ПРАВОМЕРНОСТЬ ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВ И СВОБОД, ГАРАНТИРОВАННЫХ КОНВЕНЦИЕЙ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД 1950 ГОДА: ПРАКТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

 

Н.Н. Липкина,

аспирант

Общепризнанно, что в настоящее время права человека перестали быть исключительно

внутренним делом отдельного государства1. Мировое сообщество устанавливает стандарты

прав и свобод личности, имеющие минимальный характер2 и обязательные для государств-

участников международных договоров.

Вместе с тем мировое сообщество не может не принимать во внимание тот факт, что у

каждого государства имеются национальные особенности, обусловленные различиями по-

литической, экономической ситуации, а также социальной и культурной жизни общества.

Именно этим объясняется факт наличия у государств определенной свободы в отношении

имплементации договорных обязательств в сфере защиты основных прав и свобод чело-

века, а также в отношении выбора средств обеспечения соответствующих стандартов во

внутригосударственном правопорядке.

Такая свобода усмотрения с необходимостью находит свое отражение прежде всего в

нормах международных договоров3, а также подтверждается практикой международных

органов по защите прав человека.

Так, Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд), созданный на

основании Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (далее — Кон-

венция), активно применяет на практике разработанную им правовую концепцию свободы

усмотрения государств.

Основная идея концепции заключается в том, что при реализации принятых на себя обя-

зательств государство-участник Конвенции обладает определенной свободой усмотрения в

вопросах обеспечения гарантированных прав и свобод, в т.ч. и в отношении осуществления

вмешательства в права и свободы человека в интересах защиты общественно значимого

интереса4.

Несмотря на встречающиеся в литературе высказывания о «вызывающем разочарование

отсутствии ясности»5 концепции, она имеет четкие границы применения. Значительный

массив наработанной практики Европейского Суда позволяет установить черты и основания

ее применения, а также критерии правомерности вмешательства, осуществляемого государ-

ством в рамках свободы его усмотрения. Жалобы на вмешательство в осуществление прав,

гарантированных Конвенцией, рассматриваются Европейским Судом по определенной схеме,

представляющей собой своего рода тест на правомерность вмешательства.

Выявление и исследование содержания элементов теста на правомерность вмешатель-

ства в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией на основе обобщения и

анализа практики Европейского Суда, представляет не только научный, но и практический

интерес. Тест может использоваться в т.ч. и правоприменительными органами государств

при принятии решений об осуществлении вмешательств в права человека.

Применяя концепцию свободы усмотрения, Европейский Суд использует целый набор прин-

ципов и критериев, которым должно соответствовать вмешательство, для того чтобы оно было

признано не противоречащим положениям Конвенции. Проверка соблюдения всех условий

правомерности вмешательства осуществляется Европейским Судом в форме особого теста, каж-

дый из элементов которого применяется последовательно, и невыполнение требований одного

элемента теста исключает необходимость рассмотрения вопроса о соблюдении последующих

критериев. Таким образом, установленное Европейским Судом несоответствие вмешательства

требованиям любого из элементов теста служит достаточным основанием для констатации

факта нарушения положения Конвенции, гарантирующего соответствующее право.

Важно отметить, что тест не имеет четко закрепленного перечня элементов. Безусловно,

не во всех делах есть необходимость исследовать соблюдение всех критериев. Целиком тест

стало возможным выделить, только изучив применение отдельных его элементов в целом

ряде дел. Тест на правомерность вмешательства, который будет приведен ниже, представляет

собой обобщение всех условий и критериев правомерности вмешательства, осуществляемого

государством в рамках свободы усмотрения.

Анализ практики Европейского Суда позволяет выделить следующие три составные части

теста на правомерность вмешательства:

1) наличие вмешательства в осуществление права;

2) наличие у государства свободы усмотрения;

3) соблюдение пределов свободы усмотрения государства:

3.1. возможность вмешательства предусмотрена законом;

3.2. вмешательство «необходимо в демократическом обществе»:

обоснованность вмешательства;

соразмерность вмешательства преследуемой цели.

