КАТЕГОРИЯ «ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ» В СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

М.И. Байтин,

доктор юридических наук,

профессор, заслуженный деятель науки РФ

В.А. Грузинов,

аспирант

Соприкасаясь в процессе научного исследования с таким многогранным и многослож-

ным институтом государственной жизни, как «форма государственного правления», можно

сказать, что ее различные стороны и аспекты были объектом пристального изучения с

древнейших времен.

Как точно отметил А.Б. Венгеров, за много столетий «политико-правовая мысль продол-

жала продираться сквозь джунгли многочисленных, порой весьма экзотических устройств

того или иного государства, стремясь выделить самое существенное в форме государства,

описать, проанализировать, оценить их возможности, спрогнозировать их развитие»1.

Поэтому, начиная с эпохи Платона, Аристотеля, теоретическая политико-правовая мысль

пыталась выявить причины, которые определяли ту или иную форму правления.

Термин «форма правления» (реже «форма государственного правления») содержится

в конституциях многих стран мира (Бразилии 1988 г., Иордании 1952 г. и др.). Почти во

всех конституциях говорится о форме правления государства (монархия, республика и т.д.),

однако не дается четкого и развернутого определения этому понятию. Данное понятие было

выработано учеными доктринальным путем2. Этот путь нельзя назвать легким и прямоли-

нейным. Изучение и осмысление формы государственного правления, как и любой другой

научной проблемы в теории государства и права, сталкивались со множеством трудностей

и противоречий, не позволяющих до сих пор выработать общепризнанного понятия «фор-

ма правления», что обусловлено, во-первых, крайне сложным характером государственно-

правовых явлений, структурирующих содержание указанного феномена; во-вторых, тем, что и

перечень элементов определения формы правления по сей день точно не установлен.

Однако, проанализировав литературу, касающуюся данной проблематики, можно выде-

лить, по меньшей мере, семь основных концепций, определяющих форму государственного

правления:

1) правовое положение главы государства;

2) структура и взаимоотношения определенных высших государственных органов, в

основном главы государства, Правительства, высшего законодательного органа;

3) образование и организация (структура, правовое положение и взаимоотношения)

высшей (верховной, суверенной) власти в государстве;

4) организация и функционирование не только высшей власти, но и всех органов госу-

дарства в целом;

5) образование и организация высших государственных органов, а также их взаимосвязь

с населением;

6) роль местных органов в общей государственной системе, отношения высших государствен-

ных органов с центрами политической и экономической власти, политическая среда и т.д.;

7) форма правления как процесс, а также внутренняя и внешняя формы правления3.

В современной литературе форма правления традиционно определяется как характери-

стика структуры и взаимоотношений высших органов государства. Нередко перечень этих

органов ограничивают главой государства, парламентом, правительством. Такой подход

видится верным, потому что для понимания этого института необходимо делать, прежде

всего, акцент на органах, играющих ведущую роль в управлении государством.

Одни авторы дают краткое определение понятию «формы правления», другие более

подробное, включающее основные характеристики.

В.Л. Кулапов и О.О. Миронов трактуют вопрос следующим образом: «Форма правления

характеризует порядок образования и организации высших органов государственной власти,

их взаимоотношение друг с другом и населением, т.е. эта категория показывает, кто и как

правит в государстве»4.

А.В. Малько предлагает следующую формулировку: «Форма правления — это организа-

ция государственной власти, характеризуемая ее формальным источником и принципами

взаимоотношения между высшими (центральными) органами государственной власти (глава

государства, парламент, правительство) и населением»5.

В литературе приводятся и другие формулировки этого крайне многомерного госу-

дарственного явления: «Форма правления — это способ организации структуры и взаимоотношений всех органов государственной власти, а также прямых и обратных связей с

населением»6.

В.С. Нерсесянц понимает форму правления, как «способ организации и функциониро-

вания верховной государственной власти»7 .

Очень широкое объемное определение дает А.Е. Козлов, подразумевающий под формой

правления организацию верховной государственной власти, в особенности высших и цен-

тральных ее органов, структуру, компетенцию, порядок образования этих органов, длитель-

ность их полномочий, их взаимоотношения с населением, степень участия последнего в их

формировании8. Достаточно полно высказывается о форме правления и А.А. Мишин: «Форма

правления — есть наиболее внешнее содержание государства, определяемое структурой и

правовым положением высших органов государственной власти»9.

