§ 31.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Табак как объект обложения во многих отношениях

представляет противоположность соли. Он не только не является

предметом первой необходимости, но даже не обладает какими-

либо полезными свойствами, а во многих случаях оказывается

вредным для здоровья и даже для умственных способностей. Он

не входит в фабрикацию никакого другого продукта, и потому

сокращение его производства не может отражаться на других

отраслях промышленности. Затем, потребление его, благодаря

существованию разнообразных сортов, совершается обыкновенно

более или менее пропорционально средствам потребителя, а не в

обратном отношении к ним, как потребление соли. Таким обра-

зом, те возражения, которые были сделаны выше против обложе-

ния соли, здесь не могут иметь места, и, напротив, здесь налицо

те свойства, которые отчасти были поводом и налогов на соль:

значительная распространенность табака в массе населения,

трудность отстать от привычки потреблять его и отсутствие сур-

рогатов, которыми можно было бы заменить его в случае повы-

шения налогом цены. Кроме того, потребление табака несомнен-

но указывает на известную налогоспособность лица.

Ввиду этих соображений табак, составляющий предмет удо-

вольствия, распространенный главным образом в среде взросло-

го, способного к труду мужского населения, является безусловно

превосходным объектом обложения наряду со спиртными напит-

ками. Вследствие этого во всех странах в настоящее время он и

подвергается более или менее тяжелому налогу в виде регалии,

таможенной пошлины или акциза.

История табака, который играет, таким образом, важную роль в фи-

нансовом и еще более важную в народном хозяйстве, представляет стран-

ную противоположность с историей другого растения (из того же семейст-

ва «пасленовых») – картофеля: оба эти продукта вывезены в Европу из

Америки, и в то время как картофель, несмотря на все поощрения и заботы

правительств, едва-едва распространялся, распространение табака, не-

смотря на массу запрещений и преследований, шло весьма быстро.

12 октября 1496 г. Христофор Колумб, пристав к берегу о. Гвана-

ханы, увидел там курящих индейцев, которые держали в зубах сверну-

тые листья какого-то растения, называя их табаком; название этих пер-

вобытных сигар было перенесено европейцами на самое растение. Из

рассказов современников Колумба об употреблении табака видно, что

курение не было ежедневной потребностью индейцев и совершалось ими

лишь во время религиозных празднеств, причем подмешивались вещест-

ва одуряющие, так что курившие доходили до опьянения. Из европейцев

некто Овиедо первый привез семена табака в Испанию, где его стали

разводить как декоративное растение, для украшения садов. Затем его

стали употреблять в аптеках как лекарственное средство против ревма-

тизма, тошноты и пр.; наконец появляется курение табака, нюхание,

жевание. Особенную известность табак получает в 1560 г., когда фран-

цузский посланник в Лиссабоне Жан Никот привез его в Париж и поло-

жил начало разведению его во Франции; отсюда табак быстро распро-

странился по всей Европе, и через 50 лет повсюду была уже масса куря-

щих. Духовенство первое обратило на это внимание, находя употребле-

ние табака несогласным с уставами церкви. Папа Урбан VIII издал бул-

лу, угрожавшую отлучением за нюхание табака в церквах; в 1692 г.

пять монахов, уличенные в курении сигар у церковных дверей во время

богослужения, были живыми замуравлены в стену (в Сант-Яго); в 1698 г.

папа Иннокентий XII подтвердил буллу Урбана VIII. Но, несмотря на эти

строгие меры, употребление табака росло все более и более и заразило

собой даже духовенство. В 1724 г. папа Бенедикт XIII, сам имевший

слабость к табаку, отменил запрещение курить, и с этих пор употребле-

ние табака освободилось от всяких стеснений. Вместе с распространени-

ем его употребления правительства повсюду начинают смотреть на него

как на удобный источник государственного дохода и подвергать обло-

жению в той или другой форме.

В настоящее время табачная монополия существует во

Франции1, Испании, Австрии, Италии, Румынии и Турции.

Прежде чем приступить к решению вопроса о том, существуют

ли в этой монополии такие выгодные стороны, которые давали

бы ей перевес перед другими способами взимания налога с таба-

ка, мы остановимся на организации ее в двух важнейших из пе-

речисленных стран – Австрии и Франции, где она приносит хо-

роший доход и не возбуждает открытого, по крайней мере, недо-

вольства со стороны населения2.

