ПОИСКОВО-ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ВЫЯВЛЕНИЮ УЛИК ПОВЕДЕНИЯ ОРГАНИЗАТОРА ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

 

В.Я. Решетников,

кандидат юридических наук, доцент (СЮИ МВД России)

А.В. Куницына,

кандидат юридических наук, ст. преподаватель (СЮИ МВД России)

Н.В. Арзамасцева,

аспирант (СЮИ МВД России)

По мере накопления опыта по разоблачению криминальных формирований выяснилось,

что многие из организованных преступных групп, попавших в зону внимания правоохрани-

тельных органов, представляют собой иерархические структуры, причем организаторы, т.е.

наиболее опасные преступники, чаще всего не принимают непосредственного участия в со-

вершении преступлений. Их роль ограничивается отдачей приказа исполнителям, как прави-

ло, через промежуточное организационное звено. Причастность этих лиц к совершенным

исполнителями деяниям очень сложно доказать даже при условии согласия привлеченных к

ответственности исполнителей дать против них соответствующие показания. Разумеется, по-

следние отнюдь не всегда идут на сотрудничество со следствием. Наоборот, они стремятся

сделать все возможное для защиты руководителей группировки, зная, что в этом случае им

будет обеспечена моральная и материальная поддержка как на предварительном следствии,

так и в местах лишения свободы. В результате усилия правоохранительных органов растра-

чиваются на борьбу со второстепенными участниками криминальных формирований. Костяк

преступных групп остается нетронутым, и понесенные потери быстро восполняются1.

Выявить преступника — это значит собрать сведения (фактические данные), указываю-

щие на то, что данное лицо могло совершить расследуемое деяние. Собранные на этапе

выявления сведения — это всего лишь информация к размышлению, сигнал к дальнейшим

решениям и действиям2. Оснований для однозначного, категорического вывода о причаст-

ности выявленного лица к расследуемому преступлению она не дает. Основное назначение

собранных на этом этапе данных — выступать в качестве фактической базы соответствую-

щей версии о возможности совершения преступления подозреваемым. В том случае, когда

версия при проверке нашла полное, всестороннее, объективное подтверждение, выявленное

лицо считается изобличенным3.

Выявление и разоблачение организатора следует начинать с изучения функциональной

и психологической структур преступной группы, сложившихся межличностных отношений,

наличия в группе противоречий и конфликтов. Сложность поисково-познавательной дея-

тельности по выявлению улик поведения организатора преступной группы заключается

в том, что эти лица, как правило, не оставляют материальных следов преступления. Они

обычно возглавляют и руководят преступной деятельностью. По этой же причине следова-

тель иногда не может установить конкретную его вину, поэтому чаще всего организаторы

преступных групп остаются вне поля зрения его деятельности.

По нашим данным, организатор преступной группы был выявлен и привлечен к уголов-

ной ответственности в 72,9 % случаев, а в 27,1 % — нет, хотя работа в данном направлении

проводилась4. Это объясняется тем, что организатор имеет большой преступный опыт, в

основном ранее судим, является опасным рецидивистом или же избран на сходке «вором в

законе»5. Такие лица тщательно маскируют свою деятельность и руководящую роль в группе,

«опасаясь разоблачения и ответственности, с помощью угроз, физического насилия, обмана

и шантажа (особенно в отношении несовершеннолетних) заставляют одного из рядовых

соучастников в ходе расследования выдать себя за организатора … преступления»6.

На первоначальном этапе расследования преступлений органы предварительного след-

ствия располагают обычно весьма незначительной информацией о лицах, совершивших

преступление, в силу самых различных причин: преступники приняли меры к уничтожению

следов, имеется значительный разрыв во времени между совершением преступления и

его обнаружением. В этой связи крайне остро стоит вопрос о получении дополнительной

информации при построении криминалистической информационной модели личности

организатора7.

