§ 80.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Спиртные напитки появились в России в то же самое

время, как и в Западной Европе, т.е. в XIV веке, и быстро сдела-

лись предметом общего употребления, что и давало повод князь-

ям превращать выделку и продажу вина в выгодную регалию.

Впрочем, в деле обложения спиртных напитков, кроме фискаль-

ных интересов, рано начинают у нас, как и везде, играть роль со-

ображения моральные, религиозные, и со стороны духовенства

раздаются громкие голоса против пьянства.

Как сильно развито было в России пьянство, можно судить по то-

му, что трезвость ставилась даже в особую заслугу: так, один из лето-

писцев, говоря о князе Михаиле Ярославиче, ставит ему в заслугу то, что

он «пьянства не любиша», князю Михаилу Тверскому ставится то в дос-

тоинство, что «при нем корчемники истребишася». Распространение

пьянства вызывало против себя строгие постановления; при Иоанне

Грозном, напр., пить хмельные напитки дозволено было только по

праздникам, с угрозами строжайшими наказаниями за питье в другое

время; пьяных велено было сажать в тюрьму; подобные же меры про-

должаются при Борисе Годунове и в последующие царствования, но

далеко не приводили к желаемым результатам, как об этом свидетельст-

вуют иностранцы. Так, Олеарий говорит: «порок пьянства распространен

в русском народе одинаково во всех состояниях, между духовными и

светскими, высшими и низшими сословиями, между мужчинами и жен-

щинами, старыми и малыми, до такой степени, что если видишь по ули-

цам там и сям пьяных, валяющихся в грязи, то не обращаешь на них и

внимания как на явление самое обычное».

Что касается до форм управления питейным делом в России,

то первоначально долгое время существовала на вино княжеская,

потом царская регалия. Центральное управление ею сосредото-

чивалось в приказе, местное – принадлежало наместникам и вое-

водам. Торговали вином государственные целовальники, прини-

мавшие присягу в добросовестном ведении дела; ближайший

контроль над ними производился посредством выборных кабац-

ких голов. Изредка встречались также случаи отдачи питейного

дела на откуп, но по большей части по частям. Как при регалиях,

так и при откупах существовали некоторые привилегии и исклю-

чения; так, дворяне, бояре, монастыри имели право свободного

медоварения и пивоварения; другие же лица легко получали это

право курить пиво и мед на время; каждый крестьянин для боль-

ших праздников, поминок и для семейных торжеств получал от

волостеля это право на известный срок. Позднее царского перио-

да, с Петра Великого формы получения государственных доходов

от спиртных напитков постоянно подвергаются изменениям, хотя

господствующей формой является все-таки казенная монополия и

только побочное значение имеет откуп. При Екатерине II по про-

екту купца Кандалинцева признана желательной откупная систе-

ма, и с 1767 г. она постепенно вводится повсеместно; с 1795 г.

она сделалась даже единственным способом взимания питейного

налога. Но, увеличив государственный доход, эта система поро-

дила вместе с тем массу зла: по свидетельству современников,

она, во-первых, значительно увеличила пьянство и, во-вторых,

широко развила корчемство, результатом чего явилось множест-

во судебных процессов. Вся страна была покрыта корчемными

конторами для преследования корчемников; виновных в тайной

продаже вина было так много, что правительство не знало, что с

ними делать; преследование корчемников обратилось в целую

войну: откупщикам предоставлено было право требовать даже

военную силу себе в помощь. В 1817 г., в министерство графа

Гурьева, правительство, сознав неудобства и злоупотребления

откупной системы, возвратилось к прежней форме взимания пи-

тейного налога – ввело опять казенную продажу вина; но через

10 лет гр. Канкрин, имея в виду исключительно интерес фиска,

обратился к откупной системе, и с 1827 г. винный откуп продер-

жался у нас до 60-х гг., хотя и был связан с множеством злоупот-

реблений.

Вот официальный отзыв Государственного Совета об этой системе:

«Гибельное влияние ее на народ не только не могло быть отстранено, но

постоянно возрастало. «Сведения о питейных сборах в России», осно-

ванные на правительственных актах, убеждают до очевидности, что от-

купная система не может быть допускаема даже и с финансовой точки

зрения, ибо при ней правительство не получает далеко тех огромных

сумм, которые платит народ, и питейный налог, из косвенного обратив-

шись в окладной, влечет за собой недоборы. Но для фискальных целей,

если бы они даже и были достижимы, правительство не может и не

должно упускать из вида действия сей системы на нравственный и эко-

номический быт народа. Всем известно, что откупная система разоряет и

развращает народ, держит на откупу местную администрацию, сделав

чрез то бессильными все меры к водворению в ней честности и правоты,

и мало-помалу привела правительство к тяжкой необходимости не толь-

ко покровительствовать порожденным сей системой нарушениям зако-

нов и вопиющим злоупотреблениям, без которых она существовать не

может, но даже противодействовать возникающим нравственным побу-

ждениям к сохранению трезвости. Таким образом, правительство вы-

ставляет себя как бы явным поборником неуважения к закону, поддер-

жания злоупотреблений и распространения в народе порочных наклон-

ностей».

