МАРГИНАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ И ЕЕ ПРАВОВОЙ СТАТУС

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

А.А. Никитин,

кандидат юридических наук,

ст. преподаватель

Изучение маргинального поведения личности в российском обществе, находящемся в

условиях сложных социально-правовых и экономических преобразований, является акту-

альным и перспективным направлением научных исследований в юридической науке.

Ранее исследования маргинального поведения проводились в контексте изучения право-

вого поведения личности в целом, и такому специфическому типу правового поведения, как

маргинальное, не уделялось достаточного внимания. В советской науке это было отчасти

оправдано — поле для преобразования или деформации социальных страт ограничивалось

закрепленной на государственном уровне классовой структурой общества. Поэтому заявлять

в научных работах о формировании в рамках существующих классов или помимо них каких-

то социальных групп, тем более обладающих признаками маргинальности, было сложно.

Традиционно маргинальное поведение рассматривается как один из типов правомерно-

го поведения, характеризуемый пограничностью, близостью к противоправному1. Такое

понимание маргинального поведения возможно, если не учитывать обусловленности правового поведения личности ее социальным положением, сложностью постреформенной со-

циальной структуры общества, отличающейся появлением на базе прежних крупных классов

множества специфических общественных групп. Наряду с этим кардинальное изменение

экономической ситуации в стране, резкое возрастание социальной мобильности населения

в период проводимых реформ неизбежно привели к тому, что отдельные новообразовав-

шиеся социальные группы оказались «на обочине социальной жизни», были отстранены от

определенных социальных благ. В этой связи поведение представителей таких обществен-

ных групп могло переступать границы дозволенного законом, быть «вынужденно противо-

правным». Например, появившиеся в 90-х гг. бомжи — лица без определенного места

жительства и рода занятий — часто живут без каких-либо документов, удостоверяющих

личность, что является административным правонарушением. Однако причины этого могут

лежать и в совершении в отношении данной категории граждан противоправных поступков

или преступлений (отъем документов, жилья, денежных средств, совершенный мошенни-

ческими способами либо путем угроз или применения силы).

В.В. Оксамытный полагает, что маргинальный тип поведения отражает состояние лица,

когда его поведение находится на грани антиобщественного, ведущего к правонарушению,

однако не становится таковым в силу того, что в данный промежуток времени в механизме

его поведенческих побуждений «сработали» иные движущие силы — угроза возможного на-

казания, собственные выгоды от правомерности, боязнь осуждения со стороны коллектива,

группы и другие сдерживающие мотивы2. Представляется, что такое понимание маргинального

поведения делает его подобным конформизму, т.к. индивид подчиняется мнению окружения

и воспринимает установки правомерного поведения, хотя причиной такого восприятия может

быть и боязнь осуждения неправомерного поступка со стороны определенной общности. В

данном контексте социальное окружение человека выступает в роли сдерживающего фактора,

сформировав некое пространство нетерпимости к противоправному поведению. Такая обще-

ственная модель является идеализированной — одиночные проявления противоправного

или маргинального поведения и социальные общности, группы и коллективы, выступающие

«хранителями» идей правомерности и социальной активности поведения.

На практике существует практически обратная ситуация. Субъект, в индивидуальное

правосознание которого закралось сомнение в наличии внутренней необходимости сле-

дования правовым предписаниям и чье поведение удерживается в рамках правомерного

страхом перед наказанием, как правило, оказывается в среде себе подобных, в маргиналь-

ной группе, а не среди коллектива, способного транслировать ему установки правомерного

поведения. Маргинальные социальные группы отличаются стойким правовым нигилизмом,

сформировавшимся у них в силу отдаленности от основных общественных групп социума,

недостатка внимания со стороны государства к проблемам таких групп, низкому уровню

социальной защищенности и сложности использования правового механизма защиты их

прав и интересов, предусмотренного законодательством.

Маргинальная среда не только не будет являться фактором, сдерживающим поведение

индивида в рамках правомерного, но зачастую может выступать в качестве своеобразного

«подстрекателя» к совершению противоправных поступков, т.к. в ней сформирована соб-

ственная система ценностных установок и правил поведения, кардинально отличающаяся

от модели правомерного поведения, предлагаемой в правовых нормах. Изначально фор-

мируясь за счет объединения лиц, оказавшихся в маргинальной ситуации, маргинальные

группы приобретают определенный «магнитизм» простотой своих внутренних ценностей,

притягивая в свои ряды большое количество людей, не полностью вписавшихся в структуру

позитивных социальных групп.