Поисково-познавательная деятельность по выявлению улик поведения организатора

– это система следственных действий, организационных и оперативно-розыскных меро-

приятий по установлению принадлежности собранной информации определенному лицу.

В ее основе лежат поисковые версии, которые выдвигаются для определения зоны поиска

и установления преступника. Существенное значение имеют определение и разработка на-

правлений поиска: с помощью системы уголовной регистрации информации, отобразившейся

в процессе жизнедеятельности, композиционных портретов и розыскных ориентировок; на

основе рекомендаций, полученных при выявлении взаимосвязей свойств личности пре-

ступника и остальных элементов преступной деятельности8.

Источники информации о личности преступника можно подразделить на процессуальные,

непроцессуальные и специальные комплексы органов внутренних дел. Из процессуальных

источников тщательному анализу необходимо подвергать систему материальных следов и

документов, содержащих информацию о членах организованных преступных структур. Особо

следует остановиться на специальных комплексах информации органов внутренних дел, из

которых могут быть получены сведения об участниках организованных формирований. Речь

идет о системе уголовной регистрации9. Теоретическая база построения модели личности

предполагаемого организатора преступной группы включает в себя следующие элемен-

ты: а) данные личного опыта; б) сведения, содержащиеся в материалах об аналогичных

нераскрытых преступлениях, в архивных уголовных делах; в) сведения, содержащиеся в

криминалистических учетах; г) научные знания и выводы; д) коллективный опыт; е) другие

обобщенные данные, содержащиеся в памяти и специальной литературе10.

Направления поисково-познавательной деятельности определяются конкретной след-

ственной ситуацией, а также рядом факторов, к которым относятся: наличие информации об

организаторе; наличие хранилища информации; выявленные взаимосвязи свойств личности

организатора и элементов его преступной деятельности11.

Выявление улик поведения и доказывание вины организатора происходят в двух ти-

пичных следственных ситуациях. Первая ситуация складывается к такому моменту рас-

следования, когда по делу допрошены соучастники, свидетели, потерпевшие, из показаний

которых уже на первоначальном этапе расследования достаточно определенно усматрива-

ется, что конкретное лицо организовало членов преступной группы вокруг себя, активно

участвовало в подготовке, совершении и сокрытии преступления, направляя деятельность

других соучастников12. Сам организатор этого также не отрицает. Вторая ситуация обычно

возникает при расследовании преступной деятельности организованных групп, когда их

возглавляют лица, имеющие определенный преступный опыт, осознающие, что организаторы

несут повышенную уголовную ответственность, и потому не только стремятся скрыть свою

деятельность при совершении преступлений, но и настраивают определенным образом

других членов преступной группы, приводят их к мнению, что в группе все равны, либо о том, что кто-то возьмет вину на себя, либо о том, что все будут отрицать вину, либо берут с

них обещание не называть организатора в случае разоблачения.

В связи с тем, что в ряде случаев роль организатора группы неочевидна, тактика выявле-

ния улик поведения складывается из следующих элементов. Во-первых, это лицо необходимо

выявить среди других членов преступной группы, во-вторых — доказать его вину, т.е. со-

брать доказательства для вменения ему в вину организаторской деятельности13.

С целью доказывания главной роли организаторов в создании и руководстве преступной

группы, а также их вины в преступной деятельности очень важно уже на первоначальном

этапе расследования получить сведения о всех волевых проявлениях и аспектах этой дея-

тельности, связанных с функционированием данного сообщества, которые можно использо-

вать в рамках применения ст. 33, 35, 210 УК РФ14. Таковыми сведениями могут быть данные

об их организаторско-управленческих функциях, характере распоряжений, требований и

указаний, советов и элементах практической помощи в подготовке к отдельным преступным

акциям, а также об их психической и волевой деятельности в распределении преступных

доходов, финансировании коррумпированных должностных лиц15.

