§ 15.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Происхождение почты относится ко временам древности1:

уже на ранних зачатках культуры в государствах древнего мира делают-

ся попытки устроить правильные почтовые сношения главным образом

ради различного рода правительственных целей. Так, уже в Библии

встречаются указания на пересылку писем посредством гонцов, причем

они не являются случайными посланцами, а, по-видимому, между из-

вестными пунктами идет правильная передача правительственных рас-

поряжений. Кир, царь персидский, а затем и Камбиз в разных городах

устраивали целый ряд почтовых станций, где находились верховые, на-

значение которых состояло в возможно быстрой передаче известий, пре-

имущественно правительственных. Гораздо более развитой почта как учреждение государственное является в Древнем Риме, где мы беспре-

станно, вместе с поступательным ходом римских завоеваний, встречаемся

с двумя характерными явлениями: устройством военных дорог по поко-

ренным областям и учреждением по этим дорогам этапных пунктов –

positus (давших свое название современной почте), где имелось постоянно

несколько конюхов и лошадей и существовала правильная почтовая

гоньба – curbus publicus – посредством особых гонцов – cursores et

statores, которые отправлялись или верхом, или в особо устроенных ко-

лесницах. Эти почтовые учреждения служили главным образом целям

правительства и были средством сообщения отдаленных провинций с

правящим центром; встречаются даже указания на запрещение почтовым

курьерам доставлять частную корреспонденцию. Тем не менее сущест-

вуют свидетельства, относящиеся к более раннему времени, именно к

концу республиканского периода, что и частные лица, хотя и не регу-

лярно, пользовались этими cursores: так, Цицерон в письмах к своему

другу Аттику и в своих «Филиппиках» обвиняет Антония в том, что он

перехватывал частную корреспонденцию и нарушал почтовую тайну, из

чего можно заключить, что почта во времена Цицерона служила уже не

исключительно, а лишь преимущественно для казенных надобностей. В

Древнем же Риме мы встречаем попытки и частной почты: так, сословие

всадников устраивает особую почту или, скорее_, берет на откуп государ-

ственную; римские аристократы с завоеванием Греции завели в складчи-

ну почтовое сообщение между Римом и Афинами, куда они посылали

для образования своих детей, с которыми вели посредством своей почты

постоянную переписку, причем и посторонним лицам позволялось пере-

давать и получать известия с ее помощью. При Августе почта является

уже более организованной и правильной, а начиная с III в. и до конца

V в. все важнейшие дороги Римской империи были покрыты станциями,

на которых находились лошади и особые курьеры, обязанные перевозить

правительственную корреспонденцию, делать устные сообщения и дос-

тавлять частных лиц и даже гонцов. Гоньба эта совершалась на средства

местного населения и была так тягостна, особенно вследствие широко

развитых злоупотреблений, что вызывала иногда в нем волнения.

В средние века исторический ход почтового дела отличается уже

несколько иным характером. Организованное при Карле Великом до-

вольно обширное и правильное почтовое сообщение между различными

частями империи (исключительно с правительственными интересами) со

смертью его пало, и на место правительственной инициативы в почтовом

деле выступила частная предприимчивость различных корпораций, об-

ществ, союзов, широкое развитие которых является характерной чертой

средневековой почты. Многие из корпораций заводили почтовые учреж-

дения для своих личных надобностей, затем эти учреждения стали при-

нимать для доставки письма и посылки посторонних лиц и мало-помалу

превратились в общественную почту. К числу таких корпораций при-

надлежали, напр., университеты. Невозможно с точностью определить те

причины, которые вызвали существование университетских почт; нет

сомнения, впрочем, что одним из важнейших мотивов было здесь жела-

ние установить более или менее правильное сообщение между родите-

лями и детьми, находившимися в университетах, чтобы _между ними не

порывалась духовная и материальная связь1. Во Франции почта Париж-

ского университета долгое время была единственным учреждением это-

го рода. Время основания ее трудно определить с точностью; первое

указание на существование университета восходит к 1297 г.: при Фи-

липпе Красивом уже существовал университет и при нем почта, которая

отличалась сложностью организации. Почтовые служители разделялись

на два разряда: так называемых «messagers», которые отправляли службу

в пределах только Парижа и не имели права отлучаться из него, – это были

собственно университетские дядьки, педели, – и затем «младших» по-

сланцев, которые были в полном смысле слова курьерами или почтарями

и несли на себе обязанность перевозить и доставлять почтовую коррес-

понденцию. Сначала университетская почта действительно ограничива-

лась сношениями между родителями студентов и университетом, но

затем постепенно распространяла свое действие и на иную частную кор-

респонденцию; от привлечения последней доход от почтового дела вы-

рос до такой степени, что университет получил возможность на эти

деньги основать и содержать новый факультет искусств. Только в 1464 г.