Ввиду сознания правительством недостатков откупной сис-

темы, 4 июня 1861 г. последовала отмена ее, и, как можно думать,

навсегда. С тех пор до настоящего года существовала у нас без

перерывов, лишь с некоторыми изменениями в администрации и

размерах налога, система акцизная. Налог сначала был установ-

лен в очень незначительных размерах (4 к. с 1°); водка значи-

тельно подешевела («дешевка»), и, может быть, этот резкий пе-

реход от откупов к вольной продаже дешевого вина послужил

причиной значительного развития пьянства.

Не прослеживая здесь всех тех мелочных изменений, кото-

рым подвергалась организация нашего питейного акциза, опишем

его современное устройство для тех губерний, где оно еще не

заменено винной монополией.

Напитки, подлежащие оплате акцизом, должны приготов-

ляться на особых для каждого заводах, которые должны устраи-

ваться отдельно один от другого и не иметь никакой связи как

между собой, так и с заводами, выделывающими из спирта и вина

другие высших сортов напитки или же иные изделия, как-то:

хлебные водки, лак, политуру и пр. В настоящее время винокуре-

ние производится на казенных и частных заводах.

Система винокурения и устройство завода предоставляется усмот-

рению заводчика, но с соблюдением некоторых установленных законом

условий; важнейшее из них касается самого размера завода: наименьший

размер для винокуренного завода, по закону 25 мая 1888 г., полагается в

270 ведер емкости всех красильных чанов в совокупности, при трехсу-

точном брожении, т.е. чтобы каждый чан был не менее 90 ведер; устраи-

вать заводы меньшего размера не дозволяется. С другой стороны, по

закону 1 июля 1890 г. винокуренные заводы не должны иметь совокуп-

ную емкость квасильных чанов свыше 9000 ведер1.

По окончании устройства завода заводчик присылает в акцизное

управление чертеж и описание завода по установленной форме с прось-

бой об осмотре его. Оттуда командируется надзиратель акцизных сборов

с помощником, которые в присутствии заводчика осматривают завод,

измеряют посуду, накладывают на нее казенные клейма, выставляют

номера и цифры емкости ее и затем опечатывают ее так, чтобы виноку-

рение производить было невозможно. Винокурение производится не

иначе как по получении от акцизного управления патента и свидетельст-

ва2, в котором определяются сроки для начала и конца винокурения.

Каждый срок винокурения, на который заводчик испрашивает особое

свидетельство, должен быть не короче двух недель; в разрешенный срок

винокурение должно производиться без перерыва3.

Получив дозволение, заводчик все-таки не может тотчас же начать

винокурение, а должен ждать, пока в назначенный для открытия работ срок не явится акцизный чиновник и не снимет печати с посуды. Если

бы затем винокур вынужден был по непредвиденным причинам остано-

вить производство, то о каждом таком перерыве должен быть составлен

особый акт за подписью заводчика, винокура, свидетелей из рабочих и

посторонних лиц, причем эти лица прежде составления акта опечатыва-

ют снаряды. Акт в течение 24 часов должен быть отправлен в акцизное

управление, откуда присылается чиновник для поверки. Если же эти

условия не соблюдены, то с заводчика высчитывается акциз за все время,

как будто бы курение не прекращалось. Для возобновления прерванного

винокурения требуется новое свидетельство. По окончании винокуре-

ния, хотя бы только на время, спиртогонные снаряды опечатываются

акцизным чиновником так, чтобы винокурение на заводе не могло быть

производимо.

Выкуренное вино поступает в склады и подвалы, обязательно

имеющиеся при каждом заводе, и не может быть выпущено оттуда в

продажу без оплаты акцизом. Впрочем закон допускает следующие от-

ступления от этого правила. Из заводских подвалов и оптовых складов

дозволяется отпускать в продажу вино с получением от покупателей

следующего за оное акциза, но с тем: 1) чтобы не внесенная в казначей-

ство сумма акциза никогда не была более 2000 р. для заводчика и 1000 р.

для складчика и 2) чтобы на первое число каждого месяца был вносим в

казначейство сполна акциз, следующий за вино, израсходованное в тече-

ние истекшего месяца, хотя бы сумма его и не достигала 2000 р. для заво-

дского подвала и 1000 р. для оптового склада. Затем из заводских подва-

лов дозволяется выпускать в продажу вино и спирт с отсрочкой взноса

акциза. Отсроченный акциз должен быть обеспечен заводчиком установ-

ленными залогами, в размере рубль за рубль, и уплачен сполна к перво-

му числу четвертого месяца, следующего за тем, в который акциз упла-

чен.