О деятельности организаторов преступных сообществ, отражающих их непосредствен-

ное участие в создании или руководстве преступными формированиями, свидетельствуют

следующие действия:

поиск участников преступного формирования, распределение между ними функций;

устное или письменное закрепление (клятва, договор и т.п.) факта создания этого фор-

мирования;

создание единой психологической установки членов сообщества на совершение пре-

ступлений;

снабжение оружием, оборудование тайников для хранения оружия и других средств

совершения преступлений;

разработка формы отчета исполнителей перед организатором;

разработка общей стратегии и тактики, выбор сферы деятельности;

финансирование организованной преступной группы;

выработка мер по монополизации преступного бизнеса и «разорения» конкурентов;

создание школ «боевиков» и руководство ими;

создание системы противодействия правоохранительным органам;

поиск форм и способов легализации преступных доходов.

Факт установления одного из перечисленных признаков либо их комплекса наряду с

другими обязательными элементами состава преступления дает основание для принятия

решения о привлечении конкретного лица к уголовной ответственности16. Кроме того, в ходе

изобличения организатора преступной группы и выявления улик поведения необходимо

четко фиксировать и доказывать наличие в этой группе элемента организованности. Лишь

при установлении высокой степени организованности интересующей следствие группы,

выражающейся, в частности, в беспрекословном подчинении членов группы своему органи-

затору, отсутствии для них возможности совершения преступных проявлений без прямого

умысла на то организатора, последний, безусловно, может быть привлечен к уголовной от-

ветственности за все совершенные членами группы деяния, даже если он и не был посвящен

в детали, несущественные обстоятельства совершенного преступления17.

Уголовно-правовые меры воздействия в отношении организатора преступной группы воз-

можны лишь при наличии в его действиях признаков объективной стороны преступления18.

Вся предшествующая деятельность (зарождение замысла, ознакомление со специальной

литературой, консультирование по криминальным вопросам) находится вне рамок уголовного

закона, поскольку за свою мыслительную деятельность данный субъект не подлежит уголовной

ответственности. В то же время именно эта мыслительная деятельность, предшествующая пре-

ступной, и является криминалистически значимой. Знание о ней позволяет создать портрет

типичного лидера (впоследствии — организатора), прогнозировать его действия.

Следователям часто удается установить связь задержанных исполнителей с организато-

рами преступных формирований. Однако причастность этих лиц к совершению конкретного

преступления установить не возможно. Тем не менее, их участие в организованном сообще-

стве позволяет привлечь организаторов к ответственности за руководство организованным

преступным формированием. Следовательно, для эффективной борьбы с организованной

преступностью необходимо признать преступлением сам факт участия в организованной пре-

ступной деятельности независимо от того, в какой форме это участие осуществлялось19.

Данный подход воспринят уголовным законодательством. Статья 210 УК РФ предусма-

тривает ответственность за создание и руководство преступной организацией и участие в

такой организации20. Отметим, что, оставшись неразоблаченным, организатор, как правило,

продолжает свою преступную деятельность. Под его руководством группа усиливает про-

тиводействие расследованию. Зная, что руководитель на свободе, надеясь на его помощь и

опасаясь расправы, задержанные члены группы не решаются давать правдивые показания,

остается невозмещенным материальный ущерб, т.к. добытые преступным путем средства

обычно находятся в распоряжении организатора. Часто само преступление без установления

руководителя группы нельзя отнести к организованной преступности.

Каждое преступление характеризуется множеством проявлений в реальной действитель-

ности. Для получения возможности их практического использования в качестве оснований

ограничения исходной совокупности физических лиц необходимо эти обстоятельства

определенным образом классифицировать21. В зависимости от тех или иных элементов

преступления ограничивающие обстоятельства могут быть сведены в несколько групп.

Так, в группу обстоятельств, определяющих типичные методы выявления улик поведения и

доказывания вины организатора преступного формирования, входят:

допросы задержанных, арестованных членов формирования и свидетелей, хорошо их

знавших;

обыски у задержанных (арестованных) и связанных с ними лиц;

глубокое изучение личности всех выявленных членов преступного формирования;

очные ставки;

анализ способа совершения преступлений и обеспечивающей деятельности;

анализ документов;

анализ поведения заподозренных лиц в период расследования;

проведение судебных экспертиз, в т.ч. фоноскопической — аудиозаписей, полученных

при контроле и записи телефонных и иных переговоров22.

