§ 74.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Внешние таможенные сборы в России долго не разли-

чались от внутренних: первоначально как иностранные, так и

русские товары оплачивались одинаково, как при перевозе через

границу, так и на внутренних таможнях. Сознание необходимо-

сти покровительства собственной промышленности является уже

плодом известного экономического развития.

У нас долго не было правильных сношений с иностранцами,

и Россия в первые века своего существования имела значение

лишь для транзитной торговли Европы. Со времени Иоанна IV

только Россия вступает в более тесные торговые сношения с Ев-

ропой. Это явилось результатом известной экспедиции Ченслера;

оставшимся из ней в живых и прибывшим в Белое море англича-

нам был сделан царем Иоанном хороший прием, и в результате

переговоров Россия заключила договор и вступила в торговые

сношения с Англией, а позднее с Голландией, Гамбургом, Любе-

ком; торговля велась через Белое море, и центром ее сделался

Архангельск. Но все же характер этой торговли сохранил следы

прежней замкнутости: для иностранных купцов розничная про-

дажа товаров внутри страны была воспрещена.

До царствования Алексея Михайловича у нас не было пра-

вильной и разумной таможенной системы, а существовал ряд

случайных, бессвязных, специальных сборов – с одной, и целый

ряд изъятий, льгот и уклонений от них, с другой стороны. Первый важный шаг для внесения известного порядка в эту область

был сделан изданием Торгового Устава в 1653 г. Согласно этому

уставу внешняя таможенная пошлина была определена в 8 денег

с рубля (4 %) для весчих и в 10 денег (5 %) с невесчих отпускных

и привозных товаров одинаково; затем сверх этого сбора была

учреждена с привозимых иноземцами внутрь России и вывози-

мых оттуда товаров пошлина в 6 % (2 алтына) с продажного руб-

ля и еще «проезжая отъявочная» пошлина в 2 % (4 деньги с руб-

ля), так что полная пошлина с привозимых иностранцами внутрь

России товаров и вывозимых оттуда составила 13 % и 12 %; рус-

ские же, вывозившие свои товары за границу, платили лишь 5 %

с продажного рубля.

В 1667 г. был издан Новоторговый Устав, еще более при-

ближавшийся к правильной таможенной системе и оставшийся

крупным памятником по истории русского таможенного законо-

дательства. Он содержал в себе подробное изложение правил

торговли с Архангельском; в нем резко были отделены одни от

других – пошлины внутренние и внешние и обнаруживается про-

текционистический характер. Пошлина с иноземцем определя-

лась по-прежнему в 10 денег с весчих и 8 денег с рубля невесчих

товаров; затем, если иностранец ввозил товар внутрь страны, то

платил огромную пошлину по гривне с рубля («для того, что рус-

ские люди и московские иноземцы подати платят и службы слу-

жат, а иноземцы ничего») и, кроме того, «по-прежнему» 6 % с

цены продаваемых им в Москве и городах товаров. Запрещение

розничной продажи иностранцам подтверждается: характер по-

кровительственной системы, являвшийся результатом занесен-

ных с Запада идей меркантилизма, выражается, напр., в увеличе-

нии пошлины на вино ради затруднения конкуренции туземному

производству. В тех же меркантильных целях освобождены от

пошлины золото и ефимки, привозимые в Россию (хотя все-таки

надо отметить преобладание чисто фискального интереса; ради

него, напр., дукат был приравнен рублю, хотя был на 25 % выше

его по стоимости), и велено смотреть, чтобы не утаивались в при-

возе жемчуг, камни, узорочье, и остерегаться от покупки их, «по-

неже от того люди беднеют».