Еще до приступления к винокурению заводчик должен взять

патент и уплатить патентный сбор. Патентный сбор по закону

25 мая 1888 г. с заводов винокуренных и дрожжево-винокурен-

ных взимается в размере 6 к. (в губерниях Иркутской и Енисей-

ской и Якутской области – 71/2 к.) с каждого ведра емкости дей-

ствующих на заводе квасильных чанов.

Вторым, следующим налогом на напитки является акциз,

уплачиваемый заводчиком в момент выпуска спирта из подвалов

на продажу. Для учета акциза принимается в основание:

1) крепость напитков и 2) их выходы: нормальные и действитель-

ные. Под крепостью спирта разумеется количество содержащего-

ся в нем алкоголя, определяемое по спиртомеру Траллеса. Дейст-

вительные выходы, т.е. действительно выкуренное количество

спирта, с 1868 г. определяются особыми контрольными снаряда-

ми, прикрепляемыми к заводским чанам и точно обозначающими количество и крепость произведенного спирта. Но так как кон-

трольный аппарат еще не гарантирует казну от возможных зло-

употреблений, так как, с одной стороны, является доказанной

возможность посредством различных приемов сделать показания

самого аппарата неверными, а с другой – нельзя безусловно пола-

гаться на трудность отвода спирта в сторону до поступления его

в контрольный аппарат, то законодатель, делая обязательным

введение контрольных снарядов, не отбросил и другого способа

учета выкуриваемого вина – посредством нормальных выходов.

Нормальная выкурка вина или спирта на заводе определяется по

расчислению количества и рода припасов, употребленных на ви-

нокурение, и сообразно установленным нормам выходов вина из

каждого рода продуктов. Количество припасов, могущих быть

употребленными для винокурения на заводе, определяется или

сообразно емкости чанов, или согласно показанию заводчика.

Выходы вина из каждого рода припасов исчисляются на градусы

безводного спирта, и для этого принимаются в основание извест-

ные нормы, из которых заводчик при начале винокурения выби-

рает ту или иную. По этим нормам и по работоспособности за-

торных чанов и определяется предполагаемый, нормальный вы-

ход спирта, представляющий минимальную величину для расчета

налога. Если вследствие несовершенства технических приемов

заводчик выкурит меньше, чем определяет норма, не докурит, то

он все-таки обязан заплатить налог по сметному исчислению, по

нормальному, а не действительному выходу. Напротив, если об-

наружится перекур, если действительный выход спирта, опреде-

ляемый контрольным аппаратом, окажется выше нормального, то

для учета принимается во внимание действительный выход; но

как льгота для заводчиков известный процент перекура оставался

свободным от налога до закона 4 июня 1890 г., когда перекур был

уничтожен и вместо него введено безакцизное отчисление,

имеющее покровительственный характер мелкому винокурению,

о чем мы увидим ниже при разборе закона 4 июня 1890 г. Точно

так же закон 4 июня 1890 г. отменил и низшую норму выхода

спирта, оставив только высшую: вот эта-то отмена и послужила

толчком к производству различных экспериментов выкурки спирта

из разного рода продуктов: лебеды, яблок и т.д. (см. ниже).

Законом 25 мая 1888 г. установлена нормальная крепость

спирта. Средняя крепость выкуриваемого спирта не может быть

ниже 70°, по расчету выкурки в счет целого свидетельства.

В случае получения заводчиком в срок свидетельства, в среднем

спирта крепостью ниже 70°, расчет с ним производится по средней крепости в 70°, причем за все недостающее по такому расче-

ту количество градусов акциз взыскивается на тех же основаниях,

на каких он взимается за недокур.

Размер акциза постепенно увеличивался с 1861 г. и теперь

равняется 10 к. с градуса, т.е. с 1/100 части ведра безводного чис-

того спирта. Таким образом, по величине акциза со спиртных

напитков Россия занимает второе место, после Англии (14 к. зо-

лотом), между государствами Европы.

Третий момент для взимания налога с напитков есть тор-

говля ими. Торговля вином различается на оптовую и розничную.

Первая ведется из заводских подвалов и оптовых складов, уст-

раиваемых не менее как на 500 ведер, количествами не менее

трех ведер; вторая – штофами, бутылками и пр. из лавок на вынос

и распивочно в питейных домах. Для каждого заведения для оп-

товой и розничной торговли вином выбирается особый патент,

плата за который (представляющая собственно промысловый

налог) различается, смотря по местности и роду заведения.

