ГРАЖДАНСКИЙ И АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

В.В. Ефимова,

кандидат юридических наук,

доцент

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ НАДЗОРНЫХ

ПРОИЗВОДСТВ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ.

ВОПРОСЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ГАРАНТИЙ

Многочисленные исследования зарождения и развития контроля за вынесенными судебны-

ми актами приводят к выводу, что необходимость данного института презюмировалась изна-

чально, эволюция же данного вида деятельности напрямую зависела от соотношения различных

ветвей власти в государстве в целом и становления судебной системы в частности.

В свое время контроль за вступившими в законную силу судебными постановлениями

являлся отличительной чертой советской правовой системы. Более того, изначально данное

производство в советском праве именовалось «судебный контроль», а затем было изменено

«судебный надзор». Главная особенность пересмотра дел в порядке надзора сводилась к

тому, что судебные решения могли быть пересмотрены и отменены вышестоящей судебной

инстанцией даже после их вступления в законную силу1, а возбуждалось надзорное произ-

водство по инициативе соответствующих должностных лиц судебно-прокурорских органов.

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г.2 перенял основные черты

сложившегося в СССР надзорного производства и действовал с принятыми впоследствии

изменениями до 2003 г.

Надзорное производство как инстанция в судебной системе

В настоящее время гражданская юрисдикция представлена в Российской Федерации

двумя самостоятельными судебными системами: системой арбитражных судов и системой

судов общей юрисдикции.

Инстанционное устройство обеих систем, а именно производства в порядке надзора в

гражданском и арбитражном процессах, несмотря на схожие по форме своего выражения

черты, с точки зрения их содержания (процессуальной сущности), явления разнородные.

Изменения в системе пересмотра судебных актов как в системе арбитражных судов, так и в

системе судов общей юрисдикции (расширение элементов апелляции в общих судах и пересмотр

роли надзора в судах арбитражных) были ориентированы, прежде всего, на четкое закрепление

полномочий судебных инстанций. Насколько это отразилось и продолжает отражаться на эф-

фективности правосудия, а следовательно, достижении основной из его целей — установления

истины по делу — продолжает оставаться одним из основных вопросов.

Говоря о судах общей юрисдикции, следует отметить, что в данной системе законодательно

установлены три инстанции: первая, вторая (апелляция или кассация) и надзорная. На практи-

ке существуют пять инстанций, «…поскольку надзорная инстанция представляет собой прак-

тически автономную систему из трех звеньев, и конкретное дело может последовательно пере-

ходить из одной надзорной инстанции в другую, уровнем выше. Так, надзорное производство

в системе судов общей юрисдикции осуществляют: президиум верховного суда республики,

краевого, областного и приравненного к ним суда; Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда РФ и Президиум Верховного Суда РФ. То есть мы наблюдаем собственную

инстанционность и собственную подсудность (ст. 377 ГПК РФ). Одна из причин «вертикального

утроения» надзорной инстанции — в неоднородности судов второй инстанции, другая — в

правилах т.н. родовой (предметной) подсудности дел судам первой инстанции»3.

Таким образом, суды субъектов Федерации и Верховный Суд РФ включают в себя все три

разновидности судебных инстанций, несмотря на то, что каждая функция, по сути, требует

специализации, а один и тот же суд как в теории, так и в правоприменительной практике не

должен рассматривать дела по существу и осуществлять пересмотр не вступивших в законную

силу судебных актов и надзорное производство. В этом случае нивелируется толкование Кон-

ституционным Судом РФ положений Конституции РФ, неоднократно обращавшим внимание на

необходимость предоставления права заинтересованному лицу требовать проверки судебного

акта, затрагивающего его права, вышестоящей судебной инстанцией. При этом сохранение

сущности и назначения инстанционности возможно лишь при последовательном поступлении

дела из нижестоящего суда в вышестоящий суд и четком соблюдении дифференциации объема

полномочий каждой из инстанций. Говоря словами Л.А. Тереховой, «такой переход предполагает

не просто иной состав судей (в рамках одного профессионального сообщества — конкретного

суда), но предполагает иной суд, иное профессиональное сообщество, не связанное корпора-

тивным интересом с нижестоящей инстанцией»4.