В общих чертах устройство ее в обеих странах весьма сход-

но. Первое и главное условие существования монополии заклю-

чается в запрещении частным лицам разводить табак без особого

ежегодного разрешения администрации; никто не имеет права во

Франции и Австрии сеять табак, не заявивши о том табачному

управлению и не получивши на это дозволения. Только при со-

блюдении этого условия правительство получает возможность

контроля за производством сырого табака. В видах того же кон-

троля необходимо, чтобы культура табака была по возможности

сосредоточена только на некоторых пунктах страны и скучена, а

не разбросана: последнее сделало бы правильный надзор админи-

страции за разведением этого растения фактически невозмож-

ным. Поэтому в обоих государствах разведение табака обставле-

но различными ограничениями как по местности (во Франции

культура эта дозволяется только в 15 департаментах), так и по

размеру плантаций (во Франции наименьший размер участка для

плантаций – 10 акров; в Австрии по этому предмету существуют

специальные постановления для каждой отдельной провинции: в

Галиции наименьший размер плантаций – 75 кв. саж. в огородах

и 200 – в полях, для Венгрии – 300 в огородах и 800 – в полях,

и т.д.). Что касается до самой раздачи дозволений и пространства

земли во всей стране, идущей под табачные посевы, то это опре-

деляется в конце года финансовым управлением. Пропорцио-

нально предполагаемой для будущего года потребности в раз-

личных сортах вычисляется необходимое количество гектаров

или иохов, поступающих под табачную культуру всей страны и

притом для каждого рода табака отдельно. Затем пространство

это распределяется по провинциям, где разрешено табаководство,

соображаясь с чем администрация и раздает дозволения.

Второе важное условие монополии состоит в том, что весь

полученный плантатором табак поступает в казну; исключения

допускаются сравнительно редко и с большими затруднениями.

Так, во Франции и Венгрии на особых условиях разрешается раз-

ведение табака, специально предназначенного для вывоза за гра-

ницу; а в последней, сверх того, благодаря недавнему установле-

нию там монополии (с 1851 г.) допущено как послабление и раз-

ведение табака на небольшом пространстве для собственного

потребления плантатора. Весь табак, принятый от плантаторов по

цене, назначенной самим же правительством, поступает на казен-

ные фабрики огромных обыкновенно размеров (в Австрии число

их равно 28, во Франции – только 21). Кроме собственного табака

внутреннего производств на этих же фабриках перерабатывается

частью и табак иностранный, получаемый табачной администра-

цией из-за границы, причем всякая выписка заграничного табака

частным лицом, конечно, запрещена. Сфабрикованный табак по-

ступает в казенные склады или магазины, откуда, с известным

процентом уступки, уже продается частным торговцам табака и от

последних – прямо потребителям. Эти торговцы состоят, особенно

во Франции, под деятельным контролем администрации, и самое

дозволение торговать табаком выдается далеко не всякому лицу и

притом в последней стране нередко соображается с политической

благонадежностью его, рассматривается как средство награды для

бедных чиновников, лиц военного сословия и их семейств.

Такова в общих чертах сущность государственной монопо-

лии в государствах, где устройство ее является сравнительно об-

разцовым; другие государства также более или менее придержи-

ваются этих же начал, отступая от них в мелочах и подробностях.

Отметим теперь слабые и сильные стороны табачной рега-

лии; вот важнейшие из первых:

1. В видах контроля, как мы видели, правительство ограничи-

вает пространство культуры табака и тем наносит сильный удар

сельскому хозяйству тех местностей, где по климатическим усло-

виям табаководство могло бы существовать в менее значительных

размерах, и сокращает вообще производство табака в стране.

Во Франции, напр., до восстановления Наполеоном I табачной мо-

нополии, в 1811 г. средняя цифра за три предшествовавших года пред-

ставляла собой 14 474 гектара табачных плантаций в 43 департаментах

с 161/2 милл. килогр. собираемого табака: в первый год введения моно-

полии (1811 г.) производство табака было ограничено восемью департа-

ментами с позволением засадить табаком 11 тыс. гект., но в действи-

тельности плантаторы взяли разрешение лишь на 7138 гект.; в 1813 г.

плантаций было лишь 5238 гект. и лишь через 70 лет, в 1883 г., про-

странство их достигло прежней величины – 14 225 гект. Вместе с

уменьшением туземного табаководства во Франции растет ввоз ино-

странного табака, ничтожный во время отсутствия монополии (около

5 %) и достигший в 1883 г. более 56 % всего потребляемого табака, и

падает вывоз туземного: в 1810 г., накануне введения регалии, было вы-

везено из Франции табака 11641/2 тыс. килогр., в 1830-х гг. средним чис-

лом только по 840 тыс. килогр. в год, в 1860-х гг. – 500 тыс. килогр., а в

1884 г. было отпущено за пределы Франции только 31 тыс. килогр. Те же

самые явления можно наблюдать в Австрии, где дирекция табачной ре-

галии приобрела в 1881 г. 371 тыс. метр. центн. туземного и 761/2 тыс.

центн. иностранного табака, а в 1885 г. – уже только 226 тыс. центн. ту-

земного и 106 тыс. центн. иностранного. Особенно пагубно в этом отно-

шении действует отдача монополии на откуп, как это имело место в

Италии, Румынии и теперь практикуется в Турции и Испании. Уничто-

жение внутреннего табаководства прямо входит в расчеты откупщиков,

так как операции с привозным табаком производятся гораздо проще и не

требуют сложного и дорогостоящего контроля; поэтому в Румынии,

напр., откупщики производили браковку табаков с такой придирчиво-

стью и надзор за культурой с такими притеснениями, что табаководство

постоянно и сильно сокращалось: до введения монополии производство

табака в Румынии определялось в 10–12 милл. килогр., в последний год

управления монопольного товарищества (1879 г.) оно упало до 780 тыс.

