§ 27.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

Прекрасной иллюстрацией ко всему сказанному о вре-

де, который проистекает для народного хозяйства от злоупотреб-

лений правительства в монетной политике, может послужить ис-

тория монетной регалии вообще и, в частности, история наших

медных денег. В течение весьма долгого периода времени в Рос-

сии монетой являлись меха и кожаные деньги, носившие назва-

ние «кун», перешедшее впоследствии и на металлические деньги,

рядом с ними обращаются и серебряные нештемпелеванные

слитки под именем «гривен», а потом «рублей», на которых уже

существует правительственный штемпель. Достоверные сведения

о чеканке этой монеты относятся к княжению Дмитрия Донского.

Впоследствии с открытием медной руды при Иоанне III началось

печатание медной монеты. В то же время правительство стремит-

ся всячески к привлечению благородных металлов из-за границы.

Сама казна «Великого Государя» вела для той цели отпускную

торговлю (клей, икра, смольчуг, лен, ревень, щетина, поташ) раз-

ными товарами, из которых некоторые захватывала в монополию.

От иностранцев требовались главным образом «ефимки», кото-

рые «шли в денежный передел и от того Великого Государя казне

прибыль, а купецким людям в торгах пополнение». Ефимки пе-

речеканивались в рубли по удвоенной цене, что считалось вполне

дозволительным.

Еще бóльшие злоупотребления в монетном деле начались в

царствование Алексея Михайловича и скоро привели к крупному

кризису. Россия в это время находилась в крайне плачевном по-

ложении: бюджет ее был утроен, а средств все-таки не хватало;

казна не имела возможности платить чиновникам и содержать

ратных людей; приходилось изобретать новые источники дохо-

дов. Налоговые нововведения – налог на соль и табак не были

достаточны для удовлетворения потребностей государства, и

правительство ввиду такой экстренной нужды решилось на край-

нюю меру – выпуск низкопробной монеты. Взамен серебряных

копеек (постоянной, общеупотребительной монеты с царствова-

ния Иоанна IV) были выпущены медные по нарицательной цене

серебра. Последовало несколько выпусков таких медных копеек,

причем первоначально ничего чрезвычайного не произошло: на-

род, еще не разобравши, в чем дело, доверчиво принимал новые

деньги наравне со старыми; но приблизительно уже через 21/2

года после первого выпуска наступил решительный переворот в

воззрениях народа на медную монету. Чем больше правительство

пускало в обращение медных денег, тем больше затруднений

происходило в экономической деятельности населения. Ино-

странцы требовали старых денег, вследствие чего они стали исче-

зать из употребления; само правительство всячески старалось

извлекать их из обращения. Вера в медные копейки скоро поко-

лебалась, особенно на всех пограничных линиях, а затем и внутри

страны; ценность новой монеты стала быстро падать, и через три

года, по свидетельству Котошихина, за один рубль серебра дава-

ли уже 15 и даже 17 медных рублей.

Первым пагубным последствием этих выпусков было

страшное развитие подделки монеты, поощряемое чрезвычайной

выгодностью этого дела, так как правительство из пуда меди,

стоившего 5 р., чеканило на 312 р. монеты. И вот все пустились

подделывать, и знатные и бедные, в России и за границей; тор-

говля медью чрезвычайно оживилась; все предметы, сделанные

из меди, стали переделываться в монету. Страшные наказания

были установлены правительством за подделку монеты: более

7000 человек за этот период были казнены смертью, почти у

14 000 лиц были отрублены ноги и руки, масса была сослана в

Сибирь и потеряла свои имения, конфискованные казной, но все

это мало помогало делу, и монета, к большому ущербу казенных

интересов, продолжала подделываться и падать в цене. Вместе с

падением последней все торговые операции и сделки (особенно

все твердые уплаты: жалованье, заработная плата, долги) потер-

сильное потрясение; торговля вынесла страшные потрясе-

ния, наступила повсюду чрезвычайная дороговизна: крестьяне,

сбывавшие многие продукты своего хозяйства непосредственно в

города, получая медные деньги и убедившись в их негодности,

мало-помалу перестали ездить на базары; городские рынки стоя-

ли пустыми, подвоз жизненных припасов прекратился и во мно-

гих городах России наступил голод. К этим экономическим по-

следствиям присоединилось еще и фискальное, в значительной

мере усугубившее их влияние; само правительство, бессозна-

тельно подражая средневековым примерам, наложило на себя

руки.

