КУЛЬТУРА КАК СФЕРА ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Д.В. Киреев,

аспирант (Поволжская академия государственной службы

им. П.А. Столыпина)

 

Культура — сложная социальная категория, чаще относи мая к сфере духовной жизни людей,

их эстетического, нравственного воспитания и религиозного самосознания. Важна роль рели-

гиозного самосознания как главного фактора силы и кре пости существования народа как этно-

са. В связи с этим уместно вспомнить слова одного из замечательных православных пастырей

первой половины XX в. протоирея Сергея Четверикова: «Каждый народ черпает силу и крепость

своего существования прежде всего из своего религиозного самосознания»1.

Правовые основы регулирования отношений в сфере культуры заложены в Конституции

РФ и Законе РФ от 9 октября 1992 г. № 3612-1«Основы законодательства Российской Феде-

рации о культуре»2. Этот Закон регулирует отношения в области сохранения, создания, рас-

пространения и освоения культурных ценностей; обеспечение и защиту конституционного

права граждан на эту деятельность; правовое ее обеспечение; принципы государствен ной

политики в области культуры и т.д.

В первой половине 90-х гг. XX в., в первоначальный период постсоветской трансформации

российского общества, широкое распространение получило упрощенное представление о

том, что в переходный период основная доминанта реформы государственного управления

состоит прежде всего в ограничении вмешательства государства в экономические и соци-

альные отношения с тем, чтобы «очистить поле» для саморегулирующих рыночных отно-

шений. У идеологов реформ была уверенность, что рынок сам отрегулирует содержание и

направленность процессов не только в экономике, но и в духовной жизни общества: спрос

на потребление культурных ценностей сформирует и рынок их предложения.

Следует отметить, что в середине 90-х гг. XX в. стало видно, что такой подход неадекватен

реальным потребностям реформ.

Уменьшение экономической роли государства сопровождалось одновременным осла-

блением основных государственных институтов и свертыванием активной деятельности

государства в тех областях, которые имеют определяющее значение для роста уровня че-

ловеческого развития или сохранения его хотя бы на прежнем уровне.

Снижение роли и ослабление государственного вмешательства в управление культурой

негативно сказалось на духовно-нравственном состоянии российского общества. Стало

понятно, что реформаторские усилия должны быть сконцентрированы не на ограничении

роли, а на новом понимании функций государства в сфере культуры. Но только в начале

XXI в. замысел административной реформы стал приобретать реальные очертания.

Однако административная реформа 2004 г. пока затронула только органы федеральной

исполнительной власти и управления экономического и силового блока.

Несомненно, что реформа государственного управления культурой на федеральном уров-

не пока ограничилась слиянием Министерства культуры и Министерства по делам печати и

информации. Изменение содержания управленческой деятельности государства в сфере

культуры отложено на более поздний период и пока не имеет концептуального оформления.

Кроме общих направлений реструктуризации бюджетного сектора в масштабах России, о

направлениях модернизации государственного управления культурой на уровне субъектов

РФ идеологи административной реформы пока не сформулировали предложений.

В современной ситуации теоретически и практически значимыми становятся исследо-

вания процессов государственного управления культурой с целью их реформирования в

соответствии с задачами демократизации российского общества, вхождения его в мировое

рыночное, правовое и социокультурное пространство.

Тема государственного управления сферой культуры на региональном уровне наиболее

актуальна. Это обусловлено тем, что в советской системе все управленческие процессы

были предельно централизованы.

Полное огосударствление духовной жизни предопределяло непреложность ситуации,

когда вся культурная политика вырабатывалась в высших эшелонах государственной власти,

и на «местах» задача сводилась лишь к ее реализации.

Сейчас стало очевидным, что административно-командные, централизованные методы

управления культурой безнадежно устарели, хотя и сохраняют многие свои черты в совре-

менной технологии государственного управления регионами. В связи с децентрализацией

системы управления культурой именно на региональном уровне складывается стратегия

локального развития культуры с учетом социально-экономических особенностей развития

территории, интересов и запросов различных категорий населения, культурного потенциала

региона.

Именно на этом уровне может и должна формироваться система приоритетов культурного

развития, т. е. складываться политика государства в сфере культуры, которая органически

связывала бы в себе учет общенациональных тенденций и местной специфики.