К ВОПРОСУ О КОНЦЕПЦИИ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 

 

И.Ю.Кузнецова,

кандидат юридических наук, доцент

Понятие «несостоятельность (банкротство)» возродилось в российском законодательстве

в 90-х гг. прошлого века в связи с проводимыми в стране экономическими преобразова-

ниями.

За период с 1992 по 2002 г. были приняты три закона о несостоятельности (банкротстве):

Закон РФ от 19 октября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»1;

Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»2; Фе-

деральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»3, а

также два закона, регулирующие особенности несостоятельности (банкротства) отдельных

категорий должников: Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»4, Федеральный закон от 24 июня 1999 г.

№ 122-ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных

монополий топливно-энергетического комплекса»5.

Столь быстро меняющееся законодательство свидетельствует о том, что законодатель

находится в стадии поиска той модели несостоятельности (банкротства), которая в наи-

большей степени учитывала бы особенности национальной экономической системы.

Обратимся к основополагающим положениям концепции законодательства о несостоя-

тельности (банкротстве).

1. Понятие и критерии несостоятельности (банкротства).

В соответствии с Законом 1992 г. под несостоятельностью (банкротством) понималась

неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг),

включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды,

в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудо-

влетворительной структурой баланса должника. В основу понятия «несостоятельность» был

положен критерий неоплатности. Это отрицательно влияло на платежную систему.

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. подход к определе-

нию понятия и критериев несостоятельности был принципиально изменен.

Несостоятельность (банкротство) определялась как признанная или объявленная долж-

ником неспособность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным

обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Законода-

тель отказался от критерия неоплатности и заменил его критерием неплатежеспособности,

что соответствует принципам рыночной экономики.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. исключил возмож-

ность объявления должником о своей несостоятельности (добровольное банкротство), что

допускалось по Закону 1998 г. Действующий Закон, проводя курс на дальнейшее развитие

рыночных отношений, обоснованно исходит при определении несостоятельности (банкрот-

ства) из критерия неплатежеспособности.

Следует заметить, что во всех указанных законах термины «несостоятельность» и «бан-

кротство» используются как синонимы, в то время как в российском дореволюционном

законодательстве банкротство рассматривалось как вид несостоятельности и предполагало

умышленное или неосторожное причинение несостоятельным должником имущественного

ущерба кредиторам путем уменьшения и сокрытия своего имущества. На необходимость

разграничения данных понятий неоднократно указывалось в научной литературе. Пред-

ставляется, что более четкая терминология будет способствовать правильному применению

Закона.

2. Признаки несостоятельности.

Согласно Закону о несостоятельности 1998 г. процедура банкротства возбуждалась при

неисполнении денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей

и наличии задолженности для должника-юридического лица в размере 500 МРОТ, для

должника-гражданина не менее 100 МРОТ при сроке неплатежей не менее трех месяцев с

момента наступления даты исполнения обязательства.

Закон 2002 г. увеличил размер задолженности, необходимой для возбуждения дела о

банкротстве, установив его для должника-юридического лица не менее 100 тыс. руб., а для

гражданина — не менее 10 тыс. руб.

Хотя законодатель идет по пути увеличения размера задолженности, при наличии

которой возбуждается процедура банкротства, такой подход к определению признаков

банкротства нельзя считать оправданным. По нашему мнению, при решении вопроса о воз-

буждении процедуры банкротства следует исходить не из определенной твердой денежной

суммы, а из процентного соотношения задолженности с активами должника (25–30 %) .

Это обеспечит дифференцированный подход к возбуждению процедуры банкротства в от-

ношении различных субъектов предпринимательской деятельности и исключит ситуации,

когда один и тот же размер задолженности является достаточным для возбуждения дела о

несостоятельности в отношении небольшого неработающего предприятия и крупного пред-

приятия, продолжающего производственную деятельность, но испытывающего временные

финансовые трудности.

3. Особенности процедуры банкротства отдельных категорий должников.

С принятием Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. и

отдельных законов, регулирующих банкротство кредитных организаций и субъектов

естественных монополий топливно-энергетического комплекса, наметилась тенденция к

дифференциации процедур банкротства в зависимости от социально-экономического по-

ложения должника.

