Глава 12 Этнополитические процессы как объект социальной безопасности

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Любое государство, особенно многонациональное, стоит перед необходимостью решения многообразных политических и национальных (этнических) проблем. Эти компоненты общественного развития тесно связаны между собой и находятся в постоянном взаимодействии.

Этнические проблемы

нередко выступают фактором, который оказывает определяющее воздействие на политические процессы (распределение власти, властных полномочий, их легитимизация, характер государственного устройства, политический режим, институты политической системы). Национальное сознание, сумма представлений, в комплексе образующие то, что называется «национальной идеей», также влияют на политическую сферу (политическое сознание, политическую психологию, политическую культуру, нормы, регламентирующие политическое поведение или политическое участие граждан, специфические формы их мобилизации, рекрутирования для поддержки той или иной политики).

Политическая деятельность,

в свою очередь, – это не только объект, на который воздействует этнический фактор, но и важный инструмент осуществления задач, интересов, потребностей, складывающихся в области национального и межнационального. Эти интересы оформляются, осознаются, формулируются и проводятся в жизнь, в том числе при помощи средств политики. Более того, политические соображения часто имеют решающее значение в процессах консолидации этнических общностей, играют роль главных мотивов и импульсов национального сплочения вокруг каких-либо задач – национальное освобождение, самоопределение, борьба за суверенное существование и создание государства, за национальное выживание и процветание, за полноправное участие в международном общении.

Таким образом, можно говорить об особой

этнополитической

разновидности общественных процессов. Эти процессы – реальный и значимый элемент всякого государственно-организованного и национально-структурированного общества.

Россия – страна полиэтническая, многонациональная, многоконфессиональная, а российское общество отличается сложной этнонациональной структурой. Все это обусловливает необходимость серьезного анализа этнических проблем, основанного на реальной ситуации, а также выработки на его основе механизма согласования национальных интересов. Для того чтобы предотвратить или остановить конфликты, эскалацию насилия на этнической почве, нужна грамотная национальная политика. В противном случае под угрозой окажется безопасность России, ее территориальная целостность. Исходя из этого целью данной главы является, во-первых, анализ этнополитических процессов в России и перспектив их развития, во-вторых, оценка влияния на них религиозного фактора и, в-третьих, выяснение причин, характера и путей локализации таких факторов политической нестабильности, как межэтнические противоречия и конфликты.

12.1. Современные этнополитические процессы в России и перспективы их развития

Современная общественно-политическая ситуация характеризуется сложными и неоднозначными процессами, одно из первых мест среди них занимают этнические. С распадом СССР и образованием новых независимых государств не решилась проблема оптимизации межэтнических отношений ни в целом на территории бывшего Советского Союза, ни в России в частности. Этнические проблемы, особенно те, которые связаны с необходимостью решения задач политического характера, оказались трудноразрешимыми для пришедших к власти политических элит. Прежде чем характеризовать этнополитическую ситуацию, сложившуюся в России, уясним, что входит в понятие «этнополитические процессы».

Этнополитические процессы

включают в себя:

• общественные отношения и виды деятельности, которые осуществляются в различных жизненных условиях воспроизводства и развития этнических общностей (наций, народностей, этнических групп), языковых образований, этнических и расовых меньшинств, этноконфессиональных общин и т. п.;

• изменения в национальной и этнической структуре общества, динамике развития этнических общностей, связанные с развитием всех сфер общественной жизни. Критерием здесь, однако, является то, что эти процессы осуществляются через политику, властно-управленческую сферу, государственные и иные институты политической системы, через политическое сознание и поведение людей.

Этнополитические процессы можно рассматривать как сквозь призму объекта, на который они нацелены, так и с точки зрения субъектов, принимающих в них участие.

Объект этнополитики –

это совокупность общественных проблем различного объема и содержания. Ими могут быть либо отдельные стороны общественной жизни (экономика, социальная или духовная сфера), либо сложные комбинации нескольких моментов, концентрированно отражающие потребности этнических общностей – материальная база развития этноса (земля, полезные ископаемые, водные ресурсы), источники социальной обеспеченности, государственность (политико-правовой статус), условия развития национальной культуры (образование, язык, традиции, художественное творчество, духовные ценности, СМИ и т. д.). Иначе говоря, объектом этнополитики являются определенные сферы общественной жизни этноса, связанные с осуществлением политики.

Проблема развития этнополитических процессов сегодня рассматривается в русле двух основных подходов. Первый –

ассимиляторский,

суть которого заключается в том, что в многонациональных государствах неизбежно должна происходить ассимиляция всех национальных групп какой-то одной крупной нацией (США). Второй –

плюралистический,

признание за каждым человеком права на собственную этническую идентичность. Этот подход как принцип этнической политики предполагает поощрение самобытности каждой национальности. Его сторонники утверждают, что не смешение основных этнических групп в некую единообразную массу, а их возрождение, своеобразный «ренессанс» открывает путь к стабильному общему сосуществованию. Это же, как предполагается, может способствовать снятию напряженности в социальных ожиданиях (о чем свидетельствует опыт Канады, Бельгии, Швеции).

Однако определением объекта этнополитики анализ этнополитических процессов не ограничивается. Он включает также их классификацию по признаку

субъектов,

т. е. сторон, вовлеченных в этнополитическое взаимодействие. Исходя из данного критерия выделяют два типа отношений.

1.