В судебной арбитражной системе Высший Арбитражный Суд РФ (далее — ВАС РФ) обе-

спечивает пересмотр и проверку законности и обоснованности судебных решений в ис-

ключительном порядке, т.е., в тех случаях, когда действительно это необходимо, главным

образом, для обеспечения единообразия судебной практики, когда по новым категориям

дел имеет место разнобой в толковании и применении норм права. Существуют различные

точки зрения в отношении четырех инстанций в структуре арбитражной системы Россий-

ской Федерации. По мнению А. Кожемяко, «надзорный орган занимается дублированием

кассационной инстанции»5, т.к. существующая в системе арбитражных судов кассационная

инстанция осуществляет проверку законности и обоснованности судебных актов, также всту-

пивших в законную силу. В то же время существуют и иные мнения как процессуалистов, так

и практикующих юристов, указывающих на то, что у окружных федеральных арбитражных

судов отсутствуют какие-либо полномочия по осуществлению функций судебного надзора, а

следовательно, процессуальная деятельность последних, состоящая в проверке законности

судебных актов в кассационном порядке, не может рассматриваться в качестве одной из

форм (разновидностей) судебного надзора за деятельностью арбитражных судов.

Возбуждение надзорного производства

До введения в действие ГПК РФ 2002 г. лицо, участвующее в деле, направляло заявле-

ние о внесении протеста в порядке надзора лицам, уполномоченным на внесение такого протеста, а именно председателю соответствующего суда либо его заместителям, либо со-

ответствующему прокурору, которые единолично решали, имеются ли основания для вне-

сения протеста, и повлечет ли данное процессуальное действие отмену соответствующего

судебного постановления.

С принятием нового ГПК РФ формально порядок обращения в надзорную инстанцию был

изменен. Так, в соответствии с п. 1 ст. 376 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные

постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции лицами, участвующими

в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными по-

становлениями.

Актуальным является вопрос: возможно ли воспринимать надзорную инстанцию в су-

дах общей юрисдикции как эффективное средство судебной защиты, учитывая введенные

изменения?

Согласно ст. 379 ГПК РФ после внесения надзорной жалобы лицом, участвующим в

деле, она по поручению председателя или заместителя председателя соответствующего

суда передается на рассмотрение судьи данного суда, который, в свою очередь, проверяет

соответствие содержания надзорной жалобы требованиям ст. 378 ГПК РФ, не пропущен ли

годичный срок для надзорного обжалования (п. 2 ст. 376 ГПК РФ), подана ли она лицом,

имеющим право на обращение в суд надзорной инстанции, и не нарушены ли правила

подсудности (ст. 377 ГПК РФ). После этого надзорная жалоба либо возвращается судьей в

течение десяти дней со дня поступления в суд надзорной инстанции (ст. 380 ГПК РФ), либо

рассматривается по существу.

По результатам рассмотрения надзорной жалобы судья выносит определение либо об

истребовании дела, если имеются сомнения в законности судебного постановления, либо

об отказе в истребовании дела (председатель соответствующего суда вправе не согласиться

с определением судьи об отказе в истребовании дела, что оформляется определением об

истребовании дела в соответствии с п. 6 ст. 381 ГПК РФ), если изложенные в жалобе или

представлении доводы в соответствии с федеральным законом не могут повлечь за собой

возможность отмены судебного постановления (п. 2 ст. 381 ГПК РФ).

Необходимо отметить отсутствие законодательной дефиниции таких понятий, как «сомне-

ния в законности» и «возможность отмены судебного постановления», а также регламентации

порядка и критериев решения вопроса о передаче дела для рассмотрения по существу в суд

надзорной инстанции, что, отнюдь, не влечет за собой повышение эффективности судебной

защиты прав и законных интересов заинтересованных лиц.

