§ 18.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

К почтам и железным дорогам как способам сообщения

людей примыкает телеграф. Телеграф представляет собой скром-

нейшее, но в то же время и совершеннейшее средство сношений

людей между собой, – скромнейшее потому, что дает возмож-

ность обмениваться только мыслями, тогда как почта и железные

дороги доставляют вещи и даже людей; но вместе с тем и совер-

шеннейшее, так как он, придавая невероятную быстроту передаче

мыслей, уничтожает расстояние и делает человека почти везде-

сущим. Это последнее свойство придает телеграфу такое огром-

ное значение в личном, семейном и особенно торговом и полити-

ческом отношениях, что захват его государством в регалию без-

условно оправдывается и требуется общественными интересами.

Нынешнему электрическому телеграфу предшествовал долгое вре-

мя телеграф оптический, а последнему – весьма грубые приемы сигналь-

ного телеграфа, известного уже древним народам – персам, грекам, рим-

лянам2. Первые попытки передачи более сложных сведений, целой связ-

ной речи посредством телеграфа, были сделаны, однако, не ранее

XVII в., когда сильное развитие общественной и государственной жизни

сосредоточило внимание ученых и практических деятелей на необходи-

мости ускорить быстроту обмена мыслей и вызвало массу проектов оп-

тического телеграфа, более или менее хитроумных, но по большей части

1 Кроме казенной почты, у нас есть еще земские почтовые учреждения, которые

имеют и свои особого рода марки. В 1875 г. земские почтовые учреждения были

в 72 уездах, и, как правило, земская почта допускается лишь в местах, не имею-

щих казенной почты.

2 Сигналами для передачи сведений пользуются даже народы, стоящие на самой

низкой ступени развития; и теперь, напр., дикари извещают друг друга об опасно-

сти посредством костров, зажженных на вершинах гор, или другими условными

способами. Огневые телеграфы были весьма распространены в Древней Персии.

Диодор Сицилийский и Ливий упоминают о морских сигналах посредством огней

и флагов; подобные же корабельные сигналы существовали и в средние века.

плохо применимых на практике. Ряд таких проектов предлагал, напр.,

Беркштрессер в Германии, написавший большую книгу о способах пере-

дачи оптическим путем связной речи; в Англии Эджуорт предлагал для

этой цели выстроить высокие башни на известном расстоянии одна от

другой и выставлять на них черные буквы на светлом фоне; в Швеции

Лингуст проектировал сигнальный телеграф; наконец, Леман в Данциге

изобрел средство передачи сведений самым странным путем – с помо-

щью пушек, из которых должны были выбрасываться гранаты, начинен-

ные письмами. Наиболее удачным оказалось изобретение Клода Шаппа

во Франции, которому удалось добиться осуществления своей идеи в

большом масштабе. Телеграфная линия Шаппа состояла из ряда высоких

строений на расстоянии 10–20 километров одно от другого; на крыше

каждого возвышалась мачта, на вершине которой была укреплена попе-

речная балка с двумя подвижными крыльями на концах; при помощи

различных наклонений этих перекладин получалась возможность пере-

давать связную речь. Этот способ был настолько прост и сравнительно

дешев, что, несмотря на настойчивость противников и резкое отношение

печати, Шапп успел убедить конвент провести телеграфную линию от

Парижа до Лилля, и 1 сентября 1794 г. при громадном народном энтузи-

азме оптический телеграф Шаппа в несколько часов доставил в Париж

известие о сдаче города Конде войскам республики. Затем тихо, но по-

степенно телеграфные линии распространялись на Страсбург, Дижон,

Безансон и пр., и во время наполеоновских войн не только вся восточная

Франция, но и западная Германия была покрыта ими, что принесло ве-

ликие услуги Наполеону. Скоро система Шаппа, несколько видоизме-

ненная, распространилась и в другие страны: в Германию, Англию, Рос-

сию и пр. При этом везде, где оптический телеграф в конце прошлого и

начале нынешнего века нашел себе применение, он употреблялся для

правительственных целей и ни в каком случае не поступал в пользование

публики; когда во Франции в 30-х гг. образовалось частное общество и

устроило телеграф для пользования публики между Парижем и Руаном,

то правительство немедленно запретило продолжение эксплуатации и

вскоре затем, в 1837 г., объявило телеграф своей регалией. Содержание

оптического телеграфа обходилось довольно дорого, и он мог действо-

вать только днем, да и то в хорошую погоду: насколько затруднительно

было им вообще пользоваться, видно из того, что во Франции, при срав-

нительно блестящих климатических условиях, он действовал средним

числом не более шести часов в сутки.

Оптический телеграф сменился электрическим, который стал при-

меняться практически с конца 30-х гг., почти одновременно в Англии,

Германии и Северной Америке (разные народы оспаривают честь его

изобретения). Первый электрический телеграф был устроен в 1837 г. в

Лондоне между двумя железнодорожными станциями. Более значитель-

ные линии были проведены только в 1844 г.: в Америке – между Ва-

шингтоном и Бальтиморой (Морзом), в Германии – по Таунусской же-

лезной дороге и в Англии – между Лондоном и Портсмутом. Система

американца Морза благодаря многим практическим своим достоинствам,

между прочим возможности приема телеграмм по слуху, скоро заняла

первенствующее место среди аппаратов других систем и чрезвычайно

способствовала быстрому распространению электромагнитного телегра-

фа по всему миру. Через несколько лет, т.е. в начале 50-х гг., уже все

железные дороги в свете были снабжены телеграфными линиями. Такая

необыкновенная быстрота распространения телеграфа объясняется, с

одной стороны, дешевизной его устройства и важным политическим

значением, с другой – его безусловной необходимостью для железных

дорог, эксплуатация которых до изобретения его не могла производиться

без страшного риска и опасности или требовала больших затрат на уст-

ройство сигнального телеграфа.

