О НЕОБХОДИМОСТИ МОДЕРНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ОБЪЕКТОВ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

А.В. Жаглин,

кандидат юридических наук,

преподаватель

Для современного российского государства характерно наличие целого набора различных

функций, реализация которых призвана обеспечить закрепленные в Конституции РФ нормы-

принципы. Одна из таких функций — обеспечение национальной безопасности. Понятие

«национальная безопасность» — новый термин в современной юридической литературе.

Его широкое использование связано с принятием 17 декабря 1997 г. Указа Президента РФ

№ 1300 «Об утверждении Концепции национальной безопасности»1, который впоследствии

был заменен Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 с аналогичным названием2.

Данные акты вводят такие социально-правовые категории, как «национальная безопас-

ность Российской Федерации» и «национальные интересы». При этом под национальной

безопасностью понимается «безопасность ее многонационального народа как носителя

суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации»; под нацио-

нальными интересами России — «совокупность сбалансированных интересов личности,

общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной,

информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах».

При рассмотрении вопросов, связанных с национальной безопасностью, важным является

определение ее объектов. Это позволяет достаточно четко обозначить следующие критерии:

а) сферу приложения усилий по обеспечению безопасности; б) перечень угроз, вероятность

их возникновения и реализации; в) функции, задачи и структуру системы безопасности; г)

перечень мероприятий, направленных на профилактику и ликвидацию последствий угроз.

Необходимо отметить, что круг объектов национальной безопасности в настоящее время

определен недостаточно четко в силу его слабой теоретической проработки, что не позво-

ляет в системе общественных отношений выделить предметную область, нуждающуюся в

системном, с точки зрения национальной безопасности, правовом регулировании.

Рассматривая более детально обозначенную проблему, можно убедиться в неоднознач-

ности перечня объектов, входящих в состав понятия «объект национальной безопасности».

Так, в Толковом терминологическом словаре «Бизнес и безопасность» приводятся следующие

формулировки:

«Объект. 1. Философская категория, выражающая то, что противопоставляется субъекту

в его предметно-практической и познавательной деятельности. 2. Предмет, явление, на

который направлена какая-либо деятельность…

Объект безопасности. 1. Пассивная системная составляющая, к которой применяется

методика безопасности. 2. Личность, природные ресурсы, источники и продукты жизнедея-

тельности общества, его духовный и нравственный потенциал, суверенитет, территориальная

целостность, конституционный строй, государственная система управления…

Объект национальной безопасности — реально существующие явления, процессы и

отношения, защита которых составляет стратегическую цель и основное содержание по-

литики безопасности»3.

Как видно, от понятия «объект» к понятию «объект национальной безопасности» «объект»

становится все более «расплывчатым». Кроме того, в последней формулировке, на наш взгляд,

отсутствует достаточно важный, составляющий суть национальной безопасности элемент —

социум, государство. В этой связи становится не совсем понятным, чья стратегическая цель и

политика безопасности защищает существующие явления, процессы и отношения.

Несколько иной подход к определению объектов национальной безопасности выбрал

И.В. Гончаров4. Он приводит более широкий и конкретный перечень объектов в отличие от

предыдущего. Но, к сожалению, данная трактовка не охватывает все существующие объ-

екты и в принципе охватить, в силу их великого множества, не может. По всей видимости,

данный подход к определению объектов национальной безопасности не совсем удачный,

поскольку не содержит общую «объектную» сущностную характеристику.

Что же касается законодателя, то его подход к рассматриваемой проблеме достаточно

прост, короток и четок5. В Законе РФ от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности» гово-

рится: «К основным объектам безопасности относятся: личность — ее права и свободы;

общество — его материальные и духовные ценности; государство — его конституционный

строй, суверенитет и территориальная целостность»6. Однако, на наш взгляд, и данное

понятие имеет свой недостаток, заключающийся в том, что, исходя из приведенной фор-

мулировки личность, общество и государство — совершенно не взаимосвязанные объ-

екты. Более того, создается впечатление, что составляющие «подобъекты» перечисленных

объектов настолько самостоятельны, что не являются взаимоопределяющими элементами

единого целого. Тем не менее, материальные и духовные ценности отдельно взятой личности

определенным образом влияют на общество в целом. Общество влияет на конституционный

строй государства, которое, в свою очередь, определяет и нормативно закрепляет права и

свободы личности и т.д.

Согласно Концепции национальной безопасности Российской Федерации «интересы

личности состоят в реализации конституционных прав и свобод, в обеспечении личной

безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллек-

туальном развитии человека и гражданина7.

Таким образом, из приведенных норм следует, что одним из основных объектов нацио-

нальной безопасности нашей страны являются личность, ее права и свободы. Однако такая

формулировка в некоторой степени противоречит ст. 2 Конституции РФ, которая гласит:

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и

защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства»8.

Противоречие состоит в том, что понятия «человек», «личность», «гражданин» по своей

сути разные. Кроме того, коль скоро речь идет о правах и свободах, то и они у каждой из

названных категорий разные.

Понятия «человек» и «личность» относятся к одному и тому же объекту. Однако под

термином «человек», «индивид» чаще всего понимается разумное существо, принадлежа-

щее к определенному биологическому виду. Что же касается понятия «личность», то оно

означает совокупность социальных свойств человека, продукт общественного развития и

включения индивида в систему социальных отношений посредством активной предметной

деятельности и общения. Двойственность человека заключается в том, что в нем соединены

как природные, так и социальные черты. К тому же он постоянно и одновременно обитает

и в естественном, и в им созданном искусственном, социальном мире. Следовательно, «че-

ловек», «индивид» — более широкие понятия, нежели понятие «личность»9.

В настоящее время правовой механизм идентификации личности в человеке отсутствует,

а следовательно, речь может идти об ограничении действия Закона РФ «О безопасности» и

Концепции национальной безопасности.

Следующим понятием, используемым в названных правовых актах, является понятие

«гражданин». Основы гражданства в Российской Федерации закреплены в ст. 6 Консти-

туции РФ. В сущности гражданство — это устойчивая правовая связь человека с государ-

ством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности

и основанная на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека

и гражданина. С гражданством связаны самые существенные последствия для человека:

объем его прав, свобод, обязанностей10. Статус гражданина позволяет выделить отдельного

индивида из социума как отдельный объект национальной безопасности.

Таким образом, анализ понятий «человек», «личность», «гражданин» свидетельствует о

том, что наиболее приемлемым, на наш взгляд, является использование в правовых актах, ре-

гламентирующих вопросы национальной безопасности, понятий «человек» и «гражданин».