Отношения между этнической общностью и политическими институтами

(государством, политическими партиями и движениями). Здесь этнос выступает носителем такой деятельности, которая стремится оказать воздействие на властно-управленческую сферу, предъявляет политико-правовые притязания к государству. На базе подобных отношений формируются национально ориентированные организации, движения, объединения, партии, институты национального представительства, т. е. те структуры, которые служат для выражения политической воли этноса.

Консолидация этнической общности в политический субъект отражает соответствующую фазу развития этноса, становления национального самосознания, концентрации его интересов вокруг вопросов власти, собственности, правоспособности, самопредставительства, самоуправления.

2.

Межэтнические отношения,

т. е. взаимодействие самих общностей, имеющее политический характер. Эти отношения также подразделяются на различные категории: между доминирующим в количественном отношении этносом и численно уступающим ему меньшинством; между коренным (титульным) и некоренным (нетитульным) населением (в республиках СНГ последнее насчитывает до 60–65 млн человек); между господствующим и подчиненными этносами (например, коренными этносами и русскоязычным населением в Прибалтике, Казахстане и некоторых других бывших республиках СССР); между равнозначными по численности и социально-политическому положению этносами (различными соприкасающимися меньшинствами и частями этнополитического единства; в России к ним относятся кабардинцы и балкарцы и др.).

Таким образом, можно сделать вывод, что этнополитические процессы представляют собой комплекс многоплановых связей и взаимодействий. Место этнополитических отношений в общественном развитии, степень и формы их проявления зависят от множества причин. Комбинация формационных, цивилизационных, культурно-исторических, экономических и социальных обстоятельств определяет либо ведущее, либо подчиненное и производное значение этих общественных отношений по сравнению с другими.

Рассмотрим в общих чертах процессы, определяющие этнополитическую ситуацию в современной России. В связи с распадом СССР важнейшими этническими проблемами стали следующие. Во-первых, государственное положение народов, изменение их государственного статуса. Как показывает практика, эта проблема решается либо путем этнополитического самоопределения этноса и образования самостоятельного государства, либо путем создания этнических и этнорелигиозных движений с целью оппозиционного давления на центральное правительство для восстановления некогда утраченного статуса (крымские татары, немцы Поволжья), вступления в ранее отнятые административные права на свою территорию (турки-месхетинцы, ингуши), изменения государственной принадлежности бывших автономий (Нагорный Карабах, Южная Осетия), перехода к принципиально новой государственности (Приднестровье, Чечня, Абхазия, Гагаузия). Во-вторых, проблема «мигрантов» (Прибалтика). В-третьих, положение коренного населения Севера и Дальнего Востока.

Необходимо констатировать, что эта ситуация сложная, с достаточно высоким уровнем напряженности, которая в любой момент может разрушить шаткое равновесие. И здесь важно помнить, что такое положение является не только следствием социально-экономического кризиса, но и порождено противоречиями самой национальной среды, которые обусловлены рядом обстоятельств.

1. Россия уникальна в этнонациональном отношении. Здесь проживают народы, значительно отличающиеся по своей численности. Так, из более 120 народов, населяющих ее, только такие нации, как русские, татары, чуваши, башкиры и мордва, насчитывают в своем составе свыше миллиона человек. В то же время численность 26 народов Севера всего 181 тыс. человек. Во многих республиках, входящих в состав РФ, титульное население составляет меньшинство. Из 21 республики только в пяти титульное население превышает 50 %: чуваши (69 %), тувинцы (64 %), коми-пермяки (60 %), чеченцы (58 %), осетины (53 %). В остальных республиках России, вместе взятых, титульное население составляет 32 %, а в автономиях – 10,3 %. Особенность России – дисперсное (рассеянное) проживание многих народов. Например, татары в Татарстане составляют всего 30 %. Отсюда проблемы ассимиляции, забвение родного языка, утрата национальной самобытности и др.

[63]

2. Россия – страна многоконфессиональная, в которой, помимо основных конфессий (православного христианства и мусульманства), существуют десятки других религиозных объединений. Переплетение религиозного и этнического создает условия для углубления межэтнических конфликтов, так как в них нередко используется религиозный фактор.

3. Огромное значение в этнополитической ситуации имеет субъективный фактор – национальные лидеры, элиты, политические партии, общественные движения. Это наглядно проявлялось в событиях начала 1990-х годов: активизировались национал-сепаратистские, дезинтеграционные устремления практически во всех республиках РФ, возник конституционный конфликт федеральных органов с рядом республик. Данная тенденция была несколько ослаблена принятием новой Конституции РФ в декабре 1993 г., в которой были учтены требования республик, краев и областей, входящих в состав РФ, что явилось началом определенного перелома в межнациональных отношениях.

4. Возник русский вопрос, который заключается как в понижении жизнеспособности русского этноса, о чем свидетельствуют вопиющие факты его деградации и вымирания, социального и культурного упадка, разрушения духовных основ, так и в ухудшении отношения к русским со стороны других народов России. Это обусловлено и просчетами в национальной политике, и подъемом местного национализма. В результате существенно осложнилось положение русских в отдельных регионах (на Северном Кавказе, в Татарстане, Якутии и т. д.).

5. Наблюдается усиление миграционных тенденций. Причем ныне Россия – единственное государство из бывших республик СССР, откуда люди не выезжают (эмиграция в дальнее зарубежье – предмет отдельного разговора), а куда, наоборот, приезжают. Даже представители народов, получивших свою независимость (армяне, азербайджанцы, грузины, казахи, молдаване, прибалты и др.), не спешат возвращаться на родину. Более того, наблюдается усиление их миграции в Россию, причем в города с преимущественно русским населением. Анализ миграционных тенденций в СНГ показывает, что поток населения из политически и экономически нестабильных регионов на территорию России будет расти.

