О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ «КОММЕРЧЕСКИЕ СДЕЛКИ» И «ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЕ ДОГОВОРЫ»

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

М.Н. Илюшина,

кандидат юридических наук, доцент (Российская правовая академия

Министерства юстиции РФ, г. Москва)

 

Проблемы особенностей правового регулирования сделок с участием предпринимателей

множество раз становились предметом рассмотрения в научной юридической и экономической

литературе. Однако ни понятие «предпринимательский договор», ни понятие «коммерческие

сделки» не получили своего легального содержания, не обрели своего места в законодатель-

стве. Более того, можно утверждать, что происходит сближение и даже слияние таких право-

вых категорий, как предпринимательский договор и коммерческие сделки1.

Действительно, в юридической литературе не наблюдается каких-либо серьезных спо-

ров о том, какое понятие наиболее адекватно отражает сущность складывающихся в ком-

мерческой деятельности гражданско-правовых договоров с участием предпринимателей,

заключаемых с целью получения прибыли.

Вместе с тем «построение системы правовых понятий, правильно отражающей существен-

ное, необходимое и закономерное в праве, является средством развития знаний о праве,

обнаружения в них пробелов»2.

Верное понятийно-теоретическое осмысление договорных отношений в коммерческом

обороте актуально еще и потому, что сложилась довольно устойчивая и признаваемая в

теории и правоприменительной практике правовая категория, противопоставляемая ком-

мерческим сделкам, — потребительские договоры. В научной литературе потребительский

договор — это договор, по которому одна сторона (лицо, осуществляющее предпринима-

тельскую деятельность) обязуется передать имущество в собственность или во временное

владение и пользование, выполнить работу или оказать услугу другой стороне — потре-

бителю, а потребитель обязуется принять это имущество, результаты работы или услуги на

возмездной основе3.

Поэтому основная идея формирования категорий «коммерческие» или «предпринима-

тельские» договоры состоит в том, чтобы отделить правовое регулирование потребительских

сделок, которые, по общему мнению, становятся все в большей степени предметом специ-

ального правового регулирования, носящего преимущественно императивный характер и

направленного на защиту потребителя, т.е. стороны, вступающей в договор не в процессе

осуществления предпринимательской деятельности.

Как справедливо отмечается в юридической литературе, «законодатель и не стремится

урегулировать договорные отношения с исчерпывающей полнотой…Тем самым предприни-

мателям и другим участникам договорных отношений предоставляется возможность самим

определить содержание договорных обязательств…Такой исходный принцип построения

законодательства о коммерческих договорах можно было бы назвать принципом ограни-

ченного нормативно-правового регулирования договорных отношений»4.

При этом необходимо учитывать некоторые аспекты развития понятийного аппарата ком-

мерческого и предпринимательского права, уже имеющиеся в западной доктрине и в дорево-

люционной теории и практике. Следует признать, что дореволюционная доктрина в большей

степени отождествляла коммерческие сделки с торговыми, т.е. ограничивала действие этих

договорных форм только сферой торговли и выделяла торговые и неторговые сделки. При

этом полного единодушия в данном вопросе не было ни в теоретических исследованиях, ни

в судебной практике. В перечень торговых сделок входили сделки, определяемые двумя при-

знаками, — субъективно-торговыми и объективно-торговыми. Соответственно, первый признак

основывался на звании или промысле субъекта данной сделки: если субъект сделки — торговое

лицо, то и сделка признавалась торговой; если же сделка совершена не купцом, значит она

не торговая. Объективный признак торговой сделки был основан на характере самой сделки:

сделка, торговая по существу, остается торговой независимо от звания лица, ее совершившего.

Российское дореволюционное законодательство восприняло оба признака. Для признания

сделки торговой было необходимо, чтобы оно удовлетворяло следующим признакам: а) на-

жива, спекуляция; б) средство — покупка для перепродажи; в) покупка и продажа всегда

возмездные и совершаются систематически. Итак, по российскому торговому праву «торговой

называлась спекулятивная сделка, свершенная профессионально»5.

К торговым сделкам не относились сделки с недвижимостью и иные сделки, не входящие

в торговый оборот.

Таким образом, не представляется возможным полностью воспринять понятие «торговые

(коммерческие) сделки», выработанное дореволюционным правом, поскольку коммерче-

ский оборот современной России – это явление более глубокое и сложное, даже в самом

приближенном понимании. Торговый же оборот дореволюционной России понимался в

юридическом смысле как «составная часть экономического оборота, который представляет

собой совокупность сделок, направленных к взаимному обмену»6.

По-иному понимается коммерческий оборот и в международно-правовом регулировании.

Для его понимания характерен самый широкий подход. Например, в Принципах междуна-

родных коммерчерческих договоров указывается, что «отсутствует какое-либо явное опреде-

ление, однако предполагается, что концепция “коммерческие договоры” должна пониматься

по возможности широко с тем, чтобы включать в себя не только предпринимательские сделки

на поставку и обмен товарами или услугами, но также и другие типы экономических сделок,

таких как инвестиционные и (или) концессионные соглашения, договоры о предоставлении

профессиональных услуг и т.д.».7

Кроме того, на выбор термина, обозначающего совокупность сделок, опосредующих

торговый оборот, влияет и то обстоятельство, что предпринимательскими сделками в

западной законодательной и правоприменительной практике являются т.н. связанные

внутрикорпоративные сделки. В частности, акционерный закон ФРГ 1965 г. в числе свя-

занных предприятий специально выделяет предприятия, которые заключили между собой

т.н. предпринимательские договоры. К ним, в частности, относятся договоры подчинения,

согласно которым одно акционерное общество подчиняет руководство своего общества

другому предприятию; договоры отчисления прибыли, где акционерное общество обязуется

отчислять всю свою прибыль другому предприятию или обязуется руководить своим пред-

приятием за счет другого предприятия и т.д. (§ 291, 292)8.

В силу вышеизложенного, мы приходим к выводу о том, что наиболее адекватным по-

нятием, которое может охватить складывающееся многообразие договоров в сфере ком-

мерческой (предпринимательской) деятельности современной России, является понятие

«коммерческие сделки».