Экономика интересует?

Канаты стальные: поставщики, цены, прайсы, поиск по городам
sudsnab-ug.ru
Канаты стальные: поставщики, цены, прайсы, поиск по городам
sudsnab-ug.ru
ahmerov.com
загрузка...

ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ПРИНЦИПА УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

 

М.Т. Аширбекова,

кандидат юридических наук, доцент

(Волжский институт экономики, педагогики и права)

Принципы в ряду таких категорий, как функции, стадии и процессуальные институты

являются категориями, определяющими содержание уголовно-процессуального права1.

Справедливо высказывание о том, что процессуальное право есть показатель цивилизован-

ности общества2. Тезис о том, что принципы отражают сущность уголовно-процессуального

права, давно стал хрестоматийным. Но каким образом это достигается? Как может тот или

иной принцип отражать сущность уголовного судопроизводства? Очевидно, для ответа на

эти вопросы следует обратиться к понятию «принцип», к признакам, отличающим его от

иных нормативных положений.

Признание того или иного правового положения в качестве принципа, а следовательно,

и включение его в систему принципов уголовного процесса не может быть произвольным.

В литературе уже высказывалось мнение о том, что имевшие место в науке на протяжении

десятилетий дискуссии о понятии принципов уголовного процесса оправданы, поскольку

естественен сам процесс познания существа уголовного судопроизводства, его начал и за-

кономерностей развития3. В то же время ученые, отстаивающие данную точку зрения, отме-

чали бесплодность дискуссии о понятии принципа, порожденной нечеткостью определения

предмета спора. В решении вопроса о принципах процесса вносилось много субъективного.

Суждение ученого о сущности и назначении того или иного процессуального правила не

придает последнему общеобязательной силы, не возводит его в степень принципа право-

вой деятельности4. Понятно, что позиции ученых не могут быть выражены в иной форме,

кроме как субъективной. Однако они распознают объективные закономерности правовой

жизни, определяющие направление и содержание теоретических воззрений, без которых

невозможно с учетом изменяющихся условий существования общества развитие права и

законодательства. В этом, собственно, и состоит назначение правовой науки. Поэтому за-

служивает поддержки позиция авторов, считающих, что принципы уголовного судопроизвод-

ства не могут произвольно определяться законодателем, т.к. они отражают тип уголовного

процесса и соответствующее ему право, уровень развития теоретической мысли, судебной

практики, правосознания общества5.

Справедливо мнение А.С. Александрова о том, что закрепление в тексте закона не суть

важно для правового принципа как потенциальной (подчас альтернативной) возможности,

позыва к определенному устройству уголовного судопроизводства. Сам по себе факт их бытия

в правовой идеологии оказывает влияние на позитивное уголовно-процессуальное право6.

Любое правовое положение, закрепляемое законодателем как принцип, должно обла-

дать сущностными признаками, свойственными принципу как важнейшей категории. Та или

иная категория науки уголовно-процессуального права (впрочем, как и любой иной отрасли

общественной науки) раскрывается через распознание сущностных признаков, которые

отличают рассматриваемую категорию от иных, выделяют ее по значимости и назначению.

М.С. Строгович писал, что осмысление научных юридических понятий предполагает рас-

смотрение их как такой логической формы, «которая выражает наиболее существенное и

важное в определенном круге предметов, явлений действительности, отражает закономер-

ности определенной области реального мира»7.

Анализ научной литературы, посвященной исследованию принципов уголовного процесса,

позволяет выделить основные признаки понятия «принцип»: а) принципы как мировоз-

зренческие идеи обобщают сущее и детерминируют должное8; б) принципы — исходные,

основные и общие положения9; в) принципы — положения, закрепленные в нормах закона10;

г) принципы действуют во всех стадиях уголовного судопроизводства11 или же (как вариант)

действуют в большинстве стадий либо, по крайней мере, в основной стадии – судебное раз-

бирательство12; д) принципы имеют свое содержание, не выводимое из содержания других

принципов13; е) принципы отражают сущность, содержание, характер и назначение процес-

са14; ж) принципы характеризуют уровень защиты прав и свобод человека и гражданина15;

з) принципы определяют предмет и метод процессуального регулирования16.

Действительно, перечисленные признаки отличают принципы как нормативные по-

ложения от иных в системе уголовно-процессуального права. Однако думается, что они в

конечном счете сводятся к одному из них — признаку как свойству отражать предмет и

метод процессуального регулирования. В общей теории права предмет и метод правового

регулирования выступают системообразующими факторами, способствующими более точ-

ной и строгой градации права на отрасли и институты17. При этом, очевидно, необходимо

учесть, что предмет правового регулирования будучи определенным видом общественных

отношений имеет сложную структуру, элементами которой являются: а) субъекты; б) их

поведение, поступки, действия; в) объекты (предметы, явления), по поводу которых субъ-

екты вступают во взаимоотношения и к которым проявляют интерес; г) социальные факты

(события, обстоятельства), выступающие непосредственными причинами возникновения

или прекращения соответствующих отношений18.

