Экономика интересует?

Изделия из бетона
киров-бетон.рф
Изделия из бетона
киров-бетон.рф
ahmerov.com
загрузка...

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

С.И. Лапаев,

председатель Белинского районного суда

Пензенской области

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ

Вопросы организации судебной власти во все времена находились в центре внимания

отечественных и зарубежных исследователей в области философии, права и других наук.

Однако подходы к определению термина «судебная власть» изменялись как в различные

исторические периоды развития общества и государства, так и на современном этапе1. При

этом, как нам представляется, наиболее удачно в единстве с функциональным назначением

понятие «судебная власть» сформулировал В.А. Терёхин, определив ее как «особую само-

стоятельную ветвь единой государственной власти, обладающей всей полнотой собственной

компетенции, осуществляющей властные полномочия по защите прав и свобод граждан и

другие функции исключительно конституционно учрежденными органами — судами, на

основе закона и специальных (судебных) юридических процедур»2.

Вместе с тем в научной литературе еще достаточно редки труды, посвященные анализу

организации судебной власти на региональном уровне в лице органов правосудия, имею-

щих весьма специфический статус — судов субъектов РФ. В то же время следует отметить,

что в результате развития и совершенствования судебной системы Российской Федерации,

осуществляемой в рамках проводимой в стране судебной реформы, ориентированной в т.ч.

и на совершенствование и дифференциацию форм судопроизводства, реализация право-

судия органами судебной власти должна осуществляться как в направлении сложившихся

институтов, так и путем создания новых. Таковыми новыми институтами в судебной системе

России и стали суды субъектов — конституционные (уставные) суды и мировые судьи.

В связи с этим изучение новых институтов судебной власти на региональном уровне и

проблемные вопросы их организации приобретают особое значение.

Следует отметить, что принятая в 1993 г. Конституция РФ определила Россию как федера-

тивное демократическое правовое государство (ст. 1), закрепив в ст. 10 принцип разделения

государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную.

При этом в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ судоустройство находится в

исключительном ведении федерального центра. Судебная система Российской Федерации

устанавливается Конституцией РФ (ч. 3 ст. 118) и федеральным конституционным законом.

Однако Конституция РФ «умалчивает» о возможности образования судов субъектов РФ, под-

черкивая, что их финансирование производится только из федерального бюджета и должно

обеспечить возможность полного и независимого осуществления правосудия (ст. 124). Такое

понимание проблемы подтвердил и Конституционный Суд РФ3.

Вместе с тем, реализуя конституционный принцип федерализма ч. 1 ст. 77 Конститу-

ции РФ закрепляет право субъектов РФ самостоятельно устанавливать систему органов

государственной власти субъектов РФ в соответствии с основами конституционного строя

государства. При этом разделение властей, как сказано в постановлении Конституционного

Суда РФ от 18 января 1996 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений

Устава Алтайского края4, является общим принципом организации власти в Российской

Федерации в целом, т.е. должно обеспечиваться не только на федеральном уровне, но и на

уровне субъектов Федерации. Положения пп. «а», «л», «н» ст. 72 Конституции РФ к предметам

совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, кроме того, относят: обеспече-

ние соответствия конституций и уставов республик, уставов, законов и иных нормативных

правовых актов субъектов РФ Конституции РФ и федеральным законам; кадры судебных

органов; установление общих принципов организации системы органов государственной

власти. Толкование указанных положений Основного Закона государства позволяет сделать

вывод, что субъекты РФ вправе учреждать свои собственные органы судебной власти, что

некоторые субъекты РФ и реализовали на практике, образовав конституционные (уставные)

суды субъектов РФ5.

Не разрешенный в нормах Основного Закона вопрос о возможности формирования ор-

ганов судебной власти субъектов РФ в рамках федеративного устройства государства нашел

свое решение и правовое закрепление в связи с принятием Федерального конституционного

закона от 31 января 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации». В соответствии

со ст. 4 данного Закона к судам субъектов РФ отнесены их конституционные (уставные) суды

и мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов РФ.

Несмотря на то, что с принятием данного Закона создание органов конституционной

юстиции в субъектах РФ получило правовую основу, к настоящему моменту конституционные

(уставные) суды созданы и функционируют только в 16 субъектах Федерации из 85, да и то

в половине из тех, где они были созданы до придания им Законом легитимного характера

(до декабря 1996 г. конституционные суды функционировали в 8 субъектах). Возможность

создания конституционных и уставных судов в настоящее время закреплена в конституциях

и уставах 41 региона.

