Экономика интересует?

ahmerov.com
загрузка...

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОГО ЧУВСТВА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

С.Т. Хапчаев,

ст. преподаватель (Карачаево-Черкесский филиал

Московского открытого социального университета)

 

Правовые чувства, эмоции, настроения, переживания и обыденные представления яв-

ляются содержанием собирательного понятия «правовая психология», составляющего, по

мнению Л.И. Петражицкого, ядро неофициального права и влияющего на эффективность

действия позитивного или официального права, в котором зафиксирована лишь незначи-

тельная часть правовых предписаний1. Эта мысль развивается современными авторами,

полагающими, что правовые предписания действуют тем эффективнее, чем больше они

утверждаются в правовом чувстве общества2.

К проблеме правового чувства в отечественной юридической науке всегда было не-

однозначное отношение, которое формировалось на фоне зарубежной и российской

дореволюционной мысли. В условиях господства рационалистического понимания права

и правосознания их эмоциональным аспектам отводилась незначительная роль. Этот одно-

сторонний подход, связанный с возвеличиванием знания, привел к кризису данных понятий.

Затем последовало обращение к эмоциональному, чувственному аспекту правосознания и

его возвеличивание, которое также привело к одностороннему их пониманию. Разрешил

ситуацию И.А. Ильин, который, объединив знания и чувства, целостно представил понятие

«правосознание».

Советскими авторами правосознание и право рассматривались через рациональный

аспект, а к правовому чувству было негативное отношение, поскольку считалось, что чув-

ственное познание не обладает способностью отделять существенное от несущественного,

закономерное от случайного и ориентируется на отдельные аспекты юридической дей-

ствительности. Признавалась ограниченность чувственного освоения мира, обусловленная

пространственными и временными параметрами государственно-правовых явлений, а также

тем, что органы чувств воспринимают лишь их настоящее, непосредственное состояние.

Эту позицию наиболее четко выразил А.К. Уледов, который, анализируя позицию авторов,

рассматривающих правовое сознание через взгляды, представления и правовые чувства,

сделал вывод о необоснованности попытки выделить правовые чувства в особую категорию

правосознания3.

Признав в дальнейшем правовые чувства в качестве структурного и важного элемента

правосознания, авторы не пришли к единому мнению в вопросах его понимания. Полагаем,

что для правильного понимания правового чувства необходимо более активное использо-

вание его философской, психологической и иных характеристик. В психологической науке

чувство рассматривается как эмоциональная форма отражения социально значимых явлений,

как высшая, культурно обусловленная эмоция человека, содержащая в себе субъективно

ощущаемую установку по отношению к различным сторонам жизнедеятельности.

При характеристике чувства психологи выделяют такие его особенности, как: обобщае-

мость и возможность переноса от одного объекта на весь класс однородных; притупляемость

как положительных, так и отрицательных чувств под воздействием длительно действую-

щих раздражителей; суммация систематически вызываемых чувств, что может привести к

укреплению положительных чувств или, напротив, появлению аффективных состояний4;

замещение чувства неудачи в одной деятельности чувством успеха в другой; переключение

неудовлетворенных чувств на другие объекты; амбивалентность чувств, способная вызвать

внутриличностный конфликт, выливающийся в противоправное поведение; полярность и

пластичность. Каждой эмоции и любому правовому чувству противостоят противоположные

пе реживания, между которыми существует множество переходов.

Эти свойства специфическим образом проявляются в юридической сфере. Их можно

рассмотреть на примере психологической реакции человека, возникающей по поводу вновь

принятого закона. У лица, читающего данный закон, появляется непосредственная эмоцио-

нальная реакция на него, которая может продолжаться и иметь выражение в более сложных

эмоциональных и рациональных процессах, в частности обобщения субъектом предписаний

данного закона с уже известными ему аналогичными предписаниями, содержащимися в

действующем законодательстве. Это может привести к суммации чувств и мыслей, которая, в

свою очередь, может послужить основой положительного либо отрицательного отношения к

новому закону. Отрицательное отношение к закону и формальный подход к его реализации со

стороны некоторых правоприменителей может стать основанием притупляемости их право-

вых чувств, способной оказывать влияние на психическую активность и форму поведения

субъекта, применяющего право. Притупляемость рождает безынициативность и равнодушие

к закону, к людям и своим обязанностям. Положительное отношение, напротив, стимулируют

восприимчивость человека к праву, активизирует его реализующую деятельность.

