§ 82.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Третья форма обложения табака акцизом – с фабрика-

та, или табачных изделий, – более совершенная, чем предшест-

вующие, потому что здесь срок уплаты налога ближе к потребле-

нию и возможно соразмерить налог с качеством продукта, прак-

тикуется в России и Северо-Американских Соединенных Штатах.

В Россию табак был занесен англичанами экспедиции Ченслера;

впоследствии английские купцы завозили внутрь России вместе с дру-

гими товарами и табак, распространение которого пошло у нас так же

быстро, как и в Западной Европе; путешествовавший по России Олеарий

в 1632 г. уже видел курильщиков на улицах в Москве. Первоначально

табак у нас, как и во всех странах, подвергался преследованиям: патри-

арх проклял его как «богомерзкую траву», царь Михаил Федорович в

1634 г. запретил употребление табака и торговлю им под страхом смерт-

ной казни. Впоследствии наказания постепенно смягчались: по Уложе-

нию 1649 г. за продажу и употребление табака велено резать носы и по-

роть ноздри и после наказания ссылать в дальние города, а имущество

отбирать в казну; в наказе 1655 г. повелевается уже только бить табачни-

ков кнутом и батогами, сажать в тюрьму и брать денежную пеню. Не-

смотря ни на какие запрещения и наказания потребление табака росло и

распространялось беспрерывно. Петр Великий, сам бывший любителем

курения табака, сознал бесполезность преследования и разрешил всем

употребление и продажу табака, с уплатой пошлин за провоз (указ 1 февр.

1697 г.). С этого времени табак становится источником государственного

дохода. Во время своего пребывания в Англии Петр Великий заключил с

одной английской компанией, во главе которой стоял адмирал маркиз

Кармартен, конвенцию, по которой компания эта получила исключи-

тельное право ввоза в Россию табака, с пошлиной по 4 к. с фунта. При

заключении договора Кармартен уплатил единовременно 12 тыс. ф. ст. и,

кроме того, обязался еще давать казне ежегодно по 1000 ф. табака, вво-

зить в Россию не менее определенного количества табака, которое долж-

но было с каждым годом возрастать. Через шесть лет этот откуп заме-

нился казенной монополией. С этого времени до вступления на престол

Екатерины II система казенной продажи табака перемежалась с откупом,

причем последний преобладал. В 1762 г. установлена система вольной

продажи табака и свобода его от налога, удержавшаяся до конца 30-х гг.

текущего столетия. В 1838 г. по проекту Канкрина табак вновь был сде-

лан предметом обложения в форме акциза. «Приготовление табака, –

говорится в указе по этому поводу, – как предмета, относящегося к тре-

бованиям роскоши, может, безо всякого стеснения для народа, обложено

быть умеренным акцизом». Существенные черты установленного указом

31 марта 1838 г. налога заключались в следующем: разведение табака и

торговля им в неприготовленном виде были свободны от всяких ограни-

чений; акцизу подлежали только нюхательный и курительный табак

внутреннего приготовления; акциз (около 20 % с цены) взимался в фор-

ме бандеролей. С тех пор наш табачный устав потерпел несколько час-

тичных изменений, касающихся его подробностей, размеров залога, ад-

министрации и т.п., но основные черты его остались те же. Более важные

нововведения были следующие: в 1885 г. установлена обязательная вы-

борка бандеролей, в 1871 г. табачный устав распространен на Сибирь и

Царство Польское, в 1877 г. обложение распространено на махорку, до

этого времени употреблявшуюся в нефабрикованном виде и не подле-

жавшую акцизу, установлена однообразная для каждого рода табачных

изделий средней цены бандероль. В 1878 г. было организовано и особое

совещание при Министерстве Финансов для обсуждения табачного уста-

ва, выработавшее некоторые дополнения и изменения к действовавшей

системе. Результатом работ особого совещания был новый табачный

устав, утвержденный 15 мая 1882 г. и действующий с некоторыми изме-

нениями и до сего времени.