Раздробительная продажа крепких напитков регулируется у нас в

настоящее время законом 14 мая 1885 г., разумеется, там, где еще не

введена казенная винная монополия. Этим законом устанавливаются

особые «присутствия по питейным делам», на которые и возлагается

разрешение открытия питейных заведений вне городских поселений;

внутри же городов это право принадлежит городским думам. Присутст-

вия по питейным делам бывают уездные и губернские; в первых предсе-

дателем является предводитель дворянства и членами: член уездной зем-

ской управы, непременный член уездного по крестьянским делам при-

сутствия, а где введено положение о земских начальниках, – один из

них – мировой судья, исправник и акцизный чиновник. Губернские по

питейным делам присутствия образуются под председательством губер-

натора из вице-губернатора, губернского предводителя дворянства, про-

курора или его товарища, управляющего казенной палатой, управляю-

щего акцизными сборами, председателя или члена губернской земской

управы и городского головы или члена городской управы. Для открытия

питейного заведения требуется согласие владельцев земли, на которой

оно открывается. По закону 5 мая 1892 г. сельские и станичные общества

могут за свое согласие на производство кем-либо питейной продажи на

земле своего общества взимать с этого лица особую плату; суммы, полу-

чаемые таким путем, идут в мирские доходы, а если за обществом чис-

лятся недоимки в казенных или земских платежах, то эти суммы обяза-

тельно обращаются на уплату недоимок. При открытии заведений для

раздробительной продажи питей вне городских поселений уездному

присутствию предоставляется, соображаясь с местными условиями, не

допускать излишнего числа таких заведений, но с соблюдением, между

прочим, следующих главнейших правил: питейная торговля в трактирах,

постоялых дворах и корчмах не должна быть воспрещаема (но может

быть все-таки ограничиваема) во всех базарных, торговых, промышлен-

ных и фабричных селах, а также на станциях, пристанях, на проезжих

трактах и вообще в местах значительного скопления или проезда посто-

ронних людей. Сельские общества могут ходатайствовать о неразреше-

нии в черте усадебной оседлости их селения всякой распивочной прода-

жи. Старинный кабак как главное место распивочной торговли уничто-

жен: его место заняли трактирные заведения и пивные лавки: для мелоч-

ной же торговли на вынос спиртными напитками создан новый термин –

«винные лавки». В интересах уменьшения пьянства подвергся известной

регламентации и сам внутренний распорядок торговли в питейных заве-

дениях. Виноторговцам и сидельцам воспрещается продавать вино и

другие напитки малолетним и видимо пьяным; одинаково запрещается и

давать напиваться до беспамятства; в противном случае и забота о пья-

ном до вытрезвления лежит на самом торговце. За неохранение пьяного,

который не мог, без очевидной опасности, быть предоставлен самому

себе, продавцы в питейных заведениях подвергаются наказаниям: 1) так,

если пьяный будет обокраден или изувечен или изувечит сам себя, про-

давец вина или сиделец обязан вознаградить его за убытки и лечить на

свой счет; 2) если же опьяневший умер от увечья или излишнего упот-

ребления вина, то виноторговцы подвергаются тюремному заключению

от двух до четырех месяцев (Устав о наказаниях, налагаемых мировыми

судьями, ст. 127 и 128, и Уложение о наказаниях, ст. 1466).

Раздробительная питейная торговля у нас быстро концентрируется:

всех питейных заведений в России было в 1880 г. 164 727, или один ка-

бак на 566 душ населения, в 1890 г. – 148 296 кабаков, или один кабак на

791 человека, между тем как в том же 1890 г., согласно педагогическому

календарю Воскресенского, всех учебных заведений, даже с университе-

тами и военными учебными заведениями, было 50 000 с 21/2 милл. уча-

щихся, следовательно одна школа приходится на 2260 человек, т.е. не-

смотря на уменьшение числа кабаков потребность в них у нас втрое

выше запроса на школы.

Частная винная торговля давно уже зарекомендовала себя с дурной

стороны: дурное качество вина, непомерно высокие цены, сильное раз-

витие корчемства, спаивание и т. д. Особенно эти недостатки сказывают-

ся в наших восточных окраинах, где при громадности пространства

трудно хорошо организовать надзор над питейной торговлей.

Ввиду этого было решено в правительственных сферах постепенно

передать торговлю вином государству, и 8 июня 1893 г. было Высочай-

ше утверждено мнение Государственного Совета об установлении в

виде опыта казенной продажи спиртных напитков в Пермской, Уфим-

ской, Оренбургской и Самарской губ. В марте 1894 г. министр финан-

сов представил на утверждение новое положение о казенной продаже,

6 июня оно было уже утверждено. Ввиду лучшего достижения выше-

указанных целей и в особенности более равномерного потребления

вина решено привлекать к торговле спиртными напитками лиц с более

высоким нравственным уровнем. По Положению 6 июня из частной

торговли изымаются спиртные напитки, водка и водочные изделия;

торговля же пивом, портером и брагой остается на прежнем основании.

