ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЗАЩИТА СЕМЬИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Н.И. Прокошкина,

ст. преподаватель

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ

И ИНТЕРЕСОВ СУБЪЕКТОВ СЕМЕЙНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

В ДЕЛАХ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА

Вопросы правового регулирования расторжения брака волнуют человечество с древ-

нейших времен и в современных условиях актуальность данной темы продолжает оставать-

ся высокой. Статистика свидетельствует, что в среднем по России распадается каждый

третий брак, а в крупных городах — каждый второй1. Это обусловливает необходимость

изучения правового статуса участников семейных правоотношений на основе действующе-

го законодательства и с точки зрения перспектив его совершенствования.

Термин «расторжение брака» введен Семейным кодексом РФ (далее — СК РФ) взамен

термина «развод», характерного для действовавшего до 1995 г. Кодекса о браке и семье.

Как справедливо подчеркивают юристы (теоретики и практики), данные термины полностью

идентичны и обозначают понятия, полностью адекватные друг другу2.

В соответствии со ст. 16 СК РФ расторжение брака представляет собой одно из осно-

ваний для прекращения брака, причем Закон не предоставляет супругам выбор порядка

расторжения брака: брак расторгается в суде и в ЗАГСе. С одной стороны, СК РФ в качестве

основного порядка развода предусматривает процедуру в ЗАГСе, тем самым предоставляя

возможность для свободного волеизъявления супругов, бесконфликтного решения вопро-

са, и лишь в наиболее сложных и ответственных ситуациях дело подлежит рассмотрению в

судебных органах, что регулируется ст. 21–23 СК РФ.

При наличии обстоятельств, указанных в ст. 19 СК РФ и предоставляющих право супругам

решить дело о разводе в ЗАГСе, суд отказывает в принятии от них заявления, что препятствует

затягиванию дела, поскольку не требует специального рассмотрения обстоятельств, при-

ведших к разводу, больших расходов и времени. С другой стороны, в отсутствие взаимного

согласия обоих супругов на развод и наличия у них общих несовершеннолетних детей (вклю-

чая усыновленных) брак может быть расторгнут исключительно в судебном порядке.

Указанный подход законодателя к производству дел о расторжении брака, вне всякого

сомнения, нацелен на обеспечение законных прав и интересов прежде всего несовершен-

нолетних членов семьи. «Именно судебный порядок позволяет наилучшим образом иссле-

довать взаимоотношения супругов, выявить и оценить подлинные причины, заставившие

их просить о прекращении брака, авторитетом высококомпетентного государственного

органа побудить супругов к осознанию серьезности их поступка и расторгнуть брак лишь

при действительной невозможности сохранить семью»3.

Органы ЗАГСа же, производя расторжение брака, никак не регулируют его последствия.

Закон указывает, что все спорные вопросы, касающиеся последствий расторжения брака,

должны решаться в судебном порядке (ст. 20 СК РФ), причем независимо от расторжения

брака в органах ЗАГСа по заявлению одного из супругов. Таким образом, административ-

ный порядок расторжения брака по существу является регистрационным4 и в связи с этим

возникает вопрос: возможно ли в полной ли мере обеспечить права членов семьи при рас-

торжении брака в органах ЗАГСа?

В сложившихся условиях, по нашему мнению, законодателю следует четко определить условия

расторжения брака в органах ЗАГСа, иначе разграничение дел о расторжении брака по подведом-

ственности противоречит принципу судебной защиты прав и интересов граждан. В этой связи

следует отметить также недостаточно четкую формулировку ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, указывающей на

подсудность мировому судье дел о расторжении брака в случае, если между супругами отсутству-

ет спор о детях. В соответствии с данной формулировкой можно предположить, что если спор

присутствует, то брак расторгается во внесудебном порядке, что, конечно же, не соответствует

ни теоретическим позициям, ни практике гражданского судопроизводства.

