Экономика интересует?

ecomd.ru
ecomd.ru
ahmerov.com
загрузка...

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС. КРИМИНАЛИСТИКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

И.М. Мацкевич,

доктор юридических наук, профессор

(Московская государственная юридическая академия)

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

История профессиональной преступности в России уходит своими корнями в далекое

прошлое и связана, как ни странно, с долгое время существовавшим крепостным правом.

Многие крестьяне не выдерживали издевательств со стороны помещиков и сбегали от них.

Были и такие, которые полностью пропивали свое имущество и, чтобы не отдавать долги,

также подавались в бега, добывая средства себе на пропитание грабежами и разбоями на

дорогах. В среднем ежегодно от помещиков бежали свыше 200 тыс. крепостных.

Кражи и разбои в то время большей частью носили групповой характер, т.к. беглые

крестьяне сбивались в шайки. Членов таких шаек называли «лихими людьми», поскольку

творить зло тогда называлось «делать лихо». Одним из таких «лихих» атаманов (от нем.

hauptmann — начальник, хотя слово скорее тюркского происхождения) был небезызвест-

ный Степан Разин, которому удалось превратить воровские набеги в народное восстание

во второй половине XVII в. Не только члены его воинства, но и другие воровские шайки

осуществляли набеги против русских купцов, а также держали в страхе некоторые при-

граничные районы.

Преступления в городах чаще всего совершали бродяги из спившихся мастеровых и ре-

месленников, все тех же беглых крестьян (все они назывались «пришлые люди»), которые

нередко переодевались в стрельцов и под их видом грабили припозднившихся горожан.

В больших городах существовали места концентрации «пришлых и лихих людей». В Москве,

например, это были: Немецкая слобода и деревни за Серпуховской заставой. Позже местом

сбора профессиональных преступников стал знаменитый Тишинский рынок. В Петербурге в

начале XVIII в. это были кабаки, вольные дома, торговые бани, рынки, харчевни и пр.

О размахе профессиональной преступности может свидетельствовать, например, тот

факт, что в конце XVIII в. крестьяне Устюжного уезда приезжали в Москву с челобитной

на разбойников, в которой указывали, что пропившиеся крестьяне собирались в группы по

20 человек и занимались разбоями, налагая на целые деревни огромные выкупы. Можно с

определенными оговорками утверждать, что тогда было положено начало отечественному

рэкету (от амер. racket — шантаж, вымогательство).

На этот период времени приходится преступная деятельность знаменитого Ивана Осипова

по кличке «Ванька-Каин». Склонность к воровству проявилась у него с раннего детства.

Воровал сначала у своих близких, за что был неоднократно ими бит, по-настоящему был во-

влечен в преступную деятельность после знакомства с опытным вором Петром Романовым по

кличке Камчатка. Осипова посвятили в воры, и произвели над ним настоящий обряд (взнос

в «общак», воровская клятва). По своей «воровской специальности» Осипов был вором-

карманником. Позднее в письме на имя начальника Сыскного приказа он писал: «Будучи в

Москве и в прочих городах, мошенничал денно и нощно. У купцов и всякого иного звания

людей из карманов деньги, платки, всякие кошельки, часы, ножи и прочее вынимал». Вскоре

он был схвачен и закован в цепи. Избежать наказания ему помог Камчатка, который сумел

подкупить охранников и передать ему в камеру отмычки для отпирания оков. После побега

Осипов становится одним из самых знаменитых воров в Москве. В 1741 г. по неизвестным

причинам Осипов впал в раскаяние и обратился в Сыскной приказ, предложив свою помощь в

поимке московских преступников. В его распоряжение передали 14 солдат и 1 подъячего. В

первую же ночь были арестованы 32 вора. Всего за год его новой службы были изобличены

109 воров, 37 грабителей, 50 укрывателей, 60 скупщиков краденного, 42 беглых солдата.

Официально Осипов числился в приказе доносителем, а в уголовной среде — Каином. За

свои старания Каин не получил ни звания, ни наград. Даже свой отряд он вынужден был

содержать на свои деньги, добытые путем шантажа оставшихся на свободе воров, а также

богатых горожан и купцов. Первым он угрожал разоблачением и арестом, а вторым —

поджогами. В 1748 г. в Москве сгорело около 2 тыс. дворов и погибли 100 человек. Каин

настолько уверовал в собственную безнаказанность, что в своем доме устроил настоящий

гарем, в котором содержал несовершеннолетних наложниц. Терпение властей после этого

лопнуло, и в город ввели войска. Каин был арестован и сослан на каторгу1.