На наш взгляд, маргинальное поведение представляет собой поведение индивида, находя-

щееся на грани правомерного и противоправного, обусловленное существованием человека

в состоянии маргинальности. Поэтому однозначно и категорично относить маргинальное

поведение к правомерному или неправомерному нельзя.

В зависимости от того, переступает ли поведение маргинала границу правомерности или нет,

и можно классифицировать маргиналов на два крупных маргинальных общественных слоя:

1. Маргинальный слой «риска», или маргинальные группы «риска».

2. Асоциальный маргинальный слой, или асоциальные маргинальные группы.

К первому относятся следующие социальные группы: беженцы, вынужденные переселен-

цы, иммигранты, не имеющие статуса беженца или вынужденного переселенца, инвалиды,

безработные и лица, де-юре не имеющие определенного места жительства (в данном слу-

чае речь идет о гражданах, проживающих в аварийных, не принятых муниципалитетами на

баланс домах, что приводит к отказу в обмене паспортов, в регистрации по существующему

адресу, невозможности получить медицинский полис и др.).

Ко второму слою можно отнести такие социальные группы, как проститутки, беспризорные

и безнадзорные несовершеннолетние, бродяги, попрошайки, бомжи, бывшие заключенные

и лица, страдающие алкогольной либо наркотической зависимостью.

Еще одним характерным признаком, отличающим указанные маргинальные слои друг от

друга, является асоциальность поведения их членов. Асоциальное поведение не обладает

признаком противоправности и не считается правонарушением, однако наносит ущерб обще-

ственным устоям, традициям, нарушает нормы этики. Такое поведение характерно для марги-

налов, относящихся к асоциальным группам и практически не характерно для групп риска.

Необходимо отметить, что причины попадания в маргинальную ситуацию также различны

для слоя риска и асоциального слоя маргиналов. Для представителей «групп риска» харак-

терно то, что их попадание в маргинальную зону есть следствие происходящих в обществе

негативных социальных процессов, результатом которых является вытеснение отдельных

социальных групп за границу устоявшейся структуры общества либо смещение этих групп

по различным общественно значимым направлениям (уровень жизни, наличие работы,

необходимость пространственного перемещения, трудоспособность и др.). Можно сказать,

что появление маргинальных групп риска во многом зависит от проводимой государством

политики. Для асоциальных групп причина маргинальности кроется преимущественно в

их поведении, несомненно, сформировавшемся в условиях социальной деформации, но в

каждой конкретной ситуации являющемся следствием осознанного выбора, нацеленности

на совершение поступков, выходящих за границы правомерности. В данном случае при-

чинная связь между социальными процессами и маргинальным положением опосредована

и не столь явна как для «групп риска».

При существенной разнице между людьми, относящимися к указанным маргинальным

слоям, представители обоих слоев обладают всеми признаками, характеризующими лич-

ность маргинала, что позволяет исследователям включать в группу маргиналов наряду

с бомжами и попрошайками мигрантов, инвалидов (исходя из существующего сложного

социально-правового положения инвалидов, вызванного невнимательным отношением к ним

со стороны государства) и безработных. Маргиналы как социальный слой характеризуются

определенной примитивизацией сознания, ценностной структуры, что ведет к стиранию

граней между законопослушными гражданами и правонарушителями3.

Следует определить, что же представляет собой состояние маргинальности, являющееся

причиной соответствующего поведения личности.

Маргинальность представляет собой особую форму социальной жизни индивида (обще-

ственной группы), негативно влияющую на структуру общества и характеризующуюся

деформацией традиций, социальных ориентиров и ценностных установок, разрушением

межличностных связей, отчуждением от ряда экономических, правовых, политических про-

цессов и формированием специфического типа личности маргинала.

Специфический тип личности маргинала характеризуется следующими признаками:

1. Существенным изменением или утратой прежнего социального и (или) правового

статуса индивида, которое может иметь различные формы (снижение или утрата доходов,

потеря работы, потеря жилья, потеря семьи, утрата здоровья и трудоспособности, необ-

ходимость смены места жительства/пребывания как в рамках одного государства, так и

связанное с переездом в другую страну и т.д.) в зависимости от особенностей конкретной

маргинальной группы.

2. Изменение или утрата маргиналом своего социального и (или) правового статуса вызваны

внешними факторами, связанными с резким и глубоким преобразованием структуры общества

в различных сферах (экономической, политической, культурной, национальной и др.).

3. Социально-правовое положение маргинала (маргинальной группы) в обществе является

промежуточным, т.е. социальные связи, характерные для прежнего социально-правового

статуса, утеряны не полностью и продолжают оказывать определенное влияние на жизнь ин-

дивида (маргинальной общественной группы), в то время как социальные связи, признаки и

особенности нового положения еще не полностью оформились (возможно восприятие внешних

форм, определяющих принадлежность к новому статусу, без приобретения их содержания).

