2.1 Правопорядок как экономическое благо (Law and Order as an Economic Good)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 

Правопорядок (law and order) является необходимым условием существования

любого общества. Целью деятельности по обеспечению правопорядка является

подчинение жизни людей общим правилам (законам).

Однако в реальной жизни обеспечить идеальный правопорядок, т.е., избежать

каких бы то ни было нарушений правил, причем не прилагая к этому никаких усилий,

невозможно. Будучи результатом человеческой деятельности, правопорядок является

экономическим благом: он всегда несовершенен (предложение ограничено как в

количественном, так и в качественном отношении) и требует затрат ресурсов для своего

поддержания. Поэтому проблемы обеспечения законности всегда имеют не только

политический и юридический, но и экономический аспект. Уместно говорить не просто об

обеспечении правопорядка, но и о его производстве в экономическом смысле2.

Поскольку правопорядок является экономическим благом, его производство

реагирует на ценовые сигналы аналогично тому, как это происходит в случае других благ.

В частности, при нулевой цене или при установлении низкого потолка цен спрос на

правопорядок превосходит предложение. Поскольку в большинстве случаев государство

берет на себя обязательство обеспечивать правопорядок бесплатно (т.е., не взимая плату

за конкретные услуги судов, полиции и других учреждений) или по субсидируемым

ценам, это нередко вызывает явления дефицита – превышения спроса над предложением

(Блок 2.1), поэтому государство вынуждено применять различные формы неценового

рационирования потребления своих услуг, такие как время ожидания рассмотрения дела

(очередь), сроки давности, суды последней инстанции по различным категориям дел и т.д.

Блок 2.1 Дефицит услуг в сфере правопорядка

На Пленуме Верховного Суда РФ 25 октября 1999 г. заместитель Председателя Верховного Суда

РФ Р.М. Смаков выступил с докладом по вопросу о сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел

судами Российской Федерации. Он отметил, что проблема соблюдения сроков рассмотрения уголовных и

гражданских дел за последние шесть лет третий раз обсуждается Пленумом Верховного Суда РФ.

По словам докладчика, состояние практики соблюдения судами процессуальных сроков наряду с

субъективными факторами определяется также сугубо объективными условиями: чрезмерная

производственная нагрузка у судей, ненадлежащее кадровое и ресурсное обеспечение судов, недостатки в

работе конвойных подразделений по доставке подсудимых, а при рассмотрении гражданских дел – неявка

сторон, а также их ходатайства об отложении судебного разбирательства ввиду занятости их

представителей в других процессах и прочие. Проведенное обобщение показало, что в подавляющем

большинстве регионов в этой сфере изменений в лучшую сторону за последние годы не произошло.

В принятом постановлении утверждается, что с момента принятия постановления Пленума

Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. № 7 “О сроках рассмотрения уголовных и

гражданских дел судами Российской Федерации” благодаря принятым мерам процессуального и

дисциплинарного характера удалось добиться некоторого снижения числа уголовных дел, рассмотренных с

нарушением сроков. В первом полугодии 1999 года их доля в общем массиве оконченных дел составила

21,3%, что на 1,7% меньше чем в 1998 году и на 3,8% - по сравнению с 1997 годом. Однако эта тенденция

не носит повсеместного характера, а в ряде регионов количество дел, при разрешении которых судами

были допущены нарушения установленных процессуальным законодательством сроков, вдвое превышает средние показатели по России. Кроме того, в первом полугодии 1999 года доля гражданских дел,

рассмотренных с нарушением предусмотренных ГПК РСФСР сроков, достигла 14,3% от общего числа

оконченных за указанный период дел, тогда как в 1998 году она составляла 12,7%. По мнению заместителя

председателя Красноярского краевого суда В.И. Мартыненко, проблема соблюдения сроков рассмотрения

уголовных и гражданских дел никогда не утратит своей злободневности.

Источник: Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, №1

В то же время прямое государственное субсидирование тех или иных услуг,

связанных с правопорядком, может приводить к их явному перепроизводству, как,

например, в случае производства норм государственного регулирования различных сфер

экономической жизни (Блок 2.2).

Блок 2.2 Перепроизводство норм государственного регулирования

В условиях современной демократии действия государства, в частности в сфере государственного

регулирования экономики, существенно зависят от деятельности со стороны политически активных групп

давления. Принятие соответствующих норм осуществляется в результате взаимодействия спроса со

стороны заинтересованных групп и предложения со стороны органов законодательной власти. Поскольку

работа законодателей оплачивается государством, а издержки, связанные с исполнением требований

законов, ложатся на государственный бюджет и на рядовых граждан, возникает тенденция к

перепроизводству соответствующих норм, хорошо заметная на примере развития правовых систем

современных демократических государств.

Например, размеры годовой подшивки Федерального Регистра США (Federal Register) –

ежедневного официального издания, содержащего все предлагаемые и принятые федеральные

регулятивные документы – с 1991 по 2000 г. выросли с 57,9 до 74,3 тыс. страниц, т.е., на 28%; если

ограничиться страницами, содержащими только окончательно принятые нормы, то рост составил 45%.

Следует отметить, что этот показатель характеризует прирост объема государственного регулирования, а не его абсолютные размеры.