Связь предмета процессуального регулирования с принципом придает последнему предмет-

ную определенность. «Предметная определенность означает, что объективным критерием для

формулирования принципов права служит специфика предмета правового ре гулирования, т.е.

природа и особенности общественных отношений»19. Поскольку принципы суть нормативные

положения, то все они отражают предмет уголовно-процессуального регулирования.

Метод правового регулирования производен от предмета правового регулирования.

Метод правового регулирования представляет собой определенные приемы, способы, сред-

ства воздействия права на общественные отношения20. В общее понятие «метод правового

регулирования» (как собирательной категории) входят компоненты, посредством которых

право воздействует на происходящие социальные процессы, устанавливая границы ре-

гулируемых отношений, предусматривая права и обязанности субъектов, предписания о

должном и возможном их поведении, наделяя участников отношений правоспособностью

и дееспособностью, определяя меры ответственности (принуждения) на случай нарушения

этих установлений21.

Принципы обусловлены методом процессуального регулирования и, в свою очередь,

придают ему те особенности, которые отличает его от иных отраслевых методов правового

регулирования. В общей теории права отраслевые юридические принципы относятся к от-

личительным особенностям метода правового регулирования той или иной отрасли права22.

Очевидно, принципы являются одним из средств регулятивного воздействия на обществен-

ные отношения, выступая компонентами метода процессуального регулирования.

Законодатель, закрепляя те и или иные принципы, определяет направленность метода

правового регулирования, выделяет желаемые пути и результаты в области правового

регулирования23. Связь принципов с методом процессуального регулирования отмечается

также исследователями в области науки уголовно-процессуального права24. Отмеченное

свойство принципа процесса отражать предмет и метод уголовно-процессуального ре-

гулирования выражается в системообразующем воздействии принципа на иные нормы

уголовно-процессуального права.

Данное качество выделяет В.П. Нажимов, который пишет, что принцип как общая право-

вая норма, правовое требование имеет определяющее значение для всех или, по крайней

мере, многих конкретных норм и институтов целой отрасли права25.

Очевидно, следуя этому утверждению, В.П. Проценко выделяет системообразующее свой-

ство принципа в качестве критерия для определения того или иного общего положения как

принципа. Отсутствие этого свойства в положениях, традиционно понимаемых как принципы

(уважение чести и достоинства, неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища,

тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений),

означает, по мнению В.П. Проценко, что последние не могут рассматриваться как самостоя-

тельные и отдельные принципы26. Заметим, что в литературе уже высказывалось суждение о

том, что правовые положения о неприкосновенности личности, о неприкосновенности жилища,

о тайне переписки есть субъективные конституционные права личности, ввиду чего нет не-

обходимости признавать за ними особое значение принципов уголовного процесса27.

Выделение В.П. Проценко системообразующего свойства принципа совершенно оправда-

но. Однако вызывает возражение обоснование им своей позиции относительно перечис-

ленных положений.

Действительно, названные положения об уважении чести и достоинства, неприкосно-

венности личности, жилища, тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых,

телеграфных и иных переговоров, не определяют построение и организацию уголовного

процесса. Однако эти положения, безусловно, находят конкретизацию в иных, более

частных нормах уголовно-процессуального права, по отношению к которым носят общий

и основополагающий характер. Следовательно, указанные положения обладают систе-

мообразующими свойствами для норм уголовно-процессуального права28. «Конкретизация

правового регулирования приводит к тому, что один и тот же вопрос регулируется целой

системой связанных между собой предписаний. Возникает своеобразный закон связей:

сначала формулируется т.н. генеральная, или основная норма, затем формулируются нормы,

призванные либо уточнить какие-то стороны содержания этой нормы, либо предусмотреть

вариант поведения для особых условий»29.

А.С. Александров полагает, что положения (идеи), не отличающиеся свойством процессу-

альной конструктивности, принципами являться не могут. В качестве принципов могут быть

выделены лишь те правила, которые способны оказывать воздействие на формирование

порядка судопроизводства30. «Форма процесса есть эффект его содержания, т.е. принципов.

С другой стороны, именно форма дает бытие системе принципов»31. Выделение А.С. Алексан-

дровым формообразующего свойства принципа весьма продуктивно. Однако в цитируемой

работе автор рассматривает формообразующее свойство и системообразующее свойство

принципа как равнозначные понятия32. Потому методологически важным представляется

определение различия между системообразующим и формообразующим свойствами принци-

па. Первое, как представляется, имеет значение для системы отрасли права, а второе — для

процессуальной формы (порядка), т.е. для процессуального режима производства по делу

как результату, достигаемому методом уголовно-процессуального регулирования.