4. На определенном этапе существования в маргинальной ситуации происходит фор-

мирование «гибридного» типа личности маргинала, отличающегося деформированным

правосознанием, культурой, системой ценностей, отстраненностью от общества, циничным

отношением к жизни.

5. Кардинальным изменением психологического состояния, характеризуемым осложне-

нием процесса самоидентификации личности в обществе, потерей жизненных интересов,

утратой целевых установок в социальной группе, слабым восприятием традиций.

6. Развитием у маргинала процесса двойной адаптации, т.е. либо утрачивается ориентир

для приспособления к новым условиям жизни (т.к. маргинал оказывается не в состоянии

выбрать между прежним и новым статусом), либо маргинал пытается приспособиться

одновременно к двум разнополярным социальным группам, что приводит к возможности

существования маргинальной личности одновременно в двух мирах, ни принадлежа при

этом ни к одному из них.

Наряду с указанными признаками можно выделить и сугубо правовую специфику мар-

гинального статуса.

Во-первых, отсутствует комплексное правовое регулирование положения маргинальных

групп, учитывающее специфику протекающих в обществе негативных социальных процессов

и их взаимосвязь с углублением маргинальной ситуации определенных общественных групп.

Приведем пример. В настоящее время в России, особенно в некоторых регионах, существует

объективная потребность в привлечении иностранной рабочей силы (так утвержденные Пра-

вительством РФ квоты на выдачу в 2007 г. иностранным гражданам приглашений на въезд в

Россию в целях осуществления трудовой деятельности составляют 308 842 шт.4 и это без учета

количества трудовых мигрантов, приезжающих в Россию из государств, с которыми установлены

безвизовые отношения, где квота предполагает приглашение 6 млн человек5). Возможность

привлечения работников из некоторых бывших союзных республик, обусловленная более низ-

кими по сравнению с Россией темпами экономического развития, имеется: по разным оценкам

в России трудятся от 10 до 12 млн иностранных работников6. Однако в законодательстве не

разработан достаточно эффективный механизм привлечения квалифицированных и законо-

послушных работников из соседних государств. Внесенные в законодательство изменения

привели к ситуации, при которой регистрация иностранных граждан в Российской Федерации

регулируется одним законом7, а вопросы приглашения иностранных граждан на территорию

России в целях осуществления ими трудовой деятельности — другим8 (хотя ранее вопросы

миграционного учета, регистрации иностранных граждан в России и порядок приглашения

иностранцев на работу в Российской Федерации регулировались одним нормативно-правовым

актом — действовавшей до 15 января 2007 г. редакцией Федерального закона «О правовом

положении иностранных граждан в Российской Федерации»).

Во-вторых, направленность действующих нормативно-правовых актов на демаргинализацию

маргинальных групп минимальна. Нормы российского законодательства в большей степени на-

правлены на предотвращение проявления различного рода асоциальных действий со стороны

маргиналов (совокупность запретительных норм уголовного, административного и некоторых

других отраслей права), но решение только этих задач недостаточно для достижения социаль-

ных целей, стоящих перед соответствующим нормативно-правовым актом. Не стоит забывать,

что признаки антиобщественности и противоправности в маргинальном поведении человека

являются следствием его положения — члена маргинальной группы, и выражаться они будут

перманентно, пока индивид находится в маргинальном положении. В связи с этим государству

необходимо решать прежде всего задачи, связанные с интеграцией маргиналов в позитивные

социальные группы российского общества. Результатом решения этих задач будет устранение

причин маргинального поведения личности, а не борьба с поверхностными симптомами.

В третьих, отсутствует единообразная практика применения действующего законодатель-

ства, что, как одна из существенных проблем российской правовой жизни, наиболее ярко

проявляется в отношении слабозащищенных слоев российского общества. Можно много крити-

ковать нормативно-правовые акты в сфере занятости населения, миграции, социальной защиты

инвалидов, борьбы с наркопреступностью и т.д., отмечать в них недоработки и формулировать

предложения по их совершенствованию, но вряд ли это приведет к желаемому результату без

четкого контроля со стороны государственных чиновников за их исполнением.

В четвертых, существуют различные социально-правовые способы ограничения со сторо-

ны государства прав маргиналов, относящихся к двум маргинальным слоям. Для слоя риска

они выражаются в неоправданном притеснении мигрантов правоохранительными органами;

в невозможности получения медицинской помощи или реализации своих прав на участие

в выборах органов власти или в референдуме лицами, не имеющими регистрации по месту

жительства. Для маргиналов, относящихся ко второму асоциальному слою, ограничения в

реализации прав связаны с привлечением к ответственности за противоправное поведение,

но они должны применяться в установленном законодательством порядке, а не следовать

за индивидом как некое приобретенное качество.