В первой половине XIX в. из числа преступников, сосланных в Сибирь за 20 лет, больше по-

ловины приходилось на осужденных за кражи и мошенничество, причем за грабеж и разбой

осуждалось преступников в 2 раза меньше, чем за убийство. В целом же можно утверждать,

что профессиональная преступность носила корыстно-насильственный характер.

Реформа 1861 г. вызвала миграционные процессы. Стали появляться профессиональные

преступники из дворян и купцов, совершавшие подлоги кредитных бумаг, карточное шу-

лерство, превратив его в криминальную предпринимательскую деятельность, финансовое

мошенничество.

Криминальный возраст профессиональных преступников конца XIX в. составлял: от 22

до 30 лет — 30,1 %; от 30 до 40 — 26,4 %. Больше половины из числа осужденных пре-

ступников специализировались на совершении однородных преступлений (значительная

часть преступлений носила корыстный характер).

В среднем за год полиция Петербурга задерживала свыше 100 профессиональных во-

ров. В 60-х гг. XIX в. в Санкт-Петербурге начала создаваться фотокартотека преступников.

В конце XIX в. профессиональные преступники стали организовываться в группы и иметь

места постоянного обитания («малины»), которые возглавили «паханы». Обычно в «малину»

входило от 3 до 10 человек. Преступная группа имела узкую специализацию («масть») и

контролируемую территорию (район, город).

На тот период времени в местах лишения свободы не был организован труд заключенных.

Это были «университеты» преступности, где осужденные могли в течение всего времени

отбытия наказания шлифовать и оттачивать искусство воровского мастерства.

Перед Первой мировой войной преступность в стране снизилась. В значительной мере

это было связано с послереволюционными репрессиями, проводимыми П.А. Столыпиным.

Но в это же время стало регистрироваться самое большое количество уголовных посяга-

тельств, связанных с мошенничеством, подделкой документов и преступлениями против

нравственности, а также распространением наркотиков (в основном опиума, гашиша, морфия

и, начиная с 1910 г., кокаина).

Основу профессиональной преступности после Октябрьской революции 1917 г. состав-

ляла детская беспризорность. При этом доля ненасильственных корыстных преступлений

заметно снизилась.

С другой стороны, широкое распространение получила насильственная преступность.

Наиболее известными профессиональными убийцами 20-х гг. прошлого века были:

Петров-Комаров, Карл Юргенсон, Мишка Культяпый, Котов-Смирнов. Последний совершил

116 убийств с целью ограбления. В качестве орудия преступления он использовал топор

и молоток. Интересно, что почти все убийцы имели опыт участия в военных действиях и в

Первую мировую, и в Гражданскую войну. Наверное, сейчас сказали бы, что они получили

поствоенный синдром (с ранних лет ушли на войну, научились убивать, а в мирной жизни

себя не нашли).

Бандитизм носил преимущественно политический характер. Во второй половине 1917 г.

только в Москве действовало около 30 банд. На Псковщине в течение 5 лет действовала

банда Воробья, насчитывавшая 165 человек. В это время в Псковской области ежегодно

похищалось до тысячи лошадей.

Организованные банды профессиональных преступников имели устрашающие названия:

«Черная маска», «Девятка смерти», «Бим-Бом», «Руки на стенку» и др. Около 95 % всех раз-

бойных нападений были вооруженными, а каждое второе совершалось на улице. В 1919 г.

было совершено 2 816 грабежей и разбоев, в 1920 г. — 7 319.

Кражи среди имущественных преступлений составляли 73 %, совершались они в основном

в составе преступных групп. Воровские группы были устойчивы, имели хорошую техниче-

скую оснащенность и постоянные рынки сбыта. Огромных размеров достигло «нэпманское»

мошенничество.

Исследователи этого периода отмечали до 90 разновидностей криминальных специаль-

ностей профессиональных преступников.

В 30-х гг. прошлого века в стране были ужесточены репрессивные меры, которые кос-

нулись не только политических, но и профессиональных и преступников-рецидивистов. В

результате Пленум Верховного Суда 20 декабря 1936 г. отметил, что преступность в СССР

снизилась вдвое. Руководители правоохранительных органов и ученые, занимавшиеся

вопросами борьбы с преступностью, заявили, что с профессиональной преступностью в

стране покончено2.