На наш взгляд, следует согласиться с мнением ученых, считающих, что в гражданском

процессе и в новом надзорном производстве внесение дела в суд надзорной инстанции

продолжает оставаться дискретным полномочием судьи, который в единоличном порядке

решает, может ли оно повлечь отмену соответствующего судебного постановления и следует

ли вносить его в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу6.

Невозможно обойти вниманием правила определения подсудности надзорных жалоб,

когда решение данного вопроса ставится в зависимость от уровня органа, рассматривавшего

дело в первой инстанции, и влечет за собой инстанционность надзорную.

Таким образом, несмотря на то, что предыдущий порядок возбуждения надзорного про-

изводства не был признан Европейским судом в качестве эффективного средства правовой

защиты, новый порядок, по сути, не изменил ситуацию, поскольку является скорее деклара-

тивным, нежели в полной мере позволяющим реализовать возможность рассмотрения дела

по существу в надзорной инстанции.

Обращаясь к возбуждению надзорного производства в арбитражных судах, следует от-

метить, что в АПК РФ 2002 г. был изменен существовавший ранее порядок возбуждения

производства по делу в надзорной инстанции — по протестам должностных лиц, от решения которых зависело волеизъявление лиц, участвующих в деле, а именно: их вмешательство в

процесс по пересмотру судебных актов в порядке надзора полностью исключено.

Надзорное производство в арбитражном процессе возбуждается только на основании

заявления лица, участвующего в деле, или представления прокурора. С заявлением о пере-

смотре судебного акта арбитражного суда в порядке надзора могут обращаться иные лица, не

участвующие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт

(ч. 3 ст. 16 и ст. 42 АПК РФ). Подача надзорной жалобы не влечет автоматического пересмотра

оспариваемых судебных актов соответствующих инстанций, поскольку служит основанием для

постановки и разрешения вопроса о праве ее рассмотрения и принятия постановления об

изменении или отмене незаконного или необоснованного судебного решения, постановления,

вынесенного нижестоящей инстанцией. В АПК РФ предусмотрена судебная процедура решения

вопроса о направлении дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ для пересмотра

судебного акта в порядке надзора. В соответствии с нормами процессуального закона данная

процедура происходит в судебном заседании с участием коллегиального состава судей ВАС

РФ с вынесением соответствующего определения: о передаче дела в Президиум ВАС РФ (ст.

300 АПК РФ) или об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ (ст. 301 АПК РФ).

В соответствии с положениями ст. 292 АПК РФ заявитель в своем обращении в ВАС РФ дол-

жен указать не только то, в чем состоит существенное нарушение его прав и законных интересов

в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в результате нарушения

или неправильного применения арбитражным судом, принявшим оспариваемый судебный акт,

норм материального или процессуального права, но и основания для изменения или отмены

в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу (ст. 304 АПК РФ).

Необходимо обратить внимание на целесообразность восприятия некоторых элементов

производства в порядке надзора в системе арбитражных судов РФ и закрепления их в нормах

ГПК РФ. Имеются в виду нормы АПК РФ, предусматривающие вынесение определений о

принятии и возвращении надзорного заявления (представления) (ч. 3 ст. 295, ч. 2. ст. 296

АПК РФ), устанавливающие направление отзыва на надзорное заявление (представление) о

пересмотре судебного акта в порядке надзора (ст. 297, ч. 5 ст. 299 АПК РФ), определяющие

коллегиальный состав судей ВАС РФ при рассмотрении заявления (представления) о пере-

смотре судебного акта в порядке надзора (ч. 1 ст. 299 АПК РФ).

В АПК РФ существуют, тем не менее, нормы, вызывающие дискуссии в связи с правовой

неопределенностью содержащихся в них положений, а именно в отношении полноты и

мотивированности определений об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ.

Из положений гл. 36 АПК РФ следует, что вынесение определения об отказе в передаче

дела в Президиум ВАС РФ не должно представлять собой пересмотр дела в целом. В данном

определении должна содержаться лишь оценка доводов, высказанных заявителем.