По ныне действующему уставу разведение табака составляет

свободный промысел для лиц всех состояний. Исключением яв-

ляется Царство Польское, где разведение табака подчиняется

следующим условиям: 1) плантация должна занимать простран-

ство не менее 140 кв. саж. в сплошном участке; 2) разведение

табака в смешении с другими растениями запрещается; 3) табаководы обязаны ежегодно извещать акцизный надзор о месте и раз-

мере своей плантации; 4) весь собранный ими табак продавать

каждый год до 31 декабря табачным фабрикантам или оптовым

складчикам или перевозить в ближайший город и складывать на

собственный счет в особое нанятое ими помещение, находящееся

под надзором акцизного управления.

Листовой табак туземного происхождения, т.е. табак в ли-

стьях, стеблях, связках и папушах, не облагается никаким в поль-

зу казны сбором, но он до 1890 г. мог быть покупаем только ли-

цами, имеющими табачные фабрики или постоянные оптовые

склады листового табака, и табаководами. Ввиду жалоб на стес-

нительность этих постановлений, предоставлявших покупку лис-

тового табака исключительно фабрикантам и складчикам, закон

4 июня 1890 г. разрешил всем вообще лицам, имеющим право на

производство мелочного торга, открытие торговых свалочных

пунктов для скупки, хранения, обработки и продажи листового

табака при условии выбора табачного патента низкой цены,

именно в 5 р. Так как в этих свалочных пунктах табак не подле-

жит строгому учету, то пункты эти подчинены известным огра-

ничениям в отношении места открытия, покупки и продажи таба-

ка и хранения его.

Табачный доход, поступающий в пользу казны, составляют:

1) акциз с приготовленного табака, взимаемый посредством об-

ложения бандеролями табачных изделий; 2) сбор за патенты на

содержание табачных фабрик и заведений для продажи листового

табака и табачных изделий, и 3) таможенная пошлина с привоз-

ного табака.

Табаководам предоставляется свободно сохранять принад-

лежащий им листовой табак при плантациях, в магазинах и амба-

рах; вывоз этого табака, сохраняемого при плантациях, может

быть производим не иначе как цельными местами, весом не ме-

нее одного пуда; выпуск с плантаций табака в количестве менее

одного пуда не допускается1. Листовой табак, проданный на

плантациях, базарах и ярмарках, может быть вывозим оттуда как

в свалочные пункты, так и прямо в оптовые склады на фабрики;

из свалочных же пунктов табак может вывозиться только в опто-

вые склады или на фабрики тех же владельцев.

При повышении налога в 1887 г. полная свобода табаководства и пе-

ревозки листового табака плантаторами представилась Министерству Фи-

нансов опасной в смысле развития корчемства, и оно нашло нужным уси-

лить надзор за плантациями. В этих видах Высочайше утвержденное

17 мая 1886 г. мнение Государственного Совета налагает на акцизный

надзор обязанность собирать непосредственно, или через табаководов,

или же при содействии волостных и сельских начальств все необходи-

мые Министерству Финансов сведения о действительном положении

табаководства. Для означенной цели акцизному надзору предоставлен

свободный доступ как на сами плантации, так и в места хранения табака,

с правом производить в случае надобности измерение плантаций и при-

водить в известность сбор и наличность табака в местах хранения оного,

а также право требовать от табаководов и подлежащих волостных и

сельских начальств все необходимые сведения о плантациях, сборе, хра-

нении и продаже табака. Доставляемые этими начальствами сведения

проверяются на самих плантациях акцизными чиновниками. В видах

контроля за выпуском табака с плантаций, продажей его плантаторами и

перевозкой акцизные чиновники обязываются посещать сколь возможно

чаще базары и ярмарки, где производится продажа листового табака, а

также свалочные пункты.

Перевозка листового табака может быть производима не иначе как

по установленным для этого особым документам (ярлыкам или провоз-

ным свидетельствам), в которых обозначаются сорт и вес провозимого

табака и место его назначения1. Листовой табак, перевозимый без над-

лежащих документов, признается корчемным и подлежит задержанию.