Удерживая прежний взгляд на назначение телеграфа, долгое _время

все правительства (кроме Англии и Соединенных Штатов) смотрели на

новое изобретение так же исключительно, как на средство передачи ка-

зенной корреспонденции, а вовсе не обмена мыслей между частными

людьми. «Телеграф должен быть политическим орудием, а не коммерче-

ским», – объявил французский министр Лагав-Лаплан в 1847 г. в палате

депутатов; то же отношение к этому вопросу и при республике 1848 г.:

Леон Фоше, тогдашний министр внутренних дел, решительно отказался

допустить частную корреспонденцию, кроме железнодорожной, к прие-

му на телеграф. Честь первого допущения публики к пользованию теле-

графом принадлежит Пруссии и относится к 1849 г.; по словам Шётля,

Пруссию побудил к этому общий характер ее экономической и финансо-

вой политики, основанной на бережливости, желание достигнуть таким

путем уменьшения расхода по содержанию учреждения, устроенного

главным образом для политических и военных целей1. Примеру Пруссии

последовала Австрия, а затем и другие страны. Несмотря, однако, на это,

казенная корреспонденция еще долго преобладала над частной, так как в

публике еще не созрела потребность пользоваться новым средством

сношений2.

В России первая телеграфная линия была проведена очень рано,

в 1843 г., из Царского Села в Петербург. Крымская война заставила об-

ратить внимание как на недостаток путей сообщения вообще, так и на

отсутствие телеграфов, и Россия, еще во время войны, а главным обра-

зом после нее, быстро стала покрываться телеграфной сетью. К 60-м гг.

бóльшая часть России была уже связана телеграфным сообщением и про-

водилась длинная линия через всю Азию, связавшая Россию с Амуром.

В настоящее время телеграф обыкновенно устраивается го-

сударством и представляет собой государственную регалию

внутри страны. Исключением из этого порядка являются Соеди-

ненные Штаты, немногие колонии и морские кабели. Последнее

исключение находит себе оправдание в том, во-первых, что кабе-

ли имеют международное значение, и, во-вторых, в том, что они

подвержены частой порче, а потому и пользование ими носит на

себе спекулятивный характер, который по возможности должен

быть чужд государственным предприятиям. Что же касается до

отступления Соединенных Штатов от общего порядка, то можно

надеяться, судя по тому как настойчиво вносятся в конгресс

предложения о выкупе телеграфов, что и это государство скоро

усвоит себе общее воззрение на телеграф как на регалию, следуя

в этом отношении примеру Англии. Первоначально в Англии

телеграф был также предоставлен частной предприимчивости, но

в результате три большие телеграфные компании пришли отно-

сительно тарифа к добровольному соглашению; разделили между

собой по возможности и территорию и владели неограниченной

монополией. Тариф был много выше континентального; обшир-

ные пространства и даже значительные города Англии остава-

лись без телеграфного сообщения. Ввиду этих и некоторых дру-

гих недостатков Эдинбургская Торговая Палата постаралась воз-

будить сильную агитацию в пользу перехода телеграфов к прави-

тельству, и последнее вынуждено было, с большими потерями

для себя, произвести их выкуп по оценке самих телеграфных об-

ществ. Законом 9 августа 1869 г. телеграф был объявлен государ-

ственной монополией.

Спрашивается, какие же основания телеграфной регалии, в

чем заключаются преимущества государственной эксплуатации

телеграфов перед частной? Основания эти и преимущества за-

ключаются в следующем1:

а) Телеграф есть важное орудие власти, и только правитель-

ственная эксплуатация его может гарантировать сохранение тай-

ны государственной корреспонденции.

б) Концентрирование эксплуатации в одних руках сохраняет

много времени и мертвой силы и, через отклонение бесполезных

параллельных конкурентных учреждений, мертвого капитала.

в) Лишь казенная эксплуатация телеграфов дает возмож-

ность хорошей, систематической организации учреждения, ком-

бинированной с наиболее удобным для страны разветвлением

сети.

г) Государственное управление может отрешиться от прин-

ципа рентабельности, который составляет неотъемлемую при-

надлежность всякого частного предприятия, и вести дело в инте-

ресах общей пользы.

д) Как показывает опыт Англии и Северной Америки, част-

ные телеграфные общества, обыкновенно после непродолжи-

тельной борьбы, приходят к соглашению между собой, чем вся-

кая конкуренция устраняется и устанавливается фактическая мо-

нополия. Раз же невозможна конкуренция в данном промысле, то

из двух монополий – частной и государственной – несомненно

более предпочтительной является последняя.

е) Государство имеет возможность посредством соединения

телеграфа с почтой достигнуть полнейшего пользования рабочей

силой и меньших издержек.