РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ ПО ФОРМИРОВАНИЮ ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ПОТЕРПЕВШИХ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 

Н.Г. Федорова,

аспирант (Саратовский юридический институт МВД России)

Статья 52 Конституции РФ отдельно регламентирует охрану прав потерпевших и гаран-

тирует им компенсацию причиненного ущерба. Однако, несмотря на данное положение, на

протяжении последних десятилетий одной из наиболее актуальных проблем правовой

науки остается поиск эффективных средств и возможности обеспечения исполнения при-

говора в части гражданского иска. Рост преступности все в большей мере вторгается в

частные интересы человека, в т.ч. грубо нарушает права на жизнь, здоровье, неприкосно-

венность собственности, гарантированные Конституцией. Зачастую данные нарушенные

права потерпевших так и не удовлетворяются в уголовном процессе. Одним из путей реше-

ния данной проблемы, на наш взгляд, может послужить анализ исторических памятников

законодательства на предмет содержания в них положений, которые могли бы быть заим-

ствованы для решения сегодняшних проблем обеспечения имущественных прав потерпев-

ших. Также интересно проследить историю становления правовых средств, направленных

на возмещение имущественного вреда потерпевшему, зафиксировать момент возникнове-

ния их прообраза и дальнейшую эволюцию, происходившую под давлением развития по-

литических, социальных и культурных факторов.

Одним из первых источников законодательства, в которых встречается прообраз правовых

средств, направленных на обеспечение имущественных прав потерпевших, на наш взгляд,

является исследование Н.Д. Серпьевского1. Автор говорит о том, что законодательство на-

правлено на пополнение государственной казны. С этой целью предусматривается несколько

видов имущественных взысканий:

1) конфискация общая, которая назначается при совершении разбоя, политического

преступления, а также «за кормчество, за табак». Она заключается в изъятии животных,

дворов, поместий, вотчин;

2) конфискация специальная, которая назначается за торговлю товарами, неоплачен-

ными пошлиной;

3) «отнятие поместий и убавка оклада — при укрывании своих служилых людей от суда»;

4) денежная пеня, которая взыскивается при нанесении ущерба государственной казне;

5) штраф, который применяется для восстановления прав потерпевшего при нанесении

последнему вреда «материального и духовного», к которому относятся: тяжелое увечье,

изнасилование, судебная волокита.

Имущественные наказания назначаются как отдельно, так и в сочетании с другими на-

казаниями.

Таким образом, в XVII в. складываются различные виды имущественных наказаний,

известных современному законодательству. Закон пока не содержит нормы об изъятии

имущества с целью дальнейшей его продажи для обеспечения прав потерпевших. Однако

можно предположить, что при взимании штрафа у обвиняемого могло не хватать нужного

количества денег и он продавал свое имущество, что отчасти сродни современному нало-

жению ареста на имущество.

Ярким периодом в развитии законодательства является, на наш взгляд, эпоха Петра I.

Реформы царя внесли существенные изменения в законодательную сферу. На правовую си-

стему России существенное влияние стали оказывать другие правовые системы — шведская,

немецкая и французская2. В законодательстве данного периода существовало нескольких

видов имущественных наказаний3:

1) штрафы, которые назначались за небольшие провинности. Основания для их назна-

чения не прописывались и взимались повсеместно «внезапно», по личному усмотрению

государя;

2) конфискация всего имущества или его части — при приговоре к смертной казни и

вечной, а иногда и срочной ссылке;

3) временная конфискация, особо привлекшая наше внимание: «Практиковалась кон-

фискация вотчин и поместий, обычно производившаяся более как мера понуждения, чем

наказания. Она применялась к шляхетству разных чинов, уклонявшихся от службы, уплаты

следуемых в казну денег и т.п.»4. При исполнении своих обязанностей должник получал

конфискованное имущество обратно.

Таким образом, имущественные наказания претерпели существенные изменения: по-

явление в законодательстве нормы о временной конфискации позволяет, на наш взгляд,

говорить о рождении прообраза меры процессуального принуждения, отдаленного эле-

мента наложения ареста на имущество: государство за неуплату денег изымает имущество

должника.

