ДОГОВОР ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ КОСМЕТОЛОГИЧЕСКИХ УСЛУГ В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

Е.А. Шолом,

ст. преподаватель

(Филиал ГОУ ВПО «СГАП» в г. Астрахани)

В связи с ростом благосостояния людей и широкой пропагандой в средствах массовой инфор-

мации культа красоты и молодости все более широкое развитие получает сфера индустрии красоты,

где особой популярностью пользуются услуги в сфере косметологии. При этом исследования в

области медицины и права не успевают за возрастающими потребностями населения. Гражданское

право не выделяет договор возмездного оказания косметологических услуг в самостоятельный вид

договоров и данные отношения регулируются положениями гл. 39 (Возмездное оказание услуг)

ГК РФ, Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1,

рядом других законов и подзаконных актов. Отечественные цивилисты отмечают, что предпри-

нятый законодателем подход по выделению в системе гражданско-правовых договоров главы о

возмездном оказании услуг представляется не совсем удачным, поскольку правовой унификации в

рамках данной главы подверглись договоры, правовая природа которых существенно отличается.

Это касается прежде всего медицинских услуг и договоров, в рамках которых они предоставляют-

ся1. В связи с этим необходимо выделение договора на оказание медицинских услуг в отдельную

главу ГК РФ, включающую нормы, регулирующие и оказание косметологической помощи. Данное

обстоятельство продиктовано необходимостью регулирования медицинских (косметологических)

работ и услуг в рамках одной главы. При анализе некоторых подзаконных актов можно прийти к

выводу, что законодатель дифференцирует косметологические работы и услуги. Так, согласно п.

3 «Положения о лицензировании медицинской деятельности», утвержденного постановлением

Правительства РФ от 4 июля 2002 г. № 499 медицинская деятельность включает выполнение по со-

ответствующим специальностям медицинских работ и услуг. Приложение 1 к приказу Министерства

здравоохранения РФ от 26 июля 2002 г. № 238 «Об организации лицензирования медицинской

деятельности» имеет наименование «Номенклатура работ и услуг по оказанию соответствующей

медицинской помощи». Данная Номенклатура включает работы и услуги по косметологии (терапев-

тические, хирургические). Однако в нормативных актах не указываются конкретные медицинские

услуги и работы и не раскрывается их понятие.

Как известно, оказание услуг и выполнение работ регулируются разными главами ГК РФ,

отсюда возникает закономерный вопрос: означает ли вышесказанное, что одни косметоло-

гические процедуры должны регулироваться договором о возмездном оказании услуг, а

другие — договором подряда? С.С. Шевчук отмечает непоследовательность законодателя в

формировании его подходов к систематизации договоров, особенно проявляющаяся в п. 2 ст. 779 ГК РФ, в котором без всякого основания допускается смешение договоров по оказанию

услуг и договоров подрядного типа, т.к. логически необъяснимо, почему, с одной стороны, за-

конодатель отграничивает договоры, опосредствующие оказание услуг, от подрядных договоров

(договоров на выполнение работ), а с другой стороны, договоры на выполнение работ, предусмо-

тренные гл. 37 и 38 ГК РФ, относит к договорам об оказании услуг2. А.А. Сироткина, затрагивая

данную проблему, возникающую при оказании медицинских услуг, высказывает мнение, что

такое жесткое противопоставление двух видов медицинских услуг представляется необосно-

ванным, поскольку часто медицинская помощь, оказанная пациенту по поводу одного заболе-

вания, состоит из целого комплекса медицинских услуг, например, осуществления хирургической

операции. А.А. Сироткина предлагает решать проблему дифференцирования работ и услуг в

указанном случае следующим образом. При невозможности разделить медицинскую услугу на

отдельные действия, имеющие результат и не имеющие такового, приоритет должен быть отдан

характеристике отсутствия вещественного результата, несмотря на фактическую передачу ука-

занных вещей пациенту3. Вместе с тем необходимо учесть, что многие медицинские процедуры

невозможно однозначно отнести ни к работам, ни к услугам. Так, Д. Степанов выделяет наряду

с услугами и работами т.н. «услуги-полуработы», которые имеют все признаки «работ», однако

их результат начинает уничтожаться сразу же после их производства. К таким услугам-

полуработам он относит, прежде всего, услуги салонов красоты и парикмахерских. Далее автор

поясняет, что в «так называемых услугах» можно увидеть, за редким исключением, все свойства,

характерные для «чистых услуг» (неотделимость от источника оказания услуги, эксклюзивность,

синхронность оказания и получения услуги, неустойчивость ее качества), но для них типично

отсутствие признака неосязаемости, а в некоторых случаях — моментальной потребляемости4.

