§ 5. Важность леса для человека

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

Важность леса для человека во многих и чрезвычайно разнообразных отношениях не подлежит никакому сомнению и

является основательнейшим мотивом для сосредоточивания в

руках государства громадных лесных пространств. Первое и пря-

мое назначение леса в народной экономии заключается в достав-

лении достаточного количества материала для построек, для топ-

лива и для целого ряда других хозяйственных целей. Размер по-

требности населения в лесе для перечисленных надобностей ес-

тественно обусловливается большею или меньшею суровостью

климата страны, числом ее жителей, количеством других предме-

тов, служащих заменой леса (напр., каменного угля, торфа и пр.),

и в значительной степени от самих способов потребления.

Чтобы иллюстрировать значение леса в этом отношении, в частно-

сти для нашего отечества, где по всем означенным условиям размер хо-

зяйственной потребности в лесе должен быть наибольшим, можно ука-

зать, что одни пожары уничтожают в Европейской России ежегодно

до 171 000 строений. За последние 28 лет (1860–87) в 50 губерниях Ев-

ропейской России (за исключением Области Войска Донского) в городах

было 61 737 пожаров, и сгорело 144 375 строений на сумму 323 милл. р.,

а в уездах – 720 616 пожаров и сгорело на сумму 1 025 112 200 р., а всего

в Европейской России за этот период времени погибло от огня на сумму

1 348 742 400 р. (при этом от поджогов было 91 208 пожаров) (!!), т.е. на

одного жителя приходится убытка в городах 32 р. 63 к., или 1 р. 16 к. в

год, а в деревнях – 14 р. 60 к., или 52 к. ежегодно1. К этому еще надо

прибавить потребность в дереве для отопления и другие хозяйственные

нужды. Потребление древесины на нужды обрабатывающей промыш-

ленности и у нас выражается приблизительно в 71/3 милл. куб. саж. (из

них на механическую и химическую обработку древесины и судострое-

ние идет 2 милл., гоный промысел требует 21/2 милл., железные дороги –

0,8 милл., пароходы – 0,3 милл., фабрики и заводы – 1,9 милл.), на удовлетворение домашних нужд жителей вместе с отоплением требуется

37 милл. куб. саж.; следовательно, общая потребность России в дереве

должна быть принята в 45 милл. куб. саж. в год, кроме весьма значи-

тельного отпуска леса за границу1.

Однако этими частнохозяйственными и промышленными

целями2 не ограничивается роль леса: он имеет другое громадное

значение уже не для частных и личных целей, а для существова-

ния всего общества и государства в его целом – по своему влия-

нию в природе. Растительный мир находится в теснейшей связи с

жизнью животных и человека: управляя теплотою и влажностью

почвы и воздуха, этот мир является весьма существенным деяте-

лем в создании условий для животной жизни, фактором, до из-

вестной степени определяющим важнейшие особенности местно-

го климата страны.

Здесь не место, конечно, рассматривать физические свойства леса и

законы влияния их на климат3, и потому мы ограничимся приведением

нескольких исторических примеров тех разнообразных изменений в

климате, которые были произведены в различных странах истреблением

лесов. Иногда эти изменения ведут к уменьшению суровости климата:

так, по Геродоту (469 г. до Р. Х.) Крым и Новороссия были дикие стра-

ны, покрытые лесами и отличавшиеся сырым, туманным летом и про-

должительной, холодной зимой; по Вергилию, за 50 лет до Р. Х., рим-

ские войска, бывшие в Тавриде, вязли в снегу, который лежал на две

сажени, и спасались от холода в землянках; Варрон (в 72 г. до Р.Х.) счи-

тал Южную Францию неспособной производить виноград и оливки; по

словам Тацита, вишни плохо зрели на Рейне и в самой Италии суровые

зимы часто губили виноградные лозы. Разница между этими свидетель-

ствами и современным состоянием названных местностей имела своей

причиной главным образом вырубку лесов. Но не всегда влияние этого

фактора бывает так благотворно; в большинстве случаев оно отличается

совершенно противоположными свойствами, наилучшим примером чему

может служить история обезлесения Франции за сравнительно послед-

нее время. В половине прошлого века лесная площадь Франции состав-

ляла 7500 кв. лье, или 22 % общего пространства; в 1825 г., благодаря

мерам Национального Конвента и Реставрации, она сократилась до

2250 кв. лье, или 8 %, и с тех пор, хотя и в меньших размерах, продолжа-

ет уменьшаться из года в год вплоть до нашего времени. Южная и За-

падная Франция совершенно безлесны. Шампань оголена, и только на

востоке сохранились значительные казенные леса. Вред этого опустоши-

тельного истребления лесов наиболее обнаружился на юге, где леса,

расположенные на высотах, доставляли стране защиту от холодных се-

верных ветров: климат стал суровее, ряд морозов еще с прошлого века

истребил во многих местах культуры оливковых деревьев и пагубно

действует на виноградники (вымерзание их в Шампани в 1874 г.). По

словам Араго и Бурло, линия культуры винограда и оливок постоянно

оттесняется с севера на юг. Масличные деревья заменяются виноградни-

ком и орешником; акклиматизировавшийся было в прежнее время в

Провансе сахарный тростник совсем исчез, а апельсины, разводимые

в XVI в. близ Hyérs, в настоящее время не могут более зреть в этой мест-

ности и заменяются персиком и миндалем. Не менее пагубные измене-

ния, благодаря обезлесению, произошли относительно рек: сильные раз-

ливы их, обусловливаемые быстрым таянием незащищенных раститель-

ностью снегов, и известные прежде наводнения беспрестанно посещают

Францию и истребляют массу имуществ, часто делая своими песчаными

заносами землю негодной для культуры. В некоторых местностях, ле-

жащих близ Пиренеев и Альп, количество плодородных земель настоль-

ко уменьшилось, что само число жителей заметно убывает, не находя на

месте средств к пропитанию. Департамент Нижних Альп, напр., имел

в 1842 г. 99 000 гектаров возделываемой земли, а через 10 лет ее оста-

лось только 74 000, остальные же 25 000 гектаров были превращены

разливами горных потоков и заносами песка и камней в бесплодное про-

странство. По словам одного натуралиста, можно ожидать, что через

несколько десятилетий Савойя будет отделена от остальной Франции,

как Египет от Сирии, необитаемой пустыней, хотя эта местность еще в

начале революции была лесиста, плодородна _и густо населена, а на ее

тучных пастбищах находили себе пропитание большие стада рогатого

скота и до миллиона овец. Другое печальное явление, обнаружившееся с

истреблением лесов на песчаных почвах, заключается в том, что на вы-

рубленных местах вследствие пастьбы скота и выветривания тонкий

слой чернозема, покрывавший почву, мало-помалу уничтожается, и пе-

сок, приходя в движение от ветра, частью заносит луга, частью превра-

щает обрабатываемые земли в бесплодные, ничего не приносящие пус-

тыни. В Гаскони морской песок, не находя себе препоны в прежних

больших, теперь вырубленных береговых лесах, все более и более вдви-

гается в материк, образуя дюны на громадных протяжениях.

В Испании истребление лесов, которыми некогда изобиловала эта

страна, превратило почти всю среднюю часть ее в бесплодную, безводную

и лишенную всякой растительности пустыню; реки обмелели и сделались

менее судоходны, смертность увеличилась. С вырубкой многочисленных

лесов, прежде покрывавших горные возвышенности Верхней Италии, хо-

лодные ветры теперь свободно гуляют по равнинам Ломбардии, снега

остаются долее, зимы стали продолжительнее и суровее, растительность

весной чаще прежнего страдает от изморозей; в некоторых местностях уже

начинают опасаться за культуру оливок; долины страдают от наводнений.

Совершенно одинаковые результаты лесоистребления замечаются и в дру-

гих странах, напр. в Швейцарии, Тироле, Венгрии, Греции, Англии и пр. В

последней стране с уничтожением лесов климат стал более влажен и лета

менее знойны, вследствие чего виноград, который в древности рос там на

полях, теперь разводится только в оранжереях. Было высказано даже опа-

сение, «что в скором времени яблоки там не будут существовать, потомст-

во лишено будет сидра, как теперь Англия лишена вина, а яблоки будут

произрастать лишь в парниках и подаваться на стол богатых людей».

