§ 76.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 В результате явился таможенный тариф 1 июля 1891 г.,

немедленно почти примененный на практике (Высочайше утвер-

жденный 11 июня 1891 г.).

Ввиду упомянутых продолжительных увеличений, почти

каждогодных, новый тариф, разумеется, не мог по значительно-

му большинству статей слишком резко отходить от действовав-

шего раньше, но вообще имеет решительную тенденцию к покро-

вительственному увеличению пошлин:

пошлины – увеличены в 164 случаях,

уменьшены в 15 случаях,

введены в первый раз в 11 случаях

и, наконец, остались старые ставки в 173 случаях.

Таким образом, можно считать в среднем, что возвышение

тарифа распространяется на половину товаров, перечисленных в

тарифе, и если для некоторых последовало маленькое уменьше-

ние, то почти в одинаковом же числе случаев пошлины введены в

первый раз, т.е. эти товары были прежде беспошлинны.

(Напр., кость сырая, молотая, фосфориты молотые – 2 к. и другие,

обработанное удобрение и компосты – 5 к., дерево в плахах и брусьях –

2 к. и в досках – 6 к., глина только для строительного дела – 2 к., сера в

сыром виде – от 2–5 к., серый колчедан (железняк) – 1 к. с пуда, а если

содержится свыше 2 % меди, то по 21/2 к. за каждый процент меди свыше 2,

порох – 1 р. 40 к. с пуда и динамит – 3 р., прежде запрещенные, а ныне

по особому разрешению Министерства Финансов).

Ознакомимся с тарифом ближе.

Увеличение тарифных ставок последовало по следующим

главнейшим товарам:

Из группы сырых и полуобработанных товаров: некоторые шкуры,

чугун в штыках, железо, цинк, хлопчатая бумага, сырец, джута сырец,

бумажная пряжа, шелк-сырец, шелк полуобработанный, шерсть чесаная.

Обработанные продукты: сахар, вина виноградные и ягодные, ко-

жаные изделия, деревянные изделия из ценного дерева, корзиночные

изделия, зеркальные стекла отшлифованные, многие химические про-

дукты, железные и стальные изделия, кардоленты и карды, машины,

аппараты и модели, часовой товар, древесно-бумажная масса, платки

шелковые, кружева ручной работы, зонтики.

Итак, характер увеличений, без сомнения, покровительственный.

То же самое заключение подтверждается и теми наивысшими став-

ками (более 40 %), которые относятся лишь к 17 товарам. Приведем не-

которые из них. Тюрбо, соль (рыбы) и проч. – 2 р. 40 к. вместо 12 к.,

стеклянные изделия нешлифованные – 2 р. вместо 30, листовое _стекло с

декоративной разделкой – 10 р. вместо 2 р. 45 к., химические продукты

сильно повышены, шелк крученый некрашеный до 1 июля 1893 г. – 30 р.

с пуда, с 1 июля 1893 г. – 40 р. вместо 16 р., крашеный до 1 июля 1893 г. –

46 р., с 1 июля 1893 г. – 56 р. вместо 32, вязаные изделия: а) шелковые и

полушелковые – от 3 р. – 7 р. 50 к. вместо 1 р. 30 к.; всякие другие – 1 р.

вместо 45 – 65 к., б) басонные – от 1 р. – 3 р. вместо 65 к. – 1 р. 30 к., и т.д.

Что же можем сказать о тарифе 1891 г.?

1) Он характеризуется крайней бессистемностью. Многие ставки

образовались постепенно путем прибавлений и циркулярных разъясне-

ний; поэтому уже в издании 1889 г. прежние деления были отброшены, а

в полуофициальном издании Миклашевского мелкий шрифт дополнял

текст закона разными толкованиями и аналогичными ставками. Действо-

вавший тариф 1 июля 1891 г. совсем отказался от системы и заботился

лишь о соединении однородных тарифов под одну и ту же рубрику с

подразделениями. Практически это может быть удобнее, но, безусловно,

затрудняет знакомство с тарифом. Так, напр., табак помещен между чаем

и сахаром, лесной товар – рядом с кожаными изделиями, вроде дамских

башмаков, в отделе «корзинные и плетеные изделия» помещена трост-

никовая мебель, и т.д.