Ввоз спирта и водочных изделий из соседних губерний в район ка-

зенной винной продажи свыше 1/10 ведра запрещен. Казенная продажа

будет совершаться в винных лавках, введенных законом 1885 г. Для

обеспечения достаточного количества мест продажи вина и спирта про-

дажа этих питей будет поручаема содержателям ренсковых погребов и

трактирных заведений за известное вознаграждение, за некоторыми ис-

ключениями в запечатанном и обандероленном виде. Высшие и низшие

размеры цен, по которым должны отпускаться напитки винных лавок,

определяются в законодательном порядке, а для каждого места в этом

районе в границах этого maximum’a и minimum’a цена определяется уже

министром финансов: она слагается из заготовочной стоимости вина,

существующей в прочих местах Империи, акциза и расходов по очистке,

разливу, перевозке и проч., – одним словом, цена должна покрывать

лишь необходимые расходы, но не должна превышать их, так как это

равнялось бы увеличению акциза на спирт. Цена вина одинакова как в

мелкой, так и в крупной посуде; при крупных закупках не будет делаться

никаких скидок. Министерство надеется, что это послужит ударом для

корчемства, так как эта разница в цене оптовой и розничной продажи

служит одним из источников дохода для корчемника. Крепость водки

устанавливается в 40 %, и она обязательно обозначается на этикете бу-

тылки для контроля.

В руки правительства переходит лишь продажа вина, а производст-

во спиртных напитков остается по-прежнему в ведении частных лиц, от

которых вино и будет приобретаться для казны. Причем министр финан-

сов определяет, какой крепости должен быть спирт, из какого материала,

в какие сроки он должен быть принят. Две трети этого количества мест-

ные винные заводчики поставляют в казну по цене, назначенной мини-

стром финансов, причем они сами между собой раскладывают это коли-

чество по количеству наибольшей выкурки за три предшествующие года

(1890/91, 1891/2 и 1892/93), а заводы, возникшие в 1894 г., участвуют в

этой поставке по выкурке к 1 мая 1894 г. Остальное количество постав-

ляется по вольной цене с торгов. На основании сведений об ожидаемом

урожае хлеба и картофеля и данных о ценах на эти припасы, министр

финансов определяет поставочные цены, причем принимаются во вни-

мание сроки приема, а следовательно и вытекающие отсюда расходы

завода по сохранению спирта и т. д. Ввиду того что винокуренные заво-

ды в этих четырех губерниях (где вводится казенная продажа вина) бла-

годаря обеспеченности сбыта оказываются в лучшем положении сравни-

тельно с остальными заводами Российской Империи и могут усилить

свое винокурение для сбыта в другие губернии, то предположено их

годичное производство ограничить; они могут выкуривать не свыше

наибольшей годичной выкурки одного из последних трех периодов ви-

нокурения. Возобновление винокурения на заводах, не действовавших в

эти три периода, а также открытие новых заводов зависит от разрешения

министра финансов по соглашению с министром земледелия и государ-

ственных имуществ. Правила о вывозе спирта и изделий из него за гра-

ницу сохранены, но безакцизное отчисление выдается деньгами. Водоч-

ные заводы будут покупать спирт у казны по известной цене.

Новый закон о казенной питейной продаже вступил в силу с

1 января 1895 г. и распространяется уже ныне на 35 губерний. Едино-

временно в высших сферах выработан проект устава особых попечи-

тельств, учрежденных в районе казенной продажи питей для надзора за

производством питейной торговли в интересах народного здоровья и

народной нравственности.

Кроме перечисленных трех моментов, с 1879 г. подвергается

обложению четвертый момент производства спиртных напит-

ков – переделка спирта в водочные изделия, т.е. в напитки, со-

держащие в себе примеси посторонних веществ и не имеющие

обязательной крепости. Приготовление напитков из хлебного

вина и спирта, оплаченного акцизами, дозволяется только на осо-

бых водочных заводах, а на заводах винокуренных – лишь по

прекращении на них винокурения и исключительно из вина соб-

ственной выкурки. Каждый водочный заводчик берет патент и

уплачивает особый дополнительный акциз в размере 1 р. с каж-

дых 40° спирта, заключающихся в его водочных изделиях, – по-

средством наклейки бандероли на выпускаемую с водочного за-

вода посуду с этими изделиями. Выборка бандеролей обязательна

в размере (по закону 9 декабря 1885 г.): 4000 р. в год в столицах,

2000 р. в губернских городах и 1000 р. в уездах.

Затем к четырем налогам на собственно спиртные напитки

присоединяются еще: 1) акциз с водок, выделываемых из вино-

града и фруктов; 2) акциз с пива и меда1 и 3) акциз с напитков и дрожжей. Общая сумма доходов со всех этих налогов почти дос-

тигает громадной цифры – 269 милл. р. (в 1892 г.).

Эта общая сумма дохода распределялась в 1892 г. следующим об-

разом между отдельными видами питейных налогов:

1. Акцизные сборы:

а) со спирта…………………………. 246 842 638 р.

б) с изделий из спирта……………… 1 432 854 р.

в) с фруктовых водок………………. 1 582 051 р.

г) с пива и меда……………………… 5 247 454 р.

д) с дрожжей………………………… 1 678 315 р.

251 783 318 р.

2. Патентные сборы:

а) с заводов для выделки напитков... 665 852 р.

б) с оптовых складов……………….. 550 243 р.

в) с раздробительной продажи…….. 15 022 696 р.

16 238 801 р.

3. От пропинации на крестьянских зем-

лях в Царстве Польском

376 128 р.