К сожалению, в настоящее время отсутствуют объяснения правового значения позиций,

высказанных в «отказных» определениях.

Сроки

Согласно п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод

каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок

независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона7.

При определении того, насколько срок судебного разбирательства являлся разумным,

во внимание принимаются сложность дела, поведение заявителя, поведение государства в

лице соответствующих органов8.

Спорным, в связи с данным положением Конвенции, является вопрос разумности сро-

ков, определенных ГПК РФ для рассмотрения надзорной жалобы. Судья, которому жалоба

передана для рассмотрения, в течение десяти дней решает, подлежит она возвращению без

рассмотрения по существу или нет (ст. 380 ГПК РФ).

В дальнейшем в течение двух месяцев (при рассмотрении надзорной жалобы в Верховном

Суде РФ) этот же судья решает вопрос, имеются ли сомнения в законности судебного

акта для того чтобы истребовать дело (п. 2 ст. 381 ГПК РФ). В случае его истребования

судье Верховного Суда предоставлено право в течение четырех месяцев решать, следует

ли передавать дело для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции (п. 1 ст.

382 ГПК РФ). Данный срок может быть продлен председателем Верховного Суда либо его

заместителем вплоть до шести месяцев (п. 1 ст. 382 ГПК РФ). Таким образом, согласно закону

судья может более восьми месяцев решать фактически единственный вопрос: может ли быть

данное дело рассмотрено по существу в надзорной инстанции Верховного Суда РФ? Кроме

того, само рассмотрение дела по существу в порядке надзора в Верховном Суде РФ может

продолжаться до двух месяцев (ст. 386 ГПК РФ).

Таким образом, учитывая сложную надстройку из надзорных инстанций в гражданском

процессе, в данной ситуации сложно говорить об эффективности надзорного

производства9.

АПК РФ 2002 г. во многом по-новому определил роль высшей судебной инстанции в про-

цессе пересмотра судебных актов в порядке надзора. Одной из новелл является ограничение

срока обращения в ВАС РФ с заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора

до трех месяцев. Подобное положение целесообразно, поскольку учитывает современный

мобильный характер правоотношений, возникающих в сфере предпринимательской и иной

экономической деятельности. Фактически трехмесячный срок исчисляется с момента приня-

тия по нему постановления суда кассационной инстанции, или если в кассационном порядке

судебный акт не пересматривался в течение трех месяцев после принятия постановления

судом апелляционной инстанции.

С другой стороны, острую дискуссию среди ученых и практиков вызывает вопрос о

восстановлении пропущенного срока на обращение в ВАС РФ с заявлением о пересмотре

судебного акта в порядке надзора.

Согласно ч. 4 ст. 292 АПК РФ срок подачи заявления или представления о пересмотре в

порядке надзора судебного акта, пропущенный по причинам, не зависящим от лица, обратив-

шегося с такими заявлением или представлением, в т.ч. в связи с отсутствием у него сведений

об оспариваемом судебном акте, по ходатайству заявителя может быть восстановлен судьей

ВАС РФ при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня

вступления в законную силу последнего оспариваемого судебного акта, или если ходатайство

подано лицом, указанным в ст. 42 АПК РФ, со дня, когда это лицо узнало или должно было

узнать о нарушении его прав или законных интересов оспариваемым судебным актом.

Таким образом, с одной стороны, все изменено и максимально приведено в соответ-

ствие с международными стандартами, поскольку среди основных условий приемлемости

жалоб п. 1 ст. 35 Конвенции закрепляет исчерпание всех внутригосударственных средств

правовой защиты и соблюдение шестимесячного срока, который является пресекательным,

с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. Регламент

Суда возлагает обязанность доказать соблюдение условий приемлемости (исчерпание вну-

тренних средств защиты и соблюдение шестимесячного срока), предусмотренных п. 1 ст. 35

Конвенции на заявителя при представлении жалобы (п. (f) ч. 1 Правила 47)10.

