§ 26.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

Под именем монетной регалии разумеется исключи-

тельное право государства чеканить монету и пускать ее в об-

ращение. Регалия эта, как легко видеть из самого определения ее,

имеет вполне юридическое основание для своего существования,

заключающееся в безусловной важности для экономических ин-

тересов страны правильной чеканки монеты, которая может быть

достигнута только сосредоточением этого дела в руках государ-

ства. Чтобы деньги могли свободно циркулировать в стране, не-

обходимо, чтобы они были строго определенного качества, т.е.

все монеты одного названия должны иметь одинаковое содержа-

ние благородного металла. Можно представить себе те затрудне-

ния, которые возникли бы в народной экономии вообще и обмене

в частности, если бы монеты одного названия имели различное

содержание и, следовательно, неодинаковую стоимость. Такой

порядок вещей существовал в древности, когда монета чекани-

лась самими купцами, или в начале средних веков, когда правом

чеканки монеты обладали многие бароны, сеньоры; он имел сво-

им результатом появление в обращении массы монет самого раз-

нообразного качества и вида, вследствие чего при торговых сдел-

ках необходимо было по возможности тщательно исследовать

деньги, взвешивать их и пр.; естественно, что это затрудняло

циркуляцию монеты и способствовало удержанию менового ха-

рактера торговли чуть ли не до XV в. Во-вторых, удобства де-

нежного обращения требуют, чтобы монета страны отличалась

единством, ибо циркуляция в пределах государства различных

монет с различными названиями так же усложняет торговые рас-

четы, как существование монет неопределенного качества. Этому

требованию, конечно, частные лица не могут удовлетворять при

свободной чеканке монеты, как это и видно в действительности

из примера средних веков: появились бы монеты самых разнооб-

разных названий, качеств и вида, что повело бы к крайнему за-

труднению обращения ценностей и весьма пагубно отразилось бы

на всем народном хозяйстве. Отсюда следует, что в интересах

народного благосостояния, в интересах свободного развития тор-

говых международных и внутренних сношений необходимо, что-

бы право чеканки монеты было изъято из области личных инди-

видуальных прав и предоставлено исключительно лишь государ-

ственному союзу. Необходимость эта настолько общепризнана в

настоящее время, что в финансовой литературе нельзя найти ни

одного возражения против регальности монетного дела.

Впрочем, такое воззрение далеко не всегда было господствующим,

что отчасти находило себе объяснение и в самом характере прежних

орудий обращения. Первоначальными орудиями обращения были: скот

(откуда и слово pecunia), до настоящего времени имеющий то же значе-

ние у кочевых народов; звериные шкуры, меха и другие наиболее обще-

распространенные товары (соляные плитки в Абиссинии и вообще внут-

ренней Африке, бобы, какао у древних мексиканцев, слоновая кость в

Африке, треска, сахар, табак в колониях и пр.). Трудно вообще перечис-

лить все разнообразные суррогаты, заменявшие человеку долгое время

деньги, пока он не нашел благородных металлов и не убедился, что это

самый лучший материал для выделки орудия меновых отношений. Пер-

вые металлические деньги, появившиеся на земле, отличались крайней

грубостью: это были простые слитки металла неправильной формы и

величины; наш рубль, напр., первоначально представлял собой весьма

неровный, неправильный обрубок (откуда происходит и самое название)

серебра, снабженный штемпелем; в той же форме являлось большинство

древнейших монет. Они отличались большой тяжестью и ценились

обыкновенно по своему весу, вследствие чего и самые названия их были

простым обозначением веса содержащегося в них металла: асс у римлян,

драхма у греков, фунт стерлингов у англичан, марка у германцев. При

таком порядке дело чеканки далеко не имело первенствующего значе-

ния, а потому и оставалось в руках частных лиц. Только позднее, с раз-

витием торговых сношений и с увеличением злоупотреблений сеньоров,

неудобства свободной чеканки монеты частными лицами без контроля

государства давали чувствовать себя все более и более и повели к объяв-

лению монетного дела регалией казны. Долее других государств право

частных лиц на чеканку монеты удержалось, кажется, в Польше, где оно

было уничтожено в 1601 г. (собственно, со времени короля Вацлава до

Людовика Венгерского существовала регалия, но последний ради инте-

ресов своей династии продал ее вместе с другими привилегиями в руки

шляхты).

Указав на юридический характер монетной регалии, мы

должны выяснить теперь, насколько она, без вреда для народного

хозяйства, может служить целям фиска. В средние века прави-

тельства часто смотрели на эту регалию как на источник значи-

тельного дохода, исходя из того странного воззрения, разделяв-

шегося даже и учеными того времени, что будто бы цена монеты

зависит не от ее внутреннего достоинства, а от воли верховной

власти. Увлекаясь возможностью легкого обогащения, они по-

степенно уменьшали внутреннее содержание монет, оставляя их

прежнее наименование и, следовательно, ту же нарицательную

стоимость. Такими выпусками дешевой монеты отличались

французские короли начиная с Людовика IX, и особенно

Филипп IV Красивый, получивший даже за свою деятельность в

этом направлении название «фальшивого монетчика». Результа-

ты такой политики обнаруживались обыкновенно потрясением

народного хозяйства тех стран, где она имела место, и только

путем горького опыта, путем наблюдения этих пагубных послед-

ствий правительства пришли к убеждению о необходимости ос-

тавить такое ложное воззрение и заботиться о соответствии внут-

реннего содержания с нарицательной ценой монеты. В самом

деле, преследование чисто фискальных целей в монетной рега-

лии, выражающейся в выпусках малоценной монеты, сопровож-

дается, по силе вещей, следующими явлениями: 1) Прежде всего

является сильный стимул к подделке монеты частными лицами.