Ярлыки и провозные свидетельства, по доставке табака на место назна-

чения, приобщаются к книгам складчиков и фабрикантов как оправда-

тельные документы на табак. Акцизный надзор имеет право во всякое

время производить поверку партий листового табака, находящихся на

пути, а также на станциях железных дорог или на пароходных приста-

нях; если при поверке обнаружится несоответствие перевозимой партии

табака с провозным на нее документом, то партия задерживается и о

причинах несоответствия делается дознание.

Постоянные оптовые склады листового табака могут быть трех ро-

дов: 1) для иностранного и туземного табака, кроме махорки; 2) для од-

ного туземного, кроме махорки, и 3) для одной махорки; для каждого

рода складов установлены особые патенты (ценой в 85 р., 170 р. и 250 р.,

смотря по разрядам местности, для складов первого рода; 50 р., 110 р. и

170 р. – второго и 30 р., 65 р. и 100 р. – третьего); хранение махорки в

складах для табака других сортов не допускается. Прием листового таба-

ка в оптовых складах производится по весу и свидетельствуется акцизным чиновником. Для записей прихода и расхода табака в складах ве-

дутся книги по установленной форме. Установка в оптовых складах мест

с табаком должна производиться таким образом, чтобы поверка их была

удобна. Поверка табака в оптовых складах производится посредством

частных и общих ревизий, производимых акцизным надзором; при част-

ных ревизиях (не менее одного раза в месяц) наличность табака сличает-

ся с книгой наглядно; при общей ревизии (раз в год) приводится в из-

вестность все наличное количество табака, подводятся годовые итоги и

окончательно определяется усушка и излишек табака. Обнаруженная в

складе (или фабричной кладовой) в течение отчетного года неявка, хотя

и превышающая размер дозволенной усушки, но не превосходящая в

общей сложности усушки, какая может причитаться на находящийся в

складе табак до конца отчетного года, отмечается особо в книге, и взы-

скания за такую неявку не производится до окончательного расчета

усушки за весь отчетный год. За неявку, превышающую дозволенный

размер усушки за весь год, складчик (или фабрикант) подвергается взы-

сканию (по 1 р. 60 к. за пуд махорки и 14 р. 40 к. за пуд прочих сортов); в

тех случаях, когда неявка дает поводы к подозрению в существовании

злоупотреблений, производится дознание. Всякий излишек табака, обна-

руженный в складе или на фабрике, заносится по книгам складчика или

фабриканта на приход, и о причине его акцизным надзором производит-

ся дознание.

Табачные фабрики могут устраиваться в столицах, портовых, гу-

бернских и уездных городах; открытие их в других местностях допуска-

ется не иначе как с особого разрешения министра финансов. Каждый,

желающий вновь открыть табачную фабрику, обязан подать о том про-

шение в губернское акцизное управление, с приложением подробного

описания фабрики.

Табачная фабрика должна помещаться в отдельном здании или в

нескольких зданиях, расположенных вместе на отдельном дворе. Фабри-

ка может иметь только один наружный выход на улицу или прямо из

здания, или с фабричного двора через особые ворота. В здании табачной

фабрики и на фабричном дворе не могут помещаться никакие посторон-

ние заведения, и жительство там дозволяется только хозяину фабрики с

его семейством, а также состоящим при фабрике мастерам, прислуге и

рабочим, причем эти лица должны быть совершено отделены от фабрики

и не могут иметь внутреннего сообщения собственно с фабричными

помещениями. На входных дверях или воротах табачной фабрики или

фабричного двора должна быть вывеска с надписью крупными буквами:

«табачная фабрика»; окна в подвальном и нижнем, а по требованию ак-

цизного надзора и во всех этажах фабрики должны быть снабжены про-

волочными сетками. Фабрикант обязан иметь при фабрике особые кла-

довые для хранения: 1) листового табака туземного и иностранного и

2) листового табака махорки, если она перерабатывается на фабрике.