Судебная реформа 1864 г. с введением в действие Судебных уставов продолжила путь

совершенствования уголовного судопроизводства. В этих законодательных памятниках мы

находим ряд интереснейших положений: «Вред и убытки, причиняемые преступлениями и

проступками лицам, против которых оные совершены, бывают иногда весьма чувствительны

и важны не только в материальном, но и в нравственном отношении… Сии лица имеют, без

сомнения, право требовать вознаграждения за причиненное им через противозаконное

деяние зло, а с тем вместе и наказания виновного. Право их возбуждать такие дела уго-

ловные как прямо до них касающиеся, следить за ходом сих дел и в некоторой мере даже

наблюдать за правильностью их производства, дабы виновный не мог избегнуть кары,

должно быть определено положительно и в законах о судопроизводстве по преступлениям

и проступкам… Посему необходимо привести в совершеннейший порядок и развить пра-

вила о допускаемом в делах уголовных участии лиц, коим причинены преступлением или

проступком вред, убытки или оскорбления»5.

Безусловно, данное положение позволяет говорить о сформировавшемся законодатель-

ном начале обеспечения прав потерпевших от преступлений. Имущественные наказания

стали использоваться не только для пополнения государственной казны, но и для обеспе-

чения прав граждан.

В Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, мы находим следующую регла-

ментацию имущественных взысканий: «Ст. 1. За проступки следующие наказания: денежное

взыскание не свыше 300 рублей. Ст. 7. Присуждение к денежным взысканиям, в случае

несостоятельности оных подлежит: вместо денежного взыскания не свыше 15 рублей —

аресту не свыше 3 дней. Вместо денежного взыскания свыше 15 рублей — аресту свыше 3

месяцев. Ст. 8. Несостоятельные к уплате денежного взыскания крестьяне и мещане могут

быть отдаваемы в общественные работы, или же в заработки. Несостоятельные лица других

сословий отдаются в общественные работы или в заработки лишь в случае собственной

их о том просьбы. (Денежное взыскание, определяемое в виде вознаграждения за при-

чиненные преступлением вред и убытки, не может быть заменено отдачей виновного в

заработки, которая определяется лишь вместо денежного взыскания, назначенного в виде

самостоятельного наказания)»6.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в нормах о назначении имущественных

наказаний впервые начинают появляться стоимостные критерии, выражающиеся в четком

денежном определении. Наконец, прообраз наложения ареста на имущество становится

все более явным, т.к. в законодательстве впервые прямо высказывается «случай несо-

стоятельности оных».

Здесь же можно отметить еще одну важную черту: совершенно очевидным выглядит

принцип неотвратимости наказания. Даже если у должника нет достаточных материальных

средств, он все равно должен понести ответственность за свои противоправные действия,

правда, при этом не возмещаются материальные потери потерпевшего. Вместе с тем полу-

чает пользу государство, которое отправляет преступника «в общественные работы». По-

терпевший не остается с мыслью о том, что обидчику удалось избежать наказания, как это

распространено в наше время. А самое главное, что непосредственно относится к наложению

ареста на имущество, нормы законодательства не провоцируют обвиняемого скрыть свое

имущество от следствия. Последнее возможно только в случае, если он предпочтет отсидеть

3 месяца или отработать, сохранив при этом деньги. А кто-то может быть наоборот захочет

заплатить 15 руб. штрафа, нежели портить свою репутацию и отправляться в тюрьму или

оставлять без попечения малолетних детей, терять работу.

В любом случае принцип неотвратимости наказания приносит пользу государству, пере-

воспитывает обидчика, сохраняет веру народа в справедливость судебных органов и не

вызывает у обвиняемого мыслей немедленно скрыть от следствия все свое имущество. К

сожалению, наличием подобного принципа не может похвастаться современное законода-

тельство.