Все ратные люди, все чиновники, получавшие твердое жалованье в

определенной цифре, очутились в наиболее тяжелом положении, так как

они получали теперь свой прежний оклад жалованья дешевой монетой,

уменьшившей его величину в 17 раз; а так как при этом во многих пунк-

тах страны население совсем перестало брать медные деньги, то ратные

люди поневоле попали в такую крайность, единственный исход из кото-

рой представлялся в грабеже. В городах, пограничных с Малороссией, «с

голоду помирают, и полки медных денег брать не хотят, хотя бы их ру-

бить велели, но всех не перерубить…» Из Переяславля стольник Лады-

женский тоже доносил, что и «в Черкасских городах медных денег не

берут» и что «ратные люди оскудели вконец и почали воровать беспре-

станно: многих людей без животов сделали, жить с ними вместе нельзя»,

и т. д. Народ бунтовал и убивал царских любимцев.

В 1667 г., спустя семь лет, царь приказал прекратить выпуск

медной монеты и, начеканив серебряных денег, собирать медную

монету и обменивать ее на серебряную, но не по первоначальной

цене, а по ходячей. Однако злоупотребления по чеканке продол-

жались благодаря отсутствию определенных воззрений на это

дело.

Петр Великий впервые усвоил твердую политику в монет-

ном деле, впрочем относительно только золотой и серебряной

монеты, дозволяя себе то же отношение к медной, что и его

предшественники. Он выпускал во время войн со Швецией массу

медных денег ниже номинальной стоимости. Берг-коллегия дово-

дила до сведения царя о вреде такой системы, Петр соглашался

на словах, но, видя в ней только временную меру, продолжал

следовать ей и спокойно переносил ее вредные последствия. Пуд

меди (из Олонецких рудников) стоил не более 2–3 р., а между тем

монеты из него выделывалось на 20 и даже на 30 р. Выпуски та-

кой дешевой монеты продолжались и при преемниках Петра,

ценность их постепенно падала, и Россия наводнялась фальшивой

монетой, привозившейся даже из-за границы, особенно из Поль-

ши, где многие русские беглецы занимались ее подделкой. В за-

ключение, несмотря на относительную умеренность этих выпус-

ков, при императрице Анне Иоанновне произошел кризис вроде

того, который имел место при Алексее Михайловиче, хотя в бо-

лее слабой степени; с целью изыскания мер против него была

наряжена особая комиссия. Последняя пришла к заключению, что

следует извлечь из обращения дурную монету и выпустить хоро-

шую; эти благие пожелания были, конечно, весьма справедливы,

но затруднительны для практического осуществления и потому

не имели последствий. Наконец при Елизавете Петровне заботы

об этом вопросе были возложены на Сенат, который старательно

занялся его разрешением. Мнения и предложения, высказывав-

шиеся и обсуждавшиеся тогда в Сенате, были чрезвычайно раз-

нохарактерны, а многие из них и весьма типичны.

Так, Мелиссино предложил выпуск билетов и ассигнаций для об-

мена дурных знаков, Шлеерман – устройство государственной лотереи.

Большинство, имея в виду печальный пример Франции с ее банком

Джона Ло, отвергло эти предложения, и Сенат принял решение, что «бу-

мажные деньги еще вредительнее, чем медные, ибо не содержат в себе

уже никакой внутренней доброты»; к тому же-де весьма предосудитель-

но будет, «что вместо денег будут ходить бумажки». Мокеев предлагал

на 3 милл. р. наделать пятикопеечников по 20 р. с пуда и выменять дур-

ную монету, но это было отвергнуто по недостатку денег. Весьма стран-

ная мера проектировалась знаменитым фельдмаршалом Минихом – учре-

дить торговую компанию, которой поручить сбыть пятикопеечники в

Азию, как будто они там были особенно нужны! Рациональнее было

предложение Демидова – объявить пятикопеечные монеты в копейки,

прекратить прежние выпуски и увеличить содержание новой монеты

в пять раз. Такая девальвация показалась, однако, Сенату слишком силь-

ной мерой и была отвергнута из опасения большого ущерба для казны и

народа.