Безусловно, подобная оценка не соответствовала действительности и нанесла суще-

ственный вред борьбе с преступностью, поскольку в течение 40 лет не изучались, не си-

стематизировались и изменения в характере и структуре профессиональной и рецидивной

преступности.

Структура современной профессиональной преступности состоит из двух больших групп

преступлений: 1) преступления имущественного характера (корыстные), составляющие

основную массу профессиональной преступности; 2) корыстно-насильственные преступле-

ния, которые в количественном отношения и по масштабам причиненного материального

ущерба значительно отстают от первой группы, но тем не менее представляют повышенную

общественную опасность из-за того, что в погоне за материальным достатком преступники

на постоянной основе причиняют вред здоровью граждан, а в последнее время довольно

часто даже лишают их жизни.

Наряду со старыми, традиционными видами профессиональной преступности (кражи,

грабежи, разбои и др.) появились новые виды: похищение людей с целью выкупа, скупка

и сбыт культурно-исторических ценностей, убийство по найму, разбой с проникновением

в жилище и т.д.

Определяющими негативными тенденциями современной профессиональной преступ-

ности являются:

1. Неблагоприятная динамика групповой преступности.

2. Значительное увеличение в среде профессиональных преступников числа ранее су-

димых лиц, совершивших тяжкие преступления.

3. Увеличение удельного веса в среде профессиональных преступников ранее судимых

лиц, совершивших повторно имущественные преступления в соучастии.

4. Вовлечение в криминальную деятельность молодежи.

Среди наиболее распространенных преступлений, совершаемых профессиональными пре-

ступниками, наблюдается устойчивый рост следующих видов: кражи — на 6,6 %; грабеж — на

3,7 %; угон автотранспорта — на 2,9 %; мошенничество — на 25,5 %! При этом почти каждая

3-я кража, каждый 24-й грабеж и каждое 15-е разбойное нападение были сопряжены с неза-

конным проникновением в жилище. Простые граждане уже не чувствуют себя в безопасности

не только на улице, но и дома. Если раньше преступник, застигнутый на месте преступления в

квартире, стремился сбежать, то теперь он нападает и причиняет вред здоровью неожиданно

вернувшемуся хозяину. О серьезных негативных изменениях свидетельствует и тот факт, что

число лиц, повторно совершивших преступления, возросло на 3,3 %.

Регионами с наибольшим удельным весом рецидивистов, совершивших новые преступле-

ния, являются (в порядке убывания по количественным признакам): Московская, Еврейская

автономная область, Якутия, Читинская область, Тува, Дагестан, Калининградская область,

Ингушетия, Нижегородская и Свердловская области.

Любопытно, что наиболее высокие темпы прироста зарегистрированной преступности

наблюдаются в Приморском, Краснодарском, Хабаровском краях, на Чукотке, Пензенской,

Магаданской, Самарской областях, в Якутии, Камчатской области, в Дагестане.

Снижение числа раскрытых преступлений происходит в следующих регионах: Адыгее,

Вологодской, Воронежской, Псковской, Новгородской, Костромской областях, Кабардино-

Балкарии, Карелии, Ставропольском крае, Чувашии. Примечательно, что указанные регионы

прямо коррелируют с регионами, в которых отмечено снижение числа выявленных лиц,

совершивших преступления. Это: Адыгея, Карелия, Воронежская, Вологодская, Псковская,

Костромская области, Ставропольский край, Москва, Ингушетия, Кабардино-Балкария.

Наиболее распространенными побудительными мотивами совершения преступлений

профессиональными преступниками являются: а) корысть (25,1 %); б) хулиганские побуж-

дения (26 %); в) месть, ревность, зависть и другие эмоции (17,1 %); г) негативное влияние

других лиц (7 %).

Имеется прямая корреляционная зависимость между профессиональной преступностью

и употреблением преступниками алкоголя и наркотиков (80 % рецидивистов и профессио-

нальных преступников — алкоголики и наркоманы).

У профессиональных преступников деформировано нравственное и правовое сознание.