Когда, как это было в истории русского монетного дела, из пуда

меди, стоившего 5 р., чеканилось правительством монеты на

312 р., подделка последней или, лучше сказать, печатание ее ча-

стными лицами являлась до крайности привлекательной, ибо ус-

пех обещал фальсификатору несколько тысяч процентов барыша.

Выгодность и привлекательность подделки монеты в таком слу-

чае настолько велика, что даже самые строгие наказания, как это

видно из массы исторических примеров, не могут устранить ее.

2) В международных торговых отношениях наступает расстрой-

ство: иностранцы, не будучи вынуждены брать монету иначе как

по внутреннему достоинству, конечно, тотчас обесценят такую

монету, нарицательная и действительная стоимость которой не

совпадает; вследствие этого все иностранные товары непременно

вырастут в цене, а вслед за ними и предметы внутреннего произ-

водства. 3) Рыночная ценность монеты падает, и пропорциональ-

но ее падению поднимаются цены всех жизненных припасов, а за

ними и других товаров. 4) Так как правительство столько же кре-

дитор, сколько должник, то будет немедленно вместе с упадком

ценности денег столько же проигрывать на налогах и других сбо-

рах с граждан, сколько выиграет на выпуске дешевой монеты.

Правда, здесь есть исход: правительство может требовать уплаты

сборов старой монетой высокого внутреннего достоинства, но

несправедливость такой меры слишком сильно бросается в глаза; такое требование и рядом с ним оплата государственных расхо-

дов новой малоценной монетой послужили бы слишком нагляд-

ным доказательством желания быстрой и легкой наживы; кроме

того, дискредитированная таким образом самим правительством

новая монета еще более упала бы в цене, а старая начала бы исче-

зать из обращения.

Итак, отсюда получается тот вывод, что правительство не

может и не должно делать монетную регалию прибыльной стать-

ей, оно не должно опускать внутреннюю ценность монеты срав-

нительно с нарицательной ее стоимостью ниже известного, весь-

ма ограниченного предела, ибо только при этом условии возмож-

но достижение самой цели монетного производства – обществен-

ной пользы. В настоящее время это требование достигло такого

ясного выражения и признания, что в некоторых странах прави-

тельства совсем отказываются окупать даже свои расходы на че-

канку монеты и производят ее для частных лиц бесплатно (Анг-

лия, Соединенные Штаты), а многие ученые вполне оправдывают

такой образ действий. Но это уже противоположная крайность,

допущение которой тоже нежелательно. В самом деле, нет со-

мнения, что чеканка монеты есть весьма важная услуга, оказы-

ваемая правительством частным лицам, так как золото в виде мо-

неты является несравненно более удобным орудием обращения,

чем в виде слитка. Но чеканка монеты сопряжена со значитель-

ными расходами, и если они не возмещаются владельцем монеты,

то их приходится покрывать из общих государственных сумм,

т.е. за услугу, оказанную одному лицу, должны платить все граж-

дане. Спрашивается, на каком же основании данное лицо, доста-

вившее на монетный двор металл, получает даром монету, весьма

важную для его личных целей, а издержки на чеканку монеты

идут на счет налогов, взимаемых со всего народа? Очевидно, что

такая даровая услуга со стороны правительства является совер-

шенно ненормальной с точки зрения общественного интереса.

Поэтому во многих европейских государствах взимается извест-

ная пошлина за преобразование металла в монету посредством

установления законом известной разницы между ее внутренним

содержанием и нарицательной стоимостью: так, во Франции,

напр., из килограмма чистого золота, покупающегося за 3437 фр.,

чеканится 3444 фр., из килограмма серебра, покупающегося за

220,150 фр., чеканится 222,23 фр.; в Германии золотая монета

чеканится на 0,4 %, а серебряная – на 1 % дороже внутренней

стоимости. Вообще считается за основное правило, что доход-

ность от чеканки монеты должна быть заключена в наивозможно

тесные пределы и чем быстрее циркуляция, чаще международные

сношения, тем это правило должно соблюдаться строже. Во вся-

ком случае пошлина за чеканку монеты не должна превышать

расходов на эту операцию.

Второй вид дохода от монетной регалии проистекает от че-

канки разменной, или так называемой билонной монеты. Раз на-

родное богатство развилось до такой степени, что деньгами яв-

ляются только благородные металлы, а все остальные монеты

имеют значение только денежных знаков, то не представляется

никакой надобности соблюдать соответствия между номинальной

и внутренней стоимостью этих последних. Не опасаясь никакого

вреда для денежного обращения, правительство может допускать

бóльшую или меньшую разницу между этими стоимостями и де-

лать ее источником государственного дохода, но лишь с услови-

ем, чтобы количество разменной монеты не переходило границы

действительной нужды в ней.

Третий вид дохода от монетной регалии получается путем

установления jus praeemptionis на благородные металлы, т.е. пра-

ва первой покупки их по определенной цене (несколько ниже

рыночной, что и доставляет барыш).