысяч франков, а также ценная коллекция редких монет, 40 часов различных марок, драгоценности, кредитные карточки, даже золотые слитки. На вырученные деньги Максим приобрел новый «мерседес», а Лопите построил особняк в дорогом районе Парижа. Обворованные граждане так и не дождались возвращения дорогих сердцу вещей и талисманов. Все, может быть, и проходило бы так же гладко, если бы однажды ворам не пришлось спасаться бегством и бросить машину, в которой были обнаружены отпечатки пальцев Максима. По ним полиция быстро вышла на след преступников.

Путешествуя по России

В одно прекрасное утро в купе вагона вошел прилично одетый молодой человек. Рюмин, именно так звали пассажира, был уроженцем Тулы. В ходе беседы он узнал, что его попутчик едет домой после службы в Германии. Тогда он представился ему старшим лейтенантом, направленным в Ростов за командой призывников, и предложил выпить за знакомство.

По мере того как опустошалась бутылка, разговор становился все оживленнее. Рюмин любил и умел хорошо говорить. Потом он пригласил старшину в вагон-ресторан, расплатился за роскошный по вагонным меркам обед и стал ждать своего часа.

После сытного обеда старшина прилег отдохнуть. Когда он проснулся, то увидел, что в купе он уже один. Затем он обнаружил, что пропал дорогой немецкий плащ. Одолеваемый нехорошими предчувствиями, он бросился к пиджаку: ни удостоверения, ни нескольких сберкнижек на предъявителя, ни бумажника с деньгами на месте не оказалось. От проводницы незадачливый старшина узнал, что попутчик вышел в Москве, где поезд стоял двадцать минут.

Тем временем Рюмин уже ехал в Подмосковье. Роль военнослужащего ему удалась, но теперь ему нужно было понизить себя в звании. Тут как раз и пригодились документы старшины из поезда. Он внес свои данные в удостоверение личности и позже в дальнейших поездках пользовался фальшивкой.

Потепление в международных отношениях привело к тому, что железный занавес приоткрылся, и в страну стали приезжать к своим родным зарубежные родственники. В марте 1975 года в кассовом зале Киевского железнодорожного вокзала города Москвы Рюмин познакомился с англичанином, собиравшимся по дороге к родным сделать пересадку в Смоленске. Тот все жаловался Рюмину, что длинные очереди в кассах тормозят его планы. Новый знакомый, подробно объяснив, как делать пересадку, сказал, что по поводу билетов лучше обратиться к дежурному по вокзалу. Англичанин посмотрел на шикарные чемоданы и вздохнул. Рюмин с выражением глубокой преданности его успокоил, сказав, что посмотрит за вещами. Когда иностранец вернулся, ни Рюмина, ни багажа уже не было. На Киевском вокзале примерно таким же образом лишился багажа, сданного в камеру хранения, гражданин Германии Н. Николаюк.

В линейном отделении милиции уже поняли, что у всех трех краж один и тот же подчерк. Сотрудники наладили поиск. Рюмин обладал довольно неприметной внешностью, так что по словесным описаниям его было бы трудно искать. Поэтому стражи порядка составили фоторобот. Дело по тем временам было новое, и опытных специалистов было еще мало. Многие, как нарочно, разъехались по командировкам по всей России составлять фотоописания по тяжким преступлениям. Не мог ждать и Николаюк, который возвращался домой в Германию.

Между тем розыск давал свои результаты. Требовалось найти тех, кто мог видеть преступника. Подняли прежние подобные дела, в том числе и по заявлению военнослужащего. Приметы преступника в основном совпадали. В папке вместе с заявлениями незадачливого старшины содержались и протоколы дознания свидетелей: официантки вагона-ресторана и проводницы вагона, в котором ехал преступник. Благодаря этим свидетельствам сотрудникам милиции удалось составить фоторобот Рюмина.

Существовала и дополнительная сложность: с тех пор как Рюмин украл вещи старшины, прошло одиннадцать месяцев. Надежды на успех практически не оставалось. Но все-таки решили попробовать, начав с официантки, симпатичной, веселой женщины. Ничего, кроме безмерного полета фантазии. Затем пошел в ход весь набор рисованных элементов мужских лиц, который имелся в распоряжении следственной группы. Варианты формируются на основе нескольких сотен рисунков причесок, бровей, глаз, носов, ртов, подбородков. Эксперты показывали наиболее характерные из них для разных типов мужчин, жителей разных частей страны и предлагали свидетельнице опознать по памяти. Вот таким образом удалось воссоздать портрет Рюмина.

Проводница вагона, женщина средних лет, сначала отказалась от участия в следствии. Затем ее уговорили только посмотреть портрет, составленный по контрольным показаниям. Она сказала, что пассажир не напоминает этого улыбчивого мужчину. Стало ясно, что надо подобрать другие варианты глаз и рта: именно эти части лица отвечают за улыбку. Наблюдая за работой криминалистов, проводница заинтересовалась. На экране прибора поочередно менялись слайды с изображением глаз: она попросила оставить одну картинку, пояснив, что у того пассажира было именно такое выражение. Постепенно появился другой рисунок бровей, подбородка, прически.

Следствию удалось установить, что деньги по сберкнижке на имя предъявителя, которая находилась среди вещей старшины, были получены спустя неделю в Тульском городском филиале Госбанка. Появилась тонкая ниточка, за которую следовало потянуть и распутать весь клубок событий.

В Тулу выехали сотрудники уголовного розыска Г. Антоненко и А. Иванцов. Однако служащие банка из-за давности события не смогли вспомнить обстоятельств этой обычной операции получения денег и тем более рассказать о подробностях.

Антоненко направился в городской отдел милиции и показал оба портрета. Заместитель начальника уголовного розыска К. Демчук и начальник отделения Б. Брестский остановили взгляд на том портрете, который был составлен со слов проводницы. По их мнению, изображенный мужчина напоминал состоящего у них на учете Рюмина, специалиста по кражам. В материалах регистрации имелась и его фотография. Постепенно эта история прояснялась.

Одному из потерпевших дерзкий мошенник оставил подробную записку, в которой отметил нужное в расписании поездов и пункты пересадок. Это и было ошибкой вора. По месту последней работы Рюмина нашли документы с образцами его почерка. Эксперт-графолог дал положительное заключение о тождестве почерка на образцах и на записке. В квартире Рюмина была обнаружена крупная сумма денег в английских фунтах и немецких марках. Вскоре преступника задержали, и он предстал перед судом.