В пятых, прямым следствием существенных изъянов правового регулирования является

неопределенность правового положения маргинала или его двойственность.

Необходимо отметить, что в данной работе правовой статус понимается как юридически

закрепленное положение личности в обществе, которое может носить как общий, так и специ-

альный характер, т.е. различий между понятиями «правовой статус личности» и «правовое

положение личности» не проводится (хотя в науке существует и иная точка зрения9).

Видовая классификация правовых положений предполагает существование общего (консти-

туционного), специального (отраслевого, родового) и индивидуального правовых статусов.

Указанные особенности положения маргинала позволяют охарактеризовать правовой

статус маргинальной личности как своеобразную и специфическую разновидность родового

(специального) статуса.

Отраслевой анализ законодательства, регулирующего правоотношения с участием мар-

гиналов, подтверждает тезис о существовании двух отличных друг от друга маргинальных

слоев общества; позволяет выявить черты, характерные для регулирования поведения

маргиналов «групп риска» и маргиналов «асоциальных групп».

Специальное законодательство, регулирующее правоотношения с участием членов марги-

нальных групп риска, относится преимущественно к конституционному, административному,

трудовому праву и праву социального обеспечения.

Конституционное право — ведущая отрасль российского права, регулирующая наиболее

важные, исходные государственные отношения и определяющая конституционный (базо-

вый) статус всех членов российского общества. Однако применительно к маргинальному

«слою риска» в конституционном праве содержатся нормы, на которых строится родовой

(специальный) статус некоторых общественных групп, и регулирующие: проблему миграции

(в т.ч. вопросы российского гражданства, статусов беженца и вынужденного переселенца,

правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в России); наиболее

общие положения по государственному социальному обеспечению инвалидов, по мерам

государственного содействия занятости населения и соответствие внутригосударственного

законодательства по указанным вопросам нормам международного права.

Административное право регулирует сферу государственного управления, исполнительно-

распорядительную деятельность государственных органов, определяет структуру, компе-

тенцию и полномочия органов исполнительной ветви власти государства. В частности,

определяются правовой статус, компетенция государственных органов, в сферу деятельности

которых входят маргинальные группы (причем как «группы риска», так и «асоциальные

группы»): Федеральная миграционная служба России, органы государственной службы за-

нятости, органы управления социальной защиты населения, министерство внутренних дел,

комиссии по делам несовершеннолетних и иные органы, входящие в систему профилактики

безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних, и др. Кроме того, в сферу правового

регулирования административного права Российской Федерации (наряду с конституционным

правом) входят вопросы определения правового положения иностранных граждан и лиц

без гражданства, находящихся на территории России10.

Следует отметить определенные недостатки в действующих нормативно-правовых актах,

относящихся к названным отраслям: процедурная заурегулированность, функциональный

дисбаланс административной ответственности.

Процедурная заурегулированность представляет собой разработку и законодательное

закрепление обязательных, неоправданно сложных юридических процедур (регистрация

иностранных граждан, находящихся на территории Российской Федерации, получение ста-

туса беженца или вынужденного переселенца и др.), требующих значительных финансовых,

организационных и трудовых затрат на их проведение, и в силу своей сложности не всегда

доступных для обязанных субъектов (трудовых мигрантов, беженцев, вынужденных пере-

селенцев и др.). Но сегодня происходят определенные позитивные изменения в разреше-

нии этого вопроса (например, уведомительный порядок миграционного учета, введенный

Федеральным законом «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства

в Российской Федерации») и у государства есть возможности для дальнейшего совершен-

ствования нормативно-правовых актов по данному критерию.

Функциональный дисбаланс административной ответственности (в большей степени

данная правовая недоработка влияет на отношения с участием асоциальных маргинальных

групп) означает невозможность осуществления функций юридической ответственности и

решения задач, стоящих перед законодательством об административных правонарушениях,

при сохранении существующих мер административной ответственности и порядка привле-

чения к ней в отношении маргиналов. Традиционно выделяют следующие функции юри-

дической ответственности: карательная, штрафная, превентивная, воспитательная и право-

восстановительная (компенсационная)11. В соответствии со ст. 18.8 КоАП РФ12 нарушение

иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания (проживания)

в Российской Федерации предусматривает в качестве меры ответственности виновного

лица штраф в размере от 2 до 5 тыс. руб. с возможным административным выдворением

