§ 76.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Слово «акциз» по своему происхождению различными

учеными толкуется различно: Pay производит его от латинского

«assidere» – налагать, английские же ученые – от «accidere» – от-

секать (отсюда слово «accise» и позднее, согласно английскому

произношению, – «excise»). Так как в прежние времена все по-

датные сборы взимались натурой: от вина известная часть отлива-

лась, от зернового хлеба – отсыпалась, материи отрезывались и

т.д., – то последнее производство слова «акциз» от accidere ка-

жется нам наиболее верным.

В наше время под именем акциза понимается такой косвен-

ный налог, который взимается с предметов внутреннего произ-

водства. Сходство акциза с таможенной пошлиной заключается в

том, что оба они как виды косвенного обложения взимаются с

предметов потребления; различие же между ними лежит, во-

первых, в том, что первому подлежат товары внутреннего произ-

водства, а второму, по крайней мере ныне, товары иностранные,

и, во-вторых, в том, что таможенные пошлины взимаются исклю-

чительно при передвижении товаров; акцизы же в этой форме в

наше время встречаются лишь как исключение, а обыкновенно падают на продукт в момент его производства или перехода к

потребителям. Чтобы лучше выяснить это различие, остановимся

на важнейших моментах взимания акциза. Этих моментов четыре.

Первый и самый редкий в настоящее время момент – это

движение товара, обыкновенно ввоз его в города. К этому момен-

ту приурочено взимание так называемых привратных сборов

(octroi), прежде бывших весьма распространенными, но в на-

стоящее время постепенно теряющих свое значение (хотя они и

существуют во Франции1, Италии, отчасти в Германии) и выхо-

дящих из употребления. Приурочение акциза к этому моменту

единогласно осуждается всеми учеными. Привратный сбор может

касаться только городов, следовательно им прямо нарушается

принцип общности обложения. Чтобы он был действителен, что-

бы в город никаким образом не могли проникнуть товары неоп-

лаченные, следовательно, чтобы город был окружен стеной или

сторожевой цепью; легко понять, как затруднительно и дорого

удовлетворение этого требования в современных громадных го-

родах. Устранить контрабанду, ввоз или внос товаров в города,

где взимается octroi, почти безусловно невозможно, и следова-

тельно такой налог по самому существу своему должен развра-

щающим образом влиять на нравственность населения и подры-

вать в нем уважение к закону. Наконец, самое взимание октруа

чрезвычайно затруднительно, ибо требует особенных способов

оценки и правил для каждого рода ввозимых в город товаров.

Единственное экономическое соображение, приводимое в пользу

октруа, состоит в том, что этот вид акциза, возвышая цены про-

дуктов, и главным образом жизненных припасов, несколько за-

держивает переселение сельских жителей в города и тем ослабля-

ет развитие городского пролетариата. Но этот довод не заслужи-

вает особого внимания: если сельское население переселяется в

города, то на это есть важная причина, заключающаяся в разви-

тии мануфактурной промышленности, и октруа вряд ли задержит

это переселение; он только поведет к еще бóльшим затруднениям

и бедствиям, которых и без того немало выпадает на долю бед-

ных классов городского населения. Итак, первый момент взима-

ния акциза нужно считать положительно неудобным.

1 Во Франции октруа существуют в качестве общинных налогов, и общая сумма их в

1895 г. достигла 324 196 222 фр. (из этой суммы на 155 милл. фр. выпадает на долю

Парижа). Расходы по взиманию октруа простираются до 228 310 527 милл. фр., т.е.

составляют 8,7 % всего сбора. Такие крупные расходы по взиманию составляют

одну из весьма слабых сторон октруа.

