2.3 Относительная роль государственного и частного сектора в предоставлении услуг по производству правопорядка

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 

В общественном сознании современной России, включая доминирующие в

публичном поле идеологии, присутствует ясно выраженный консенсус по поводу того,

что производство правопорядка – исключительная прерогатива государства, поэтому

вопрос о границах государственного вмешательства в эту сферу общественного

производства, как правило, даже не обсуждается. В силу этого доминирование

государства следует принять как данность.

Тем не менее, анализ реальных социальных процессов показывает, что частная

(негосударственная) активность граждан играет значительную и все более возрастающую

роль в поддержании правопорядка как за рубежом (см. Блок 2.3), так и в России.

Блок 2.3 Роль частного сектора в производстве правопорядка как экономического

блага

Во многих странах частная коммерческая и благотворительная деятельность играла и играет

существенную роль в обеспечении правопорядка. Она охватывает такие сферы, как разрешение правовых

конфликтов, охрана общественного порядка и имущества граждан, осуществление наказания в виде

тюремного заключения и т.д. Ниже приведены некоторые примеры.

1) Разрешение правовых конфликтов. Основные положения торгового права были созданы и

развиты сообществом европейских коммерсантов, и их выполнение обеспечивалось через купеческие суды

(Leon Trakman, The Law Merchant: The Evolution of Commercial Law (Littleton, Colo.: Fred B. Rothman and

Co., 1983)).В 70-е годы XX в. в США не менее 75% коммерческих споров разрешалось посредством

частного арбитража или посредничества. При этом решения основывались на обычаях и практике ведения

бизнеса (коммерческом обычном праве) (Jerold S. Auerbach, Justice Without Law (New York: Oxford University Press, 1983), p. 113).

2) Полицейские функции. Если в начале 70-х годов ХХ в. в США, если судить по данным опросов,

ни один из городов США не заключал контрактов с частными фирмами на оказание полицейских услуг, то

к концу 80-х ситуация изменилась. Получила распространение практика заключения муниципалитетами и

частными охранными фирмами контрактов на патрулирование улиц и общественных мест, охрану важных

или опасных государственных объектов и даже проведение расследований (Bruce L. Benson, The Enterprise of Law (San Francisco, Cal., 1990, p/180-182)

3) Пенитенциарные и исправительные функции. Наиболее широкое распространение в США

получили частные реабилитационные учреждения для бывших заключенных, наркоманов и т.п. В 1985 г.

32 штата имели контракты с негосударственными реабилитационными учреждениями. В том же году

около 34 тысяч малолетних правонарушителей содержались в 1996 учреждениях такого рода по всей

стране.

Получают распространение и контракты с частными фирмами на строительство и содержание мест

заключения строгого режима (high-security institutions). В 70-х годах в США были осуществлены первые

проекты подобного рода, касающиеся содержания малолетних правонарушителей и нелегальных иммигрантов. Corrections Corporation of America, Inc., созданная в 1983 г., к 1988 г. владела 13

учреждениями такого рода в сумме на 3215 мест. В 1988 г. эта фирма заключила первый в истории

контракт на строительство и эксплуатацию частной тюрьмы, предоставляющей весь спектр режимов

содержания, от минимально до максимально строгого – со штатом Нью Мехико. Тюрьма предназначена

для содержания всех осужденных женщин штата. (Bruce L. Benson, The Enterprise of Law (San Francisco,

Cal., 1990, p.182-183).

Частная активность в сфере производства правопорядка имеет две составляющие,

четко различимые концептуально, но тесно взаимосвязанные в реальной жизни:

легитимную и нелегитимную.

Легитимная деятельность по производству правопорядка включает все

возможные действия граждан как частных лиц, не нарушающие принцип

государственного суверенитета, т.е. не относящиеся к исключительной компетенции

государства. К ней относятся, например, меры самозащиты (установка замков и охранных

систем, легальное владение оружием, найм вахтеров в подъездах и т.д.), частная охрана

объектов и территорий, осуществляемая за счет юридических лиц, частный арбитраж и

посредничество (третейский суд), добровольное патрулирование, оповещение в

чрезвычайных ситуациях и т.д. Следует отметить, что многие из перечисленных видов

деятельности производят существенные внешние эффекты, что ведет, в конечном счете, к

более безопасной жизни в обществе в целом. Масштабы и общественная значимость

частной легитимной активности по производству правопорядка в России в последние

годы, по-видимому, росли, хотя статистические данные, которые позволили бы адекватно

измерить долю легитимной деятельности частного сектора в производстве правопорядка,

отсутствуют.

К нелегитимной деятельности по обеспечению правопорядка относятся те случаи,

когда граждане в качестве частных лиц вторгаются в сферу исключительной компетенции

государства, к которой, прежде всего, относится правосудие и принуждение к исполнению

решений органов, осуществляющих правосудие.

После краха коммунистический системы, с развитием частной инициативы в

экономике и общим разгосударствлением (de-etatization) жизни российских граждан,

появилась обширная сфера человеческой деятельности, практически не охваченная

государственной правовой системой. Во многом это объясняется тем, что советская

правовая система ни по своей философии, понятийному и нормативному аппарату, ни по

ресурсному обеспечению не была приспособлена к обеспечению правопорядка в новых

общественных условиях, прежде всего – к защите права частной собственности.

Образовавшийся правовой вакуум стал заполняться нормами и процедурами,

появившимися вне сферы легитимной государственной деятельности, в частности, теми,

которые были ранее выработаны уголовным миром. Масштабы нелигитимной

деятельности в сфере услуг по производству правопорядка признаются уже и

официальными лицами российского государства. Так, в своем ежегодном послании

Федеральному Собранию 3 апреля 2001 г. Президент РФ В. Путин отметил: «Наряду с

«теневой экономикой» у нас уже формируется и своего рода «теневая юстиция». И, как

показывает практика, граждане, потерявшие надежду добиться справедливости в суде,

ищут другие, далеко не правовые «ходы» и «выходы». И подчас убеждаются, что

незаконным путем имеют шанс добиться по сути часто справедливого решения».

Подводя итог, отметим следующее. Существование идеологического консенсуса по

поводу исключительной роли государства в обеспечении правопорядка, с одной стороны,

и широкое распространение легитимной и нелегитимной частной (негосударственной)

активности в этой сфере, с другой стороны, делают чрезвычайно актуальной задачу

четкого определения границ ответственности государства, т.к. неопределенность этих границ в долгосрочном плане ведет к неограниченному разрастанию обязательств

государства, в том числе и финансовых. При этом масштабы нелегитимной деятельности

сами по себе могут служить критерием эффективности государственной правовой

системы.