4. Взыскание на нарушение правил о пи-

тейном сборе

403 964 р.

5. Разные поступления 420 472 р.

268 881 719 р.

В период 1891/2 г. действовало 2017 винокуренных заводов (сред-

нее за предшествующее десятилетие – 2278, а в 1890/1 – 2055, т.е. коли-

чество заводов все сокращается и сокращается), перекуривших припа-

сов: хлебных – 32 061 554 пуд. (среднее за 10 лет – 47 600 423, а за

1890/1 – 40 425 276 пуд.), картофеля – 85 630 469 (среднее – 77 470 779, а

за прошлый год – 85 042 436), патоки – 5 727 741 пуд. (среднее –

4 896 630 пуд.); выкурено было безводного спирта – 27 351 422 ведер

(среднее – 32 432 570, а за период 1890/1 г. – 31 322 435). Уменьшение

перекурки хлебных припасов главным образом объясняется уменьшени-

ем перекурки ржи вследствие неурожая 1891 г.1

со спирта: minimum завода (емкость заторного чана не должна быть меньше 35

ведер на пивоваренном и 10 ведер на медоваренном заводе), взятие патента, пода-

ча объявлений и пр.

1 Из 27 232 129 ведер, выкуренных в 1891/2 г., перекура получено 3 678 556 ведер,

т.е. 15,6 %. Из этого количества подлежало безакцизному отчислению в пользу

заводчиков 865 278 ведер, остальное же количество – 2 813 278 ведер обложены

акцизом на общем основании. 1891/2 отчетный год был первым годом по приме-

нении закона 4 июня 1890 г., изменившего существенным образом правилам о

перекуре, и действительно, при новом порядке безакцизное отчисление, получен-

По различным категориям заводов количество выкуренного вина

(40°) распределялось следующим образом:

б ы л о в ы к у р е н о

1891/2 г. 1890/1 г.

в ведрах в % в ведрах в %

На заводах малых....................... 15 815 821 23,1 16 197 473 20,6

На заводах средних .................... 32 933 723 48,2 32 464 935 41,4

На заводах крупных ................... 19 629 019 28,7 29 634 693 38

Итого ............ 68 378 563 100 78 306 101 100

Число заводов каждой категории (малыми заводами считаются

здесь те, годовая выручка которых не превышает 25 000 ведер вина в

40°, средними – заводы с выкуркой от 25 000 до 100 000 и большими –

заводы с выкуркой свыше 100 000 ведер) и размеры средней выкурки на

каждый завод были следующие:

в 1891/2 г. в 1890/1 г.

Число % Средняя

выкурка Число % Средняя

выкурка

Малые заводы ............. 1197 59,3 13 201 1162 57 13 939

Средние заводы .......... 708 35,1 45 288 730 34 44 472

Крупные заводы.......... 112 5,6 175 259 163 9 181 863

Отсюда видно, что относительное число малых заводов, а также и

общая выкурка на них в период 1891/2 г. сравнительно с предшествую-

щим 1890/1 г. увеличились, хотя средняя выкурка их и пала, обратно с

этим количество крупных заводов, а равно общая и средняя их выкурка

уменьшились. Это явление – увеличение мелкого винокурения на счет

крупного – есть совершенно новое явление в нашей винокуренной про-

мышленности, обязанное, вероятно, закону 4 июня 1890 г.; до сих пор с

самого введения акцизной системы у нас замечалась как раз обратная

тенденция, т.е. развитие крупной винокуренной промышленности на

счет мелкой1.

Мы уже ранее упомянули, что при действительных выходах спир-

та, превышающих нормальные, акциз взимался до 4 июня 1890 г. по дей-

ствительному выходу, но известный процент перекура оставался сво-

бодным от налога. Первоначально этот перекур давался в размере 7° на

первый миллион градусов, а затем – в размере 5°, позднее он был пони-

жен на 5° вместо 7° и 3° вместо 5°. Это заставляло заводчиков расширять

свое производство, и на рынке оказывался избыток спирта2. Чтобы от-

ное заводчиками в 1891/2 г., оказалось значительно меньше безакцизного переку-

ра 1890/1 г.

крыть нашему спирту доступ на западные рынки, правительство слагало

акциз на вывезенный спирт, но при существующей стоимости производ-

ства спирта у нас возврата акциза оказалось недостаточно, и с 1865 г.