Следующим по хронологическим данным источником, содержащим в себе, на наш взгляд,

новый этап развития уголовного законодательства, является Уложение о наказаниях уголов-

ных и исправительных 1885 г.7 В Своде законов уголовных мы находим ряд заслуживающих

внимания статей: Ст. 59 «О вознаграждении за вред и убытки»: «Виновные в преступлении,

причинившем кому-либо убытки или вред, сверх наказания, к которому присуждаются,

обязаны вознаградить за сей вред или убыток из собственного имущества, по точному

постановлению суда исключение: малолетние, безумные или сумасшедшие. При несостоя-

тельности главных виновных вознаграждение обокраденных лиц падает и на укрывателей

кражи, когда именно сами виновные не в состоянии вознаградить за причиненные ими вред

и убытки. В случае несостоятельности похитителей укрывшие заведомо похищенные вещи

обязаны платить вознаграждение за весь вред и убыток, причиненный похитителями, а не

в размерах той суммы, которою воспользовались укрыватели. Если украденные вещи не

найдены, то обязанность вознаграждения падает, прежде всего, на виновных в краже, а в

случае их несостоятельности — на прочих участников преступления». Ст. 62 «Виновные, не

имеющие никаких средств к вознаграждению за причиненные ими вред или убыток, могут,

если они не подвергаются наказанию уголовному, быть, по требованию обиженной стороны,

заключены в тюрьму на основании общих правил о должниках». Ст. 1681 п. 6 «Растрата

заарестованного имущества».

В вышеуказанных примерах прослеживается дальнейшее развитие прообраза наложения

ареста на имущество. Впервые появляются понятия «вреда» и «убытки», начинает идти речь

о соучастниках преступления и о распределении ответственности при наличии нескольких

обвиняемых. От ответственности начинают освобождаться малолетние и сумасшедшие.

Прописывается ответственность хранителя за растрату «заарестованного имущества». По-

являются различные варианты обеспечения прав потерпевших в случае несостоятельности

обвиняемого. Четко видно, как акцент перемещается из плоскости использования закона,

прежде всего для обогащения казны, в плоскость презумпции соблюдения прав участников

уголовного процесса. На наш взгляд, здесь уже можно говорить о том, что основные элементы

дефиниции наложения ареста на имущество сформировались. При этом по-прежнему при-

сутствует принцип неотвратимости наказания за содеянное преступление.

Что касается законодательства начала ХХ в., можно отметить, что первая русская револю-

ция, Первая мировая война привели практически к тотальной смене всех сфер права. Наи-

более ярким событием в сфере уголовного законотворчества стал Уголовно-процессуальный

кодекс РСФСР (далее — УПК РСФСР), принятый в 1922 г. Н.В. Крыленко на III сессии ВЦИК

IX созыва, действовавший менее года. 15 февраля 1923 г. ВЦИК принял новый УПК РСФСР8.

Фактически это была новая редакция УПК РСФСР 1922 г., вызванная совершенствованием

судебной системы9.

В данном нормативном акте за потерпевшим сохраняется право на предъявление граж-

данского иска. В ст. 388 УПК РСФСР читаем: «Следователь, усмотрев из дела, подсудного

губернскому суду, что потерпевшему причинены вред и убытки, обязан разъяснить потер-

певшему его право возбудить иск в порядке гражданского судопроизводства. Признав не-

обходимыми принять меры обеспечения будущего гражданского иска, следователь входит о

том с представлением в губернский суд, который разрешает в распорядительном заседании

вопрос об обеспечении гражданского иска или об отклонении представления следователя».

Исходя из данной формулировки, можно предположить, что существовали некие «меры»,

которые предпринимал следователь для обеспечения гражданского иска. Однако названия

этих мер и их процессуальную регламентацию в УПК РСФСР мы не находим.

Свое развитие рассматриваемый вопрос получает в Постановлении 2-й сессии ВЦИК

Х созыва от 10 июля 1923 г. «Об изменениях и дополнениях Уголовно-процессуального

кодекса»10. Статья 121а постановляет: «Следователь для обеспечения исполнения приго-

вора в случаях, если преступление, по обвинению в котором привлечено данное лицо или

лица, карается согласно Уголовному кодексу конфискацией имущества, вправе, как по своей

инициативе, так равно и по предложению суда или прокурора, принять меры обеспечения

против сокрытия этими лицами имущества». В этом периоде развития законодательства мы

сталкиваемся с актуальной и в наши дни проблемой исчезновения имущества к моменту

приезда следователя.

Необходимо также отметить, что права на заявление гражданского иска не имел потер-

певший от преступлений, подсудных военным трибуналам11.