2) Затем, в тарифе 1891 г. ярко выступает крайняя неопределен-

ность терминологии, и часто приходится прибегать к сложной эксперти-

зе для определения размера пошлин; напр., серный колчедан (железняк)

ст.138 при 2 % меди оплачивается с каждого процента (?) по 21/2 к. Точ-

но так же по ст. 209 «белье и платье», п. 4 – «женское и детское платье,

отделанные лентами, бархатом, мехом и проч. в количестве, не преобла-

дающем над материалом самого платья» (?!) – оплачивается пошлиной в

4 р., «если же эта отделка повышает ценность материала», то – 8 р. 40 к.

В то же время одинаково со старым тарифом тариф 1891 г. оставляет под

одной рубрикой и обложением совершенно разные по значению предме-

ты: так, ст. 181, п. 2 соединяет _вместе искусственную шерсть и стрижку

и оставляет прежнюю пошлину 3 р. с пуда.

Можно сделать следующее общее заключение.

1) Тариф 1 июля 1891 г. имеет вполне покровительственный

характер: если мы сравним его с первоначальным тарифом 1868 г.,

то ярко выступает огромная разница между ставками того и дру-

гого тарифов: а) по новому тарифу очень мало оставлено товаров

беспошлинными, б) обложение по многим товарам увеличено во

100 и даже 300 % и более: чугун оплачивался пошлиной в 5 коп.

(1868 г.), а теперь – 30 и 35 к., разные машины – 30 и 75 к. (1868 г.),

а по новому тарифу – 1 р. 70 к. – 4 р. 80 к., земледельческие маши-

ны прежде совсем не были обложены, а теперь – 70 к., и проч.

2) Многие ставки носят случайный и малообъяснимый ха-

рактер: таково, напр., крупное повышение пошлин на химические

продукты, машины, шелк и др. Точно так же непонятно увеличе-

ние тарифа на хлопок 1 р. 20 к. – 1 р. 35 к. вместо 1 р. – 1 р. 15 к.

(пошлина в 1 р. 35 к. бралась с хлопка, провозимого по сухопут-

ной границе, а 1 р. 20 к. – с хлопка, провозимого по морской гра-

нице)1.

1 Еще в 1887 г. при обсуждении вопроса о повышении пошлин на хлопок с 45 к.

до 1 р. золота с пуда по морской границе и до 1 р. 15 к. по границе сухопутной

Московское отделение Общества для содействия русской промышленности и

торговле представило министру финансов, что от такого повышения сузится рай-

он распространения наших товаров за пределами Империи. Ввиду этого при по-

вышении пошлин на хлопок был введен в известном размере возврат ее при выво-

зе наших хлопчатобумажных изделий в Персию и Китай, а также и по европей-

ской границе. Возврат пошлины производится посредством выдачи вместо денег

Такая политика страдала крайней поспешностью и односто-

ронностью: земледелие вполне приносилось в жертву интересам

нашей промышленности. Мы гнались за торговым балансом, ко-

торый за последнее время почти вдвое превышает в нашу пользу,

но какой ценой он был достигнут? Огромным вывозом нашего

хлеба по крайне низкой цене (за 1881–87 гг. средняя цена пшени-

цы для всей России была 1 р. 1 к., а ржи – 77 к., в отдельных же

губерниях цена доходила до 61 к. для пшеницы и 45 к. для ржи),

т.е. большинство народа работало даром. Главнейшее благо Рос-

сии – земледельческий труд приносился в жертву воображаемым

выгодам торгового баланса и покровительственной системы...

Ввиду этого реформа тарифа в смысле его уменьшения сде-

лалась необходимостью, и это совершилось путем заключения

торгового договора России с Германией в 1894 г., и договор этот,

по описанным причинам, составляет огромную заслугу настоя-

щего Министерства Финансов (С.Ю. Витте).