были установлены поощрительные меры для вывоза спирта за границу:

вывозная премия назначена была первоначально в 3 %, затем отчисля-

лось известное вознаграждение в пользу заводчика на путевые траты,

причем принималось во внимание время, действительно проведенное

спиртом в дороге, кроме того, заводчики получали еще перекур – все это

выражалось в отчислении безакцизного спирта, и, разумеется, с подня-

тием акциза на спирт вывоз становился все выгоднее и выгоднее: на вед-

ро спирта премия равнялась 833/4 к. до 1869 г. и 1 р. 131/4 к. в 1873 г. Эти

вывозные премии придали вредное направление нашему винокурению:

как прежде заводчики работали для перекура, так теперь стали работать

в погоне за вывозными премиями, стараясь накурить возможно большее

количество спирта, чтобы получить от казны больше перекура и премий,

причем вывозился главным образом сырой спирт по очень дешевой цене,

ниже стоимости производства, так как вывозные премии с избытком

вознаграждали за убыток при продаже спирта за границу. Очистка наше-

го спирта производилась уже в Гамбурге, и отсюда по дорогой цене он

сбывался в Италию, Францию и Испанию; таким образом, гамбургские

винокуры, благодаря премиям получавшие спирт ниже стоимости произ-

водства, обогащались на счет нашей казны. Наши заводы все более и

более работали для вывоза. Наконец, 27 декабря 1883 г., чтобы поощрить

вывоз спирта высокой крепости не ниже 95° при вывозе этого последне-

го, премия была повышена с 3 % на 6 %. При этом были установлены

определенные сроки нахождения в пути вина и спирта (в сутки 100 верст

по железным дорогам и 25 – по грунтовым) – эта последняя мера была

вызвана искусственными задержками со стороны заводчиков спирта в

дороге с целью получить большую скидку на путевые траты. В 1888 г.,

2 июня, вывозная премия повышена для спирта всякой крепости с 3 до

51/2 %, а для 95°-го спирта – на 7 %. Однако со следующего же года посте-

пенно премия понижалась и по закону 2 мая 1894 г., вступившему в силу с

1 июля 1894 г., премия понижена уже с 4 % до 31/2 %, при этом на вывоз за

границу водочных изделий и очищенного вина установлена вновь премия

в размере 51/2 % с ведра содержащегося в них безводного спирта.

Каковы же результаты этих поощрительных мер в период с 1865 по

1893 г.? Казна уплатила 55 милл. р. за вывоз сырого и очищенного спир-

та, а выпущено за это время было 60 милл. ведер безводного спирта, т.е.

всего на сумму 90 милл_. р., следовательно 1 р., получаемый русскими

винокурщиками, обходился государственной казне в 61 к.!

С 1883 г. у нас принимался ряд мелких мер с целью облегчения

положения сельскохозяйственных винокуров, но, как видно из ста-

тистических данных, эти меры до последнего времени не увенчались

желанным результатом и число мелких заводов все продолжало па-

дать, а крупных увеличиваться: в 1869 г. число всех заводов в России равнялось 4333 (в 1860 г. их насчитывалось без Царства Поль-

ского и Прибалтийских губ. 5160), в 1891/2 г. – 20171, несмотря на то

что выкурка вина за последнее время возросла; в конце 60-х гг. вы-

куривалось, напр., в год 733/4 милл. ведер 40°-ного вина, в среднем

16 900 ведер на завод; в настоящее же время выкуривается 881/2 ве-

дер, при средней выкурке 41 300 ведер. И это вполне естественно

при тех выгодах, которые, отчасти благодаря питейному уставу,

имело крупное винокурение в издержках производства сравнитель-

но с мелким: по сведениям самого Министерства Финансов, стои-

мость производства ведра по мере возрастания силы заводов умень-

шается настолько, что заводу, выкуривающему 250 000 ведер вина в

год, каждое ведро обходится на 25–30 и более копеек дешевле, не-

жели заводу, выкуривающему только 10 000 ведер.

Наконец, для поднятия сельскохозяйственного винокурения

у нас издан закон 4 июня 1890 г. Самый трудный вопрос при про-

ведении покровительственных мероприятий для поднятия сель-

скохозяйственного винокурения – это определение последнего. В

Австрии и Венгрии установлено строгое отношение величины

сельскохозяйственного завода к площади имения, а в Бельгии и к

количеству скота; в Германии же определена сама величина заво-

да, дающая право на льготу.

По нашему закону 4 июня 1890 г. сельскохозяйственным за-

водом считается всякий завод, находящийся в имении, имеющем

не менее 60 дес. площади; притом выкурка завода должна соот-

ветствовать площади пахотной земли, а именно: при 200 затор-

ных днях зимнего винокурения производство не должно превы-

шать 75 ведер (40°) на каждую десятину, что в среднем составля-

ет шесть ведер емкости квасильных чанов на одну десятину; за-

воды, отдельно арендуемые от имения, не считаются сельскохо-

зяйственными. Новым законом уничтожен перекур и заменен безакцизным отчислением известного процента, который дается

теперь не в награду за успешное производство винокурения и за

получение высоких выходов спирта, а в вознаграждение потерь,

действительно понесенных заводчиком в виде естественной

усушки и утечки спирта. Чем больше завод, тем он лучше устро-

ен, и следовательно тем меньше у него потерь, – и безакцизные

отчисления постановлено производить в обратном отношении к

выкурке: 2 % на первые выкуренные 25 тыс. ведер, 11/2 % при

выкурке 25–75 тыс. ведер и 1/2 % – от 75–300 тыс. ведер, а далее

отчислений не производится.