В царствование Петра Великого начинается новая эпоха в

иностранной торговле. Петр придавал торговле первенствующее

значение и ценил для России не только европейскую, но и азиат-

скую торговлю: он понимал, что Россия может быть посредницей

между Европой и Азией и что Азия – единственное место, куда

Россия может сбывать свои мануфактурные произведения. Для

торговли с Западом Петр основал Петербург, который сразу при-

обрел высокое значение. Чтобы привлечь туда торговцев, он ус-

танавливает различные льготы: предписывает меры против стес-

нения купцов при осмотре товаров в Петербурге, отменяет неко-

торые внутренние пошлины с провоза сюда товаров, понижает

внешние ввозные пошлины и т.п. Такие искусственные выгоды

торговли через Петербург, а также и естественные преимущества

его положения сильно помогли быстрому его развитию как тор-

гового центра; торговля в Архангельске скоро упала и перешла в

Петербург. Мы знаем уже, что покровительство Петра мануфак-

турной промышленности выразилось в его усилиях завести в

стране возможно большее количество заводов и фабрик; при этом

он считал безусловно необходимой весьма сильную государст-

венную опеку, которую и применил к делу устройства фабрик и

заводов и развитию торговли со свойственной ему железной

энергией. Весьма любопытным представляется взгляд Петра на

способности своего народа к промышленности и торговле. Уже в

конце своей жизни, учреждая частную компанию для торговли с

Испанией, он отдал ее, однако, в полное управление коммерц-

коллегии и писал по этому поводу: «понеже всем известно, что

наши люди ни во что сами не войдут, ежели не приневолены бу-

дут, того ради коммерц-коллегия для сей новости дирекцию над

сим и управление должна иметь, как мать над дитятем, во всем,

пока в совершенство не придет».

Основным правилом в политике Петра были слова одного из

его указов: «надлежит умножать коммерцию». Но стараясь раз-

вивать иностранную торговлю, Петр, однако, отнюдь не желал,

чтобы она вредила отечественной промышленности, и поэтому

держался покровительственных пошлин. Здесь у него был заме-

чательно верный и оригинальный взгляд: он находил нужным

высоко облагать лишь те иностранные товары, производство ко-

торых уже успело появиться в России, и снисходительно отно-

сился, наоборот, к ввозу тех, производство которых было совер-

шенно чуждо его стране; в то же время он учредил высокие по-

шлины для тех сырых продуктов, которые были нужны для соб-

ственных мануфактур, и совсем запретил вывозить шерсть. С

целью обеспечить внутренний рынок для туземного производст-

ва, Петр в 1723 г. издал такой указ: «которые фабрики и ману-

фактуры у нас уже заведены или вновь заведутся... то на привоз-

ные эти вещи налагать пошлину, кроме сукон, так: которые изде-

лия в 1/4 умножатся против ввозу, наложить на ввоз их 1/4 пошли-

ны сверх обыкновенной; которые в 1/3 умножатся, 1/3 наложить, а которые противу ввозу умножатся, то три трети капитала пошлин

наложить». В 1724 г. был издан Петром первый для России тариф

привозным и отпускным товарам; общий характер его был, разу-

меется, покровительственный, но весьма мягкий: пошлины с при-

возных товаров колебались между 10 и 371/2 % с цены, отпуск-

ных – между 2 и 371/2 %.

Из мер последующих царствований, в данном случае не

имеющих важного значения, как на важнейшие можно указать на

пересмотр тарифа при Анне Иоанновне в 1731 г., на замену внут-

ренних пошлин при Елизавете Петровне прибавкой 13 % ad

valorem (13 к. с рубля) ко всем таможенным пошлинам и издание

нового тарифа при Екатерине II в 1782 г. с усилением протектив-

ных налогов.