Указанные данные свидетельствуют о крайне низких темпах (как в абсолютном, так и отно-

сительном выражении) процесса создания органов конституционного контроля в субъектах

РФ. При этом в 20 субъектах РФ вопрос об образовании органов конституционной юстиции

не был поставлен и до настоящего времени остается открытым. Да и в тех субъектах, где

положение о создании конституционных (уставных) судов закреплено в их конституциях и

уставах, либо, более того, уже приняты специальные законы о конституционных (уставных)

судах, дальнейшая работа по их созданию практически не ведется. И это несмотря на то,

что их деятельность доказала социальную необходимость и востребованность этих органов.

Это подтверждается тем, что основная задача конституционных (уставных) судов субъектов

РФ — приведение местных законов и разных нормативных правовых актов в соответствие

с конституцией (уставом) субъекта. Поэтому такие суды способствуют, с одной стороны,

укреплению законности, а с другой — совершенствуют правовую систему субъекта, потому

что разрешают юридические коллизии и конфликты.

Специалисты отмечают, что сотни местных законов и нормативных актов были признаны

не соответствующими конституциям и уставам субъектов Федерации, федеральному за-

конодательству и Конституции России. Достаточно сказать, что только в действующих до

недавнего времени 15 конституционных (уставных) судах было рассмотрено свыше 3 тыс.

подобных обращений6.

Органы конституционной юстиции субъектов помогают решать местной власти многие

задачи, особенно в сфере защиты прав и свобод человека. Практика показывает, что и на

региональном уровне большинство решений конституционных судов связано именно с их

правозащитной функцией.

Таким образом, вопрос образования конституционных (уставных) судов субъектов РФ

имеет принципиально важное значение не только для развития отечественной судебной

системы, но и для развития Российской Федерации как единого и целостного федеративного

государства. Анализируя процесс становления и деятельности органов конституционного

правосудия в субъектах РФ, постараемся выделить основные проблемы их организации.

Первая проблема видится в недостаточной политической воле федерального законодателя

в учреждении конституционных (уставных) судов. Примером этого является существую-

щая до настоящего времени диспозитивная норма, содержащаяся в ст. 27 Федерального

конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», согласно которой

конституционный (уставной) суд субъекта РФ может создаваться (выделено нами. — С.Л.)

для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов

органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ

конституции (уставу) региона, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ.

Необходимость изменения этой нормы путем превращения ее в императивную норму,

предусматривающую обязательное создание конституционных (уставных) судов в субъектах

РФ, неоднократно подчеркивали как исследователи в области конституционного права, так и

руководители органов конституционной юстиции7. Однако федеральный центр продолжает

не реагировать на данную проблему.

Вторая проблема создания органов конституционной юстиции в субъектах РФ состоит в

нежелании законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов

РФ, а в первую очередь высших должностных лиц субъектов Федерации, их создавать. Это

вызвано тем, как справедливо отмечает В.В. Гошуляк, что законодательным и исполнитель-

ным органам государственной власти субъектов РФ не нужен независимый орган, дающий

правовую оценку их решениям и действиям8.

Третья проблема учреждения органов конституционного контроля в субъектах РФ кроется

в организационной проблеме (в частности финансовой и кадровой) обеспечения деятель-

ности органов конституционной юстиции субъектов РФ.

Во-первых, финансирование судов субъектов РФ за счет средств бюджета соответствую-

щего субъекта РФ «тормозит» процесс создания в них данных судов и, в первую очередь, в

дотационных субъектах.

Во-вторых, это связано с обеспечением конституционных (уставных) судов квалифи-

цированными юридическими кадрами. Как справедливо отмечает В.В. Гошуляк, особенно

остро данная проблема стоит в тех российских регионах, где нет достаточно крупных науч-

ных центров, готовящих квалифицированные кадры по профильным для конституционных

(уставных) судов юридическим специальностям9.

