2.5 Цели государственной политики в сфере уголовно-исполнительной деятельности и их влияние на бюджетную политику

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 

Характер уголовно-исполнительной деятельности, способы и направления ее

финансирования существенным образом зависят от того, какая цель ставится перед

уголовным наказанием. Из всего многообразия подходов к наказанию можно выделить, по

крайней мере, три несводимые друг к другу цели, которые формируют принципиально

разные системы уголовной юстиции.

1) Восстановление справедливости (retribution). Санкции, применяемые

против преступника, направлены на восстановление за счет преступника

Блок 2.5 Централизация и децентрализация производства услуг по производству

правопорядка в разных странах. Пример системы уголовного правосудия

Анализ данных о расходах бюджетов разных уровней на систему уголовного правосудия

показывает, что наибольшая степень децентрализации наблюдается в странах с большой территорией

и/или населением (например, в Канаде, Японии и США), а наименьшая - в менее населенных и

географически компактных странах (например, в Дании, Венгрии и Швеции).

В Соединенных Штатах расходные полномочия распределены между федеральным

правительством, правительствами штатов и местными властями (т.е. правительствами округов, районов и

муниципалитетов). По данным Минюста США, в 1997 финансовом году на долю правительств штатов и

местных правительств вместе пришлось 84% всех расходов на систему уголовного правосудия, в то время

как федеральное правительство потратило всего 16% от общего объема средств. В 1997 г. штаты,

муниципалитеты и округа потратили на эти цели соответственно 42, 35 и 31 млрд. долларов, а

федеральное правительство потратило всего 21 млрд. В то же время за последние годы расходы

федерального правительства и правительств штатов росли быстрее, чем расходы округов и

муниципалитетов. По-видимому, США эволюционируют в направлении канадской и скандинавской

модели, предоставляющей более высоким уровням государственной власти бóльшую часть расходных

полномочий по этому виду расходов.

В Канаде 58% расходов на систему уголовного правосудия осуществляется на субнациональном

уровне, но эти расходы почти полностью финансируются центральным правительством. В то же время

расходы на субнациональном уровне в Дании, Норвегии и Швеции составляют всего 20-30% совокупных

расходов. Местные власти в Скандинавских странах, как и в Канаде, наделены некоторыми

административными полномочиями, однако практически единственным источником финансирования

выступает центральное правительство.

В России на долю федерального бюджета приходится в среднем 80,8% совокупных расходов на

систему уголовного правосудия. Согласно данным об исполнении бюджетов за 1999 г., из федерального

бюджета финансируется 98% расходов на судебную систему, 55% расходов на ОВД, 99% расходов на органы прокуратуры, 100% расходов на УИС.

того положения, в котором пострадавший или общество в целом

находились до совершения преступления, а если это невозможно – то

возмещение ущерба жертве или ее законным представителям. Будучи

доведенным до логического конца, этот подход к уголовной юстиции

требует лишения свободы только в тех случаях, когда преступник не

имеет материальных средств для возмещения. Целью лишения свободы

при этом является принудительный труд для выплаты компенсации.

2) Сдерживание преступности (deterrence). Санкции имеют целью

уменьшение для любого гражданина риска подвергнуться преступным

посягательствам. При этом тюремное заключение направлено, с одной

стороны, на изоляцию людей, уже совершивших преступления, а с

другой стороны, на внушение потенциальным преступникам страха

перед наказанием. Поэтому соответствующие учреждения должны иметь

строгий режим и надежную систему охраны, приговоры должны быть

жесткими и продолжительными, а жизнеобеспечение и психологическое

состояние заключенных должно поддерживаться на минимально

приемлемом уровне. Будучи доведенным до логического конца, этот

подход может быть охарактеризован как карательная юстиция.

3) Перевоспитание преступника (rehabilitation). Санкции имеют целью

исправление преступника, т.е. изменение личности с целью возвращения

его к нормальной жизни и предотвращения повторного правонарушения.