Вместе с тем особенности банкротства стратегических предприятий и организаций впер-

вые выделены лишь в Законе о банкротстве 2002 г. Под стратегическими предприятиями и

организациями понимаются:

во-первых, федеральные государственные унитарные предприятия и открытые акцио-

нерные общества, акции которых находятся в федеральной собственности и которые осу-

ществляют производство продукции (работ, услуг), имеющей стратегическое значение для

обеспечения обороноспособности и безопасности государства, защиты нравственности,

здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации;

во-вторых, предприятия оборонно-промышленного комплекса — производственные, научно-

исследовательские, проектно-конструкторские, испытательные и другие организации, осущест-

вляющие работы по обеспечению выполнения государственного оборонного заказа.

Перечень стратегических предприятий и организаций, в т.ч. оборонно-промышленного

комплекса, утверждается Правительством (Указ Президента РФ от 4 августа 2004 г. № 1009

«Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных

обществ»6; Постановление Правительства РФ от 17 ноября 2005 г. «О стратегических пред-

приятиях и стратегических акционерных обществах, в отношении которых применяются

специальные правила банкротства»7; Распоряжение Правительства РФ от 9 января 2004 г.

№ 22-р «Об утверждении перечня стратегических предприятий и организаций»8).

Как подчеркивается в научной литературе, поскольку законодатель, устанавливая список

стратегических предприятий и организаций, не сформулировал его как исчерпывающий, фор-

мальный подход к рассмотрению дела о банкротстве стратегических организаций не отвечает

задачам и целям § 5 гл. 9 Закона. Это означает, что наличие утвержденного Президентом РФ

и Правительством РФ перечня стратегических предприятий и организаций не может ограни-

чивать право суда отнести конкретное предприятие или организацию к числу стратегических,

если они соответствуют критериям, указанным в п. 1 ст. 190 Федерального закона9.

В Законе о несостоятельности (банкротстве) особенностям банкротства стратегических

предприятий и организаций посвящены всего 7 статей. В результате анализа указанных

норм можно сделать вывод о том, что их применение не позволяет сохранить предприятия,

имеющие важное значение для обороноспособности государства. Процесс банкротства

стратегических предприятий приобретает массовый характер.

Так, в Законе установлено, что для возбуждения процедуры банкротства указанных пред-

приятий достаточно наличие задолженности по денежным обязательствам и обязательным

платежам в размере 500 тыс. руб. при сроке неисполнении обязательств 6 месяцев. И это

при том, что такие предприятия выполняют государственный оборонный заказ на мил-

лионы долларов. Как указывал бывший министр обороны РФ С. Иванов, «использование

банкротства в интересах недобросовестных кредиторов приводит к утрате контроля над

стратегически важными отраслями, снижению мобилизационного потенциала экономики, ослаблению контроля за сохранностью сведений, составляющих государственную и ком-

мерческую тайну»10.

В силу особой значимости стратегических предприятий для обеспечения интересов

государства, на наш взгляд, следует принять специальный Закон «Об особенностях несостоя-

тельности (банкротства) стратегических предприятий и организаций». В нем должны быть

подробно урегулированы, прежде всего, меры по предупреждению процедуры банкротства

и восстановлению платежеспособности должника. Такая же цель должна стоять и при осу-

ществлении процедуры банкротства в отношении сельскохозяйственных организаций, дея-

тельность которых направлена на обеспечение продовольственной безопасности страны.

На законодательном уровне особенности банкротства сельскохозяйственных организа-

ций впервые были предусмотрены в Федеральном законе от 8 января 1998 г. «О несостоя-

тельности (банкротстве)», однако им были посвящены только две статьи.

В действующем Федеральном законе от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (бан-

кротстве)» по сравнению с Законом 1998 г. правила о банкротстве сельскохозяйственных

организаций практически не изменились, за исключением введения новой процедуры

финансового оздоровления.

В соответствии с названным Законом сельскохозяйственными организациями признаются

юридические лица, основными видами деятельности которых являются производство и пере-

работка сельскохозяйственной продукции, выручка от реализации которой составляет не

менее чем 50 % общей суммы выручки. Однако не ясно, за какой период должна определяться

выручка от реализации сельскохозяйственной продукции. В то же время в определении поня-

тия «сельскохозяйственные товаропроизводители», данном в Федеральном законе от 9 июля

2002 г. «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей»11, указы-

вается, что учитывается доля выручки за предшествующий год. В связи с этим представляется

целесообразным уточнить содержащееся в ст. 177 Федерального закона «О несостоятельности

(банкротстве)» понятие «сельскохозяйственная организация».