Им свойственны алчность, стяжательство, эгоизм, жадность, жестокость, озлобленность,

зависть, отсутствие самокритичности, личных перспективных планов, постоянный поиск

самооправдывающих факторов, фатализм («вера в фарт»). Кроме того, для рецидивиста-

насильника характерна завышенная оценка своей личности и пренебрежение к жизни не

только чужой, но зачастую и собственной.

Показательно, что профессиональные преступники лучше рядовых граждан знают уголов-

ный закон, но в то же время более половины из них признались, что в момент совершения

преступлений понимали противоправность своих действий, причем, еще 43 % заявили, что

вообще не думали об этом. Характерно, что чем больше у профессионального преступника

судимостей, тем более вероятно, что он признает вынесенный в отношении него судом

обвинительный приговор несправедливым.

Профессиональные преступники, как правило, имеют среднее (чаще неполное) обра-

зование. Количество совершаемых ими правонарушений, не говоря уже об аморальных

проступках, в 2–3 раза превышает количество совершаемых преступлений. Каждый пятый

вор совершал преступления на протяжении пяти и более лет не будучи разоблаченным.

В местах лишения свободы получили необходимые знания и навыки до 40 % карманных

и квартирных воров.

Отличительная черта профессиональных преступников — регулярное отчисление ими

части незаконных доходов в т.н. воровские сберкассы («общаки»), откуда, в свою очередь,

они и даже их семьи могут получать денежные субсидии, когда попадают в трудные ситуации,

в т.ч. во время отбывания наказания в местах лишения свободы.

Исходя из изложенного, можно предложить следующий обобщенный тип современного

профессионального преступника — мужчина в возрасте до 40 лет, с неполным средним обра-

зованием, с двумя-тремя прежними судимостями, с нарушенными семейными, родственными

связями, с присущей стойкой антиобщественной направленностью личных взглядов.

В зависимости от характера преступной направленности и способа совершения престу-

плений выделяются следующие виды современных профессиональных преступников.

1. Воры, которые, в свою очередь, классифицируются на:

1) карманников, подразделяющихся в зависимости от места действия на: а) совершаю-

щих преступления на рынках и базарах («рыночники»); б) в метро («кроты»); в) на же-

лезнодорожном транспорте («майданщики»); г) на городском транспорте («гонщики» или

«маршрутники»); д) в театрах («театральные»); е) на улицах («уличные»); ж) совершающих

преступления в магазинах («магазинные»), действующих в составе преступных групп, где

роли распределены до деталей, — одни отвлекают, другие крадут, третьи обеспечивают

безопасность (поднимают ложную тревогу, ведут задержанных преступников якобы в

милицию); е) совершающих кражи на презентациях, светских раутах, премьерных показах

кинофильмов или спектаклей и даже на похоронах знаменитостей, где присутствуют богатые

особы и иностранцы («марвихеры»);

2) квартирных воров («домушников»), использующих в 30 % случаев технические сред-

ства для проникновения в жилище. Кражи совершаются 1–2 раза в месяц после серьезной

предварительной подготовки. Многим домушникам помогает наводчик (иногда его называют

подводчиком), который определяет богатую квартиру. Высококлассный домушник, поми-

мо уголовного права, искушен в слесарном деле (чтобы изготовить ключи или отмычку),

радиотехнике (чтобы отключить сигнализацию), архитектуре гражданских сооружений

(чтобы кратчайшим путем проникнуть в помещение), психологии (чтобы отвлечь внимание

соседей);

3) воров автомашин, распределяющихся на: специализирующихся на угоне, техническом

переоборудовании, подделке документов, сбытчиков, перегонщиков похищенного. Непо-

средственные угонщики классифицируются на: а) «гопников», нападающих на водителя и

отнимающих у него автомобиль, применяя физическое или психическое насилие; б) «угон-

щиков», осуществляющих тайное похищение машины;

4) похитителей антиквариата и культурно-исторических ценностей (их доходы сопо-

ставимы с доходами лиц, занимающихся наркобизнесом).

О высоком профессионализме воров свидетельствует низкая раскрываемость совер-

шенных ими преступлений — до 15 %, а в городах-курортах в пик сезона не более 1–3 %.

В среднем каждое шестое зарегистрированное преступление — кража.