1 Некоторые средневековые университеты особенно славились своими учеными

(напр., Болонский – своим юридическим факультетом, некоторые германские –

богословскими) и привлекали к себе массы слушателей из отдаленных местностей

страны и даже из других стран; между тем, при тогдашней необеспеченности

собственности и дурном состоянии путей сообщения, при положительном отсут-

ствии безопасности жизни, всякие сношения родителей с университетом были до

крайности затруднительные и опасны. Отсюда, очевидно, для того чтобы населе-

ние могло пользоваться этими образовательными центрами, необходимо было

ввести правильность и безопасность в эти сношения, а кто же мог принять на себя

такую сложную задачу, как не сами университеты, которые были прямо заинтере-

сованы в привлечении к себе наибольшего числа слушателей, так как они содер-

жались главным образом на гонорары студентов. Вследствие этого университеты

повсюду заботятся об организации гонцов, которые бы совершали правильные

рейсы во все те пункты, из которых поступали студенты, а так как эти пункты

лежали часто и в чужих странах, то таким путем постепенно завязывались и меж-

дународные почтовые сношения. Кроме того, многие средневековые университе-

ты, как, напр., знаменитый Саламанкский в Испании, были не высшими в настоя-

щем смысле слова, а средними учебными заведениями, вследствие чего сами

слушатели были очень юны, и родители нуждались в том, чтобы у их детей были

провожатые и дядьки, которые заботились бы о них и охраняли во время путеше-

ствия к месту нахождения университета и обратно; эта последняя обязанность

была возложена, по всем вероятиям, также на университетских почтарей. Рот-

шильд в своей истории французских почт приводит знаменитый ордонанс

«Habita» Фридриха Барбароссы 1158 г., в котором по случаю основания Болон-

ского университета перечисляются разные льготы и привилегии, дарованные ему

этим императором, и обещается полная защита императора и покровительство его

как всем путешествующим ученикам, так и их провожатым или университетским

почтарям.

Людовиком XI во Франции была учреждена государственная почта; в

этом году король, уважавший университет и отчасти боявшийся его си-

лы, назначил по всем частям своих владений maîtres de poste, которые

обязывались за хорошее вознаграждения перевозить правительственные

бумаги и под страхом смерти не принимать для передачи писем от лиц

посторонних. Таким образом, к концу XV в. во Франции существовали

уже две почты – государственная и университетская, каждая из которых

имела свой определенный круг действия и потому не конкурировала с

другой. Так продолжалось до Ришелье, который в 1634 г. разрешил ка-

зенным почтарям доставлять и частную корреспонденцию по всем горо-

дам (причем рейсы почтарей постоянно меняли свое направление). Через

несколько лет, именно в 1643 г., при Мазарини, университетской почте

был нанесен окончательный удар: постановлено было выкупить универ-

ситетскую почту; ее учреждения должны были постепенно закрываться

и переходить в руки казны, а университет должен был ежегодно в виде

выкупа получать по 40 000 ливров. Впрочем, операция выкупа благодаря

финансовым затруднениям правительства затянулась надолго, так что

университетская почта была окончательно упразднена и заменена одной

общей для всей страны казенной почтой лишь в 1719 г.

Вскоре после постановления о выкупе университетской почты во

Франции в 1653 г. было произведено весьма важное изобретение, кото-

рому могла бы предстоять блестящая будущность в почтовом деле. Один

почтовый чиновник, Велайе, предложил заменить прежний способ опла-

ты писем непосредственно в почтовых конторах особыми ярлыками или

этикетами, на которых отправитель должен был обозначать год, месяц и

число отправления. Эти этикеты должны были продаваться во многих

общественных местах; для отправки корреспонденции достаточно было

привязать или каким-либо другим способом прикрепить такой этикет к

письму и вместе с ним опустить в нарочно для этой цели устроенные

почтовые ящики, которые должны были находиться в разных улицах.

Изобретение Велайе, весьма оригинальное (в существенных чертах

весьма близко подходившее к современной системе оплаты писем штем-

пельными конвертами и марками), понравилось королю, и он выдал Ве-

лайе привилегию устройства почты на два года, но исключительно в

пределах Парижа. По неизвестной причине через два года почта Велайе

закрылась, и изобретение его не привилось к почтовых учреждениям.

Дальнейшее развитие почтового дела во Франции совершалось ту-

го и неудовлетворительно; постоянно встречаются жалобы на обманы,

неисполнительность и злоупотребления почтового управления. В 1758 г.