Определяющим фактором развития этнополитических процессов является социально-экономическая обстановка в стране. В этой связи особое беспокойство вызывает усиление неравномерности развития субъектов Федерации. Эта тенденция, в свою очередь, может усилить центробежные устремления субъектов, оказавшихся в более выгодном социально-экономическом положении и имеющих перспективы развития внешнеторговых связей (Санкт-Петербург, Калининградская область, Приморье и др.). Источником межнациональной напряженности может стать и усиление миграции в Россию, что дает возможность элите разыгрывать в политических целях «национальную карту».

Без сомнения, определенное стабилизирующее значение в этнополитическом плане имеет Конституция РФ. Она упорядочивает федеральные отношения. На ее основе разработана Концепция государственной национальной политики Российской Федерации, в которой сформулированы цели и задачи национальной политики, пути и средства их реализации и решения, стратегия национальных отношений, базирующаяся на принципах демократии и гуманизма. Ее основополагающая идея – сохранение и укрепление федеративного Российского государства как общей родины народов, живущих на его территории. При этом подчеркивается необходимость неукоснительного соблюдения предусмотренного Конституцией РФ равенства прав и свобод всех граждан вне зависимости от национальности, защиты прав граждан и образуемых ими этнических и религиозных сообществ, обеспечения национально-культурного развития народов РФ, предотвращения и урегулирования межнациональных конфликтов.

На практике это означает создание условий, позволяющих представителям различных национальностей самостоятельно определять и реализовы-вать свои социально-культурные цели, образовывать институты гражданского общества, в том числе в формах национально-культурной автономии, а также оказание всемерной поддержки наименее защищенным этническим образованиям. «Сближение интересов населяющих страну народов, налаживание их всестороннего сотрудничества, проведение ответственной и взвешенной государственной национальной и региональной политики позволит обеспечить в России внутриполитическую стабильность, – подчеркивается в Концепции национальной безопасности РФ. – Комплексный подход к решению этих задач должен составлять основу внутренней государственной политики, обеспечивающей развитие Российской Федерации как многонационального демократического федеративного государства».

12.2. Влияние религиозного фактора на этнополитические процессы

Одним из факторов, обусловливающих этнополитические процессы, а также способствующих обострению этнополитической ситуации, является религиозный (конфессиональный), хотя внешне он не всегда заметен. Его влияние явно прослеживается во взаимоотношениях России и Татарстана, России и Чечни, Армении и Азербайджана, Грузии и Абхазии, Осетии и Ингушетии. Переход этнополитических процессов в конфликты для нашей страны оказался несколько неожиданным, так как на протяжении многих десятилетий должного внимания им не уделялось, не изучалось и воздействие религии на этнополитическую ситуацию (пожалуй, за исключением критики исламского фундаментализма и клерикализма, связанного с определенной активностью католической церкви в западных областях Украины и Литве).

Когда в 1989 г. возникла идея создания Всесоюзного центра научно-прикладных исследований национальных вопросов, среди 40 его подразделений не нашлось ни одного, специально посвященного изучению роли религии. Да и во властных структурах – правительстве, Думе – не велось систематического изучения ее влияния на этнополитическую ситуацию. Лишь в конце 1993 г. в Департаменте по делам СНГ МИД РФ был создан отдел политико-идеологической и религиозной проблематики, в задачу которого входил анализ воздействия религии на политическую ситуацию.

Характер влияния религии на этнополитические процессы определяется целым рядом факторов. Остановимся на важнейших из них.

1. Религия – наиболее устойчивый и долговременный компонент каждой цивилизации, в огромной степени влияющий на нормы отношений между людьми, индивидом и обществом, а также, что самое важное, сакрализующий эти отношения, т. е. придающий им религиозный характер.

2. Для народов России (да и бывшего СССР) сегодня типична спонтанность религиозного и национального самоощущений. Принадлежность к тому или иному этносу нередко отождествляется с принадлежностью к соответствующей религиозной общине.

3. Религиозные противоречия сами по себе практически никогда не являются причиной этнополитических конфликтов, даже за религиозными войнами, которых немало в истории человечества, стояли вполне практические соображения. Об этом говорят и факты сегодняшнего дня. С одной стороны, если в этнополитическом конфликте противостоящие стороны принадлежат к разным конфессиям, это может усилить остроту межэтнических противоречий. Но в то же время практика показывает, что и конфликт между единоверцами может быть достаточно напряженным. Поэтому значение религиозного фактора не следует преувеличивать. Однако надо помнить, что, даже не являясь первопричиной какого-либо конфликта, в том числе и этнополитического, религиозный фактор может в ходе его развития обрести самостоятельность и превратиться в один из побудительных мотивов противостояния. К тому же общеизвестно, что религия не раз в истории человечества становилась объектом манипуляций самых различных сил, усугубляя конфликтные ситуации. Россия и страны СНГ не исключение. Религиозный фактор, нередко присутствующий в скрытом виде, может в любую минуту в случае обострения кризисной ситуации проявить себя в полной мере.

Этносы различных вероисповеданий, конфликтующие между собой, как правило, стремятся избегать апелляции к религии, чему есть несколько причин. Во-первых, политические лидеры осознают недостаточность своего опыта и авторитета, чтобы претендовать на роль не только политических, но и духовных вождей, и понимают, что использование религии может вывести ситуацию из-под контроля. Во-вторых, апелляция к религии грозит политическому лидеру ярлыком «фундаменталиста». (Именно это произошло с чеченским лидером Дж. Дудаевым, пытавшимся в 1991 г. и позже испугать Россию священной войной – газаватом. В бытность свою президентом Чеченской Республики он издал 8 ноября 1991 г. указ, в котором говорилось: «Обращаюсь ко всем мусульманам, проживающим в Москве, превратить Москву в зону бедствия во имя нашей свободы от куфра».