В связи с этим представляет определенный интерес позиция В.В. Кваниной, которая те виды

деятельности, которые, хотя и имеют определенный материальный результат, но непосредствен-

но направлены на личность услугополучателя (услуги парикмахеров, визажистов, врачей-

косметологов и т.д.), относит к услугам 5.

На наш взгляд, предложение В.В. Кваниной заслуживает особого внимания, т.к. в силу

специфики медицинских (косметологических) работ, обусловленной непосредственной

связью с жизнью, здоровьем и внешним обликом человека, недопустимо применять для их

регулирования гл. 37 ГК РФ «Подряд», т.к. при анализе данной главы можно сделать вывод,

что все ее нормы рассчитаны на регулирование работ, связанных с изготовлением или пере-

работкой (обработкой) вещи, и не приспособлены для регулирования отношений, связанных

с работой в сфере оказания медицинской (косметологической) помощи, оказываемой чело-

веку. Однако для того чтобы относить всю косметологическую помощь к услугам, независимо

от наличия материального результата, необходимо закрепление соответствующих положений

в ГК РФ. Но на сегодняшний день реальность такова, что медицинские (косметологические)

работы фактически оказываются вне рамок гражданско-правового регулирования.

Нами предлагается решение данной проблемы несколько иным способом, а именно

путем объединения в отдельную главу медицинских (косметологических) работ и услуг.

При этом, на наш взгляд, нет необходимости в дифференцировке косметологических работ

и услуг ввиду сложности ее проведения. Поэтому очевидна необходимость в разработке

дефиниции, которая охватывала бы и работы и услуги в сфере косметологии и медицины.

Мы предлагаем использование термина «медицинская (косметологическая) помощь».

Отдельными учеными уже отмечалась некорректность применения терминов «работа»

и «услуга» в отношении медицинской помощи. Так, Н.А. Баринов считает, что как нельзя

смешивать куплю-продажу товара как основного отношения с дополнительным упаков-

кой или доставкой продавцом товара на дом как дополнительной услугой, так и нельзя

отождествлять лечение как основное отношение с уходом за больным — дополнительным

отношением услугой. Работы и услуги, по его мнению, это не медицинская помощь в под-

линном смысле слова, а дополнительные к медицинской помощи действия. Далее он отмечает необходимость научного обоснования концепций: «оказание медицинской помощи»

и «оказание медицинской услуги»6.

Законодатель допускает полное смешение терминов «медицинская помощь», «медицин-

ская услуга» и «медицинская работа», поэтому, прежде всего, следует определить понятия

«медицинская помощи» и «медицинская услуга».

С.И. Ожегов определяет помощь как содействие кому-нибудь в чем-нибудь и участие в

чем-нибудь, приносящее облегчение, а медицинскую помощь как лечебно-профилактические

мероприятия, осуществляемые при болезнях, травмах, отравлениях, а также при родах7. В

то же время услуга им определяется как действие, приносящее пользу, помощь другому8.

Таким образом, семантическое толкование понятий «услуга» и «помощь» позволяет сделать

вывод, что с позиции филологии данные дефиниции являются синонимами, поэтому тер-

мин «помощь» вполне приемлем для определения совокупности косметологических работ

и услуг. В силу специфики косметологической услуги, которая предполагает ее особое

правовое регулирование, важно отделять договор возмездного оказания косметологических

услуг от других договоров возмездного оказания услуг. Основным признаком, выделяющим

косметологические услуги из числа других медицинских услуг, является особый вид немате-

риального блага, на которое она направлена. Если абсолютное большинство медицинских

услуг направлено на лечение заболеваний и укрепление здоровья, то косметологические

услуги на улучшение индивидуального облика.

