§ 10

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

. Регалии первого вида, или, лучше сказать, государст-

венные промыслы, при существовании частной конкуренции ос-

новываются на частноправовом начале и потому должны нахо-

диться в одинаковых условиях с частными промыслами, имею-

щими критерием своей успешности величину промысловой при-

были. Каждый промысловый доход, как известно, слагается из

поземельной ренты, процента на капитал и прибыли предприни-

мателя; казна точно так же, как и частное лицо, должна получать

со своих промыслов все эти составные части дохода и притом в

одинаковом размере с частными лицами, в противном случае су-

ществование казенных промыслов приносит прямой ущерб на-

родному хозяйству и потому должно прекратиться. Здесь нечего

доказывать общепризнанную неспособность государства к веде-

нию за свой счет промышленных предприятий с целью извлече-

ния из них дохода; практика доказала, что оно не может успешно

конкурировать в этой области деятельности с частными лицами.

Вследствие этого существование казенных фабрик при настоя-

щей высокой степени развития промышленности является неже-

лательным, за исключением тех случаев, где оно обусловливается

известными соображениями политического, экономического и

культурного характера и, следовательно, вытекает из интересов

общего блага (вследствие чего такие промыслы получают уже

некоторое сходство с общественно-правовыми). Так, напр., с це-

лью просвещения, развития художественного вкуса или ознаком-

ления населения с техническими приемами известного сложного

производства казна может основывать образцовые фарфоровые,

ковровые фабрики, стеклянные заводы и пр., с целью экономиче-

ской – устраивать образцовые фермы, конские заводы, имеющие

своим назначением улучшение пород лошадей, с целью военной –

пороховые и оружейные заводы, и т.д. Этот последний вид ка-

зенных промыслов оправдывается даже такими ярыми противни-

ками промышленной деятельности государства, как Ад. Смит.

Конечно, в каждом отдельном случае финансовое управление

должно тщательно рассмотреть, действительно ли имеет страна

нужду в достижении тех целей, которые оно желает преследовать

при помощи учреждения казенного промысла, и не отразится ли это на удовлетворении других, более существенных и настоятельных, потребностей населения.

В прежние времена в Европе существовала масса казенных

фабрик и заводов. Излюбленными из них были особенно те, ко-

торые предназначались для производства предметов роскоши –

фарфоровой посуды, богатых ковров и пр. Таковы, напр., извест-

ный Севрский фарфоровый завод, фабрика гобеленов во Фран-

ции, фарфоровая фабрика в Берлине, Императорская фарфоровая

фабрика в России, королевский пивоваренный завод в Мюнхене

(казенные пивоваренные заводы встречаются и в других государ-

ствах Германии), казенные винные погреба и винокурни в неко-

торых германских странах. Мотивом существования таких казен-

ных промыслов считалось прежде, как считается и в настоящее

время, стремление дать стране лучшие образцы производимых

продуктов, способные путем подражания со стороны частных

предпринимателей поднять на более высокую степень развития

отечественную промышленность. Однако, по словам Самуила

Ленга (Laing), который обратил внимание на этот вопрос в своем

путешествии по континентальной Европе в 40-х и 50-х гг., цель

эта совершенно казенными заводами не достигается; по его на-

блюдениям, в тех странах, которые наиболее щадили народных

денег на основание казенных образцовых фабрик, обыденная по-

суда и другие фарфоровые и вообще глиняные изделия, за ис-

ключением выделанных на казенных фабриках, не только не от-

личаются изящностью, но и весьма низки по качеству. Нигде он

не встречал такой дурной посуды, как в Германии и Франции, где

образцовые заводы стоили многих миллионов стране, и нигде не

было лучшей посуды для домашнего обихода, чем в Англии, где

никогда не делалось государством никаких затрат на ее выделку.

Надо прибавить к этому, что в настоящее время и самая образо-

вательная цель таких казенных промыслов значительно утратила

свое значение, так как изделия частных фабрик теперь вовсе не

уступают казенным в изящности изделий и превосходят их деше-

визной.