Следует заметить, что согласно Федеральному закону «О финансовом оздоровлении сель-

скохозяйственных товаропроизводителей» к сельскохозяйственным товаропроизводителям

относятся не только сельскохозяйственные организации, но и крестьянские (фермерские)

хозяйства и индивидуальные предприниматели, доля выручки которых от реализации про-

изведенной или произведенной и переработанной ими сельскохозяйственной продукции в

общей выручке от реализации продукции за предшествующий год составила не менее 50 %.

Не внес ясности в решение вопроса о понятии «сельскохозяйственная организация» и

Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства»12,

в котором определено, что сельскохозяйственными товаропроизводителями признаются

организация, индивидуальный предприниматель, осуществляющие производство сельско-

хозяйственной продукции, ее первичную и последующую (промышленную) переработку (в

т.ч. на арендованных основных средствах) в соответствии с перечнем, утверждаемым Пра-

вительством РФ, и реализацию этой продукции при условии, что в общем доходе сельскохо-

зяйственных товаропроизводителей доля от реализации этой продукции составляет не менее

чем 70 % в течение календарного года. Сельскохозяйственными товаропроизводителями

признаются также: граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, сельскохозяйственные

потребительские кооперативы (перерабатывающие, сбытовые (торговые), обслуживающие

(в т.ч. кредитные), снабженческие, заготовительные), а также крестьянские (фермерские)

хозяйства. Как видно из приведенного определения, имеет место коллизия норм анализи-

руемых законов, которая должна быть устранена с целью создания единого определения

сельскохозяйственной организации.

Процедура банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства регулируется § 3 гл. 10

указанного Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, в данном

случае субсидиарно могут применяться нормы § 2 указанной главы, предусматривающие

особенности банкротства индивидуальных предпринимателей, а при отсутствии соответ-

ствующих норм в названных параграфах применяются общие положения о банкротстве

гражданина (§ 1 гл. 10 вышеназванного Федерального закона).

Анализ правового регулирования процедуры банкротства крестьянских (фермерских)

хозяйств позволяет высказать следующие замечания.

Во-первых, содержание § 3 гл. 10 Федерального закона свидетельствует о том, что зако-

нодатель по сути регламентирует особенности процедуры банкротства крестьянского (фер-

мерского) хозяйства, а не главы крестьянского (фермерского) хозяйства, который является

индивидуальным предпринимателем. В данном случае, как обоснованно подчеркивается в

научной литературе, речь идет о банкротстве неправосубъектного образования13, поскольку

крестьянское (фермерское) хозяйство не будучи юридическим лицом, а отсюда и субъектом

гражданского права, является субъектом конкурсного права.

Во-вторых, Закон не содержит положения о том, что к процедуре банкротства крестьян-

ских (фермерских) хозяйств применяются положения, регулирующие банкротство сельско-

хозяйственных организаций.

Такой подход законодателя не совсем понятен, поскольку выделение сельскохозяй-

ственных организаций из крестьянских (фермерских) хозяйств в качестве специальных

субъектов конкурсного права обусловлено одним общим признаком — ведением сельско-

хозяйственного производства и его значимостью для экономического развития страны,

обеспечения населения продовольствием и необходимостью их особой защиты. В связи с

этим представляется целесообразным применять особенности процедуры банкротства сель-

скохозяйственных организаций при банкротстве крестьянских (фермерских) хозяйств.

Таким образом, концепция законодательства о несостоятельности (банкротстве) должна

исходить из следующих основных положений:

1) цель — восстановление платежеспособности должника и продолжение его эффек-

тивной производственной деятельности;

2) определение признаков несостоятельности в соотношении с активами должника, а

не в твердой денежной сумме;

3) специальное правовое регулирование процедуры банкротства в отношении должников,

имеющих особое значение для обеспечения обороноспособности и национальной безопас-

ности государства, максимально учитывающее особенности деятельности и значимость для

интересов государства и общества данных категорий должников; обеспечение комплексного

подхода к решению задачи предупреждения несостоятельности (банкротства) в отношении

указанных предприятий и организаций;

4) соблюдение в процедуре банкротства прав и интересов должника, кредиторов и

общества.

Изложенное позволяет сделать вывод, что правовое регулирование банкротства нужда-

ется в дальнейшем совершенствовании.