была сделана новая оригинальная попытка преобразования почтового

дела. Некто Шамуссе (по примеру Доукрея в Англии) предложил прави-

тельству выдать ему патент на основание дешевой, или «малой» почты в

Париже; получив дозволение, он устроил la petite poste de Paris, которая

доставляла письма за 2 су в пределах столицы и за 3 су в ее окрестно-

Учрежде-

ние ка-

зенной

почты во

Франции

стях. Дело было неслыханное и как любопытная и оригинальная новинка

обратило на себя общее внимание; количество корреспонденции значи-

тельно увеличилось, и почта Шамуссе пошла так хорошо, что в первый

год ее существования была выручена большая сумма в 50 000 ливров.

Успех этой почты возбудил зависть правительства, и через два года по-

сле своего основания почта была отнята у Шамуссе, а ему было назначе-

но пожизненное вознаграждение в 20 000 ливров ежегодно. В результате

прекрасно поставленное Шамуссе предприятие рушилось; в руках казны

вследствие неустройства администрации почтовое дело продолжало

идти неудовлетворительно и только позднее, в XVIII в., начало несколь-

ко развиваться и получать правильную организацию.

В средневековой Германии1 подобно Франции также существовали

только частные почты, которые основывались и велись или частными

лицами, или в большинстве случаев отдельными корпоративными сою-

зами. Так, была известна почта Ганзейского торгового союза, устано-

вившего постоянных гонцов, которые перевозили между входившими в

его состав городами купеческую корреспонденцию и которым дозволя-

лось принимать письма и посторонних лиц. Немаловажную, затем, роль

играли так называемые Metzgerposten – почты мясников, весьма богатого

цеха, филиалы которого были разбросаны по всей Европе для покупки и

транспортировки скота. Для сообщения друг другу сведений о ценах на

мясо и количестве спроса на него в различных местностях они пересы-

лались гонцами, которые перевозили сначала только корреспонденцию

членов этого цеха, а затем мало-помалу стали принимать на себя достав-

ку писем частных лиц. Почта эта была так обширна, что обнимала собой

почти все важнейшие пункты Германии; особенно правильное сообще-

ние велось между городами Нюрнбергом, Дрезденом и Роттердамом.

В северо-восточной части Германии особенное значение имела правиль-

но организованная почта Тевтонского ордена. Довольно рано возникла в

Германии и почта частных лиц. Богатый дом Турн и Таксисов, итальян-

ского происхождения, получил в XVI в. от одного императора право на

устройство почтового сообщения между Миланом и Тиролем. Почта

между этими пунктами была устроена удовлетворительно, сообщение

быстро, доставка правительственной корреспонденции исправна. До-

вольный хорошим выполнением порученного дела, император позволил

расширить это предприятие, и Турн и Таксис, возведенные сначала в

графское, а потом княжеское достоинство, раскинули свои почтовые

линии по всей Германии, Бельгии и Голландии и Австрии, и еще в XVIII

и XIX вв. вся Германия была покрыта сетью почтовых сообщений, при-

надлежавших этому богатому дому (уже в середине XVII в. почтовое

предприятие его приносило 100 000 дукатов ежегодного дохода). Только

Саксония, Брауншвейг и Бранденбург и впоследствии Австрия учредили

свои собственные почты. В 1867 г. Северо-германский союз постановил

подчинить почтовое и телеграфное ведомство надзору и законодательст-

ву союза и с этой целью выкупить повсюду, где она уцелела, почту Турн

и Таксиса (за 3 000 00 тал.). С 1871 г. во всей Германии была учреждена

общая имперская почта для всех германских государств; только Бавария и

Вюртемберг удержали за собой самостоятельное внутреннее управление

почтовым делом. В настоящее время германская почта, благодаря просве-

щенному руководству стоящего во главе ее д-ра Стефана, является одной

из наилучше организованных наряду с английской и швейцарской.