Иное положение в системе судов субъектов РФ занимают мировые судьи, функциони-

рующие к настоящему времени во всех субъектах РФ, кроме Чеченской Республики. Вос-

создание в модифицированном виде данного института в рамках проводимой в Российской

Федерации судебной реформы имело целью, с одной стороны, повышение доступности

граждан к правосудию как наиболее эффективному и универсальному способу защиты своих

прав и законных интересов, а с другой — максимальное приближение суда к населению10.

Но главным аргументом в пользу введения института мировых судей стала необходимость

скорейшей разгрузки федеральных районных судов общей юрисдикции, т.к. количество

рассматриваемых ими уголовных и гражданских дел превысило все мыслимые и немысли-

мые пределы.

Традиционная для советского периода трехзвенная система судов общей юрисдикции,

привязанная к административно-территориальному делению страны, оказалась чрезмерно

перегруженной, неспособной «пропускать» через себя лавину различных юридических

конфликтов.

Необходимость безотлагательного решения этих непростых задач и привела к воссозда-

нию применительно к современным реалиям действовавшего в дореволюционной России

института мировых судей.

Первоначально предполагалось, что мировые судьи возьмут на себя рассмотрение око-

ло 7–8 % уголовных, а также около 50 % гражданских и административных дел из общего

числа дел, рассматриваемых районными судами11. Однако на практике оказалось иначе:

доля дел, рассмотренных мировыми судьями, в структуре дел, рассмотренных судами общей

юрисдикции в 2006 г., составила 39,4 % уголовных, 73,1 % гражданских и 93,5 % дел об ад-

министративных правонарушениях12. Отрицательные последствия такой ситуации очевидны.

Престиж судебной власти падает, а правовой нигилизм получает мощную подпитку13.

Каким же видится выход из сложившейся ситуации? Какие проблемы требуют без-

отлагательного решения и что в первую очередь необходимо сделать для сохранения и

совершенствования деятельности института мировых судей? На наш взгляд, имеют место

следующие основные проблемы деятельности мировой юстиции, требующие самого при-

стального внимания.

Первой и основной проблемой является служебная нагрузка.

Данная проблема деятельности мировой юстиции, безусловно, основная и напрямую свя-

зана с порядком формирования судебных участков, на которых работают мировые судьи.

В соответствии с действующей до недавнего времени редакцией ст. 4 Федерального за-

кона о мировых судьях судебные участки создавались из расчета численности населения

на одном участке от 15 до 30 тыс. человек. В административно-территориальных образо-

ваниях с численностью менее 15 тыс. человек создается один судебный участок. При этом

общее количество мировых судей и судебных участков в регионах определяет федераль-

ный законодатель, а границы судебных участков и должности мировых судей создаются и

упраздняются в соответствии с региональным законодательством.

При принятии Федерального закона «Об общем числе мировых судей и количестве судебных

участков в субъектах Российской Федерации» при определении числа мировых судей при-

менительно ко всем субъектам России использовался общий усредненный критерий — 22,5

тыс. человек на одном судебном участке14. Вместе с тем первоначально, прогнозируя ситуацию

с нагрузкой, Верховный Суд РФ внес на рассмотрение Государственной Думы законопроект,

предусматривающий порядок формирования судебных участков из расчета населения на участ-

ке не свыше 15 тыс. человек, что позволило бы увеличить численность мировых судей с 6 558

до 9 566 человек. Однако указанный законопроект был отклонен под предлогом необходимости

изучения предстоящих расходов. Реагируя на многочисленные обращения судейского сообще-

ства, депутатского корпуса, Государственная Дума в феврале 2006 г. все же внесла изменения

в п. 4 ст. 4 Федерального закона о мировых судьях, уменьшив верхний предел численности

населения на одном судебном участке с 30 до 23 тыс. человек15. Однако изменения Закона,

вступившие в силу с 1 января 2007 г., не смогут существенно повлиять на снижение нагрузки

на мировых судей, т.к. их численность при этом возрастет незначительно.

Полагаем, что единственным, кардинальным решением проблемы снижения служебной

нагрузки является все-таки увеличение численности мировых судей по критериям, пред-

ложенным первоначально Верховным Судом РФ, другие решения данной проблемы, будучи

полумерами, желаемого результата не принесут.

Вторая проблема связана с совершенствованием судопроизводства.

Снижение служебной нагрузки на мировых судей может быть также обеспечено со-

вершенствованием процессуального законодательства, активным внедрением в судебную

практику механизмов упрощенного производства, примиренческих процедур и т.п.