Хотя вышеприведенные определения и различны, все они сходятся в том, что форма

правления напрямую связана с организацией высшей государственной власти. Не вызывает

сомнений, что подобный плюрализм мнений в отношении понятия «форма государственного

правления» подчеркивает лишь то, что эта проблема в науке теории государства и права

нуждается в дальнейшей разработке и сохраняет свою актуальность особенно в свете про-

водимых в нашей стране реформ. Также можно с уверенностью сказать, что компас научного

исследования в этой области еще долгое время будет направлять ученых-государствоведов

по пути разработки наиболее оптимального и соответствующего духу времени определения,

которое наиболее полно вбирало бы в себя все узловые моменты организации и функцио-

нирования государственной власти.

Кроме того, представляется, что осмысление и понимание взаимосвязи, взаимозависи-

мости, соотношения центральных, верховных органов государственной власти друг с другом

и населением невозможны без демаркации юридической и фактической сторон их «жизне-

деятельности», т.е. необходимо все-таки различать форму правления «на бумаге», и форму

правления, реально существующую в государстве в тот или иной промежуток времени.

Мнение о том, что решающую роль в анализе и оценке формы правления конкретного

государства играет именно формальная сторона, а именно юридический статус высших

органов государства не является чем-то новым для юридической науки. Эта тема особенно

часто муссировалась в отечественной дореволюционной юридической литературе10, затем

получила новую жизнь в работах советских ученых-государствоведов. Так, А.И. Денисов

писал: «Форма правления — это организация государственной власти, юридически характе-

ризующаяся ее формальным источником, под которым понимают либо волю индивидуально-

определенного физического лица (монарха), либо народа, либо волю того и другого вместе.

Если формальным источником государственной власти является монарх, его воля, то в этом

случае форма правления называется монархией. Ели же по закону источником власти являет-

ся народ или большинство его, то в данном случае форма правления именуется республикой.

Таковы две основные разновидности формы правления»11. С учетом данной позиции именно

формальный аспект деятельности государственных органов должен ставиться во главу угла

при дифференциации по форме правления различных государств.

Однако практика политической жизни убеждает в том, что если более пристально всма-

триваться в характер взаимоотношений высших органов государственной власти, то здесь

можно увидеть, что юридическое закрепление основ организации и функционирования

этих органов не всегда способно помочь правильно идентифицировать ту или иную форму

правления. В соответствии с этим современная научно-правовая мысль требует внесения

коррективов в бытовавшие ранее представления.

Правовое выражение принципов организации органов верховной власти в государстве,

схемы их взаимоотношений друг с другом и населением имеют большое практическое зна-

чение: именно их выражение в праве и помогает ориентировать всякого и каждого (будь то партия, орган государственной власти, объединения граждан) на достижение целей и

идеалов, заложенных в Основном Законе.

Однако политическая практика крайне многосложна и многоэтажна, ее различные аспекты

бывают настолько по-разному соотносятся друг с другом, накладываясь и влияя друг на дру-

га, что в конечном итоге изменяют всю мозаику государственного образа. Государственная

жизнь не раз подтверждала свое расхождение со многими писанными правилами, пусть

даже и высшей юридической силы, и, к сожалению, при некотором стечении обстоятельств

как объективного, так и субъективного характера возможно несовпадение юридических

(конституционных) принципов организации высших органов государственной власти с их

фактическим положением, что дает возможность говорить о мобильности и движении формы

правления. Вопрос о принципах формы правления вообще и о положении главы государства

в частности утратил во многом свой прежний смысл, точнее говоря, как показывает история,

эти принципы были извращены.

Доказательством этому может служить пример Муссолини в Италии, который посчитал

возможным сохранить конституционную монархию как форму правления, однако на прак-

тике вся полнота власти бесконтрольно и бессрочно осуществлялась правящей партией во

главе с фашистским лидером — дуче. В нацистской Германии существовал республиканский

строй, но законом от 1 августа 1934 г. Гитлер был официально объявлен вождем и канцлером

Германии, пожизненным главой государства, имеющим право назначить преемника.

Поэтому если правящие круги, власть имущие, пытаются извратить и отбросить консти-

туционные принципы, идут в обход последних, то это «означает проявление политической

реакции» к форме государства12. И соответственно оппозиционные политические круги

имеют, по крайне мере, моральное право противостоять подобному отклонению государ-

ственной формы от модели, закрепленной в Конституции.

Взаимосвязь юридического статуса государственных органов и их фактического положе-

ния имеет серьезное значение для формы государственного правления. Любая государствен-

ная власть должна иметь свое юридическое воплощение, т.е. должна быть легитимирована.

Именно в этом смысле юридическая наука связывает форму государства с правом. Однако

это ни в коей мере не ставит знак равенства между формой правления как составной частью

формы государства в целом и ее правовым положением.