Вредные последствия истребления лесов одинаково замечаются даже

и в так называемых новых, молодых странах, как Америка и Россия. В

Соединенных Штатах, еще в XVII в. покрытых сплошными лесами, в

1874 г. комиссией, в ведении которой состоят общественные земли, было

выражено опасение, что «если истребление лесов не будет приостановле-

но, то через это пострадают интересы целой страны». Расчистка лесов

повлекла за собой вздорожание древесного материала, иссякание ключей,

пересыхание ручьев, уменьшение вод в реках и каналах, учащение засух,

большую сухость лета и суровость зимы. Русские реки, лучшие во всей

Европе и весьма многоводные когда-то, под влиянием беспощадной вы-

рубки лесов в текущем столетии постепенно мелеют, становятся негодны-

ми для судоходства и даже совсем засыхают. Уже в 1836 г. судохозяева

Терской губернии жаловались на обмеление Волги в верхнем ее течении и

как на причину этого явления указывали на истребление лесов преимуще-

ственно в Осташковском уезде. Специально назначенная для исследования

этого вопроса в 1837 г. комиссия действительно признала уменьшение вод

у верховьев Волги и справедливость указанной судохозяевами причины.

По вычислениям г. Воейкова относительно вскрытия и замерзания Волги,

следует заключить: 1) что начало половодья реки наступает теперь гораздо

ранее, чем прежде: в 1840 г. между вскрытием и первым возвышением

воды проходило 36–42 дня, а ныне – лишь 24 дня; 2) что высшая вода яв-

ляется также раньше прежнего; 3) что продолжительность половодья стала

гораздо длиннее и 4) высота воды гораздо больше, чем прежде. «Прежде, –

говорит г. Воейков, – в Астрахани вода прибывала понемногу, теперь она

прибывает скоро вследствие значительного истребления лесов в большей

части бассейна Волги»1. Незащищенные лесами снега тают быстро, вследствие чего вода в Волге поднимается почти сразу и в громадных размерах,

так что берега реки подвергаются наводнениям, которых прежде не знали:

затем вода также быстро спадает, смывая нередко чернозем, а уносимая ею

с оголенной земли масса песку образует мели и острова и делает обшир-

нейшую и многоводнейшую реку Европы часто совершенно негодной для

плавания. Вредное влияние обезлесения на состояние Волги было бы еще

сильнее, если бы его не ослабляло то обстоятельство, что наиболее обиль-

ные водою протоки ее впадают в нее с левой стороны и следовательно

берут свое начало в богатой еще доныне лесами Северо-Восточной Рос-

сии. В такой же мере вырубка лесов отразилась на проточные воды во

внутренних и южных губерниях и даже Сибири. Самый климат России,

особенно южной ее части, повсюду изменился к худшему1. Чтобы попол-

нить этот перечень вредных последствий лесоистребления в нашем отече-

стве, достаточно указать на недавние сравнительно факты засыпания пес-

ком чуть ли не целых городов. В Нарве, которая когда-то имела удобную

пристань, вследствие истребления в последнее время окружающих лесов

песок до такой степени засыпал дно моря, что даже небольшие морские

суда не могут входить в гавань. Почти то же случилось с Сестрорецком:

леса, расположенные на окружающих его горах, поступили после регули-

рования в полное распоряжение государственных крестьян и были ими в

течение нескольких лет окончательно истреблены; на песчаной почве лес

вновь не принялся, и гонимый ветрами с обнаженных высот песок бук-

вально двинулся на город и засыпал половину его. Вообще нельзя не со-

гласиться с тем, что говорит относительно истории обезлесения нашего

отечества знаменитый натуралист Шлейден: «Одним словом, с угрожаю-

щим лицом призрак пустыни приближается с востока к сердцу России, а

дурное лесное хозяйство продолжает торить ему широкую дорогу».

Этих соображений достаточно, чтобы показать всю важ-

ность лесов для благосостояния страны и необходимость для го-

сударства принимать те или другие меры для постоянного сохра-

нения в стране известного пространства лесной поверхности. Эти

меры могут заключаться: 1) в устройстве хорошего лесного хо-

зяйства, основными чертами которого является сосредоточение

значительного количества лесов в руках казны и регламентация

законодательным путем частного лесовладения, и 2) в распро-

странении древесных суррогатов – в замене древесного топлива

углем, торфом, нефтью2.