Кладовые для хранения листового табака не должны иметь внутреннего

сообщения с отделениями фабрики и вместе с тем не могут устраиваться вне фабрики или фабричного двора. Фабриканты обязаны, по требова-

нию акцизного надзора, иметь на фабрике особое помещение для заня-

тий контролера и других должностных лиц, посещающих фабрику. Фаб-

рики, на которых табачные изделия обандероливаются не тотчас по их

упаковке, должны обязательно иметь кладовую готовых изделий для

хранения в ней упакованных, но не обандероленных табачных изделий;

кладовая эта устраивается в том фабричном здании, где производится

упаковка табачных изделий и должна соответствовать по размерам про-

изводству фабрики. Для хранения и оптовой продажи обандероленных

изделий фабрикантам предоставляется содержать вне фабрики фабрич-

ный магазин (без особого патента); такой магазин может быть устраива-

ем и в фабричном здании, но в таком случае он не должен иметь внут-

реннего сообщения ни с фабрикой, ни с фабричным двором, от коих

отделяется прочными стенами.

Табачные фабрики могут быть трех родов: 1) общие, для приготов-

ления из иностранного и туземного табака табачных изделий; 2) махо-

рочные, для приготовления из махорки курительного и нюхательного

табака, и 3) фабрики для приготовления из табачных листьев и корешков

нюхательного табака высшего сорта. В общих табачных фабриках могут

быть устраиваемы особые отделения: 1) для переработки махорки и

2) для приготовления нюхательного табака.

Вход на табачную фабрику посторонним лицам без разрешения ак-

цизного надзора воспрещается. Во все время, когда на фабрике не произ-

водится работ, фабричные помещения, заключающие в себе табак или

необандероленные табачные изделия, должны быть заперты на ключ и

опечатаны печатями фабриканта и акцизного чиновника; вход на фабри-

ку в это время разрешается фабриканту лишь по особо уважительным

причинам и не иначе как в сопровождении должностного лица акцизного

надзора.

Привезенный на фабрику табак свидетельствуется акцизным над-

зором, который поверяет его вес и сорт; затем производится прием таба-

ка в кладовую, где он записывается в книгу оной на приход; табак не

может быть распакован до поверки его акцизным надзором и не должен

поступать в переработку без записки его на приход по книге кладовой.

Отпуск табака из кладовой на фабрику может быть производим не иначе

как в присутствии контролера, причем табак выписывается в расход по

книге кладовой и заносится на приход по подлежащей фабричной книге;

листовой табак может быть отпускаем из кладовой на фабрику каждый

раз в таком размере, чтобы общее количество его, находящееся в перера-

ботке на фабрике, не превышало количества, потребного на 20 дней про-

изводства. Кладовые листового табака должны постоянно находиться

под ключом и за печатью акцизного надзора и хозяина фабрики.

Табачные изделия по мере их выделки упаковываются в установлен-

ные законом помещения определенного веса и вида; на каждом помеще-

нии должны быть обозначены имя фабриканта и фирма фабрики и место

ее нахождения, сорт и вес табака, а для сигар, папирос и т.п. – и их число.

Учет табачных фабрик производится: 1) по сравнению количества

поступившего в кладовые листового табака, отпущенного из них на фаб-

рику для переработки и приготовленных из него табачных изделий; 2) по

сравнению количества и сортов взятых фабрикантами бандеролей с ко-

личеством и сортами выпущенных в продажу обандероленных изделий.

Определение количества курительного табака, выделанного в общих

отделениях табачных фабрик, производится по весу выделанного табака,

определяемому при сдаче помещений с табаком в кладовую готовых

изделий или же по количеству обандероленных изделий, если обандеро-

ление производится немедленно по выделке их. Для учета количества

табака, употребленного на приготовление папирос, сигар и проч., фабри-

кант обязан предъявлять акцизного надзору образцы всех видов этих

изделий, приготовляемых на его фабрике; акцизный надзор в присутст-

вии фабриканта приводит в известность, сколько на одну тысячу штук

каждого вида изделий потрачено табака; образцы эти в количестве не

менее 10 должны храниться на фабрике за печатью фабриканта и акциз-

ного надзора. На распылку, раструску и вообще убыль при фабрикации

полагается не более 5 % утраты против веса листового табака, отпущен-

ного на фабрику для переработки (излишек же не допускается вовсе);

выход корешков, принимаемых к учету, не должен превышать 20 % при

выделке сигар и 10 % при выделке крошеного табака.