Принципы уголовного процесса будучи равновеликими с точки зрения признания их за-

конодателем как основополагающих положений по своей значимости (иначе они не определялись бы как принципы) и, характеризуясь перечисленным выше «набором» признаков, все

же играют разную роль в содержании метода уголовно-процессуального регулирования.

Какие из них более зримо отражают метод процессуального регулирования? Или же мера

их обусловленности методом уголовно-процессуального регулирования также равна безот-

носительно к содержанию каждого принципа? Полагаем, что не все принципы в равной мере

играют определяющую роль в качестве компонентов в методе уголовно-процессуального

регулирования, заключающегося в обращении к субъектам запретов, дозволений, обязыва-

ний, а также в определении отношений субординации, поощрения, в определении пределов

принуждения, а также автономии субъектов и их равенства.

Различная роль каждого принципа как компонента в методе уголовно-процессуального

регулирования представляет интерес постольку, поскольку выделение свойств принципа

(отражать предмет процессуального регулирования и метод правового регулирования), по

нашему мнению, имеет значение для определения системы принципов уголовного процес-

са. Не претендуя на исчерпывающее освещение проблемы системы принципов33, отметим,

что этот вопрос затрагивается нами только в рамках обоснования своей позиции о том,

что в числе сущностных признаков понятия «принцип уголовного процесса» есть свойство

последнего отражать метод уголовно-процессуального регулирования. Принцип, играю-

щий значимую роль в качестве компонента в методе правового регулирования, влияет на

организацию уголовного процесса, на его процессуальную форму. Однако это свойство не

является признаком, характерным в равной мере для всех принципов.

Указанное свойство в значительной мере присуще только принципу публичности и

принципу состязательности. Потому правы авторы, отмечающие связь публичности34 и со-

стязательности с методом уголовно-процессуального регулирования35. Так, С.Д. Шестакова

выделяет виды методов уголовно-процессуального регулирования в зависимости от вариан-

тов сочетания в них публичности и состязательности36. Влияние соотношения публичности

и диспозитивности как принципов организации уголовно-процессуальной деятельности на

процессуальную форму рассмотрено также Л.Н. Масленниковой.37

Думается, что формообразующие свойства названных принципов определяются их зна-

чимостью в качестве компонентов метода уголовно-процессуального регулирования. Зна-

чимость же данных принципов, в свою очередь, определяется их содержанием. Требования

принципа публичности есть по сути основные способы метода императивного правового

регулирования. Требования же принципа состязательности — основные способы диспо-

зитивного метода правового регулирования.

Все иные принципы, за исключением публичности и состязательности, оставаясь компонента-

ми в методе процессуального регулирования, имеют, как правило, не столь сложное содержание

по количеству правовых предписаний. В силу этого каждый из них в отдельности не оказывает

существенного влияния на форму организации уголовного судопроизводства, на процессуаль-

ный режим производства по уголовному делу в каждой стадии. Воздействие таких принципов

достигается только через их совокупность, т.е. систему. Указанные принципы, как думается, в

большей мере носят охранительный характер, а потому могут пониматься как положения, яв-

ляющиеся своего рода стандартами, определяющими уровень защиты прав и свобод человека

и гражданина в уголовном судопроизводстве. Их реализация напрямую зависит от реализации

формообразующих принципов, т.е. принципа публичности и принципа состязательности.

Формообразующий признак принципа может служить критерием различия принципов:

1) на принципы, непосредственно определяющие процессуальный режим всего производ-

ства по уголовному делу, а также видов процессуального производства; 2) на принципы,

не обладающие явными формообразующими качествами, но выступающими в качестве

положений – стандартов обеспечения прав и свобод человека и гражданина в уголовном

судопроизводстве.

Обусловленность принципов предметом и методом уголовно-процессуального регулирова-

ния — важный признак. Именно это свойство принципов определяет сущность, содержание и

систему уголовно-процессуального права. Не все признаки, выделяемые исследователями в

содержании понятия принципа уголовного процесса, можно отразить в одном универсальном

определении. Сознавая это обстоятельство, предлагаем следующее определение: принцип

уголовного судопроизводства — правовое положение, определяющее тип, сущность и природу

уголовного процесса, имеющее основополагающее значение в силу своего регулятивного и

охранительного воздействия на поведение субъектов уголовного процесса путем установления

процессуального режима производства по уголовному делу и определения уровня защиты

прав и основных свобод лиц, вовлекаемых в уголовный процесс.