Указанное обстоятельство побуждает внести предложение об уточнении пп. 1 и 2 ст. 23

ГПК РФ, изложив его в следующей редакции: «Дела о расторжении брака, если между су-

пругами отсутствует спор о детях (в случае наличия такого спора дела о расторжении брака

подсудны районному суду)».

Дело здесь, в первую очередь, в том, что расторжение брака в суде предоставляет воз-

можность сторонам обжаловать его решение в вышестоящую инстанцию, допускает вме-

шательство в необходимых случаях прокурора, защищающего права несовершеннолетних

или других нуждающихся в защите лиц. Хотя ряд авторов считают расторжение брака в

судебном порядке архаизмом и пишут, что на практике «воспитательное значение судебной

процедуры развода весьма невелико, в суде присутствуют главным образом родственники

и любопытствующие граждане»5, мы считаем, что такое положение дел обусловливается

недостаточно высоким общественным статусом государственного органа судебной защиты.

Планомерное проведение судебно-правовой реформы в нашей стране позволит исправить

данную ситуацию и восстановить высокий авторитет суда в российском обществе, поэтому

позиция законодателя должна быть предельно четкой и всецело направленной на эффек-

тивное обеспечение прав и интересов всех членов общества.

Ряд авторов отрицают наличие факта правовой защиты в делах о расторжении брака6.

Однако, по нашему мнению, существует имманентное противоречие между утверждениями о

том, что «право на расторжение брака является субъективным правом на юрисдикционную

деятельность суда» и «расторжением брака не могут быть нарушены или оспорены права

супругов, право на судебную защиту у супругов не возникает; интерес истца на прекращение

брака не является правовой категорией»7.

В связи с этим представляется, что поскольку расторжение брака ведет к изменению

правового статуса членов семьи (в частности, супруги перестают быть супругами), то, следова-

тельно, наличествующие в деле о расторжении брака интересы лиц не могут быть ничем иным,

как правовой категорией. Нарушаются или оспариваются права членов семьи — зависит от

отношения каждого из них в отдельности к распаду семьи и бракоразводному процессу8. Но

в любом случае задача суда состоит не в формальном расторжении брака, а, по существу, в

защите прав и интересов членов семьи, особенно прав несовершеннолетних детей.

Исходя из этого следует уделить особое внимание анализу объекта защиты в делах о

расторжении брака. Некоторые авторы полагают, что в делах данной категории защите

подлежит субъективное право на расторжение брака9. Другие исследователи в качестве

объекта защиты называют брачное или семейное правоотношение10, третьи — преобразо-

вательное полномочие11.

Наиболее верным представляется подход, согласно которому объектом защиты является

интерес супруга в прекращении брачного правоотношения12. Как правильно пишет В.И.

Тертышников, «содержание защиты права в виде прекращения правоотношения присуще с

определенной спецификой и для производства дел о расторжении брака»13. Данная позиция

обусловлена тем обстоятельством, что содержание защиты права определяет ее форму в

виде предъявления иска о прекращении правоотношения, соответствующую деятельность

суда и участников процесса, а также вынесение судом решения о расторжении брака.

Анализируя концепцию законодателя касательно регулирования дел о расторжении

браков, по нашему мнению, следует обратить внимание на такое условие для производства

развода в органах ЗАГСа, как взаимное согласие обоих супругов на развод и отсутствие у них

общих несовершеннолетних детей, включая усыновленных. В ст. 19 СК РФ прямо указывается,

что наличие у них не общих детей не является препятствием для рассмотрения дела о разводе

в ЗАГСе. Однако думается, что такой однозначный подход к решению дела о расторжении

брака между супругами, имеющими не общих несовершеннолетних детей, нельзя признать

верным. По нашему мнению, в целях наилучшего обеспечения прав несовершеннолетних

граждан в данном случае должна исследоваться каждая конкретная ситуация. Не секрет,

что в сложных условиях современной социальной действительности встречаются ситуации,

когда, например, неродной ребенок оказывается более чутким и заботливым по отношению

к взрастившим и воспитавшим его людям, нежели родные дети. В связи с этим представля-

ется необходимым тщательное исследование материалов дела о расторжении браков между

супругами, имеющими как общих, так и не общих несовершеннолетних детей.