До восьмидесятых годов вся Европа придерживалась в меж-

дународной таможенной политике единого автономного тарифа.

В последнее время вместе с общим повышением таможенных

пошлин и усилением повсюду протекционных тенденций некото-

рые страны решились допустить конвенционное понижение сво-

их пошлин в пользу отдельных государств. Образцом может слу-

жить знаменитый «американский тариф» 1890 г. (Mc Kinley Bill),

дающий право президенту Соединенных Штатов делать специ-

альное повышение и понижение пошлин для тех стран, которые

введут усиленное обложение американских продуктов. Тариф

этот дал толчок к целому ряду конвенционных или сепаратных

соглашений между государствами Европы на началах наиболее

благоприятствуемой нации. Наша ближайшая соседка Германия

всегда имела для нас наибольшее торговое значение, во-первых,

как рынок для сбыта многих наших сельскохозяйственных произ-

ведений (для ржи – почти единственный) и, наконец, как постав-

щик для нас многих мануфактурных, а отчасти даже и сырых про-

дуктов. Еще в 1875 г. Германия привозила в Россию (вместе с

Финляндией) товаров с лишком на 200 000 000 р. золотом; вместе

с ростом наших покровительственных пошлин привоз этот падал

и падал – и дошел в 1891 г. до 80 000 000 р. с Финляндией, а в

1892 г. – до 65 000 000 р. без Финляндии. В свою очередь Герма-

ния постепенно возвышала свои пошлины на привозные из-за

особых квитанций, принимаемых в зачет при платеже таможенных пошлин за

получаемый из-за границы хлопок.

границы продукты, и вывоз наших сельскохозяйственных произ-

ведений из России в Германию постепенно падал и заменялся для

нас чужеземным.

Общие итоги привоза в Германию главнейших хлебов (пше-

ницы, ржи, овса, ячменя и кукурузы):

1891 г. 1892 г. 1893 г.

Всего привезено...............180 102 пуд. 193 992 пуд. 167 214 пуд.

В том числе из России..... 97 890 пуд. 35 500 пуд. 23 268 пуд.

или в процентах ............... 54,5 % 18,3 % 13,9 %

Соответственно привоз хлебов в Германию из конкурирую-

щих с Россией стран рос и поднимался. Так, Соединенные Шта-

ты, в 1891 г. ввозившие в Германию всего лишь 15 % пшеницы,

в 1893 г. ввезли уже более 44 %; ввоз Румынии с 4,73 % вырос на

20 % с лишком, Аргентинская Республика с 1,36 % – на 21 %,

и т.д., т.е. что теряла Россия, то выигрывали другие страны в сво-

ей торговле. Наконец, это натянутое положение разрешилось, как

и следовало ожидать: 13 июля 1893 г. последовало Высочайшее

повеление о введении с 20 июля двойного таможенного тарифа

на товары, привозимые из Германии. На эту репрессию Германия

немедленно отвечала таковой же: 19 июля, т.е. накануне вступле-

ния нового удвоенного русского тарифа в силу, последовало рас-

поряжение германского правительства об увеличении пошлин на

все русские ввозные продукты, специально для того перечислен-

ные, до 50 %.