Второй момент взимания акциза – это изготовление сырых

продуктов, из которых должен впоследствии выработаться товар,

подлежащий собственно обложению. Так, напр., старый прус-

ский табачный акциз взимался с плантаций соразмерно засеян-

ному табаком пространству. Достоинство за этим способом од-

но – удобство взимания налога; напротив, недостатков очень

много: налог может остаться не переложенным на фабрикантов

готовых изделий и обратиться в специальный вид прямого обло-

жения известных промыслов (добывание сырых продуктов); на-

лог здесь не соразмеряется и не может соразмеряться с количест-

вом и качеством готового продукта и потому лишается последне-

го признака некоторой пропорциональности средствам платель-

щика; взнос налога чрезвычайно удален от момента потребления

предмета, и т.п. Ввиду этого второй момент для взимания акциза

также должно признать нежелательным.

Третий момент взимания акциза – фабрикация продукта, т.е.

поступление сырого продукта на фабрику для окончательной пе-

реработки (налог на материал – по весу или вообще количеству

поступающих сырых материалов: свекловицы – в сахарном, таба-

ка – в табачном, нефти – в нефтяном акцизе) или самый процесс

переработки, причем количество подлежащих акцизу готовых

продуктов определяется по работоспособности различных орудий

производства (по так называемым нормальным выходам; приме-

нимо, как увидим ниже, к сахарному, питейному, нефтяному ак-

цизу). Этот момент несравненно более удобен, чем первый или

второй, гораздо менее вызывает против себя возражений и прак-

тикуется в действительности в широких размерах; но и он далеко

не лишен многих важных недостатков; мы познакомимся с ними

при рассмотрении тех форм современных акцизов, которые при-

урочены к этому моменту.

Наконец, четвертый, наиболее удобный и желательный во

всех отношениях, но иногда затруднительный вследствие необ-

ходимости строгого контроля, момент взимания акциза есть вы-

пуск с фабрики готового продукта в свободное обращение. Выго-

ды этого момента: 1) налог точно соразмеряется с действитель-

ным количеством отлагаемого продукта; 2) возможно соразме-

рять его и с качеством продукта, чтобы ослабить свойственную

всякому косвенному налогу обратную пропорциональность сред-

ствам потребителей; 3) момент уплаты налога всего ближе к мо-

менту потребления.

Обращаясь к истории, мы видим, что происхождение акци-

зов относится к глубокой древности1. Уже в Греции они сущест-

вовали в форме различных привратных сборов; были они и в Ри-

ме, особенно в императорский период. Особенное развитие по

всей численности и разнообразию они получили в средние века: в

Германии под именем «Kerbe» (бирка), во Франции – «taille», а

впоследствии – «maltôte» и «акциза». Уже в XIII в. во Франции

вводится акциз на соль, в XIV в. входят в повсеместное употреб-

ление octroi, и затем каждое столетие приносит с собой новые

косвенные налоги. Из Франции в XIII же веке акцизы перешли в

Голландию и сильно развились здесь. По общему правилу акцизы

при своем введении пользовались крайней непопулярностью, что

выразилось в самых названиях, дававшихся им народом: «дурной

налог» – maltôte – во Франции, mala tolta – в Италии, evil duty –

в Англии, и т.п. Эта непопулярность обусловливалась, с одной

стороны, распространением акцизов на предметы первой необхо-

димости, с другой – злоупотреблениями откупщиков и сборщи-

ков, и нередко вела к народным бунтам и восстаниям. Так, в Анг-

лии в XVII в. при взимании акциза на мясо произошло народное

восстание, был сожжен дом, где этот налог взимался, а чиновни-

ки, заведовавшие его сбором, были брошены в огонь. В Люттихе

дело однажды дошло до того, что духовенство, раздраженное

налогами на съестные припасы, оставило город и предало его

отлучению, которое удалось снять только благодаря отказу горо-

да от этих налогов. Из Голландии в XVII в. акцизы переходят в

Англию, сначала в виде налогов на разного рода напитки, вино и

табак, а потом, вследствие постоянной нужды правительства в

деньгах, быстро распространяются на массу различных предме-

тов и заслуживают народную ненависть и прозвание «голланд-

ского черта» (Dutch devil). Особенно много новых акцизов вво-

дится при Кромвеле; к обложению привлекаются даже сено, со-

ломенная труха, коробки для масла и тому подобные мелочи. За-

тем акцизы постепенно уменьшались в числе, и к концу XVIII в.