2. Мошенники, которые подразделяются на:

1) карточных шулеров, которые, в свою очередь, классифицируются на: а) «катранщиков»,

содержающих карточные игорные притоны («катраны»); б) «гусаров», играющих в обще-

ственных местах (парки, кафе, рестораны, вокзалы, пляжи), имеющих подвиды: «майдан-

щики» (играют в поездах), гонщики (играют в «такси»); в) «паковщики», которые сначала

полностью обыгрывают партнера, а затем позволяют ему отыграться («катать в половину»).

Расчет делается на психологию игрока, желающего непременно отыграться;

2) шулеров-финансистов, погашающих и перекупающих долги профессиональных пре-

ступников, работающих с т.н. «денежной куклой» (подмена денег на нарезанную бумагу);

3) «наперсточников», использующих каучуковый шарик и три наперстка. В состав группы

входят «нижние» (играют с шариком), «верхние» (обеспечивают защиту), «боковые» (ими-

тируют случайных прохожих, которые на глазах у публики крупно выигрывают);

4) «золоторотцов», совершающих преступления при помощи электронных игр («слоники»,

«ипподром», «лототрон»). Между прочим, в большинстве развитых стран полицейские струк-

туры имеют специальные отделы по борьбе с преступлениями в сфере игорного бизнеса;

5) «кукольников», обманывающих потерпевших с помощью денежной и вещевой «куклы»,

осуществляя подмену на рынках и в других торговых местах, где наблюдается массовое

скопление людей, а также рядом с обменными пунктами валюты, где есть очередь. Вещевых

«кукольников» называют «басманщиками»;

5) «ломщиков», обманывающих при пересчете больших сумм денег. Чаще всего нижняя

часть денег незаметно складывается вдвое (ломается) и прячется в рукав;

6) «сборщиков» или «подъездников», занимающихся фальшивым сбором или мнимым

пожертвованием;

7) «фальшивомонетчиков» или «блинопеков», занимающихся подделкой денег. Тайные

фабрики, как и раньше, глубоко законспирированы. Фальшивомонетчики держатся особня-

ком, имеют коррупционные связи в правоохранительных органах и изобличить их не просто.

Подделка денег бывает полной, когда купюра изготавливается заново, и частичной, когда

подлинная купюра изменяется на купюру более высокого достоинства.

3. Профессиональные убийцы, или «ликвидаторы» («киллеры», от англ. killer — убийца).

Чаще всего они являются выходцами из спецслужб или профессионального спорта, связан-

ного со стрельбой (стендовая стрельба, биатлон). Стремятся убрать «объект» без побочных

жертв. Оружие используется один раз и бросается на месте преступления. Само преступле-

ние тщательно планируется, уточняется маршрут отхода и дальнейшая конспирация. Особо

пользуются спросом «ликвидаторы», совершающие преступление, имитируя несчастный

случай (объект становится жертвой дорожного происшествия, погибает в горящей квартире,

травится лекарством, неожиданно кончает жизнь самоубийством и т.п.).

4. Вымогатели («рэкетиры», от англ. racket — шумиха), которые в последнее время свя-

заны с преступными группировками, контролирующими теневую экономику и стоящими на

низшей ступени организованной преступности, включающие в себя: авторитетов, дельцов,

смотрящих и т.п.

5. Лица, предоставляющие криминальные услуги: скупщики краденого («барыги»), зани-

мающиеся подделкой документов, предоставляющие временное убежище для преступников,

скрывающихся от следствия и суда, и т.п.

6. Преступники-универсалы, с одинаковой степенью успешности совершающие разные

преступления (квартирные кражи, разбойные нападения, угон автомашин и т.п.).

7. Помощники профессиональных преступников («шестерки»), представляющие посто-

янно возобновляемый резерв, обучающиеся навыкам преступного ремесла, прикрывающие

и даже отбывающие наказание за своих старших покровителей.

Отдельно следует сказать о криминологическом феномене среди профессиональных и

рецидивных преступников — т.н. «ворах в законе», которым присущи особые личностные

качества. Воры в законе утвердились в начале 30-х гг. прошлого века и имели две особен-

ности: а) принципиальный паразитизм; б) организованность. Средний срок отбытого на-

казания составлял не менее 13–15 лет. Многие «воры в законе» предпочитали расстаться с

жизнью, чем отступить от воровской идеи, представлявшей собой набор воровских правил

поведения, совокупность блатных законов, идеальный миф, суть которого сводилась к

следующему:

1) поддержка воровских традиций, запрет занятия общественно полезной деятельно-

стью;

2) запрет иметь какие-либо контакты с органами правопорядка;

3) быть честным по отношению друг к другу;

4) следить за порядком в местах лишения свободы;

5) вовлекать новых членов в криминальную сферу;

6) запрет интересоваться политикой;

7) обязательное умение играть в карты.