Исключительно важное значение в получении информации об уликах поведения органи-

затора преступной группы имеют оперативно-розыскные мероприятия, которые превалируют

над чисто следственными (с учетом повышенной конспиративности в деятельности групп,

запугивания преступниками лиц, способных дать информацию; противодействия рассле-

дованию со стороны коррупционеров)23.

Особого внимания заслуживает также тактика допросов подозреваемых по делам о пре-

ступлениях, совершенных организованными группами. Показания свидетелей, заключения

экспертов, вещественные доказательства позволяют установить лишь некоторые обстоя-

тельства происшедшего. В воссоздании картины преступления важная роль принадлежит

показаниям соучастников. Показания лиц, подозреваемых в совершении групповых и ор-

ганизованных преступлений, дают возможность следствию более полно установить обстоя-

тельства содеянного, мотивы преступления, всех соучастников, их роли. Однако значение

показаний подозреваемых на этом не исчерпывается. Они служат не только источником

информации, но и средством проверки выдвинутых версий.

Существенную помощь работникам правоохранительных органов в выявлении улик

поведения организатора преступной группы могут оказать судебные психологи, которым

поручается проведение судебно-психологической экспертизы либо к которым обращаются

как к специалистам, имеющим возможность дать соответствующую консультацию, различные

рекомендации относительно использования в ходе следствия особенностей межличностных

внутригрупповых отношений членов преступной группы, их влияния друг на друга, наибо-

лее устойчивых мотивов преступной деятельности каждого подозреваемого. Практические

работники должны уметь обнаруживать, фиксировать и оценивать проявления преступной

деятельности организаторов криминальных формирований в целях создания, восстанов-

ления полной картины происшедшего.

Учитывая сложность привлечения организатора преступной группы к уголовной от-

ветственности, целесообразно (помимо тщательного протоколирования) вновь получен-

ные сведения запечатлевать в графиках, схемах, рисунках, видеофильмах, фототаблицах,

создавая новые объекты фиксации информации, объективность и достоверность которых

можно перепроверить в ходе предварительного или судебного следствия путем специальных

исследований и производства экспертиз.

Результаты конкретных следственных действий, направленных на выявление улик по-

ведения организатора, установление его роли в организации и руководстве преступной

группой, зачастую содержат существенные обстоятельства, подтверждающие, доказываю-

щие его виновность в инкриминируемом ему деянии. Поэтому оправданы и повышенные

требования, предъявляемые к чистоте, объективности и законности выполнения этих

следственных действий, к фиксации их результатов, исключающей двоякое толкование24.

Усилия к выявлению организатора должны быть предприняты как можно быстрее, уже в ходе

производства первоначальных следственных действий. После выявления организатора при

наличии достаточных оснований целесообразна его изоляция от соучастников, что предпо-

лагает выведение из-под его влияния остальных участников.

Законспирированность функционирования организованных преступных формирований и

связей между их отдельными членами, круговая порука сообщников25, тщательная подготов-

ка преступных акций и сокрытие ее следов, дерзость, жестокость, изощренность, быстрота

совершения самого преступления, оказание преступниками противодействия оперативным

и следственным органам, возможность утечки и расшифровки оперативно-розыскной ин-

формации как результат действия коррумпированных связей, необходимость защиты от

преступников свидетелей и потерпевших, — все это вносит определенную специфику в

комплекс методов и средств расследования организованной преступной деятельности и

оперативно-розыскных мероприятий.

Выявление организатора преступной группы на предварительном следствии – одна из

наиболее трудных задач, однако продуманная тактика расследования позволяет в конечном

итоге разоблачить организатора, раскрыть преступление и установить истину.