Действующее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О

применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием

детей» разъясняет, что в процессе подготовки судопроизводства по делам, связанным с вос-

питанием детей, перед судом стоит задача правильного определения обстоятельств, имеющих

значение для разрешения спора и подлежащих доказыванию сторонами. В соответствии

с указанным документом особое внимание суда должно обращаться на обстоятельства,

характеризующие личные качества родителей либо иных лиц, воспитывающих ребенка, а

также на его взаимоотношения с данными лицами.

В связи с этим для правильного разрешения указанной категории дел необходимо рас-

смотрение судом составленных и утвержденных в установленном порядке органами опеки

и попечительства актов обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание

ребенка. В соответствии с п. 1 ст. 34 ГК РФ и п. 2 ст. 121 СК РФ заключение органа опеки и

попечительства по существу спора должно быть подписано руководителем органа местного

самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа

местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав

детей. Еще раз подчеркнем, что вопросы о том, с каким из кровных родителей совместно

проживает ребенок, для данных супругов не являющийся общим, каковы его отношения с

членами семьи, условия проживания, воспитания, обучения и т.д., имеют важное значение

для решения дела о расторжении брака и фактически судьбы ребенка14.

Спорным, по нашему мнению, является также вопрос о предоставлении права подачи

искового заявления о расторжении брака опекунам супругов, признанных судом недееспо-

собными. В соответствии с действующим ГПК РФ юридический интерес в возбуждении граж-

данского судопроизводства могут иметь не только лица, отстаивающие свои субъективные

права и охраняемые законом интересы, но также прокурор и другие лица в целях защиты

общественных и государственных интересов. Как справедливо указывал Я.Ф. Фархтдинов,

с точки зрения формального подхода нет никаких оснований оспаривать это право в от-

ношении предъявления исков о расторжении брака, заключенного другими лицами, «но

если вникнуть в существо этого вопроса, то ответ должен быть отрицательным»15, т.к. дело

о расторжении брака, как записано в ст. 16 СК РФ, может быть возбуждено по заявлению

самих супругов.

Действительно, лично-доверительный характер отношений между супругами не позво-

ляет предоставлять право принимать решение о расторжении брака третьим лицам. Опекун,

назначаемый в целях соблюдения интересов своего подопечного, тем не менее не является

субъектом его семейных правоотношений и потому, считаем, не вправе напрямую решать

судьбу брака опекаемого, в частности принимать решение о расторжении брака и подавать

соответствующее исковое заявление в суд.

В юридической литературе высказывается также мнение, отрицающее возможность

предъявления иска о расторжении брака прокурором16 в связи с тем, что в данном случае

суд не сможет осуществлять задачу примирения супругов. В то же время согласно ГПК РФ и

Закону о прокуратуре прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав

и охраняемых законом интересов других лиц, если этого требует охрана прав и интересов

граждан. Указанная возможность не ограничивается какими бы то ни было условиями, и если

прокурор считает, что в браке нарушаются права и охраняемые законом интересы одного

из супругов, который в силу объективных причин не может самостоятельно обратиться с

заявлением в суд, то он вправе возбудить дело о расторжении данного брака17. Н.А. Панкра-

това указывает, что такой подход законодателя «никак не ущемляет свободу самих супругов

решать вопрос об их браке, т.к. в качестве истца в дело все равно должно привлекаться то

лицо, в интересах которого обратился прокурор и которое может по своему усмотрению рас-

поряжаться предметом иска»18. В этом случае, заметим, на прокуроре лежит ответственность

по решению вопроса о целесообразности предъявления иска о расторжении брака.