С другой стороны, обращает на себя внимание то обстоятельство, что, во-первых, причины

пропуска этого срока должны быть «не зависящими от заявителя», в то время как в остальных

случаях согласно ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 259, ч. 2 ст. 276 АПК РФ речь идет о причинных, при-

знанных судом «уважительными», т.е. снова встает вопрос «правовой определенности».

Новый критерий, содержащийся в ч. 4 ст. 292 АПК РФ, представляется более объективным,

т.к. оставляет меньше возможностей для применения судейского усмотрения, но в то же

время и более строгим по отношению к заявителям.

Спорным является и вопрос дефиниции. «С учетом характера упомянутых выше сроков

их (в т.ч. и в судебно-арбитражной практике) именуют пресекательными, что представляется

не совсем правильным, имея в виду, что по сложившейся научной традиции «пресекательный

срок» — это категория материально-правовая, в частности — гражданско-правовая.

Под пресекательными сроками в цивилистике понимаются сроки осуществления гражданских

прав, т.е. сроки, в течение которых управомоченное лицо вправе само реализовать принадле-

жащее ему гражданское право либо потребовать от обязанного лица совершения определен-

ного действия по реализации своего права (например, полугодичный срок для предъявления

требований наследниками является пресекательным). Поэтому использование устоявшейся в

цивилистической науке категории «пресекательный срок» в процессуальном (в частности, в

арбитражном) праве едва ли оправданно, уже хотя бы потому, что будет вести к категориальной

путанице. Более целесообразно использование понятия “предельный срок” обжалования»11.

Основания отмены или изменения судебных актов

Последним вопросом надзорного судопроизводства, который бы хотелось затронуть,

является вопрос применения оснований для отмены или изменения судебных актов.

Постановления Президиума ВАС РФ (ст. 292, 304 АПК РФ) и определения Судебной

коллегии по гражданским делам, Президиума Верховного Суда РФ (ст. 376, ч. 2 и 3 ст. 377,

ст. 387 ГПК РФ), которые принимаются в порядке надзора, оказывают значительное влия-

ние на правовое регулирование экономических отношений при осуществлении функции

правосудия. Собственно говоря, происходит тесное переплетение двух видов юридической

деятельности: пересмотр в надзорном производстве вступивших в законную силу конкрет-

ных судебных актов во взаимосвязи и взаимобусловленности с последующим судебным

контролем, осуществляемом в порядке судебного надзора.

Следует отметить, что арбитражный процессуальный закон предусматривает ограни-

ченные основания для отмены и изменения судебных актов, пересмотренных в порядке

надзора: 1) нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами

норм права; 2) нарушение прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнан-

ным принципам, нормам международного права, международным договорам Российской

Федерации; 3) нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных

публичных интересов (ст. 304 АПК РФ).

Гражданский процессуальный закон в ст. 387 устанавливает в качестве оснований для

отмены или изменения судебных постановлений, принимаемых судами общей юрисдикции,

в порядке надзора существенные нарушения норм материального или процессуального

права. При этом согласно п. 23, 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января

2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие

Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» под нарушениями норм

материального права, влекущими отмену судебного акта в порядке надзора, в соответствии

со ст. 363 ГПК РФ понимается также неправильное истолкование судом закона. Существен-

ность нарушений норм материального права также должна оцениваться и признаваться

судом надзорной инстанции по каждому делу с учетом его конкретных обстоятельств и

значимости последствий этих нарушений для лица, в отношении которого они допущены

(нарушения его прав, свобод или охраняемых законом интересов).

Согласно положению ч. 3 ст. 377 ГПК РФ единственным основанием для подачи в Пре-

зидиум Верховного Суда РФ жалобы, представления прокурора на определения Судебной

коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, вынесенные ею в надзорном порядке,

является нарушение единства судебной практики.