[64]) В-третьих, использование религии в политике в условиях противостояния разноконфессиональных этносов неизбежно вызывает негативную реакцию общественного мнения на Западе, которым большинство политиков дорожат. В то же время нежелание использовать в конфликтах религию как средство давления не означает, однако, полного отказа от таких попыток. Это можно видеть и на примерах войн между Арменией и Азербайджаном (Карабах), Грузией и Абхазией, в Таджикистане, бывшей Югославии.

Непосредственно в России в 1990-е годы в таких республиках, как Татарстан, Башкортостан, Чувашия, идеи национального возрождения, стремление обрести «полноценный» национальный суверенитет были самым тесным образом связаны с возрождением ислама – религии коренного населения. Партии националистического толка призывали к вытеснению христиан.

В регионах, где проживают народы, исповедующие буддизм, религиозный фактор в значительно меньшей степени оказывает влияние на геополитическую обстановку. С точки зрения предрасположенности к участию в политике буддизм не сравним ни с исламом, ни с православием. Тем не менее исповедующие его народы также связывают свое национальное возрождение и вопросы территориальной принадлежности с религией. Показательно, например, что государственный флаг Республики Тыва в сентябре 1992 г. был освящен главой ламаистской церкви Тибета Далай-ламой XIV, что явно ассоциируется с подобными традициями и в исламе, и в православии.

Говоря о религиозных аспектах этнополитических проблем, особо следует остановиться на их связи с русским национализмом. Националистические тенденции сегодня присущи как правящей элите, так и оппозиции, как демократам, так и сторонникам сильной государственной власти, коммунистам и откровенным шовинистам. И, как правило, все они признают особую роль Русской православной церкви (РПЦ), необходимость ее участия в политике, а в экстремальных случаях обращаются к ней за помощью, как это было осенью 1993 г.

Сегодня в России происходит

ретрадиционализация общества,

в известной мере аналогичная религиозному возрождению в мусульманских странах и регионах СНГ. И одной из важнейших сторон этого процесса является политическая активность духовенства. В то же время светские политики все чаще апеллируют к религии. Русский национализм также самым непосредственным образом связан с религиозным возрождением, укреплением позиций РПЦ. Так было на протяжении практически всей истории нашей страны. Актуально это и для нынешней ситуации в России.

Усиление влияния православия на российскую политическую жизнь неизбежно настораживает народы, связанные с другими конфессиями, в том числе и те, которые создали суверенные государства. Это вряд ли способствует укреплению доверия между русским и другими народами России из бывших республик СССР, так как значимость православия для возрождения русского народа и восстановления его государственности ассоциируется у них с воссозданием Российской империи или с «христианизацией» по православному обряду национальных меньшинств в России.

Религиозный аспект заметен и в действиях казачества. И это тем более важно, что его основная масса проживает в районах непосредственного соприкосновения славянского этноса, связанного с православием, с этносами, принадлежащими к другим конфессиям. Об использовании казаками религиозной атрибутики, лозунгов, наполненных религиозным смыслом, неоднократно упоминалось в средствах массовой информации. Отметим, что подобная «политизация» церкви усиливает неприязнь к казачеству неславянского населения, а также порождает негативное отношение к самому православию у тех народов, которые еще не сделали конфессионального выбора.

Необходимо подчеркнуть еще один момент. За недолгое существование СНГ и суверенной России предпринималось немало попыток разрешить или хотя бы приостановить этнополитические конфликты, апеллируя к религии. Заметная роль принадлежит здесь

духовенству,

прежде всего христианскому и мусульманскому, так как именно представители этих конфессий в наибольшей степени втянуты в подобные конфликты. Особенно ярко это проявилось в усилиях религиозных лидеров Азербайджана – председателя Высшего религиозного совета народов Кавказа шейх-ум-ислама Алла-шукю-ра Паши-заде и Армении – верховного патриарха-католикоса всех армян Вазгена I, которые предпринимали энергичные усилия не только по прекращению армяно-азербайджанского конфликта, но и отрицали его религиозный характер. Последняя их миротворческая встреча состоялась в ноябре 1993 г. в Москве в Свято-Даниловом монастыре при посредничестве Русской православной церкви.

В отношениях между разноконфессиональными этносами духовенство нередко играет роль своего рода посредника, более других способного добиться компромисса между религиозными общинами. К его помощи прибегают и светские политики, стремящиеся использовать религию как фактор снижения межэтнической напряженности. Весьма полезными для этого оказываются религиозные праздники. Например, в Узбекистане с 1991 г. достаточно широко отмечаются Рождество и православная Пасха, которая нередко именуется «праздником терпимости, братства и созидания».

[65]

Уважение к иным конфессиям не раз демонстрировали мусульманские лидеры Таджикистана и Казахстана. Немало высказываний против национализма можно найти у русского православного духовенства. Так, в свое время митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн подчеркивал, что «…обоюдное уничтожение православных и мусульман – лучший „рецепт“ для уничтожения России изнутри».

[66]

Против проявлений национальной исключительности выступают и последователи политического ислама, в частности созданная в Астрахани в июне 1990 г. Исламская партия возрождения, в программе которой осуждаются «узконационалистические», псевдодемократические и прочие чуждые исламу течения.