Другие преступники знак «вора в законе» не могли носить под страхом смерти. За нару-

шения воровских правил поведения следовали следующие наказания: 1) телесные, которые,

в свою очередь, классифицировались на: а) публичные пощечины; б) избиения (проис-

ходят в 62 % случаев); 2) различные штрафы; 3) исключение из преступной группировки;

4) лишение жизни (в 22 % случаев).

«Воры в законе» в первоначальном классическом виде просуществовали до конца 60-х гг.

прошлого века.

Современные «воры в законе» серьезно изменились. Из насчитывающихся по разным

оценкам в настоящее время 300 «воров в законе» около 70 постоянно находятся в местах

лишения свободы. При этом у значительной части отсутствует судимость, что свидетельствует

о приобретении ими звания «вора в законе» за деньги или за оказание криминальному миру

каких-либо услуг. Следовательно, титул «вор в законе» стал формальным.

Для преступников-профессионалов характерно объединение в сообщества, которым

присущи: 1) соподчиненность участников; 2) устойчивость и общность целей; 3) наличие

неформальных норм в межличностных отношениях; 4) организационно-тактический признак

(сбор информации, планирование преступных операций, обеспечение конспирации).

Профессиональная преступность составляет костяк организованной преступности.

Именно представители профессионального криминального мира создали первые преступ-

ные объединения, которые с каждым новым этапом их эволюционного развития станови-

лись все устойчивей, сплоченней и в конце концов слились с представителями теневого

капитала, создав качественно новую форму преступного сообщества, бороться с которым

чрезвычайно трудно.

Более того, криминальный мир сегодня влияет на информационную среду (т.н. радио

«шансон», на котором криминальные песни почему-то называются «бытовыми»); создает

и мифологизирует собственных героев (сериалы «Бригада», «Бандитский Петербург»);

пытается воздействовать на политические процессы; ведет настоящую битву за молодые

умы. Для автора настоящей статьи было откровением, когда в процессе работы над книгой

«Портреты знаменитых преступников» удалось узнать, что в 90-х гг. дети, по крайне мере в

одном из московских детских садов, играли в «Солоника».

Современные профессиональные преступники разрабатывают стратегию и тактику

своей деятельности; стараются обзавестить знакомствами с чиновниками разного уровня;

пытаются подкупить представителей правоохранительных органов; стремятся проникнуть в

представительные органы власти для получения иммунитета и принятия нужных им законов.

Значительная часть средств «общака» легализована и находится либо в активах компаний,

либо на счетах всевозможных фондов, в т.ч. и тех, которые якобы помогают отбывать на-

казания осужденным к лишению свободы.

Зададимся вопросом: все ли мы сделали для того чтобы работники правоохранительных

органов, посвятившие свою жизнь борьбе с ворами и убийцами (часто в буквальном смысле

слова), остались не только в нашей памяти, но и в памяти следующего поколения, причем

не только юристов?

Применительно к профессиональной преступности можно говорить о двух группах кри-

миногенных факторов: 1) объективные, охватывающие разнообразный круг обстоятельств

организационного, правового, воспитательного характера; 2) субъективные, относящиеся

к характеристике личности преступника.

К первым следует отнести следующие: а) противоречия в распределительных отношениях,

особенно остро проявившиеся в условиях рыночной экономики. Социальное расслоение

приобрело гипертрофированные размеры. При фактическом отсутствии среднего класса

существует незначительная часть очень богатых и огромная масса людей, находящихся на

грани черты бедности, либо за этой гранью; б) ослабление нравственных и социальных

институтов общества, падение социальной роли семьи, снижение общего уровня культуры,

изменение взглядов на ценности морального характера, насаждение культа силы и денег; в)

отставание форм и методов работы правоохранительных органов от качественных изменений

рецидивной и профессиональной преступности. Серьезный ущерб работе правоохранитель-

ных органов был нанесен в 90-х гг. прошлого века, когда была нарушена преемственность

поколений и вместе с опытными сотрудниками уходили в прошлое знание уголовной среды,

годами апробированные формы и методы борьбы с ней.