Однако на законодательном уровне отсутствует определение понятий «нарушение

единообразия в толковании и применении норм права», «нарушение единства судебной

практики», а значит, возможны варианты толкования данных понятий как в узком, так и

широком смысле. При глубоком исследовании вопроса любая судебная ошибка в оценке

доказательств и квалификации правоотношений может повлечь неправильное применение

закона, а значит последующую отмену судебного акта в порядке надзора. С другой стороны,

в узком смысле правовое значение имеют судебные акты, принимаемые в порядке надзора,

в которых указано на неправильное толкование нижестоящим судом норм права, когда

оценке в значительной мере подвергались вопросы права.

Далее следует обратить внимание на такие основания для изменения, отмены судебных

актов в арбитражном процессе, как нарушение прав и свобод человека и гражданина со-

гласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным до-

говорам Российской Федерации и нарушение прав и законных интересов неопределенного

круга лиц или иных публичных интересов.

Анализируемая норма в части изменения, отмены судебных актов арбитражных судов,

вступивших в законную силу, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум

ВАС РФ установит, что оспариваемый судебный акт нарушает права и свободы человека

и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права,

международным договорам Российской Федерации, была включена в Кодекс, чтобы ВАС РФ

мог более эффективно функционировать именно как высшая судебная инстанция, носящая

исключительный характер в арбитражной судебной системе по защите прав индивиду-

альных предпринимателей, организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной

экономической деятельности. А значит, законодателем была поставлена цель в какой-то

степени разгрузить Европейский суд по правам человека, который уже начинает испытывать

перегрузки от количества поступающий заявлений, в т.ч. и из России.

Наконец, третьим основанием для изменения или отмены судебных актов служит пре-

сечение нарушений прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных

публичных интересов.

Однозначных критериев для определения понятия «публичные интересы» постановления

Президиума ВАС РФ не дают. Норма ст. 306 АПК РФ закрепляет обязанность суда указать в

постановлении основания для изменения или отмены решения, но не устанавливает обязан-

ности детально разъяснить их применительно к конкретным случаям, т.е. позицию ВАС РФ

о содержании рассматриваемого понятия можно сформулировать только исходя из текста

постановлений и самого факта передачи дела в Президиум.

Судебная практика достаточно узко трактует понятие «публичные интересы», относя к

ним заинтересованность государства или его органов, нарушение их прав и законных ин-

тересов. Ориентируясь же на постановления Президиума ВАС РФ, можно сделать вывод,

что публичные интересы были нарушены незаконной приватизацией12, спором о границе

между субъектами РФ13, неисследованием нижестоящими судами полномочий ФЭК России14,

непредставлением предусмотренных законом документов в подтверждение произведенных

экспортных операций15 и т.д.

Нарушение прав государства непосредственно влияет на положение его граждан, поэтому

такой подход не отрицает заинтересованности общественности в проверке судебного акта. Все

же, как правило, акцент в постановлениях ВАС РФ ставится на участии в деле государства.

Исходя из содержания постановлений Президиума ВАС РФ, нарушением публичных

интересов признается подписание решения, постановления не теми судьями, которые

указаны в них16, и рассмотрение дела в отсутствие участвующего в деле лица, не извещенного

надлежащим образом17, а это позволяет сделать вывод о том, что противоречие публичным

интересам будет и в иных предусмотренных п. 4 ст. 288 АПК РФ случаях нарушения

процессуальных норм, например, отсутствие в деле протокола судебного заседания или

незаконный состав суда, хотя в постановлениях ВАС РФ это не закреплено. Представляется,

что в данном случае перед нами дублирование деятельности нижестоящих судов высшей судебной инстанцией, а значит, вновь противоречие сущности и назначению инстанцион-

ности, нарушение существующего разграничения функций между инстанциями.

В свое время Конституционный Суд РФ сформулировал очень существенный принцип

в отношении прав граждан: организационные трудности не могут парализовать правовые

средства обеспечения правосудием их прав и свобод. Это относится и к праву на эффек-

тивные средства защиты в судах.