Руководствуясь психологической характеристикой, правовое чувство можно определить

как возникающую у субъекта права эмоциональную реакцию на действующее и должное

(идеальное) право, обусловленную его юридическим и иным жизненным опытом, отличаю-

щуюся осознанностью, предметностью и включающую оценку правовых явлений с точки

зрения их значимости для удовлетворения биологических и социальных потребностей

человека. А.В. Смоленцев по данному поводу пишет: «Правовое чувство — это самоорга-

низующаяся система правовых (обязательно-притязательных) установок, основанная на

общепризнанном идеале добра и справедливости»5.

Сегодня общепризнанным является тот факт, что правовое чувство как элемент право-

вой психологии входит в структуру правосознания, где оно противопоставляется правовому

мышлению как высшей степени человечес кого познания. Мышление позволяет вырабатывать

знание о таких объектах, свойствах и отно шениях правовой действительности, которые не

могут быть непосредственно восприняты на чувственной ступени познания6. Мысли и чувства

взаимосвязаны: мысль не возникает вне чувственных ощущений — без них она была бы

пуста; правда, и неосмысленные чувства сами по себе малоинтересны — без их облечения

с помощью мыслительной деятельности в форму понятий чувства аморфны7.

По нашему мнению, противопоставление правового мышления и чувства научно некор-

ректно, т.к. они выступают проявлениями единого по своей природе процесса познания и

тесно взаимодействуют. Правовое чувство представляет собой начальный этап в процессе

правового мышления и является реакцией на отражаемую правовую действительность.

Правовое мышление, в свою очередь, испытывает влияние эмоционально обусловленных

интуитивных факторов познания. Степень участия правовой интуиции определяется осо-

бенностями конкретного вида деятельности, но ведущую роль она играет в процессе при-

менения правовой нормы к конкретному случаю. Интуицию и правовое чувство можно

разделить лишь условно, т.к. эти два элемента правосознания имеют общую эмоционально-

ценностную основу8.

Не меньше дискуссий вызывает и вопрос о классификации правовых чувств. Предлага-

ются различные варианты и основания классификации, среди которых наиболее типичны

следующие:

1) по уровню развития — элементарные, развитые, мировоззренческие;

2) в зависимости от носителя — индивидуальные, микрогрупповые, групповые, массовые;

3) по характеру направленности — положительные, нейтральные, негативные9. Они об-

разуются в процессе практической деятельности человека и в основе их разделения лежит

принцип удовольствия и неудовольствия10;

4) от интенсивности и продолжи тельности влияния на деятельность (настроения и

аффекты);

5) от степени влияния на активность деятельности (стенические и астениче ские). Однако

одно и то же чувство может в зависимости от обстоятельств активизировать или подавлять

деятельность человека;

6) в зависимости от качества — нравственные, эстетичес кие, интеллектуальные и прак-

сические11.

Последняя классификация в настоящее время приобретает особое значение. Нрав-

ственные правовые чувства возникают как эмоциональная оценка субъектом соответствия своего и чужого поведения правовым нормам. О том, что неофициальное право (правовое

чувство) связано с общественной нравственностью, говорит следующий факт. В 1944 г. в

Дании нацисты арестовали всех полицейских, что немедленно отразилось на криминогенной

ситуации в виде увеличения количества корыстных преступлений, совершаемых анонимно

(кражи, неуплата налогов и т.д.). Однако преступления, которые считались аморальными

(убийство, изнасилование и т.д.), остались на прежнем уровне. Обратную зависимость можно

наблюдать, если вспомнить США во время действия «сухого закона».

В качестве нравственных можно назвать чувства справедливости и правовой совести.

Чувство справедливости, по-другому именующееся чувством права других, проявляется в

различных ситуациях, в которых нарушаются правовые ожидания и притязания субъектов.

Развитым чувством справедливости должны обладать судья, присяжные заседатели, про-

курор, следователь, дознаватель — все, кто имеет законное право оценивать доказательства

по своему внутреннему убеждению12. Ведь ссылки на норму начинаются уже после того,

как решение фактически созрело в сознании судьи13. Чувство правовой совести возникает,

когда человек может совершить правонарушение безнаказанно, но не совершает его. Это

чувство является частью правовой самооценки и основой интуитивного компонента право-

вого чувства.