Так началась русско-германская таможенная война. Как мы уже

видели, война эта в смысле обоюдного возвышения тарифов началась,

собственно, гораздо раньше, еще с семидесятых годов, и привела одина-

ково обе стороны к взаимному сокращению сбыта и, следовательно,

обеднению. В 1893 г. этот кризис дошел до острого состояния. Конвен-

ционная пошлина Германии со многими другими странами, в том числе

со всеми нашими соперниками по ввозу хлеба, т.е. Соединенными Шта-

тами, Аргентинской Республикой и Балканскими государствами, состав-

ляла примерно 17 к. золотом с пуда, тогда так Россия платила 25, т.е. 7,6

металлическими копейками, или 12 к. бумажными _с пуда зерна больше,

нежели все остальные страны. В результате, как мы видим, русская тор-

говля хлебом постепенно перешла в другие руки, а положение русского

земледельца значительно ухудшилось. По сведениям «Вестника Финан-

сов», считая средний урожай ржи в черноземной полосе лишь в 60 пуд. с

десятины, русские хозяева несли потерю, благодаря германскому тари-

фу, около 8 р. на десятину, т.е. понижением цены хлеба поглощалась

почти вся обычная арендная плата. Но и для Германии невыгоды были

велики: разумеется, таможенная война в Германии всего более отрази-

лась на тех производствах, предметы которых в значительной степени

направлялись на русские рынки: скопляясь теперь на внутреннем рынке,

товары сильно понижали цены. От таможенной войны пострадали в

Германии главным образом производства: железоделательное, строи-

тельных и металлических материалов, локомотивное и машинострои-

тельное и производство военного материала. Другие страны (Англия)

воспользовались этим разрывом Германии с нами и заняли место Герма-

нии на нашем рынке. В «Отчете о торговле и промышленности Берлина

за 1893 г.», изданном старшинами берлинского купечества, говорится,

что теперь потребуется со стороны Германии много времени и усилий,

частью, быть может, уже напрасных, чтобы вытеснить иностранных кон-

курентов с их выгодной позиции?!

Одинаково натянутое и невыгодное для обеих сторон эко-

номическое положение заставило, к счастью для всеобщего мира,

оба государства одуматься и вступить в переговоры. С этой це-

лью была послана русским Министерством Финансов в Берлин

комиссия, работавшая там 41/2 месяца совместно с представите-

лями Германии, и после значительных взаимных уступок оба го-

сударства почти единовременно пришли к соглашению, и 5 марта

1893 г. новый договор утвержден русским Государем, а за не-

сколько дней до того – германским. Новый трактат замечателен,

во-первых, тем, что с 1868 г. представляет первый случай пони-

жения русского тарифа и притом по весьма многим отдельным

статьям. Германия желала добиться серьезного уменьшения по-

шлин на немногие коренные производства – металлическое, ма-

нуфактурное, писчебумажное и кожевенное. Нашим же делегатам

было вменено в обязанность приложить все старания к тому, что-

бы как можно меньше уступать по этим именно производствам и

заменить их понижениями по статьям второстепенного значения,

или для отдельных специальных товаров, имеющих ограничен-

ный спрос. В результате получилось понижение многих русских

ставок тарифа 1891 г. от 10 до 30 (в некоторых и до 65) процен-

тов, а в отдельных случаях и даже выше того, как видно из при-

ложенной ниже таблицы.

Ставки по тарифу

1891 г. 1894 г.

Крахмал........................................... 1 р. 40 к. 1 р. 15 к. с пуда

Простые огородные овощи............... 12 к. с пуда беспошлинно

Фрукты свежие ................................ 1 р. 20 к. 60 к., а по

тарифу 1868 г. – 50

к.

Хмель ..............................................10 р. 3 р. 50 к. с пуда

Минеральные воды .......................... 4 к. 31/2 к. с бутылки

Сыр ................................................. 6 р. 5 р. 40 к. с пуда

Щетинные изделия в оправе из про-

стого дерева..................................

3 р. 2 р. 50 к.

Сафьян, лайка, шагрень, кожа с тис-

ненными узорами и малые лаки-

рованные кожи .............................

15 р.

12 р. с пуда

Машинные ремни несшитые и пр. ... 8 р. 6 р.

Кожи выхухольи ..............................18 р. 6 р. 50 к.

Кожи лисьи......................................18 р. 12 р., т.е. тарифа

до 1891 г.

Перчатки ......................................... 3 р. 2 р. 55 к.

Столярная и токарная работа из

простого дерева, нелакированная

и неполированная .........................

70 к.

55 к.

Цемент; цементные: плиты, трубы,

кирпич..........................................

10 к.

8 к.

Гончарные изделия без украшений... 30 к. 25–20 к.

Гончарные изделия с украшениями .. 75 к. 60 к.

Фаянс .............................................. 1 р. 40 к. 1 р. 25 к.

Майолика......................................... 5 р. 30 к. 3 р. 30 к.