их насчитывалось лишь до 20 важнейших видов; но и в этом

сравнительно ограниченном числе они уменьшали и затрудняли

потребление тех предметов, на которые падали, и сковывали точ-

ной регламентацией те отрасли промышленности, которые при-

готовляли эти предметы, заставляя их придерживаться известных

приемов и способов, удобных для акцизного контроля. Вследст-

вие этого с 20-х гг. под влиянием сочинений Ад. Смита повсюду

начинается агитация против акцизов и число их постепенно

сводится до minimum’а, что не мешает им, однако, оставаться

до сих пор важнейшим источником государственных доходов. В

настоящее время в Англии только три акциза: на спиртные на-

питки (17 299 339 ф. ст.), на пиво (11 502 565 ф. ст.) и на цико-

рий (около полутора тыс. ф. ст.), приносящие все вместе около

29 милл. ф. ст. (1896–7 г.), не включая сюда сбор с лицензии за

приготовление и продажу этих продуктов. Во Франции число

акцизов значительно больше, причем многие из них обязаны

своим происхождением новому времени; здесь подлежат кос-

венному обложению спирт, вино, пиво, сахар, стеариновые свечи,

уксус, бумага, динамит, соль, табак (монополия) и спички (моно-

полия). Весь доход Франции от акцизов (включая сюда и фис-

кальные монополии) равняется более 1110 милл. фр. В Австро-

Венгрии существуют: 1) octroi для 50 видов съестных припасов

(в 17 городах); 2) акцизы на спиртные напитки, пиво, вино, сахар

и мясо, и 3) монополия табачная и соляная; общий доход госу-

дарства от них – 312 милл. гульд. (в 1897 г.). В Германии акцизами

обложены: спирт, пиво, сахар, соль и табак; общий доход от них на

1897–8 г. предполагался в 278 милл. мар.1 В России, наконец, су-

ществуют акцизы: на спиртные напитки, пиво и мед, дрожжи,

сахар, табак, осветительные минеральные масла и спички; доход

от них по росписи на 1897 г. ожидается в 395 милл. р. Эти цифры

дают ясное понятие о том крупном значении, какое имеет доход

от акцизов в бюджетах всех стран Европы.

Отчего акцизы играют такую крупную роль в современном бюджете?

Адольф Вагнер следующим образом формулирует эти причины:

1) трудность увеличения прямого обложения, этому противодействуют

имущие классы; 2) при уплате косвенного налога плательщик почти не

замечает этой уплаты, так как налог здесь сливается с ценой предмета,

поэтому косвенные налоги всегда менее неприятны для платящих клас-

сов, чем прямые (психологический момент). Но надо заметить, что при

этой незаметности момента платежа теряется понятие о связи между

налогом и податной обязанностью плательщика; 3) косвенные налоги

способны затронуть такие части доходов, которые иначе остались бы

необложенными, в особенности это относится до доходов высших клас-

сов и доходов низших классов, основанных на труде; прямое обложение

для этих последних целей прямо неудовлетворительно; 4) весь строй

нашей экономической жизни и развитие техники способствуют усиле-

нию косвенного обложения. С дифференциацией источников обложения

становится все труднее и труднее равномерное распределение между

плательщиками прямых налогов, между тем как концентрация производ-

ства облегчает взимание косвенных налогов; 5) платеж косвенного нало-

га разлагается на мелкие доли, срок уплаты которых также стоит в силь-

ной зависимости от плательщика, между _тем как оклад прямого налога

надо уплатить разом и в определенный срок, что для людей малообеспе-

ченных очень трудно1.