Особые правила существуют для нюхательного табака и махорки.

Нюхательного табака (не махорки) из каждого пуда табака, подвергнуто-

го переработке, должно быть получено не менее пуда, считая прибавку

воды и разных примесей. Производство махорки должно производиться

совершенно отдельно от иных видов табака. Приготовленный из махор-

ки и корешков курительный табак должен иметь вид крошеных частиц,

резать же махорку в виде волокон не дозволяется. Помещения для упа-

ковки курительного и нюхательного табаков из махорки и корешков

должны быть изготовляемы из простой оберточной бумаги серого и се-

роватого цвета; на каждом помещении (в 1/4 и 1/8 ф.) должно быть обо-

значено крупным шрифтом черного цвета: 1) «курительный» или «нюха-

тельный табак махорка» и 2) цена табака, со включением стоимости бан-

дероля. При переработке махорки утрата при производстве не должна

превышать 15 % (если приготовляется только курительный табак –

то 20 %). Из 100 пуд. листов и корешков должно быть получено нюха-

тельного табака не мене 140 пуд.

Никакое количество табачных изделий не может быть от-

пускаемо с фабрик иначе как в установленных законом цельных

помещениях, оклеенных соответствующими бандеролями; при

этом во всяком случае каждая выпускаемая партия должна за-

ключать в себе не менее 20 ф. табака.

Для поверки количеств поступившего на фабрику, перераба-

тываемого, готового и выпущенного табака производятся акциз-

ным надзором ревизии фабрик частных не менее одного раза в год; способ производства их аналогичен с ревизиями оптовых

складов.

Владельцы табачных фабрик обязаны ежедневно брать из

казны бандероли в следующем для каждой фабрики размере:

1) для общих фабрик в С.-Петербурге, Москве, Риге, Одессе и

Царстве Польском – на сумму не менее 10 000 р. и в прочих мес-

тах – не менее 6000 р.; 2) для махорочных фабрик – в С.-Петер-

бурге, Москве, Риге, Одессе и Варшаве – 10 000 р.; в прочих мес-

тах – 3000 р. Годовое количество бандеролей может выбираться в

два приема, в половинном размере; фабрики, не взявшие потреб-

ного количества бандеролей в первое полугодие, немедленно за-

крываются. Бандероли отпускаются и в кредит под обеспечение

рубль за рубль залогами, с тем чтобы акциз был внесен оконча-

тельно не позже 31 декабря каждого года.

Цена бандеролей, установленная уставом 1882 г., в видах увеличе-

ния табачного дохода повышена Высочайше утвержденным 19 мая

1887 г. мнением Государственного Совета и теперь представляется в

таком виде:

для курительного табака: 1-го сорта – 221/2 к. с 1/4 ф. (цена табака

произвольная), 2-го сорта – 12 к. (продажная цена табака со включением

бандероля – 36 к.) и 3-го сорта – 41/2 к. (цена табака – 12 к.);

для нюхательного табака – 12 к. с 1/4 ф. (цена произвольная);

для сигар: 1-го сорта – 25 к. с 25 штук (цены произвольные), 2-го

сорта – 15 к. (цена 50 к., по закону 30 мая 1889 г.), 3-го сорта – 71/2 к.

(цена 30 к.);

для папирос – 2 к. с 10 штук 1-го сорта и 9/10 к. 2-го сорта;

для махорки – 2 к. с 1/4 ф. (цена 7 к.).

В 1892 г. 14 декабря установлен дополнительный акциз на табак с

1 января 1893 г. Он распространяется на выпускаемые с табачных фаб-

рик изделия, кроме облагаемых пониженным бандеролем, в размере 2 р.

с пуда или 5 к. с фунта табака. Этот акциз взимается независимо от того,

который уплачивается за бандероль.

Табачные изделия внутренней выделки могут быть продаваемы не

иначе как под установленными бандеролями; развозить, рассылать и

разносить табачные изделия дозволяется только в обандероленном виде;

развозимые, рассылаемые и разносимые безбандерольные изделия под-

лежать конфискации.