Субъективные факторы связаны с влиянием обстоятельств, обусловленных прежней

преступной деятельностью. Происходит постоянное возобновление старых знакомств, не-

благоприятного бытового окружения, обострение конфликтных ситуаций. С другой стороны,

возникают серьезные ограничения, касающиеся правового и социального статуса лично-

сти, — ограничение в выборе места жительства, трудности при трудоустройстве, недоверие,

настороженность окружающих и т.п. Негативные последствия изоляции осужденного от

общества приводят к выключению его из условий обычной жизни, ослаблению и часто раз-

рушению социально полезных связей, привыканию к режиму и обстановке в местах лишения

свободы и связанным с этим трудностям социальной адаптации после освобождения.

В уголовно-исполнительном законодательстве предусмотрены различные виды наказа-

ний, но традиционно приоритет отдается лишению свободы, хотя эффективность именно

такого наказания не высока.

Говорить о мерах предупреждения следует применительно и к рецидивной, и профес-

сиональной преступности в равной степени. Основные направления предупредительной

деятельности должны сводиться к следующим двум главным, взаимосвязанным и взаимоо-

бусловленным.

1. Социальная политика государства. В это направление следует включить такие важ-

ные аспекты профилактической работы, как: 1) изменение уголовной политики в сторону

защиты, в первую очередь, прав потерпевших и связанное с этим дальнейшее совершен-

ствование действующего законодательства, в т.ч. и в сторону его ужесточения там, где это

касается ответственности рецидивистов и профессиональных преступников, доказавших

своим многолетним криминальным стажем крайне негативное отношение к имеющимся в

обществе правилам поведения; 2) совершенствование экономической, идеологической,

организационно-управленческой сферы государственной системы.

Очевидно, что во всех указанных сферах представители криминального мира действуют

заведомо эффективнее представителей аналогичных государственных органов. Особенно

наглядно вышесказанное можно проиллюстрировать на примере идеологической сферы, по-

скольку не без помощи выходцев из криминальной среды на страницах газет, на телевидении

и радио практически в неограниченном объеме насаждается образ жизни рецидивистов и

профессиональных преступников. Все это происходит с помощью, казалось бы, безобидных,

т.н. «блатных песен» и заканчивается культовыми фильмами о благородных «киллерах» и о не

менее благородных мошенниках, ловко обманывающих людей, которые в свою очередь уже

до этого кого-то обманули; 3) разработка и внедрение комплексных программ, нацеленных

на принципиально новые организационные построения в масштабах всего общества, с целью

недопущения дублирования одних и тех же мер, применяемых различными ведомствами в

качестве профилактических, а также позволяющих накапливать и систематизировать опыт

работы в указанном направлении всех государственных и общественных служб и институтов;

4) совершенствование работы правоохранительных органов по выявлению, расследованию

преступлений, совершенных рецидивистами и профессиональными преступниками. Предупре-

дительные меры специального характера осуществляются в процессе оперативно-розыскной

деятельности, предварительного расследования и судебного разбирательства, исполнения

наказания и последующей работы с потенциальными рецидивистами.

2. Специальные превентивные меры. Основная работа в этом направлении выполняет-

ся органами внутренних дел, представители которых должны решать следующие важные

задачи: 1) выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению пре-

ступлений лицами, ранее судимыми, особенно теми из них, кто отбывал наказание в виде

лишения свободы; 2) обеспечение неотвратимости наказания, стимулирование у граждан

поведения в духе соблюдения закона; 3) выявление и постановка на учет лиц, совершивших

особо опасные преступления; 4) осуществление контроля за своевременным прибытием,

документированием и регистрацией лиц, освобождаемых из мест лишения свободы; 5)

оказание содействия в трудовом и бытовом устройстве лицам, отбывшим наказание; 6)

создание и активное использование информационного банка данных о рецидивистах и

профессиональных преступниках.

Особое значение имеет применение индивидуальной профилактики: беседы, постановка

на профилактический учет, наблюдение и контроль за процессом социальной реабилитации,

оказание социальной помощи конкретным людям. Важно не столько изобличить профес-

сионального преступника, сколько помочь людям, оказавшимся под его влиянием, порвать

с порочным кругом криминального мира.