[67]

Ранее уже отмечалось, что негативные этнополитические отношения складываются не только между приверженцами разных религий. Очень часто конфликтуют между собой и последователи одной конфессии, представляющие разные национальности. Убедительные примеры этому – ферганская резня турок-месхетинцев, исповедующих ислам, учиненная мусульманами-узбеками, конфликт между Грузией и Южной Осетией, где друг друга уничтожали люди одной конфессии. Казалось бы, принадлежность противоборствующих сторон к общей религии должна снизить напряженность конфликта и даже способствовать его урегулированию. Однако, как показывает практика, принадлежность противостоящих этносов к общей конфессии не снижает остроту конфликта, а порой, наоборот, становится поводом для его ужесточения. Так, в частности, обстоит дело в Таджикистане, где ислам, по существу, превратился в объект борьбы между различными этническими группами, региональными кланами, политическими движениями различного толка. Общая принадлежность к исламу не смягчила узбеко-киргизские противоречия. В 1990 г. произошли кровавые события в киргизском городе Ош, где мусульманам-узбекам противостояли мусульмане-киргизы. Причем одной из причин конфликта стало их соперничество за контроль над святыми местами.

Двойственное влияние ислама на политику, в том числе и в области межэтнических отношений, не раз сбивало с толку даже опытных экспертов-политологов, которые нередко видят в нем преимущественно фактор межэтнической или межгосударственной консолидации или оценивают обращение к исламу только как заурядный политический ход. Именно тогда и рождаются мифы то об абсолютном политическом единстве мусульман, то, наоборот, – о надуманности политической силы ислама вообще. Такая шаблонная оценка влияния ислама на этнополитические процессы весьма опасна. Тем более что механизмы этого воздействия еще недостаточно ясны.

Все это можно отнести и к христианству. Ни в одном из этнополитических конфликтов между одноконфессиональными этносами христианство не стало фактором их разрешения или смягчения. Более того, как и ислам, христианство нередко становится «яблоком раздора» между этносами. Наиболее ярким примером здесь служит конфликт между православной и униатской (греко-католической) церковью, которая всегда являлась оплотом западноукраинского национализма. Религиозная сторона этого конфликта носит не менее напряженный характер, чем собственно этническая или политическая.

На основе вышеизложенных фактов можно сделать вывод, что общая религия не только не оказывается фактором примирения верующих как одного, так и разных этносов, но и нередко выступает дополнительным мотивом противостояния между ними.

Таким образом, религиозный фактор играет важную роль в политических процессах современной России. Причем его влияние неоднозначно и имеет как положительные, так и отрицательные последствия. Вследствие этого он требует внимательного и всестороннего изучения. Однако исследование воздействия религиозного фактора на этнополитические процессы не будет полным без анализа межэтнических противоречий и конфликтов, которые сегодня представляют собой серьезную угрозу для национальной безопасности страны.

12.3. Межэтнические противоречия и конфликты

Обострившиеся в конце 80-х годов прошлого века противоречия в сфере национальных отношений в СССР, которые стали в конечном счете одной из причин его распада, явились концентрированным выражением кризиса нашего общества. Эта сфера оказалась наиболее чуткой и адекватно отражающей деформированность общественной системы Советского Союза. По сути, каждая сфера общества, переживающая состояние нестабильности, становится источником межэтнического противостояния.

И это вполне закономерно, поскольку для многонационального общества характерно разнообразие составляющих его этнонациональную структуру компонентов. Они различаются по численности (от нескольких сотен до десятков миллионов людей), по специфике исторического развития национальных культур, пространственно-географического расселения, природных условий существования. Поэтому вряд ли были реальными попытки найти универсальное средство для удовлетворения разнообразных национально-этнических потребностей и интересов, навязывая народам, населяющим СССР, одинаковые стандарты в различных сферах общественной жизни. Именно стремление нивелировать объективно существующее этническое разнообразие сыграло дезинтегрирующую роль, усилив центробежные тенденции в стране, и обусловило открытое противостояние ряда республик советской модели федеративного государства. И в этом смысле распад Советского Союза был исторически неизбежным. В результате его ликвидации Россия стала суверенным государством, но вместе с тем в ее этнополитическом облике есть много общего с ним. Поэтому сегодня крайне важно в интересах безопасности страны внимательно изучать исторический опыт СССР в области этнополитики и, опираясь на него, проводить взвешенную и научно обоснованную национальную политику.

Практика общественного развития СССР и других многонациональных государств показывает, что там, где отсутствует объективный научный анализ этнических процессов, где превалирует субъективный подход к оценке их роли и значения в обеспечении безопасности страны, неизбежны ошибки, деформации, вызывающие этническую напряженность, кризисы и конфликты. Поэтому одна из важнейших задач национальной политики России – выработка эффективных путей и методов разрешения межэтнических противоречий и конфликтов. Не менее важное значение имеет их прогнозирование с целью предупреждения.

Обострение межэтнических противоречий как в бывшем СССР, так и в современной России обусловлено разнообразными

причинами.

Во-первых, это причины, имеющие

глобальный характер,

в определенной степени присущие всем многонациональным государствам (наличие противоположных тенденций в развитии этнических общностей: с одной стороны, их дифференциация, возрастающее стремление сохранить свою этнокультурную самобытность и независимость, а с другой – интеграция, усиливающаяся интернационализация, универсализация различных сфер жизнедеятельности народов).

Во-вторых, причины

национально-специфические,

обусловленные многообразием конкретных условий и факторов общественной жизни (исторически сложившиеся традиции и культура, особенности экономического развития, различные исторические типы цивилизации и религиозно-конфессиональная принадлежность людей).