Юридическая наука выработала дуалистический подход к проблеме изучения положе-

ний Конституции и их реального воплощения. В связи с этим различаются юридическая и

фактическая конституции, которые могут не совпадать. Иногда юридическая конституция

как таковая может вообще отсутствовать (Великобритания), но это не означает, что в стране

нет правовых основ деятельности государственной власти.

Поэтому если мы говорим о правовых основах деятельности государственной власти,

то понимаем, прежде всего, способ правовой связи государства с обществом в целом и

отдельными гражданами (подданными). Современная юридическая наука уже уходит от

подобного усиления роли юридического критерия при анализе форм правления различ-

ных государств. В настоящее время принято рассматривать форму правления не с чисто

юридических позиций, а как фактическую организацию верховной власти в государстве,

организацию высших органов государственной власти, порядка их образования, степень

участия населения в формировании этих органов.

Некоторые авторы в связи с этим на первый план уже выводят именно фактическую схему

взаимоотношений высших органов государственной власти, которая очень часто отличает-

ся от той, которая записана в Основном Законе. Так, по утверждению В.Я. Любашица, «…

анализ фактической формы правления, а не просто ее нормативно-правового закрепления

имеет первостепенное значение для исследования как современных форм государства, так

и форм, существовавших в далеком прошлом. …Иными словами социологический подход

следует более широко применять в историко-правовых исследованиях, для того, чтобы

показать действительное состояние формы правления, реальное положение институтов

политической власти, будет не менее важным исследовать реальный фактический механизм

политических институтов»13.

Думается, что подобная абсолютизация роли фактического состояния и развития взаимо-

отношений верховных органов государственной власти не только не способствует приближе-

нию нас к истине, к иллюстрации картины государственной жизни во всех ее проявлениях,

но, напротив, еще больше отдаляет от нее. На наш взгляд, при изучении проблем формы

государственного правления необходимо обращать внимание не только на формально-

юридическую сторону этого вопроса или только на практический срез взаимоотношений

ведущих субъектов конституционного (государственного права), но и рассматривать этот

крупный блок государственно-правовой теории (форма правления государства) с учетом

обоих вышеназванных подходов.

Важно понимать, что те понятия, которые различные авторы используют для характери-

стики института «форма правления», такие как «порядок организации и функционирования»,

«порядок образования и организации», «способ организации», «внешнее содержание», есть

не что иное, как попытка так или иначе определить отношения между высшими субъектами

внутренней политики государства. По нашему мнению, именно эти взаимоотношения явля-

ются ключевыми в понимании рассматриваемого института.

Необходимо подчеркнуть, что отношения эти настолько многосложны, многоплановы,

поливариантны, находятся в постоянном взаимовлиянии и опосредовании, что можно с

полной уверенностью позволить себе несколько иное видение формы правления под таким

углом зрения, который высвечивает, прежде всего, системность и комплексность взаимо-

отношений по поводу организации и функционирования высшей государственной власти

в стране. Другое дело, что общая теория государства и права рассматривает отношения

как взаимосвязи между теми или иными субъектами. Однако отношения, как известно,

могут быть как формализованы, так могут и не иметь это качество. Форма правления — это

огромный комплекс взаимоотношений как политических, так и юридических, экономических,

социальных и, наконец, межличностных и, естественно, сугубо формальное определение и

толкование этого института не может вобрать в себя широкий пласт фактических взаимо-

отношений, завязанных на организации и функционировании высшей власти в стране.

Отношения в государстве сродни отношениям в самой малой социальной организации,

и бывает, что лидер по должности не всегда может совпадать в одном лице с фактическим

лидером.

Развивая это положение, становится вполне объяснимым, как порой при определенных

исторических условиях и стечении внутриполитических и внешнеполитических обстоя-

тельств власть может от одного субъекта (пусть даже легального) переходить к лидеру не-

формальному.

С учетом вышеизложенного форму государственного правления можно определить как

совокупность формальных (юридических) и неформальных (фактических) отношений,

возникающих в процессе организации и функционирования высших органов государствен-

ной власти, их взаимодействия между собой и с населением, характер и степень участия

последнего в управлении государством.

Однако очевидно, что формально-юридическая сторона здесь будет все-таки несколько

доминировать, что обусловлено, несомненно, самой природой государственно-правовых от-

ношений, которые черпают свою силу не иначе как из правовых норм Основного Закона госу-

дарства. Именно конституционно-правовая модель формы правления является и должна быть

ориентиром, направляющим субъектов государственно-правовых отношений на путь соблюдения

тех принципов функционирования государственной власти, который выбрал народ.