В частности, инициативу прокурора о расторжении брака следует признать целесоо-

бразной в том случае, если опекуном одного из супругов является другой супруг, который

злоупотребляет своими полномочиями, или один из супругов осужден за совершенное

преступление на срок свыше трех лет. Представляется целесообразным сформулировать

данное положение как дополнение к ст. 45 ГПК РФ. В интересах недееспособного супруга

возможно быстрое расторжение брака (с одновременным решением вопроса об опеке) по

инициативе прокурора. Так, согласно приказу Генеральной прокуратуры РФ от 2 декабря

2003 г. № 51 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве» про-

курор обязан вступать в процесс и давать заключения в тех случаях, если истец или ответчик

по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не

может лично отстаивать в суде свои права и свободы.

Указанные особенности обусловливают большую сложность принятия решения по делу

о расторжении брака. При этом вопрос о доказывании по делам о расторжении брака пред-

ставляет определенный интерес в связи с тем, что в случае взаимного согласия супругов

на расторжение брака в суде стороны освобождаются от процессуальной обязанности до-

казывания (п. 1 ст. 23 СК РФ), а суд — от выяснения мотивов развода. Ряд специалистов

считают, что в ходе судебного разбирательства супруги не заинтересованы в доказывании,

они лишь убеждают судью в своем нежелании состоять в браке; отсутствует доказывание

и при расторжении брака в органах ЗАГСа19. Однако нам представляется более аргументи-

рованным мнение ученых, полагающих, что в делах о разводе наличествуют факты, обяза-

тельно входящие в предмет доказывания по делу20. К ним можно отнести факт заключения

брака, факт наличия (отсутствия) взаимного согласия на развод, факт наличия (отсутствия)

общих несовершеннолетних детей, факт невозможности сохранения семьи. В зависимости

от обстоятельств конкретного дела о разводе в предмет доказывания могут быть включены

и иные факты. Так, по делу о расторжении брака между супругами, имеющими общих не-

совершеннолетних детей, в предмет доказывания включается факт наличия (отсутствия)

соглашения о детях21. В случае, если один из супругов, не имеющих общих несовершенно-

летних детей, уклоняется от расторжения брака в ЗАГСе, предметом доказывания является

также факт такого уклонения. Если один из супругов не согласен на расторжение брака, то

в предмет доказывания будут включаться конкретные факты, на которые ссылается истец

в своем исковом заявлении как на основание своего требования о расторжении брака. В

качестве таких обстоятельств могут выступать факт злоупотребления спиртными напитками,

факт раздельного проживания супругов в течение длительного периода времени, факт на-

личия фактических брачных отношений с другим лицом и др.22

Таким образом, круг фактов, подлежащих установлению в процессе гражданского су-

допроизводства по делам о расторжении брака, зависит от наличия взаимного согласия

супругов на расторжение брака и наличия общих несовершеннолетних детей. Установле-

ние круга фактов, подлежащих доказыванию в гражданском судопроизводстве по делам

о расторжении брака, имеет важное значение с точки зрения обеспечения защиты прав

и интересов участников семейных отношений, поэтому требуется дальнейшая проработка

проблемы доказывания по делам рассматриваемой категории.

В связи с этим, «не будучи достаточно подготовленными и не имея фактической возмож-

ности рассматривать дела о разводах на уровне современных требований, судьи обычно и не

хотят углубляться во взаимоотношения между супругами»23. В настоящее время в условиях

реализации принципа состязательности сторон главная задача суда — не столько сохра-

нение брака как такового, сколько обеспечение защиты прав и интересов членов семьи, и

в первую очередь — несовершеннолетних. Только на основании всесторонне взвешенных

обстоятельств дела суд вправе вынести решение о расторжении брака, которое в ряде слу-

чаев может служить защите прав не только супругов, но и несовершеннолетних детей.