Для торговли табаком нужно иметь свидетельства – гильдейские

(иностранный и туземный табак) или на мелочной торг (один туземный

табак) и патент, цена которого равняется 25, 35 и 50 р. для лавок первого

рода и 5, 10 и 15 р. – второго. В заведениях, торгующих табачными изде-

лиям, воспрещается держать, хотя бы для показания товара, открытые

помещения с табачными изделиями, а также хранить порожние помеще-

ния из-под табачных изделий.

За годовые патенты на право приготовления табака взимается сле-

дующая цена: на общие табачные фабрики в столицах, Риге, Одессе и

Царстве Польском – 300 р., в остальных местах – 150 р., на махороч-

ные – 200 р. и 100 р., кроме того, взимается еще дополнительный па-

тентный сбор: 1) с общих фабрик – по 5 р. с каждого ручного станка без

привода, 10 р. – с ручного станка механического и 20 р. – со станка па-

рового, конного или газового; 2) с фабрик или отделений сигарных – по

50 к. с каждого места; 3) с махорочных фабрик – по 5 р. с каждой ступы

или ручного жернова и по 20 р. – с жернова конного или парового.

Упомянутым уже законом 14 декабря 1892 г. патентный сбор с за-

ведений для торговли табачными изделиями увеличен в размере полови-

ны цены патентов, причем этот дополнительный сбор освобожден от

всяких прибавочных сборов в пользу земств и т. д.

Табачный доход с 1881 г. у нас довольно сильно растет; так, в

1881 г. он равнялся (в круглых цифрах) 12 255 000 р., в 1885 г. –

уже 19 196 000 р., в 1890 г. – 26 859 000 р., в среднем за десятиле-

тие (1881–90 гг.) составлял 20 906 000 р., а в 1892 – 29 477 000 р. За

1891 г. весь табачный доход – 27 548 000 р. распределялся так по

своим источникам: акциз – 25 421 000 р., плата за патенты и сви-

детельства – 1 809 000 р., дополнительный сбор – 265 тыс. р. и

штрафы за нарушение табачного устава – 47 тыс. р.

Площадь, занятая табаком, в среднем равнялась (в период

1881–90 гг.) 47 962 дес., а в 1890 г. – 54 365 дес.; сбор табака в

пудах за 10 лет (1881–90 гг.) в среднем – 3 644 660 пуд., а в

1892 г. – 4 398 083; это последнее количество собрано с 670 153

плантаций.

От увеличения обложения в силу закона 14 декабря 1892 г.

ожидалось увеличение табачного дохода на 2 600 000 р., а за 1893 г.

в действительно было получено еще больше, а именно 31 милл. р.

государственного дохода с табака, а в 1897 г. – 34 милл. р.

Главный недостаток нашего табачного устава заключается в

том, что он препятствует развитию мелких табачных фабрик и

ведет к монополизации производства в руках крупных капитали-

стов: в 1883 г. было 461 фабрик, в 1887 – 362, в 1891 – 323, а

в 1892 – 3071. Если сравнить с этим небольшим числом фабрик

огромное число плантаций (670 153 в 1892 г.), большей частью

мелких, разбросанных по всей России, то станет ясно, что в

большинстве случаев прямые сношения фабрикантов с плантато-

рами становятся невозможными и безусловно необходимым яв-

ляется посредничество оптовых складчиков сырого табака. Между тем это посредничество вызывает жалобы и ложится тяжелым

гнетом на мелких производителей, притесняемых произвольно

назначаемыми оптовыми скупщиками низкими ценами. Несо-

мненно, что развитие мелких и, по крайней мере, средних табач-

ных фабрик в районах табачных плантаций много содействовало

бы облегчению положения нашего табаководства.

По-видимому, эта цель и имелась в виду при создании мелких та-

бачных махорочных фабрик законом 4 июля 1890 г., а именно по этому

последнему закону разрешению махорочным складам выпускать в роз-

ничную продажу обандероленную прессованную листовую махорку на

одинаковых основаниях с табачными фабриками. Выгоды этого поста-

новления заключаются в том, что 1) складчики освобождаются от значи-

тельных личных расходов по устройству фабрик и 2) не стеснены обяза-

тельной нормой выборки бандеролей. Единственное условие – допол-

нить патентный сбор до того размера, какой причитался бы за содержа-

ние в той же местности махорочной фабрики.