Стекла дутые нешлифованные и

неграненые ...................................

4 р.

3 р. 20 к.

Стекла шлифованные и граненые ..... 6 р. 4 р. 80 к.

Уголь............................................... 2 к. 1 к.1

Кокс................................................. 3 к. 11/2 к.

Химические продукты:

хромовая кислота............................. 2 р. 65 к. 2 р. 15 к.

танин (дубильная кислота) .............. 6 р. 5 р.

медный купорос............................... 1 р. 80 к.

рвотный камень ............................... 4 р. 3 р.

Химические _продукты,

особо не поименованные ..............

2 р. 40 к.

1 р. 50 к., т.е.

37 % понижения2

1 Причем пошлина на западно-сухопутной границе на эти оба продукта уравнена с

пошлиной по морской границе.

2 Пошлины многих других химических продуктов понижены от 10 до 25 % по

сравнению с пошлиной 1891 г.

Чугун .............................................. 35 к. 30 к.

Железо и сталь ................................ 60 к. 50 к.

Жесть не в деле ............................... 1 р. 70 к. 1 р. 55 к.

Свинец ............................................ 30 к. 25 к.

Цинк в слитках ................................ 50 к. 45 к.

Цинк в листах.................................. 1 р. 80 к.

Золотые и ювелирные изделия.........44 р. 35 р. 20 к. с ф.

Изделия из чугуна, железа и стали –

разные понижения для различных

сортов ..........................................

⎫⎬⎭

75 к.

1 р. 70 к.

60 к.

1 р. 40 к.

Проволока (некоторые сорта: элек-

трическая, кабельная) ..................

4 р.

2 р.

Кардоленты ..................................... 4 р. 40 к. 3 р. 20 к.

Ножевой товар в оправе из простых

материалов...................................

16 р.

13 р. 60 к. с пуда

Косы, заступы, серпы и ножницы

для стрижки овец .........................

1 р. 40 к.

1 р. 10 к.

Сельскохозяйственные машины....... 70 к. 50 к.

Динамо-машины.............................. 4 р. 80 к. 1 р. 70 к.

Шерсть серая................................... то же

Шерсть чесаная ............................... 5 р. 50 к. 4 р. 50 к.

Шерсть крашеная ............................ 7 р. 6 р.

Бархат и плюш ................................ 7 р. 50 к. 3 р., т.е. пониже-

ния свыше 100 %

Писчая бумага, проклеенная,

без украшений .............................

4 р.

3 р. 30 к.

Бумага с украшениями, как-то: с

позолотой, посеребрением............

10 р. 60 к.

8 р. 75 к.

Шерсть чесаная ............................... 5 р. 50 к. 4 р. 50 к., и т.д.

Итак, в нашем тарифе понижения сделаны всего по 120 ставкам, но

уступки эти не налагают серьезных жертв ни на одну из важных отрас-

лей русской промышленности. По главным товарным группам пониже-

ния составляют в среднем против тарифа 1891 г.: для железа не в деле –

17–20 %, для железа в машинах – 18, для изделий и машин из меди – 10,

по отделу шерстяных тканей – 12–30, гончарных и фаянсовых изделий –

17–20 %.

Таким образом, хотя, несомненно, Россия сохранила и ныне

высоко покровительственный тариф, но, очевидно, достигнув

своего апогея в 1891 г., протекционные тенденции получили

серьезный урок, и началась реакция в обратную сторону.

Спрашивается теперь, какие выгоды Россия получила от по-

следнего договора для своей вывозной торговли? По расчету Ми-

нистерства Финансов, для наших сельскохозяйственных продук-

тов, считая средний годовой вывоз их в Германию на сумму около 120 000 000 кред. р., уменьшение таможенных уплат, с них при-

читающихся, превышает 6 000 000 р. золотом, или 9 милл. кред.