Сельскохозяйственные винокурни, кроме этого нормального

безакцизного отчисления, получили еще право на дополнительное

безакцизное отчисление, и опять это последнее находится в обрат-

ном отношении к количеству выкурки: 4 % при 121/2 тыс. ведер вы-

курки, 2 % – от 121/2 –25 тыс. ведер и 1/2 % – от 75–150 тыс. ведер,

далее безакцизное отчисление на всю последующую выкурку пре-

кращается. Надо заметить, что безакцизное отчисление вовсе не рас-

пространяется на спирт, выкуренный в летние месяцы, так как тогда

сельские хозяева не чувствуют потребности в барде для корма скота.

Этим положением создано у нас довольно сильное покрови-

тельство мелкому сельскохозяйственному винокурению; притом

новым законом положен предел развитию крупного производст-

ва: не дозволяется вновь строить заводов с совокупной емкостью

квасильных чанов свыше 9000 ведер, а на существующих заводах

увеличивать ее свыше этой нормы. Запрещено устройство вино-

куренных заводов в городах и учреждение акционерных компа-

ний для постройки и эксплуатации их.

Ожидаемые последствия нового закона следующие: 1) долж-

но сократиться количество безакцизного спирта, поступающего

на рынок, отчего цена установится ближе к нормальной стоимо-

сти спирта; 2) установится более тесная связь между винокурени-

ем и земледелием.

«Уже теперь, когда закон не вошел еще в силу, - писал А.С. Ермо-

лов в 1891 г., – в газетах появляются известия об открытии новых заво-

дов сельскохозяйственного типа. По нашим сведениям, многие заводы,

прежде не действовавшие, предполагают теперь возобновить производ-

ство, и в разных местностях России строятся до 50 новых малых сель-

скохозяйственных заводов, в том числе в таких губерниях, как Москов-

ская, где почва сильно нуждается в удобрении»1.

Благодаря новому закону мелкие сельскохозяйственные заво-

ды при выкурке 121/2 тыс. ведер будут иметь выгоды сравнительно

с заводами в 50 тыс. ведер – 7,4 к. на ведро, и 11,1 к. – сравнитель-

но с заводами с выкуркой в 100 тыс. ведер. Сравнительно же с

промышленными заводами сельскохозяйственные становятся в

более выгодные условия при всяких размерах выкурки.

Такой же покровительственный характер вообще мелкому ___винокуре-

нию по идее имеет и другая мера, принятая Министерством Финансов, –

устройство в Москве казенного склада для хранения спирта. Необходи-

мость этой меры видна из того, что при хранении спирта в собственных

подвалах приходится платить акциз за усушку и утечку (годовая усушка

на ведро – 2,5 %, или 81/2 к.), устройство же металлических цистерн под

силу лишь крупным заводам – все это заставляет спешить продажей и

понижает цены на спирт. По постройке же склада заводчики могут поме-

щать свой спирт сюда на хранение, не платя акциза за утрату спирта от

усушки в складе. Кроме того, благодаря применению здесь самых послед-

них усовершенствований в деле хранения спирта усушка очень незначи-

тельна – всего 0,26 % с ведра в 40° (1° спирта стоит 11/2 к., следовательно

потери на усушке достигают лишь 0,4 к. за ведро в 40°). За хранение взи-

мается 121/2 к. в год за 100°, следовательно расходы завода на хранение и

усушку одного ведра в год равняются 5,4 к., или в месяц – 0,45 к.

Кроме того, предоставлена возможность под вино в складе полу-

чать денежные ссуды из государственного банка и из частных кредитных

установлений из 5 % в размере 1 к. за градус ведра в 40°. Получение

ссуды совершается чрезвычайно быстро, на это требуется всего несколь-

ко часов. Думают, что эта мера даст возможность, особенно мелким за-

водчикам, выжидать на рынке поднятия цен. Как сообщается в «Вестни-

ке Финансов»1, при складе скоро должна открыться комиссионная аген-

тура, имеющая своей задачей продажу спирта, находящегося на хране-

нии как в казенном складе, так и при заводе. Комиссионное вознаграж-

дение предполагают сделать очень низким, лишь бы оно покрыло расхо-

ды по содержанию его.

К сожалению, московским складом пока пользуются лишь крупные

винокуренные заводчики; так, в 1892/3 г. лишь 20 отдельных лиц и уч-

реждений воспользовались складом, причем низший размер поступлений

от одного лица – 166 600 градусов в месяц. К 1 сентября 1893 г. из обще-

го количества, находившегося в складе спирта 11 677 071,5 градусов,

9 070 727,1°, т.е. 78 %, было запродано товариществу Ревельского завода

для очистки спирта, так что он является главным клиентом склада. Судя

по этим данным, нельзя сказать, чтобы казенный склад успел вполне

оправдать возлагаемые на него надежды в смысле поддержания мелкого

винокурения.