Законодатель, давая перечень нематериальных благ в ст. 150 ГК РФ, не указывает среди

них индивидуальный облик. Однако в научной литературе данное нематериальное благо на-

ходит свое отражение. Так, авторы одного из учебников по гражданскому праву указывают,

что индивидуальный облик (вид) включает в себя внешность, фигуру, физические данные,

одежду, т.е. совокупность таких сведений о лице, которые можно получить, не прибегая

к специальным исследованиям9. Данное нематериальное благо исходит из таких личных

неимущественных прав, как право на самостоятельное определение, использование и не-

прикосновенность своего внешнего (индивидуального) облика.

Однако не только косметологические услуги направлены на формирование внешнего

облика человека. Это, прежде всего, услуги, представляемые парикмахерскими и салонами

красоты. К ним можно отнести услуги стилистов и соляриев.

Особый интерес в плане разграничения с косметологическими услугами представляют

услуги, предлагаемые парикмахерскими. В ГОСТ Р 51142-98 «Услуги бытовые. Услуги парик-

махерских. Общие технические условия» услуги парикмахерских определяются как результат

непосредственного взаимодействия организации и клиента, а также собственной деятель-

ности организации по удовлетворению эстетических и гигиенических потребностей клиента.

В отличие от других услуг, направленных на формирование индивидуального облика, кос-

метологические услуги, кроме рассмотренного нами основного объекта — индивидуального

облика, имеют дополнительный объект здоровье человека, т.к. любая косметологическая

услуга сопряжена в той или иной степени с воздействием на здоровье потребителя. Причем,

если на основной объект воздействие косметологической услуги должно быть максималь-

ным, то на дополнительный — минимальным. Несмотря на то, что воля участников данного

правоотношения изначально направлена лишь на улучшение внешнего облика потребителя,

воздействие на здоровье в любом случае сопровождает косметологическую услугу. Так, во

время пластической операции проводят анестезиологическое пособие, что само по себе

несет определенный риск для здоровья и даже жизни пациента. Кроме того, при данной

операции, как и при любой другой, нарушается целостность органов и тканей организма.

Конечно, наука косметология стремится свести данное воздействие к минимальному, но,

тем не менее, устранить его невозможно. Этот дополнительный объект косметологической

услуги и обусловливает ее медицинский характер. Иные услуги, направленные на улучшение

внешнего облика человека, не воздействуют на организм человека. Вред здоровью при их

оказании может наступить лишь при грубой неосторожности. Косметологические услуги

имеют много общего с медицинскими услугами, более того, они сами входят в их число. Тем

не менее, их необходимо отграничивать от других медицинских услуг, т.к. это особый их

вид, который не обладает в полной мере всеми характерными чертами медицинских услуг.

Косметологические услуги занимают промежуточное положение между медицинскими

услугами и услугами, направленными на улучшение внешнего облика, обладая признаками,

присущими обоим видам этих услуг. Однако если общность косметологических услуг с услу-

гами, направленными на улучшение внешнего облика, обусловлена общностью с основным

объектом услуги, в качестве которого выступает внешний облик, то с медицинскими услугами

их объединяет дополнительный объект здоровье.

Разграничение медицинских и косметологических услуг следует проводить по изначаль-

ной цели оказания этих услуг. Как уже говорилось, абсолютное большинство медицинских

услуг оказывается с целью излечения и укрепления здоровья человека, поддержания его

долголетней активной жизни и предоставляется, за редким исключением, лишь в случае по-

вреждения здоровья или в целях профилактики заболеваний, а косметологические услуги

оказываются с целью улучшения внешности человека вне связи с заболеванием. Конечно,

нельзя не отметить, что при лечении многих заболеваний, по мере выздоровления, также

улучшается внешность, однако этот эффект является дополнительным и лишь сопрово-

ждает выздоровление. В то же время отдельные косметологические услуги проводят по

медицинским показаниям и данные услуги можно в равной степени отнести как к лечеб-

ным, так и к косметологическим, например, устранение у детей таких аномалий развития,

как «волчья пасть» и «заячья губа». Предоставление косметологических услуг вне связи с

заболеванием в целях улучшения внешности — главный и основной признак, отделяющий

косметологические услуги от других видов медицинских услуг, и именно данный признак

должен определять особенности правового регулирования этого вида услуг.