С точки зрения источника возникновения межэтнические противоречия можно разделить на

объективные,

вытекающие из внутренней сути этнических процессов (коренящиеся в историческом прошлом России, появившиеся в годы советской власти, возникшие в результате распада СССР и др.), которые необходимо вскрывать и находить пути их разрешения, и

субъективные.

Последние обусловлены отступлением от объективных законов общественного развития, нарушением принципов национальной политики и другими деформациями, порожденными властно-управленческой деятельностью.

Этнополитические реалии сегодняшнего дня показывают, что игнорирование межэтнических противоречий, попытки разрешить их насильственным путем, субъективный подход в этом вопросе ведут к кризису межэтнических отношений и прямым конфликтам на этнической почве. Как общественное явление межнациональный конфликт имеет две стороны. С одной стороны, это специфическое, конкретно-этническое выражение общесоциальных противоречий. С другой – собственно этнический конфликт, хотя и обусловленный социальными противоречиями. Уроки истории СССР показывают, что доведение противоречий до конфликта крайне опасно, так как в нем сконцентрирована огромная разрушительная сила, которая развалила СССР и подтачивает устои нынешней российской государственности.

Теоретический анализ межэтнических противоречий и конфликтов, имевших место в СССР и на территории нынешних суверенных государств бывшего Союза, включая Россию, позволяет выделить следующие их

основные сферы:

1. Отношения между центральными органами и республиками (субъектами Федерации), что проявилось в войне законов союзного центра и союзных республик в СССР до его распада и российского центра с субъектами Федерации после провозглашения суверенитета России (Татарстан, Тыва, Чечня и т. д.).

2. Отношения между союзными республиками СССР. Накопившиеся и вновь возникающие проблемы привели к эскалации напряженности между Азербайджаном и Арменией, Узбекистаном и Киргизией, Россией и Украиной и другими республиками, которые стали причиной настороженности во взаимоотношениях и после распада Советского Союза.

3. Отношения между союзными республиками и автономиями, а также между автономиями внутри республик. Наибольшей остроты противоречия в межэтнических отношениях достигли между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, Грузией и Абхазией, Грузией и Южной Осетией, Ингушетией и Северной Осетией и т. д.

4. Проблемы национальных (этнических) групп в новых суверенных государствах на территории бывшего СССР, а также этнических групп, не имеющих собственного национально-государственного образования. Это касается прежде всего русских, проживающих вне России (25 млн чел.), украинцев, живущих за пределами Украины (около 4 млн чел.), российских немцев (около 2 млн чел.), татар в Башкирии, чувашей в Татарстане и т. п.

5. Проблемы разделенных народов (русских, молдаван и др.).

6. Социально-политические проблемы, приобретающие этническую окраску и т. д.

Сегодняшние крупномасштабные конфликты, охватившие территорию бывшего Союза, носят не только, да и не столько этнический характер. Как правило, они этнические по форме, а суть их – борьба за власть. История уже неоднократно доказывала, что политика отражает волю определенных социально-политических сил. Поэтому главными виновниками межэтнических конфликтов выступают не народы, а противоборствующие политические кланы, делящие сферы влияния и утверждающие свою власть. Они используют для прикрытия своих целей национальные чувства людей, разжигают национализм, вражду и ненависть между народами.

Рассмотренные противоречия и конфликты являются производными от

основного противоречия,

которое выступает источником социально-этнического развития и во многом определяет этнополитические процессы. Суть его заключается в наличии

двух тенденций развития наций

, сформулированных В. И.Лениным еще в начале XX в. Это, во-первых, тенденция к дифференциации народов, пробуждение национальной жизни и национальных движений, борьба против всякого национального гнета, создание национальных государств, а во-вторых, тенденция к их интеграции, интернационализации всей общественной жизни.

[68]

Правильное понимание этого основного противоречия является ключом к научному анализу современных этнополитических процессов, однако и он не дает исчерпывающего ответа на вопрос о причинах возникновения межэтнических конфликтов. Предсказать заранее, какие противоречия могут привести к конфликту подобного рода, создать угрозу национальной безопасности, сложно, а порой и невозможно, поскольку в этих противоречиях нет ничего фатально предопределенного. Они являются результатом действия глубоко скрытых факторов, которые выходят на поверхность нередко только после возникновения конфликта. Однако научный анализ общественных процессов и исторического опыта позволяет выявить некоторые

ситуации, способствующие возникновению напряженности в межэтнических отношениях,

которые могут перерасти в конфликт. Среди них выделяют следующие.

1. Внезапное исчезновение сдерживающих факторов внешней среды, что может произойти из-за быстрого ослабления высшей политической власти или неожиданного исчезновения внешней угрозы.

2. Быстрые перемены в социальном положении одних этнических групп по отношению к другим.

3. Внутренняя борьба за лидерство в рамках этнической группы (явление нормальное в условиях демократии, но опасное при отсутствии демократических традиций и политической культуры).

4. Существование этнических общин за рубежом, поддерживающих из этнической солидарности группы, вовлеченные в конфликт, что увеличивает его остроту и затрудняет решение.

[69]

Каковы же

пути разрешения межэтнических противоречий

и конфликтов и существуют ли они вообще? Исторический опыт и практика общественного развития показывают, что такие пути есть. Трудности решения современных национальных проблем в значительной степени обусловлены наличием двух противоположных, но вполне равноправных принципов, закрепленных международными правовыми актами.