Наконец было принято близкое сюда и более умеренное

предложение графа Ягужинского, которое заключалось в посте-

пенном уменьшении номинальной стоимости пятикопеечных

монет по одной копейке в год до их действительной стоимости,

т.е. до одной копейки. Эта удачная мера была выполнена в 1755 г.

Шуваловым. Затем положено было из пуда меди печатать монеты

на 8 р. (при цене его 5–6 р.), т.е. впали в противоположную край-

ность; новые деньги оказались столь неуклюжими и неудобными,

что через два года тот же Шувалов предложил уменьшить их вес

вдвое и чеканить из пуда только 16 р. монеты. При Петре III эта

норма дошла было до 32 р., но при Екатерине II опять опустилась

до 16 р. и существовала в этом виде до 1849 г., когда опять было

принято за правило чеканить из пуда меди монеты на 32 р.; в

1868 г. выпущена медная монета еще более мелкая и совершенно

иного образца, которая обращается и теперь (из пуда – 50 р.).

Кризиса за этими выпусками медной монеты, соединенными с

уменьшением ее внутренней ценности, не последовало, во-

первых, потому что медь значительно возросла в цене, во-вторых,

потому что медная монета постепенно утратила свое значение

денежной единицы и сделалась денежным знаком – разменной,

или билонной монетой.

Не прослеживая истории нашей золотой и серебряной моне-

ты, заметим только, что она сравнительно не подвергалась таким

колебаниям в своих отношениях между внутренней и номиналь-

ной стоимостью, как медная. Металл был иностранный, ино-

странного же происхождения была и большая часть монеты (гол-

ландские гульдены, испанские червонцы, Iaochimsthaler’ы). Са-

мые рубли до Петра Великого были очень редки. Петр Великий

стремился уничтожить существовавшее до него разнообразие

монеты и с этой целью в 1711 г. приступил к обмену старой мо-

неты на новую, им начеканенную; установленная при этом проба

не была особенно высока: для золотых двухрублевиков – 75-я,

для серебряных денег – 70-я и лишь для червонцев – 90-я. Публи-

ка весьма скоро привыкла принимать новую монету, и порядок

денежного обращения был восстановлен. В России не было своих

благородных металлов, и Петру I при развившейся торговле и

начавшейся промышленности предстояло решить нелегкую зада-

чу – добыть потребный для монеты материал. Он разрешил ее

довольно удачно следующим постановлением: 1) дозволил при-

возить частным лицам металлы в купецкую палату, где казна их

покупала по выгодной для торговцев цене (особенно серебро);

2) все привозимое из-за границы золото и серебро во всех видах

освободил от всяких пошлин; мало того, казна принимала даже

на свой счет перевозку металлов от приморских городов до Мо-

сквы и Петербурга. Последствия этих мер были весьма благопри-

ятны, так что при Петре недостатка в золоте и серебре для чекан-

ки монеты не ощущалось.

Русская государственная монетная единица есть серебряный

рубль, разделяющийся на сто копеек и содержащий в себе 4 зол.

21 долю чистого серебра. Монета делится на полноценную и раз-

менную. Полноценная, или так называемая «банковая» монета

чеканится из золота и серебра; разменная, или «билонная» монета

предназначается исключительно для внутреннего обращения в

дополнение к полноценной и чеканится из серебра и меди.

Золотая монета чеканится десятирублевого достоинства

(империал) и пятирублевого (полуимпериал). Последний, срав-

ненный в 1885 г. с 20-франковой французской монетой и изме-

ненный по внешности, содержит в себе 1 зол. 34,68 долей чистого

золота (империал вдвое больше) и чеканится 900-й пробы деся-

тичного деления (т.е. на 1000 частей полагается прибавка

100 частей меди). Та же проба на десятичный разновес установ-

лена у нас с 1885 г. и для серебряной банковой монеты, которая

чеканится достоинством в рубль, полтинник и четвертак. Размен-

ная серебряная монета содержит в себе на 500 частей чистого

серебра 500 частей меди (48-й пробы) и делается достоинством в

20, 15, 10 и 5 к. Медная монета чеканится в 5, 3, 2, 1, 1/2, 1/4 к. по

50 р. из пуда. Прием разменной монеты обязателен между част-

ными лицами в размере, не превышающем 3 р., для казны же – в

неограниченном размере.