Применительно к местам лишения свободы, данный подход требует

относительно мягкого режима, поддержания достаточно высокого уровня

жизни заключенных и существенных усилий и затрат на их

перевоспитание и психологическую реабилитацию. Возможен также

переход к неопределенным срокам наказания (преступник содержится в

тюрьме до тех пор, пока не будет перевоспитан). В пределе

«реабилитационная юстиция» превращается в «терапевтическую», при

которой правонарушение рассматривается как симптом психического

заболевания, а заключение приравнивается к принудительному лечению.

Очевидно, что приведенные три цели уголовного наказания являются

альтернативами, которые не могут быть одновременно реализованы во всей полноте. С

точки зрения данного исследования принципиально важным является то, что реализация

каждой из этих целей требует принципиально разной организации пенитенциарной

системы и, соответственно, различной структуры бюджетных расходов на нее.

Цели наказания в российском уголовном праве сформулированы в Уголовном

кодексе РФ:

Статья 43, часть 2.

«Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в

целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений».

Авторитетный комментарий4 следующим образом расшифровывает первую из

названных целей:

«Восстановление социальной справедливости путем наказания осужденного

осуществляется применительно как к обществу в целом, так и к потерпевшему в частности.

Социальная справедливость в обществе восстанавливается в возможных пределах: государство

частично возмещает причиненный ущерб за счет штрафа, конфискации имущества, исправительных работ и других видов наказания; граждане убеждаются в том, что государство способно обеспечить

наказание преступника, и наказывает его в соответствии с законом, исходя из рациональных и

социопсихологических соображений, т.е. учитывая начала гуманизма, соразмерности и

эффективности. По отношению к потерпевшему социальная справедливость восстанавливается

путем защиты его законных интересов и прав, нарушенных преступлением».

Таким образом, российское уголовное право исходит одновременно из всех

логически несводимых друг к другу пенологических концепций. При этом никакой

иерархии названных целей не устанавливается. Следствием неопределенности целей

является отсутствие рациональных оснований для распределения ресурсов, направляемых

на содержание системы уголовного наказания. Как показывает опыт других стран, такая

ситуация со временем ведет к кризису пенитенциарной системы (см. Блок 2.6)

Блок 2.6 Паралич американской пенитенциарной системы вследствие идейного

кризиса пенологии

Американский исследователь Морган Строун выделяет целых четыре противоречащие друг другу

пенологические доктрины, каждая из которых влияет на целеполагание пенитенциарной системы США,

как федеральной, так и отдельных штатов: retribution (возмездие общества по отношению к преступнику,

удовлетворения чувства справедливости); deterrence (сдерживание с помощью угрозы санкций);

rehabilitation (перевоспитание, социальная реабилитация преступника); incapacitation («обезвреживание»,

изоляция преступника от общества).

Отмечая несовместимость этих целей, неэффективность существующей системы наказаний с

точки зрению любой из этих целей, а также ее несправедливость, автор приходит к заключению: «Хотя у

американской уголовной юстиции множество проблем, нет среди них более настоятельной, чем вывод из

тупика нынешней системы назначения и отбывания тюремного заключения, которая парализована

наличием множества борющихся друг с другом философских подходов к наказанию. Смешение

противоречивых элементов всех этих доктрин не допускает даже формулирования единой цели для

системы уголовного наказания, тем более – достижения какой-либо одной из многочисленных целей,

которые она ставит перед собой в настоящее время. Проще говоря, вопрос не в столько в том, какой

конкретной пенологической доктрине отдать предпочтение, сколько в том, чтобы последовательно

реализовывать какую-нибудь одну из них».

В России к трем вышеперечисленным целям существования пенитенциарных

учреждений добавляется еще одна – создание контигнента лиц, которых можно

использовать на тяжелых работах в условиях сурового климата и т.д. В настоящее время

эта цель, по видимому, не является основной, о чем свидетельствует высокий уровень

безработицы в учреждениях ГУИНа, однако в свое время она занимала важное, если не

основное место.