Прежде всего, это

принцип самоопределения наций,

который стал международной правовой основой обретения независимости народами. Он изложен в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН (I960), в Африканской хартии прав человека (1986) и подтвержден Всемирной конференцией по правам человека (1993), причем в контексте основных прав человека. На первый взгляд, все здесь совершенно ясно, определенно и не допускает двусмысленных толкований. Однако нельзя

забывать о принципе территориальной целостности государств,

который не менее солидно подкреплен международными правовыми актами: резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН (1970), содержащей Декларацию принципов международного права, а также Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975), где подчеркивалась недопустимость пересмотра границ, установленных после Второй мировой войны.

Одновременное и буквальное следование обеим этим нормам международного права просто невозможно. Следовательно, и разрешение конфликтов, связанных с реализацией этих принципов на практике (например, предоставление независимости Чечне, Абхазии, Южной Осетии, Нагорному Карабаху, Косово, Северной Ирландии, баскам и т. д.) с точки зрения международного права также невозможно, поскольку во всех случаях разрешения подобных конфликтов нарушается либо право народа на самоопределение, либо нерушимость целостности государств.

Однако мировое сообщество продолжает искать способы выхода из сложившейся тупиковой ситуации. Еще в начале XX в. выдающийся русский и польский языковед и культуролог И. А. Бодуэн де Куртенэ сформулировал

принципы, на которых возможно решение национальных проблем.

Их суть сводится к следующему:

• государство не должно быть ни национальным, ни религиозным, ни сословным, ни партийным;

• оно должно состоять из территориальных (экономико-географических) автономных образований, национальных или национально-территориальных автономий быть не должно;

• бесперспективно и опасно разделять людей на «коренных» и «пришельцев», «хозяев» и «гостей»;

• национальная принадлежность человека – это явление социокультурное, а не биологическое. Оно определяется сознательно и индивидуально (а не семьей, не государством, не религиозной общиной), аналогично тому, как определяется вероисповедание;

• в школах язык преподавания должен определяться не государственной властью, а местным самоуправлением, при этом особое внимание надо обратить на характер преподавания истории, литературы и Закона Божия, так как нередко «так называемая отечественная история является лучшим средством прививки человеконенавистничества вообще и народоненавистничества в частности».

[70]

В настоящее время человечество вплотную подошло к созданию

правовых условий для устранения национальных конфликтов.

Об этом свидетельствуют такие международные документы, как Всеобщая декларация прав человека (1948), Хельсинкские договоренности (1975), Парижская хартия (1990) и др. В них провозглашены принцип равноправия наций и приоритет прав человека над правами наций и государства. Контроль за соблюдением этих норм осуществляют авторитетные международные организации (комиссии ООН по правам человека, защите национальных меньшинств, Совет ООН по устранению расовой дискриминации, Гаагский международный суд и пр.). В указанных документах и деятельности международных организаций во многом воплощены идеи Бодуэна де Куртенэ.

Преодолению межэтнических противоречий и разрешению конфликтов способствуют:

• трезвый учет конфликтующими сторонами интересов друг друга;

• достижение консенсуса путем согласования этнополитических целей сторон на основе взаимных уступок и договоренностей;

• создание институционных структур, обеспечивающих проведение переговоров и правовых основ принятия решений, направленных на урегулирование конфликтов;

• переговоры и устранение в ходе них факторов, провоцирующих конфликтную ситуацию;

• локализация конфликта и ограничение возможности его распространения, принятие мер к недопущению перерастания межнационального (межэтнического) конфликта в национальный, этнический антагонизм.

Говоря об имеющих сегодня место межэтнических конфликтах на территории бывшего СССР, в том числе и в России, необходимо отметить, что они уходят своими корнями в 1980-е годы, когда на процессы национально-государственной суверенизации республик наложились хаотичные волны этнических и религиозных движений. Именно под ударами «этнического национализма» стала разрушаться унитарная по своей сути, хотя и федеральная по форме советская государственность. Нерешенные этнические проблемы и возникавшие на их почве конфликты в конечном счете привели к мобилизации групп населения, политических институтов и движений, а государство оказалось неспособно удовлетворить выдвигаемые ими требования. Советская правящая элита усматривала в этническом, религиозном разнообразии угрозу своему благополучию, устоям государства и потому постоянно вела борьбу за унификацию. Ее идеологической основой был постулат, что устранение эксплуатации, классовых антагонизмов, социального неравенства, неравномерного экономического развития автоматически приведет к исчезновению межнациональных трений и конфликтов. Параллельно с этим происходило насаждение идеологии и практики «этнополитизма», превращение этноса в субъект политики.

Однако и после распада Советского Союза этнические различия и разногласия остаются реальностью во всех новообразованных государствах. Хотя общее число конфликтов на территории бывшего СССР уменьшилось по сравнению с годами, предшествовавшими его распаду (по данным Центра этнополитических исследований России, с 1988 по 1991 г. произошло свыше 150 конфликтов, в том числе около 20, повлекших человеческие жертвы),

[71]

масштабы военных действий в зоне конфликтов значительно расширились, что ставит под угрозу национальную безопасность новых независимых государств. Для России наиболее серьезная опасность исходит сегодня от исторически нестабильных южных регионов бывшего СССР – зоны традиционного доминирования ислама.