Незаслуженно мало внимания уделяется правовым чувствам эстетического проис-

хождения, формирующимся на данный момент в значительной мере средствами массовой

информации и выражающими отношение к праву как к символиче скому отображению

идеализированной действительности. Правовые чувства подобного происхождения не

характерны для России, хотя они обогащают духовную жизнь человека, возвышают его

над обыденностью жизни и в высших своих проявлениях осуществляют ка тарсис (духов-

ное перерождение через эмоциональное потрясение). Эстетические правовые чувства

не столь распространены, зато крайне полезны. Отношение к некоторым правовым актам

как произведению политического искусства, реально отражающему сущностные стороны

действи тельности, восхищение правом в целом, благоговение перед ним (как это имеет

место в странах, где преобладает каноническое право) могло бы заметно приблизить Рос-

сию к идеалу правового государства. Эстетическим, по нашему мнению, является чувство

уважения или неуважения к закону, основанное на признании его высоких социальных

качеств и характеризующееся совпадением позиций закона и гражданина, а следователь-

но, стремлением к выполнению предписаний, согласованию своих действий с образцами,

предлагаемыми нормами права14.

Праксические чувства возникают в процессе и в результате практической деятельности.

Еще Аристотель гово рил, что видов чувств столько, сколько видов деятельности. Те виды

труда, которые связаны с поиском нового (например, правотворчество и отдельные виды

правоприменительной деятельности), отличаются большой чувственной детерминирован-

ностью. Говоря о праксических чувствах, следует назвать чувство ответственности за себя и

за других, порождаемое чувством товарищества, возмущением фактами нарушения законов,

неприязнью к нарушителям закона, которые преступают его сознательно. Также в данном

контексте можно упомянуть о чувстве вины за правонарушение как проявление чувства

стыда (например, неудовлетворенность собой при нарушении трудовой дисциплины, рас-

каяние, угрызение совести и т.д.). Данные чувства являются психологическими механизмами

правовой социализации, и чем больше деятельность носит умственный характер, тем чаще

праксические правовые чувства переходят в интеллектуальные.

Интеллектуальные правовые чувства выражают возникновение и удовлетворение позна-

вательной потребности и связаны с особыми психическими состояниями — любопытством

и любознательностью, в основе которых лежит ориентировочный рефлекс. При этом любо-

пытством признается направленность сознания на снятие неопределенно сти с той или иной

проблемной ситуации, а любознательность — это устойчивое состояние познавательной

направленности личности. Интеллектуальные правовые чувства, обладая движущей силой

человеческого познания, усиливают породившие их потребности к познанию, стиму лируют

эмоции человека15.

К интеллектуальным можно отнести следующие правовые чувства:

чувство долга (к нему апеллирует даже Конституция РФ: «Защита Отечества является

долгом и обязанностью гражданина»16) и чувство гордости за свою страну, выражением

которого выступает патриотизм;

чувство правовой идентичности как разновидность «мы-чувства», например, порождае-

мое законодательным запретом дискриминации чувство правовой идентичности граждан

Российской Федерации и других лиц, схожих в своем правовом статусе (пенсионеры, госу-

дарственные служащие, несовершеннолетние, осужденные преступники и пр.);

Подводя итог, можно сказать, что правовые чувства наряду с идеями и представления-

ми отражают различные аспекты правовой урегулированности общественных отношений.

Значение неофициального права в процессе правотворчества и претворения в жизнь тре-

бований закона трудно переоценить. Поэтому одной из приоритетных задач государства,

на наш взгляд, является воспитание развитого правового чувства. При этом нам нужно не

перенимать у Запада их правовые чувства, а воспитывать у граждан национальное россий-

ское чувство права, в котором доминировал бы интуитивный компонент.

Для стран Запада всегда был характерен официальный (позитивно-правовой) компонент,

имеющий ориентацию на закон, а для России – неофициальный (интуитивный), в основе

которого лежит установка на правовую совесть. Именно непонятность, иррациональность

поступков и решений составляют некоторую черту нашего характера17. Лень, отвращение к

спору и ссоре, страх перед процессом нередко побуждают гражданина Российской Феде-

рации, потерпевшего от правонарушения, поступиться нарушенным субъективным правом,

выражающим не очень значительный для него интерес. В этом плане задача, с одной сто-

роны, законодательства, а с другой — воспитания заключается в том, чтобы устанавливать

и поддерживать соответствие между позитивным правом и правовым чувством как можно

большего числа граждан государства. Как утверждал Рудольф Иеринг: «Сила народа равно-

значна с силой его правового чувства, забота о национальном правовом чувстве есть забота

о здоровье и силе государства».