Последствием этого закона явилась инструкция и временные пра-

вила «о выпуске из складов обандероленной прессованной махорки».

Небольшая сравнительно высота раньше нашего табачного дохода

(141/4 милл. р. средним числом за последнее десятилетие – 1878–87 гг.)

несколько раз привлекала на себя внимание правительства. Высочайше

утвержденным 26 мая 1887 г. мнением Государственного Совета возло-

жено было на Министерство Финансов войти в ближайшее обсуждение

вопроса о возможности введения в России табачной монополии или о

принятии иных мер, могущих обеспечить значительное возрастание та-

бачного дохода. При Департаменте Неокладных Сборов образовано бы-

ло вследствие этого постановления особое совещание по вопросу об

изменении действующей ныне в России системы взимания табачного

налога. Рассмотрев _выработанный Департаментом проект об учреждении

табачной регалии в России, совещание постановило препроводить его к

управляющим акцизными сборами для представления ими ближайших

соображений и возможности применения предположенных изменений в

их районах. Кроме того, на основании заключения совещания Министер-

ство Финансов признало необходимым собрать ближайшие и возможно

подробные сведения о настоящем положении табаководства, табачной

промышленности и торговле табаком, а также исследовать культуру и

различные сорта табаков. В 1888 г. результатом этих работ явился об-

ширный печатный труд «Материалы по вопросу об изменении системы

взимания табачного налога в России»; в него вошли «Свод мнений

управляющих акцизными сборами по вопросу об основных положениях

проектируемой табачной регалии в России» и другие не менее важные и

разнообразные работы о табачной монополии, трактующие вопрос с

различных точек зрения.

Не имея возможности входить здесь в подробное рассмотрение во-

проса о желательности введения у нас табачной регалии, сделаем по

Косвенные налоги поводу его несколько общих замечаний. Введение регалии может обу-

словливаться главным образом увеличением табачного дохода; но, во-

первых, для самого введения ее, для выкупа всех наличных табачных

фабрик потребны громадные затраты капитала, которые надолго будут

лежать тяжелым бременем на казначействе, и действительного, а не фик-

тивного увеличения дохода можно ожидать лишь в будущем; во-вторых,

сама целесообразность повышения налога, лежащего, как и всякий кос-

венный налог, преимущественно на беднейших классах населения, когда

еще не затронуты вовсе или затронуты в незначительном размере пря-

мыми налогами многие виды доходов зажиточных классов, представля-

ется более чем сомнительной; в-третьих, регальная система по необхо-

димости, в силу высоты обложения, должна повести к усиленной регла-

ментации табаководства, сокращения числа плантаций и прочим вред-

ным последствиям, что мы знаем уже из опыта заграничных монополий,

лишить работы тысячи лиц, занятых на теперешних табачных фабриках,

и пр. Акцизную систему упрекают в том, что она гораздо более берет у

народа, чем дает казне, что регалия может доставить казне барыши фаб-

рикантов и торговцев табаком и уничтожить вредное влияние посредни-

ков на табаководство. Нельзя не признать за этим доводом значительной

доли нелепости: слишком крупные, может быть, барыши фабрикантов и

торговцев создаются не самой акцизной системой, а некоторыми недос-

татками ее, и прежде, нежели говорить о ее негодности, надо решить

вопрос, нельзя ли уничтожить эти недостатки, не переменяя самой сис-

темы; так, мы уже указывали для примера, что одно уже уменьшение

обязательной выборки бандеролей могло бы привлечь в эту довольно

замкнутую отрасль обрабатывающей промышленности больше капита-

лов, вызывало бы более сильное соперничество и благотворно отрази-

лось бы как на интересах табаководов, так и на интересах потребителей.

Совещание при Министерстве Финансов, по тщательном обсужде-

нии всех преимуществ и недостатков регалии, пришло к отрицательному

заключению, и Министерство Фининсов, признав введение регалии не-

удобным, объявило об этом во всеобщее сведение.