В Англии дошедшие до нас отрывочные известия сообщают о су-

ществовании казенной почты, употреблявшейся исключительно для ну-

жды самого правительства в XIII в.; в XVI в. она, по-видимому, имеет

уже правильную организацию: в это время, между прочим, сэр Брайон

Тюк упоминается как занимающий место почт-директора – magister

nuntiorum Cursorum sive Postarum. Рядом с казенной существовали част-

ные иностранные почты – почта ганзейских городов и почта итальянских

(ломбардских) купцов, имевших на Ломбард-стрит почтовую контору

для доставки писем в Италию и обратно. В 1558 г. по поводу спора меж-

ду ганзейскими и итальянскими купцами относительно назначения на-

чальника иностранной почты и петиций английских купцов правитель-

ство решило, что управление английской и иностранной почтой должно

соединяться в одном лице и назначило на созданную с этой целью долж-

ность главного почт-директора – Томаса Рандольфа; с этих пор англий-

скую почту и можно считать самостоятельным учреждением, не зависи-

мым от иностранцев. В 1635 г. в Англии было установлено регулярное

сообщение между важнейшими пунктами страны, а также и сообщение с

Шотландией. В XVII же веке в почтовом деле Англии происходит собы-

тие, далеко опередившее свой век и указавшее на возможность прочного

основания для дальнейшего развития этого учреждения. Некто Муррей,

а потом Доукрей (Dowcrey) устроили в Лондоне неслыханную дотоле

«penny post» – доставку писем и денежных пакетов до 10 ф. ст. цены и

небольших посылок в пределах Лондона за 1 пенни. Сумма эта так ни-

чтожна в сравнении с трудом доставки корреспонденции, что попытка

Доукрея должна считаться эпохой в развитии почтового дела. Предпри-

ятие пошло весьма успешно, и деятельность его скоро распространилась

и на окрестности Лондона. Но и тут интриги и зависть правительства к

успешному ходе предприятия Доукрея уничтожили его; оно было ото-

брано в казну, но под казенным управлением пошло плохо и не прино-

сило достаточного дохода, так что пришлось прибегнуть к повышению

таксы. Мысль же Доукрея, как мы уже знаем, нашла себе подражание во

Франции в почте Шамуссе.

Плохому ведению почтового дела в руках английского правитель-

ства немало способствовала привилегия членов парламента, которые по

закону 1755 г. получили право не оплачивать своей корреспонденции. В

результате этой привилегии явилось наводнение почтовых учреждений

письмами, посылками и даже лицами, отправляемыми от имени членов

парламента; весьма многие из членов парламента злоупотребляли своим

правом и в некотором роде сделали из него промысел, посылая за из-

вестную плату корреспонденцию своих знакомых, что, конечно, увели-

чивало значительно почтовые расходы казны: по показанию Тэгга, исто-

рика английской почты, благодаря этой привилегии ежегодно пересыла-

лось бесплатно писем и пр. на 80 000 ф. ст., вплоть до самой ее отмены,

происшедшей окончательно уже в XIX в.

Важнейшая почтовая реформа в Англии, положившая прочное на-

чало тому цветущему состоянию, в котором находится почтовое дело не

только там, но и в других странах, была произведена в конце 1830-х гг.

Рауландом Гиллем, одним из членов парламента. До тех пор оплата пи-

сем производилась по системе концентрических кругов, аналогичной с

принятой недавно для телеграфа; в пределах каждого пояса была назна-

чена однообразная такса, колебавшаяся от 3 до 14 пенсов (из Лондона в

Эдинбург). Частный почтовый доход в течение нескольких лет не увели-

чивался ([оставаясь] в размере 1 600 000 ф. ст.), что приписывалось вы-

соте почтовой таксы. Рауланд Гилль, горячий защитник убеждения, что

вследствие понижения платы размеры корреспонденции увеличатся на-

столько, что повлекут за собой и повышение почтового дохода, предло-

жил парламенту произвести радикальную реформу почтового дела –

уничтожить систему поясов и ввести однообразную для всей страны

плату за доставку писем в 1 пенни. Предложение Гилля вызвало против

себя целую бурю оппозиции и в парламенте, и в прессе, массу насмешек

в сатирических журналах; и только благодаря свободе слова, характери-

зующей Англию, и энергии Рауланда Гилля, который по английскому

обычаю составил особое политическое общество и начал с его помощью

агитацию в пользу своей идеи путем устройства митингов и литератур-

ной полемики, ему удалось одержать верх над противниками и склонить

на свою сторону большинство членов парламента. В 1840 г. реформа

была проведена на практике. Количество писем сразу увеличилось более

чем вдвое, однако валовой доход понизился более чем на 1 милл. ф. ст. (с 2

390 763 ф. ст. в 1839 г. до 1 359 466 ф. ст. в 1840 г.), а чистый – умень-

шился более чем в три раза (с 1 633 764 в 1839 г. до 500 689 ф. ст. в 1840

г.). Дальнейшее возрастание числа писем было уже более медленное

(средним числом на 91/2 % в год в пятилетие 1841–1845 гг., затем не бо-

лее 6 %), так что только в пятилетие 1846–1850 гг. валовой доход достиг

дореформенной высоты, а чистый – только в 1861–1865 гг.1

Одновременно с реформой тарифа был введен и новый способ опла-

ты писем. Еще раньше, в 1834 г., некто представил правительству проект,

который имел в виду заменить оплату писем в почтовых конторах оплатой

их посредством марок (так что изобретение их надо отнести к этому году);

в 1839 г. этот проект снова подвергся обсуждению, так как Р. Гилль пред-

ложил во время проведения своей реформы устроить почтовые ящики и

ввести один из следующих трех способов оплаты писем: штемпельные

конверты, штемпельную бумагу и марки; большинство голосов решило в

пользу марок1. В 1848 г. марки были введены во Франции, в России же в

том году были приняты только штемпельные конверты, а марки только в

1858 г., т.е. 18 лет спустя после введения их в Англии.