Остановимся более подробно на анализе элементов теста.

В первую очередь Европейский Суд устанавливает факт наличия вмешательства в осу-

ществление права. Ключевое значение здесь имеет содержание соответствующего права

или свободы, определить которое во многом позволяет осуществляемая Европейским Судом

интерпретация положений Конвенции6.

Безусловно, в основной массе дел, принятых к рассмотрению Европейским Судом, когда

фактически уже разрешен вопрос о соблюдении одного из важнейших условий ее при-

нятия к производству — совместимости с положениями Конвенции7, — вопрос о наличии

вмешательства решается положительно.

Основные трудности возникают в процессе определения объема прав, закрепленных в

лаконичных формулировках статей Конвенции, которые Европейский Суд своими решениями

и постановлениями наполняет дополнительным содержанием. При этом, тем не менее, от-

дельные понятия и категории, звучащие в статьях Конвенции, Европейский Суд намеренно

не определяет четко, таким образом предоставляя возможность, с одной стороны, для даль-

нейшего развития стандартов гарантированного права, а с другой — для осуществления

государствами свободы усмотрения.

Так, например, в одном из дел Европейский Суд пришел к выводу о том, что установление

в национальном законодательстве требований к политическим взглядам кандидата на должность государственной службы не могут считаться несовместимыми со ст. 10 Конвенции,

поскольку относятся к праву на занятие должностей государственной службы, которое не

гарантируется Конвенцией. Таким образом, Европейский Суд, установив, что в данном деле не

было вмешательства в осуществление права свободно выражать свое мнение, не установил

и нарушения обязательств по Конвенции8.

Только в том случае, если Европейский Суд констатировал факт наличия вмешательства

в осуществление гарантированного права, он переходит к разрешению вопроса о наличии у

государства свободы усмотрения. В рамках данного элемента теста Европейский Суд должен

установить, предусмотрена ли Конвенцией возможность вмешательства. Здесь речь идет о

правовых основаниях применения концепции свободы усмотрения, в качестве которых вы-

ступают: во-первых, положения Конвенции, напрямую допускающие ограничение некоторых

прав9, во-вторых, положения ст. 15 Конвенции, допускающие отступление от обязательств

по Конвенции в случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих

жизни нации; в-третьих, нормы Конвенции, содержащие «отсылку» к внутригосударствен-

ному праву, используют формулы: «предусмотрено законом», «в порядке, установленном

законом» и др.10; в-четвертых, положения Конвенции, для надлежащего осуществления

которых требуется совершение со стороны государства позитивных действий11, конкрет-

ное содержание которых зависит от усмотрения государства; в-пятых, ст. 14 Конвенции,

которая, с одной стороны, прямо запрещает дискриминацию при пользовании правами,

закрепленными в Конвенции, с другой — оставляет за государством определенную свободу

усмотрения, поскольку иначе любое, даже правомерное, вмешательство представляло бы

собой нарушение ст. 14 Конвенции.

Третьим, заключительным элементом теста является определение пределов свободы

усмотрения государства посредством использования двух критериев, закрепленных Кон-

венцией и активно применяемых Европейским Судом:

1. Вмешательство должно осуществляться на основании и в соответствии с национальным

законодательством.

2. Вмешательство должно быть «необходимым в демократическом обществе» (прин-

цип соразмерности (пропорциональности), т.е., во-первых, у государства должны иметься

разумные и достаточные основания для принятия решения о вмешательстве в осущест-

вление права; во-вторых, вмешательство должно быть соразмерно той цели, которую оно

преследует.

Таким образом, подводя итог, следует отметить, что концепция свободы усмотрения госу-

дарств — комплексная правовая конструкция, позволяющая Европейскому Суду оценивать

правомерность вмешательства государства в осуществление гарантированных Конвенцией

прав и свобод. Реализуется концепция свободы усмотрения в форме особого, разработанного

в практике Европейского Суда теста, который служит цели облегчить и систематизировать

работу Европейского Суда по рассмотрению огромного количества различных обращений

о предполагаемых нарушениях положений Конвенции.