В настоящее время

политика России в отношении межэтнических конфликтов,

происходящих как на территории СНГ, так и на ее собственной, включает несколько аспектов: миротворческую деятельность, осуществляемую в политико-дипломатических рамках; посредничество; элементы взаимодействия с другими вовлеченными в урегулирование конфликта сторонами, а также военно-силовые методы. Последние в настоящее время стали применяться все чаще. Причем военная активность России в зонах межэтнических конфликтов приводит не только к положительным результатам (Приднестровье), но и к обострению ситуации (Чечня). Нередко в зонах подобных конфликтов российская армия становилась заложницей политики, а иногда проявляла тенденцию к независимым политическим действиям (Приднестровье, Абхазия). Военное решение межэтнических конфликтов отвлекает огромные финансовые ресурсы, что осложняет процесс реформирования экономики страны.

Поэтому в основу государственной национальной политики должен быть положен принцип приоритетных мирных политических средств разрешения межэтнических конфликтов. Однако это не исключает того, что государство может, да и обязано для немедленной локализации военных столкновений, разоружения незаконных вооруженных формирований, пресечения деятельности организаций и лиц, призывающих к насилию, использовать все законные средства, включая и силу, в том числе военную.

Итак, межэтнические противоречия и конфликты – это реальность современной российской действительности, которую нельзя не учитывать при определении приоритетов национальной политики России, при решении актуальных задач обеспечения ее безопасности.

Выводы

Этнополитические процессы в современной России характеризуются сложностью, динамизмом и противоречивостью. С одной стороны, они препятствуют возникновению в стране властно-монополистической организации политической жизни с ее сверхцентрализованной системой национального и межнационального, с другой – приоритетность экономического фактора таит множество угроз для реализации прав и свобод человека, стабильности общества и безопасности государства.

Определенное влияние на этнополитические процессы оказывает религиозный фактор. Действие его двояко: он может способствовать либо разжиганию межэтнического конфликта и превращению его в перманентный и неуправляемый, либо, напротив, его локализации и прекращению. Однако следует всячески избегать «конфессионализации» этнополитических конфликтов и не ждать от религии существенного позитивного влияния на их развитие и разрешение.

Распад СССР и последовавшие за ним процессы суверенизации бывших союзных республик не привели к исчезновению межэтнических противоречий и конфликтов ни в России, ни в других новых многонациональных государствах. Поэтому в настоящее время вопрос заключается в том, чтобы их локализовать, остановить кровопролитие, предотвратить сползание к еще более насильственным и разрушительным формам противостояния. В Концепции государственной национальной политики РФ определены принципы решения этнополитических проблем в русле гуманизма и демократии на основе межнационального согласия и мира.

Знание современных этнополитических процессов в России и бывших республиках СССР, умение анализировать межэтнические противоречия и конфликты, видеть их корни и пути преодоления – важные условия успешной профессиональной деятельности специалистов в сфере обеспечения безопасности жизнедеятельности.

Контрольные вопросы

1. Что такое этнополитические процессы?

2. Каким образом пересекаются этнические и политические процессы?

3. Назовите объекты и субъекты этнополитики.

4. Какие подходы имеются в настоящее время к решению проблем развития этнополитических процессов?

5. Охарактеризуйте основные этнические проблемы в РФ.

6. Чем обусловлены противоречия современного этнического развития России?

7. В чем проявляется воздействие религиозного фактора на этнополитические процессы?

8. Чем обусловлено обострение межэтнических противоречий в РФ?

9. Каковы источники возникновения межэтнических противоречий?

10. Назовите основные сферы межэтнических противоречий и конфликтов на территории бывшего СССР.

11. Какие факторы способствуют возникновению напряженности в межэтнических отношениях?

12. Чем обусловлены трудности в решении современных этнических проблем?

13. Назовите основные пути решения межэтнических противоречий и конфликтов.

14. Охарактеризуйте основные аспекты политики РФ в решении межэтнических конфликтов.

Рекомендуемая литература

Конституция

Российской Федерации. М., 2006.

Концепция

государственной национальной политики Российской Федерации // Российская газета. 1996.10 июля.

О противодействии

экстремистской деятельности: Федеральный закон // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30.

О свободе

совести и о религиозных объединениях: Федеральный закон // Там же. 1997. № 39.

Белая

книга российских спецслужб. М., 1995. С. 266–269.

Воронове А. О., Смирнов П. И.

Россия и русские: Характер народа и судьбы страны. СПб., 1992.

ВдовинА. И.

Этнополитика и формирование новой государственности России // Кентавр. 1994. № 1, 2.

Губанов В. М.

Русский национальный характер в контексте политической жизни России: Монография. СПб., 1999.

Здравомыслов А. Г.

Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М.,1996.

Иванов В. Н.

Межнациональные отношения в России // Социологические исследования. 1994. № 6.

Колесова Л.

Причины современных межэтнических и межконфессиональных конфликтов// Общественные науки и современность. 1992. № 4.

Малашенко А.

Религиозное эхо этнополитических конфликтов// Свободная мысль. 1994. № 10.

Морозов С. Б.

Заговор против народов России сегодня. М., 1999.

Основы

теории и актуальные проблемы национальной безопасности России: Учеб. пособие/ Под. ред. В. Ф. Ницевича. Екатеринбург, 2003.

Расовый

смысл русской идеи: Сб. статей. М., 2000. Вып. 1.

Таводов Г. Т.

Современная этнополитическая ситуация в России // Социально-политический журнал. 1994. № 11–12.

Тишков В.

0 природе этнического конфликта // Свободная мысль. 1993. № 4.

Фольц У.

Этнический конфликт и вмешательство: некоторые международные аспекты// Кентавр. 1992. Март – апрель.

Этнос

и политика: Хрестоматия /Авт. – сост. А. А. Прозаускас. М., 2000.