Главная часть этого уменьшения падает на хлеб, на котором рус-

ские выигрывают, не считая пятидесятипроцентной боевой прибавки

1893 г., 7,6 к. золотом с пуда, или 12 кредитных копеек, что составит в

среднем около 30 % уступки на цену пошлины; на домашнюю птицу

битую немцы уступили 60 %, зато со свиней – только 17 % (а со свини-

ны – всего лишь 15 %). Одинаково с Россией с одного продукта совсем

сброшена пошлина – с пера птичьего, а мы сбросили с простых огород-

ных овощей (лук и чеснок). Затем для 26 продуктов, беспошлинных и

прежде, Германия обеспечила то же положение на 10 лет, а для осталь-

ных предметов ввоза из России обеспечен на тот же срок уменьшенный

конвенционный тариф. Наконец, Россия добилась еще одного облегче-

ния для вывоза керосина изменением пошлины с веса пошлиной с объе-

ма, чем уравнены шансы нашего экспорта керосина с американскими;

прежде же русский керосин, благодаря своей сравнительной тяжести,

уплачивал пошлины на каждые 6 пудов – 6 к. золотом, или 9 кредитны-

ми копейками больше американского керосина.

Из нашего краткого рассмотрения истории русской таможенной

политики последнего времени само собой напрашивается заключение,

что такого огульного покровительства, какое у нас до последнего време-

ни применяется, безусловно, нельзя одобрить. Для самого просвещенно-

го, дальновидного и умудренного опытом правительства, при самом

широком содействии заинтересованных сторон, является непостижимой,

невозможной задачей нормировать известным образом все отрасли обра-

батывающей промышленности и направлять всю экономическую дея-

тельность населения к известной цели. Чем больше видов промыслов

захватывается покровительственной политикой и чем она интенсивнее,

тем больше встречается противоречий в результатах этой политики и тем

более страдают интересы одних классов населения ради незаслуженной

пользы и выгоды других. Земледелие приносится в жертву промышлен-

ности, рабочие классы – интересам предпринимателей, торговля – про-

изводству, потребители – производителям.

Отсюда, из всех приведенных соображений, естественный вывод,

что Россия снова должна попробовать силы своей промышленности и

обратиться к более либеральной таможенной политике. Этот шаг, без

сомнения, принес бы весьма важные выгоды для всей страны и ее про-

мышленности; во-первых, доход казны от таможенных пошлин, вследст-

вие облегчения потребления иностранных продуктов и сокращения кон-

трабандного водворения их в страну, значительно увеличился бы; во-

вторых, цена жизненных припасов и других важнейших предметов по-

требления понизилась бы и повела бы к удешевлению жизни целого на-

рода; в-третьих, промышленность получила бы новый стимул для своего

развития; промышленники наши вынуждены были бы выйти из той апа-

тии, в которую их повергает теперь уверенность, при высоте покровительственных пошлин, относительно своих барышей, улучшить техниче-

ские приемы производства и тщательно отыскивать рынки для сбыта

своих продуктов. Наконец, те отрасли производств, которые косвенно

терпят ущерб от чрезмерного покровительства другим отраслям, были

бы поставлены в более нормальные условия; самое сельское хозяйство

освободилось бы от посторонних влияний и значительно развилось бы,

чем опять создались бы и усилились новые шансы для процветания об-

рабатывающей промышленности. Но, высказываясь, таким образом, в

пользу дальнейшего пересмотра нашего тарифа с целью понижения мно-

гих фискальных и покровительственных пошлин, мы отнюдь не должны

забывать, что для России быстрый переход к свободной торговле был бы

гибельным для нее увлечением: наша мануфактурная промышленность

есть тепличное растение, выращенное в искусственной душной атмосфе-

ре высокого таможенного покровительства; свежее веяние вольного про-

стора несомненно должно убить его, если его не приучить к большей

выносливости постепенным изменением окружающих условий. В эконо-

мической политике не должно быть скачков, реформы должны произ-

водиться постепенно и медленно, но в то же время твердо и неуклонно,

имея в виду одну наиважнейшую и руководящую цель – общее благо

народа и пренебрегая для нее притязаниями, коренящимися в корыстных

чувствах и интересах отдельных лиц или отдельных классов населения.