Прообраз правовых средств, направленных на обеспечение имущественных прав по-

терпевших, мы находим не только в уголовной, но и в других сферах законодательства.

В декрете ВЦИК и СНК РСФСР от 15 февраля 1923 г. «О порядке наложения взысканий за

нарушение постановлений о косвенных налогах (акцизах)»12 говорится: «Не обложенные

акцизом предметы и продукты, а также орудия их производства опечатываются и сдаются

на хранение милиции или в ближайшие места выделки или оптовой торговли такими пред-

метами на хранение под ответственность владельцев или заведующих этими местами». Здесь

налицо применение наложения ареста на имущество в налоговой сфере, но сама дефиниция

данного правового средства отсутствует.

В Инструкции о порядке привлечения к ответственности за нарушение декрета об еди-

ном сельскохозяйственном налоге и о порядке возбуждения, направления и рассмотрения

дел об этих нарушениях, утвержденной декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 11 июля 1923 г.13,

содержится «Порядок производства описи и оценки имущества», который проводится при

назначении конфискации и имущественных взысканий. На наш взгляд, это явный прооб-

раз наложения ареста на имущество. Интересным выглядит § 25 данной Инструкции: «В

тех случаях, когда плательщик налога скрыл от описи свое имущество у других лиц или не

сообщил о денежных суммах, причитающихся ему от третьих лиц, финансовый агент или

налоговый инспектор, при обнаружении скрытого от описи у других лиц имущества, пере-

дает его на хранение сельскому Совету, укрывателя же и владельца привлекают к уголовной

ответственности по ст. 188 Уголовного кодекса». На наш взгляд, аналог данной меры может

представлять интерес для современного законодательства.

В период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. происходит очередная смена за-

конодательства. В это время создается Законодательство по уголовному праву и процессу в

период войны14. К сожалению, в данном нормативном акте не удалось обнаружить элементов

правовых средств, направленных на обеспечение имущественных прав потерпевших. На-

казания, как правило, носят более радикальный характер, связанный с лишением свобо-

ды. Это, по-видимому, связано с тем, что в период войны большинство населения страны

осталось не только без средств к существованию, но и без жилища. Поэтому, на наш взгляд,

имущественные взыскания просто не на что было накладывать.

Последним источником, которым хотелось бы завершить наш исторический экскурс,

является Законодательство об уголовном судопроизводстве Союза ССР и союзных респу-

блик15. Ознакомившись с данным нормативным актом, мы пришли к выводу, что в ряде за-

конодательств наложение ареста на имущество не прописывается, в других — присутствует

практически в одинаковой регламентации. Интересным положением, которое можно, на наш

взгляд, позаимствовать для современного Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее —

УПК РФ), было следующее.

В белорусском и узбекском законодательстве (ст. 175 УПК БССР и ст. 159 УПК УССР) про-

писывается: «Если имели место попытки уничтожить или спрятать предметы и документы,

протокол должен содержать указание на это и на меры, принятые следователем». На наш

взгляд, это разумно, т.к. в большинстве случаев наложения ареста на имущество подозре-

ваемый (обвиняемый) пытается спрятать свое имущество от следователя (дознавателя).

Других различий норм наложения ареста на имущество Законодательства об уголовном

судопроизводстве Союза ССР и союзных республик от современного УПК РФ мы не нашли.

Таким образом, правовые средства по обеспечению имущественных прав потерпевших

прошли в законодательстве России долгий путь становления. Их прообраз наиболее четко

проявляется в законодательстве XVII в. Во времена Петра I появляются первые элементы

наложения ареста на имущество. Развиваясь на протяжении XVIII–XIX вв., Уложение о на-

казаниях уголовных и исправительных 1885 г. содержит регламентацию практически всех

основных составляющих наложения ареста на имущество. Начало ХХ в., а также период

Великой Отечественной войны становятся временем наименьшего законодательного ак-

центирования на сфере возмещения имущественных прав потерпевших.

Положения, которые, на наш взгляд, могли бы быть полезны современному УПК РФ, за-

ключаются в принципе неотвратимости наказания за содеянное преступление, а также в

указании в протоколе на попытки заинтересованных лиц уничтожить или спрятать предметы

и документы от наложения на них ареста, а также на меры, принятые следователем.