Важнейшим событием для истории таможенной политики

новейшего времени было установленное Тильзитским миром

1807 г. присоединение России к континентальной системе и за-

прещение ввоза мануфактурных и колониальных товаров англий-

ского происхождения. Результатом закрытия обширного рынка

для русского сырья было стеснение сбыта для туземных произве-

дений и упадок курса ассигнаций; вследствие этого в 1810 г. для

восстановления равновесия между привозом иностранных това-

ров с отпуском был установлен новый тариф строго запретитель-

ного характера. Только в 1815 г. на Венском конгрессе по на-

стоянию Англии Император Александр I согласился смягчить

суровость тарифа России и облегчить сношения с ней для запад-

ноевропейских государств. Немало способствовало этому, конеч-

но, и то, что сам Александр I, имевший ближайшим наставником

по политической экономии Шторха, известного горячего при-

верженца Ад. Смита, был воспитан в симпатии к принципу сво-

бодной торговли. В 1816 г. уже была сделана отмена многих

прежних запрещений, а в 1819 г. был издан новый, чрезвычайно

либеральный, особенно сравнительно с предшествовавшим вре-

менем, тариф, которым не замедлили воспользоваться иностран-

цы, навезшие массу товаров в Россию. В результате получилось в

короткое время полное крушение юной русской промышленно-

сти, выросшей под влиянием запретительной системы: многие из

существовавших фабрик и заводов принуждены были постепенно

закрыться; предприниматели под влиянием паники ликвидирова-

ли свои дела, и наступил промышленный кризис. Вызванное им

крупное неудовольствие и жалобы со стороны торгового сосло-

вия обратили на себя внимание правительства, и оно, желая по-

править дело, впало в противоположную крайность, издав в

1822 г. новый тариф строго запретительного характера: многие

товары были совершенно запрещены для ввоза, многие были об-

ложены такими высокими пошлинами, что они были равносиль-

ны запрещению. В таком виде, без особо существенных перемен,

тариф просуществовал до 1850 г.

В 1847 г. было приступлено к пересмотру тарифа; при этом

имелось в виду: 1) упростить тарифные статьи; 2) улучшить клас-

сификацию товаров; 3) поощрить внутреннюю промышленность

как через иностранное совместничество, так и через уменьшение

пошлины на сырые продукты и главные фабричные материалы;

4) отменить такие запрещения, которые не оказывались нужными

по каким-либо важным причинам; 5) понизить те чрезмерные

пошлины, которые превосходят нужную степень покровительст-

ва туземной промышленности и вредят не только законной тор-

говле, но и доходам казны через поощрение контрабанды, и

6) таким преобразованием облегчить внешнюю торговлю, пре-

доставляя ей более предметов мены, оказать некоторое облегче-

ние потребителям и увеличить доход казны. Составленный на

этих основаниях тариф был издан в 1850 г., им был сделан пер-

вый шаг для перехода от запретительной системы к охранитель-

ной. Этим же тарифом, общим для Империи и Царства Польско-

го, уничтожена была существовавшая до тех пор таможенная ли-

ния между Россией и Царством Польским.

Впоследствии оказалось, что хотя пошлины с некоторых то-

варов были сбавлены в 1850 г. на 1/4, 1/8, 1/2 и даже более против

прежних, но все-таки были еще слишком высокими и не произво-

дили ни ощутительного уменьшения контрабанды, ни облегчения

внешней торговли. К этому присоединялись некоторые другие

внешние недостатки тарифа 1850 г. и явившаяся благодаря изда-

нию в 1854 г. по случаю блокады наших портов особой росписи

для сухопутной торговли неравномерность пошлин для товаров,

привозимых морским и сухим путем, сильно вредившая нашей

портовой торговле; все это послужило поводом к новому пере-

смотру тарифа, имевшему своим результатом более либеральный

тариф 1857 г. Соответственно необходимости известной посте-

пенности для перехода от запретительной системы к охранитель-

ной в тарифе 1857 г. все вообще употребительнейшие изделия

обложены были пошлиной сравнительно в высшем размере, что-

бы оградить отечественную промышленность в таких ее отрас-

лях, которые занимают большое число рук и удовлетворяют нуж-

дам многочисленнейшего класса потребителей, а более умерен-

ные пошлины установлены преимущественно для таких иностранных изделий, которые не представляют опасного соперни-

чества. Вместе с тем сбавлены были пошлины на вспомогатель-

ные для фабрик и ремесел материалы и допущена, в видах воз-

вышения таможенного дохода, сбавка пошлин с разных жизнен-

ных припасов: вин, кофе, пряностей, фруктов и т.п.