Мануфактурная промышленности в России до Петра I существова-

ла, так сказать, только еще в зачаточном состоянии. При Федоре Иоан-

новиче возникли в Москве две бумажные фабрики и одна шелковая,

принадлежавшая итальянцу Марку Чипини (бархат и парча), а также

несколько стеклянных заводов. Алексей Михайлович особенно старался

оживить промышленную деятельность страны, вызывал с этой целью

мастеров из-за границы и основывал разного рода заводы: литейные и

колокольные (Олонецкая губ.), пороховые около Москвы и т.п. При Пет-

ре русская промышленность получает значительное развитие. Сознавая

своим проницательным умом всю важность промышленного благосос-

тояния, Петр Великий сам стал повсюду создавать мастеров и рабочих,

призывал фабрикантов из-за границы, всячески поощрял частных лиц к

устройству мануфактур, наделял их всевозможными льготами, освобож-

дал от налогов, от местного суда и пр. и, главное, везде, где считал нуж-

ным, устраивал казенные фабрики и приписывал к ним целые деревни

крестьян. Одна из главнейших целей, преследовавшихся при этом, была

«военная», если можно так выразиться, желание в военном деле освобо-

диться от зависимости от иностранцев. Для ограждения нарождающейся

промышленности от иностранной конкуренции вывоз некоторых мест-

ных сырых продуктов был запрещен, ввоз иностранных изделий – огра-

ничен. Правительство само являлось везде главным покупщиком фаб-

ричных произведений, обеспечивая таким путем им сбыт и платы иногда

за них даже гораздо более, чем они стоили1. Наконец, для надзора и по-

печения за мануфактурами была основана особая коллегия, выдававшая

привилегии и ссуды предпринимателям; кроме того, отдельные отрасли

мануфактуры подчинялись специальной заботе и правительственному

контролю: напр., указом 17 ноября 1706 г. поручен надзор за суконным

производством московскому губернатору Ал. Дан. Меншикову, и рабо-

чие объявлены свободными от податей, «опричь дворового тягла»; под

ведомством посольского приказа учреждены были казенные полотняные

заводы. К концу царствования Петра благодаря этим разнообразным

мероприятиям Россия считала уже по одним сведениям до 100, по дру-

гим до 250 фабрик и заводов, которые коснулись всех известных тогда

отраслей промышленности; из таможенных реестров видно, что многие

наши продукты уже сделались предметом вывоза за границу, как холст и

полотно (до 6 милл. аршин), или железо, в значительном количестве

вывозившееся в Англию. Но очевидно, что многие из мер, принятых

Петром, были до некоторой степени искусственны и потому далеко не

все отрасли промышленности развились одинаково успешно. По смерти

Петра I монопольный характер некоторых фабрик достиг ужасающих

размеров, останавливая развитие больших производств и основание но-

вых фабрик, стесняя вместе с тем и мелкую домашнюю промышлен-

ность. Цена и качество товаров зависели совершенно от произвола фаб-

рикантов, и развитие фабрик, при обеспеченности сбыта продуктов мо-

нопольного производства, подвигалось довольно медленно. В течение

почти 50 лет мануфактурная промышленность находилась под строгой

опекой администрации. Без дозволения Мануфактур-Коллегии никто не

мог заводить никаких фабрик и производить выработку товаров под опа-

сением их конфискации. При той страшной волоките, которая царствовала в былое время в наших канцеляриях, этот порядок совершенно ско-

вывал предпринимательскую инициативу. Только в 70-х гг. прошлого

века под влиянием идей новой экономической школы, провозгласившей

свободу труда, привилегии мануфактур были отменены и каждый полу-

чил право на заведение фабрик; затем в 1779 г. была упразднена и Ма-

нуфактур-Коллегия. Это изменило совершенно прежнюю систему

управления технической промышленностью и положило основание бо-

лее нормальному ее развитию. С этих же пор правительство начинает

избегать заведения новых казенных фабрик и чаще передает свои про-

мыслы в частные руки. Мы не будем далее прослеживать истории рус-

ской промышленности, что сделаем позднее в отделе о таможенных по-

шлинах.

В настоящее время правительство наше имеет в своих руках,

кроме фарфорового Императорского завода, Александровской

карточной мануфактуры и пр. нескольких конских заводов, пре-

имущественно такие заводы, которые удовлетворяют военным

надобностям, причем один вид их – оружейные – допускают поч-

ти безусловно частную конкуренцию, другие – пороховые – до

конца 70-х гг. имели характер монополий. Оружейных заводов в

руках казны три: Тульский, Ижевский (Вятской губ.) и Сестро-

рецкий (Петербургской губ.); все они находились прежде в

арендном содержании, а теперь взяты опять в казенное заведова-

ние. Кроме этих заводов, существуют в разных пунктах России

казенные оружейные мастерские; пушки и артиллерийские сна-

ряды изготовляются, во-первых, на так называемых артиллерий-

ских арсеналах – Петербургском, Брянском и Киевском (сверх

того существуют окружные арсеналы преимущественно для по-

чинок и исправления крепостной артиллерии); во-вторых, на гор-

ных заводах, о которых будет речь ниже, и, в-третьих, на загра-

ничных заводах. Затем, для обеспечения военного ведомства, а

отчасти и населения порохом казна имеет три пороховых завода:

Охтенский в Петербурге, Шостенский в Черниговской губ. и Ка-

занский. Этот список казенных промыслов надо еще пополнить

рядом патронных и капсюльных заведений и пр., обороты кото-

рых ежегодно достигают нескольких сот тысяч рублей.