за пределы территории России или без такового. Количество нелегально находящихся на

территории России иностранных граждан и лиц без гражданства около 5 млн человек13, которое сохраняется несмотря на активные действия сотрудников Федеральной миграционной

службы России, направленные на выявление нелегалов и их депортацию. Следовательно,

существующие сегодня меры административной ответственности не выполняют превентив-

ной, воспитательной и компенсационной функций, т.к. нелегалы продолжают пребывать в

Россию. В соответствии со ст. 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных

граждан в Российской Федерации»14 депортация лица, не имеющего права находиться на

территории России и добровольно не выехавшего за ее пределы, осуществляется за счет

средств депортируемого, а при отсутствии у него средств за счет приглашающей стороны (за

счет работодателя, принявшего на работу иностранного гражданина с нарушением порядка,

установленного законодательством), а если приглашающая сторона не установлена — за

счет средств Российской Федерации. Как правило, взыскать с нелегала необходимую сумму

на его депортацию не представляется возможным, поскольку заработки нелегалы зачастую

пересылают в страны, из которых они прибыли.

Трудовое право и право социального обеспечения регулирует вопросы государственного

содействия занятости населения и борьбы с безработицей, а также социального обеспечения

инвалидов и других социально незащищенных слоев населения России. К сожалению, для

нормативно-правовых актов, регулирующих проблемы занятости, также характерна про-

цедурная заурегулированность, что в определенной степени скрывает истинный масштаб

вопроса безработицы. Сложность процедуры регистрации и перерегистрации, несоизме-

римый с величиной прожиточного минимума размер пособия по безработице заставляют

многих людей, потерявших работу, искать ее самостоятельно, не прибегая к помощи госу-

дарственного трудоустройства, выбирать несоответствующее квалификации место работы

(неквалифицированные виды работы). При существующей нехватке именно квалифициро-

ванных кадров такой подход к решению проблемы безработицы не позволяет государству

достаточно эффективно контролировать трудовые ресурсы страны.

Кроме того, не отработан механизм взаимодействия государственных служб при разре-

шении проблем нехватки квалифицированных работников отдельных профессий и выдачи

разрешений на работу иностранным гражданам на территории России. Пока подавляющее

большинство приезжающих в Российскую Федерацию иностранных работников оказываются

неквалифицированными или низкоквалифицированными рабочими самых распространен-

ных профессий. Обеспечение притока в Россию высококвалифицированных кадров наи-

более «дефицитных» профессий позволило бы покрыть существующую нехватку на период,

необходимый для подготовки собственных специалистов.

Отдельно необходимо отметить, что органы прокуратуры России недостаточно эффективно

решают стоящие перед прокурорским надзором задачи. Усиление прокурорского надзора за

соблюдением законодательства Российской Федерации в отношении наименее защищенных в

социальном плане слоев населения (беженцев, вынужденных переселенцев, инвалидов, лиц,

потерявших работу, несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей и др.) является

одной из первоочередных мер государства, способной удерживать маргинальное поведение

в рамках правомерного. Ее реализация позволит предотвращать как нарушения законода-

тельства, совершаемые органами государственной и муниципальной власти по отношению к

маргиналам, так и пресекать правонарушения со стороны самих маргинальных лиц.

Правовое положение маргиналов асоциального слоя регламентируется преимущественно

такими отраслями права, как уголовное и уголовно-исполнительное, административное в части,

касающейся административной ответственности. Это объясняется тем, что поведение марги-

налов, относящихся к асоциальным группам, выходит за рамки правомерного и как раз пере-

численные отрасли права регулируют вопросы ответственности за подобное поведение.

Таким образом, правовой статус маргинальной личности представляет собой закрепленную

в нормативно-правовых актах систему прав, обязанностей, законных интересов, гарантий,

юридической ответственности, а также правосубъектность, отражающих социально-правовое

положение лица, относящегося к маргинальному слою риска, в обществе, и содержащих в себе

юридические средства, направленные на преодоление данного положения индивида.

Для маргиналов, относящихся ко второму маргинальному слою — асоциальным груп-

пам, использование в теории права и в законодательстве понятия «специальный правовой

статус маргинальной личности» нецелесообразно. Для указанных категорий лиц необходим

особый комплекс правовых средств, предназначенных для преодоления их маргинального

положения, состоящий из двух элементов: 1) системы нормативных правовых актов, регу-

лирующих ответственность маргиналов указанной группы за противоправное поведение; 2)

комплекса нормативно-правовых актов, организационных мер и экономических ресурсов,

обеспечивающих реабилитацию и адаптацию маргиналов, способствующих их интеграции

в позитивные социальные группы российского общества.