Переход от запретительной системы к умеренной, выразившийся в

мерах 1850 и 1857 гг., не только не имел вредного влияния на отечест-

венную промышленность, но сопровождался даже успешным ее разви-

тием. Так, напр_., бумагопрядильная фабрикация и выделка шерстяных

изделий в течение последних 15 лет удвоили свое производство

(с 151/2 милл. и с 23 милл. до 40 милл. и 401/2 милл. р.); в этот же пери-

од получило начало механическое прядение шерсти, увеличилось в

31/2 раза механическое прядение льна (с 200 000 пуд. до 700 000 пуд.);

привоз бумажной пряжи уменьшился при тарифе 1857 г. слишком

втрое (с 280 тыс. пуд. при тарифе 1850 г. до 72 тыс. пуд.), пряжи из гре-

бенной шерсти почти на 1/4 (с 90 до 67 тыс. пуд.). Таможенный доход

увеличился почти по всем тем статьям, по коим пошлины были пониже-

ны тарифами 1850 и 1857 гг., но общая сумма его почти не дала заметно-

го приращения.

Необходимость новых денежных средств для покрытия воз-

раставших государственных расходов заставила обратить особое

внимание на достижение некоторого усиления дохода от тамо-

женных пошлин. Так как основным, принятым в тарифе 1857 г.,

правилом было ограждение туземной промышленности от ино-

странной конкуренции по сбыту самых употребительных предме-

тов, то с этой целью пошлины с малоценных, низкого качества,

изделий определены были высокие, почти запретительные, а из-

делия высокого качества, напротив, были обложены весьма уме-

ренными, даже низкими пошлинами. В результате только по-

следние привозились через таможни с уплатой пошлин, а первые

в огромном количестве водворялись контрабандой. Поэтому по-

нижение пошлин первого рода несомненно могло бы повлиять на

увеличение казенного дохода и быть благоприятным даже для

самих фабрикантов; необходимо было установить бóльшую со-

размерность между ценой товара и пошлинами. Затем для облег-

чения промышленности чувствовалась необходимость в даль-

нейших сбавках пошлин на нужные для нее материалы. Эти об-

стоятельства повели к изданию в 1868 г. нового тарифа, пред-

ставлявшего дальнейшее движение в сторону умеренного охра-

нения.

В 1877 г. под влиянием потребности в золоте было положе-

но начало перехода от охранительной системы к высокопошлин-

ному тарифу введением взимания пошлин в золотой валюте, ко-

торое подняло их на 40 % и более. Затем последовал целый ряд

повышений пошлин: 3 июня 1880 г. последовала отмена беспо-

шлинного привоза чугуна и железа для машиностроительных

заводов и повышена пошлина на железо, сталь и металлические

изделия (предположено повышение сбора на 41/2 милл. р. кред.);

16 декабря 1880 г. по случаю отмены соляного налога возвышены

все пошлины на 10 % (на сумму 81/2 милл. р. кред.); в 1881 г. ус-

тановлены новые пошлины на джуту и джутовые изделия и по-

вышена пошлина на цемент. Затем новое издание тарифа 1882 г.,

включив все прежде сделанные надбавки, по многим статьям

сделало еще новые увеличения пошлин как с протекционистиче-

скими, так и с чисто фискальными целями. С тех пор не проходит

ни одного года (до 1893 г.), который бы не принес с собой нового

увеличения пошлин на те или другие товары благодаря все более

и более усиливающимся протекционистическим тенденциям и

стремлению к улучшению курса посредством повышения торго-

вого баланса в нашу пользу.

В 1881, 82, 85, 86, 87, 89 и 90 гг. идут дальнейшие увеличе-

ния, в последнем году 16 августа все пошлины увеличены на 20 %

ввиду на этот раз повышения курса нашего многострадального

рубля!

В то же время пересмотр тарифа начат был с 1887 г. со всту-

плением в министерство И. А. Вышнеградского. Для пересмотра

была учреждена комиссия из профессоров технического институ-

та, представителей других министерств, выборных от Биржевого

Комитета и отделения Совета Торговли и Мануфактур.