С целью снижения нагрузки на мировых судей целесообразно было бы внедрение меха-

низмов процессуальной экономии, предусматривающих как упрощение самой процедуры

судебного разбирательства, так и изготовления судебных документов, в частности, закрепить

при рассмотрении гражданских и административных дел достаточность вынесения пись-

менной резолютивной части судебных постановлений, обеспечить изготовление и выдачу

по заявлению либо жалобе стороны в определенный срок мотивированного решения. В

гражданском процессе необходимо упразднить принцип непрерывности, расширить сферу

применения приказного производства, шире применять внесудебные и досудебные раз-

бирательства, альтернативные способы урегулирования споров.

С восстановлением института мировых судей вновь вернулся в российское законода-

тельство и апелляционный пересмотр решений мирового судьи, не вступивших в законную

силу. В то же время в сфере уголовного судопроизводства, в отличие от гражданского,

предусмотрено право кассационного обжалования сторонами апелляционных постановлений

и приговоров районных судей по результатам рассмотрения ими апелляций на приговоры

и постановления мирового судьи. Считаем, что эта процедура излишняя и ведет лишь к за-

тягиванию вступления вынесенного решения в законную силу. Предлагаем также внести в

законодательные акты положение, закрепляющее право апелляционного пересмотра реше-

ний и приговоров, вынесенных мировыми судьями не районным судьей, а съездом мировых

судей. Такое изменение действующего законодательства будет полностью соответствовать

принципам развития судебного федерализма, децентрализации судебной компетенции, по-

зволит создать автономную систему мировой юстиции на уровне субъектов РФ.

Третья проблема — правовое регулирование статуса мирового судьи.

Федеральным законом о статусе судей установлено, что все судьи Российской Федерации

обладают единым статусом; предусмотрены требования, предъявляемые к кандидатам на

должность судьи; порядок наделения судей полномочиями; вопросы материального обеспе-

чения судей; символы судебной власти и другие вопросы, определяющие статус судей. В то же

время применительно к мировой юстиции в принятых позднее законах о судебной системе и

о мировых судьях нашли частичное регулирование вопросы, относящиеся к статусу мирового

судьи, и в частности об установлении дополнительных требований к кандидатам на должность

мирового судьи и о порядке наделения мировых судей полномочиями. В указанных законах

предусмотрено, что порядок наделения мировых судей полномочиями устанавливается как

федеральными законами, так и законами субъектов РФ с уточнением, что они назначаются на

должность законодательным (представительным) органом государственной власти региона

либо избираются на должность населением соответствующего судебного участка.

Однако ни в одном из субъектов РФ местный законодатель не предусмотрел в качестве

наделения мирового судьи полномочиями его избрания на должность населением соответ-

ствующего участка. В то же время в ряде региональных законов предусмотрено согласование

кандидата в мировые судьи с органом местного самоуправления, что делает мирового судью

напрямую зависимым от местных чиновников. В данной ситуации полагаем законодательно

установить в качестве единственного способа наделения мирового судьи полномочиями —

выборы его населением соответствующего участка.

В заключение отметим, что указанные основные проблемы организации судов субъектов

РФ являются, как нам кажется, следствием недостатков, в первую очередь, со стороны фе-

дерального законодателя в области проводимой в государстве судебно-правовой политики.

Пойдет ли законодатель по пути децентрализации судебной системы страны и дальнейшей

реализации принципа судебного федерализма, по принципу конституционных (уставных)

судов, либо ограничится моделью существующей мировой юстиции, предусматривающей

«жесткую» централизацию как в организационном, так и процессуальном плане? Пред-

ставляется, что однозначный ответ в настоящее время дать невозможно. В этой связи по-

лагаем, что утверждение ряда авторов о процессе формирования региональной судебной

системы субъектов РФ является преждевременным16. По нашему мнению, организацию судов

субъектов РФ — конституционных (уставных) судов и мировых судей в ближайшее время

можно рассматривать лишь в рамках региональной подсистемы единой судебной системы

Российской Федерации. Полагаем, что дальнейшее развитие и совершенствование судеб-

ной власти на региональном уровне, в т.ч. и реализация принципа судебного федерализма,

будут происходить по мере совершенствования и укрепления федеративных отношений и

формирования в стране гражданского общества и правового государства.