килогр., т.е. сократилось в 12–14 раз. В Италии потребление туземного

табака при откупе (до 1884 г.) равнялось только 22–23 %, да и теперь,

впрочем, не превышает 26 %.

2. Но, кроме общего давления на производство и вследствие

этого его уменьшения, влияние табачной монополии должно от-

ражаться неблагоприятно на самом распределении табачной

культуры. Контроль за разведением табака удобен только, если

плантации не слишком мелки и раздроблены; поэтому, как мы

говорили уже, в странах монополии разрешение сеять табак вы-

дается лицу, если участок земли, для того предназначенный, не

меньше определенной нормы. Таким образом, существование

табачной монополии благоприятствует крупному землевладению

и, наоборот, лишает мелкое возможности вести чуть не единст-

венную выгодную во многих местностях для мелких собственни-

ков или общинников форму хозяйства.

Если же освободить табаководство от ограничений и стеснений

тщательного контроля, то финансовые выгоды монополии скоро окажут-

ся призрачными вследствие развития корчемства, как это имеет место в

Турции, где из 31 милл. килогр. производимого табака только 5 милл.

обрабатываются на фабриках и мастерских монопольного управления, а

остальные 251/2 милл. килогр. распределяются почти поровну между

вывозом и корчемной продажей внутри страны1.

3. Стремясь к упрощению фабрикации, табачная монополия

имеет тенденцию к уменьшению количества вырабатываемых

сортов табачных изделий, к понижению их качества и к установ-

лению в них однообразия.

«Французская администрация, – говорит г. Рагозин, – употребляет

в эти сорта (простого курительного табака и сигар низшего сорта) табаки

почти всех департаментов для достижения однородности фабрикации во

всей стране и затем посредством смачивания в табачном соусе отнимает

у табака всякий оригинальный вкус, а сигары нарочно делает возможно

слабыми, чтобы тем принудить их больше курить»1. В прейскуранте

французской монополии 1875 г. насчитывалось всего 93 сорта табака и

табачных изделий всякого рода и происхождения в 43 различных ценах.

На устройство изделий табачной монополии указывают, между прочим,

следующие факты: в 1887 г. в г. Нежине и местечке Мене агенты румын-

ской монополии скупили 9475 пуд. никуда не годного табака, с которым

складчики не знали что делать и который готовы были установленным

порядком уничтожить; аналогичный случай произошел и в Гродненской

губ., откуда был отправлен туда же, в Румынию, в количестве 6034 пуд.

продукт самого плохого качества, не находивший себе сбыта на местные

фабрики. Дурное качество курительного табака и однообразие его еще

более увеличивает тайный ввоз табака из-за границы, который и без того

вызывается в значительных размерах высокой премией при продаже

такого табака. Во Франции, по мнению авторитетных лиц, контрабанд-

ного табака распространяется до 2 милл. килогр., т.е. до 1/5 всего количе-

ства иностранного табака.

4. Злоупотреблениями и ошибками чиновников при приеме

табака, естественно объясняемыми трудностью и поспешностью

этой операции, наносится сильный вред как фиску, так и табако-

водам в особенности.

Злоупотребления эти в Австрии особенно сильны и, по словам Ра-

гозина, бывают двух родов: неправильно высокая оценка и неправильно

низкая оценка. «Первая делается, разумеется, за деньги, вторая же – с

целью пополнить недостаток лучших сортов и выгородить от ответст-

венности смотрителя магазина»2. Существует при приемке даже обман

относительно веса, который обнаружить весьма трудно.

5. Казенное хозяйство табачной монополии ведется далеко

не с такой выгодой и экономией в издержках, как то же самое в

частной фабрикации и торговле. Валовые доходы от табака во

Франции и Австрии поражают своими крупными размерами; но

отнюдь не следует увлекаться их величиной. Значительная часть

их уходит непроизводительно на разнообразные расходы: из-

держки производства во Франции колеблются от 21 до 28 %, в

Австрии равны приблизительно 38 %, в Италии – 47,5, в Испа-

нии – 44 %.

Казна в качестве предпринимателя-фабриканта переплачивает вез-

де и всегда: по расчету Рагозина, казенная фабрикация табака во Фран-

ции обходится дороже частной не менее как на 50 %; за внутренний та-

бак правительство оплатит более, чем следует, по крайней мере, на 30 %;

относительно приобретения монополией заграничного табака замечается

то же самое: французское правительство теряет при его покупке 20 %

вследствие самого способа заготовления табака и 30 % вследствие по-

стоянного требования одних и тех же его сортов и происходящей отсюда

невозможности пользоваться благоприятными условиями рынка. Нако-

нец, монополия вызывает излишнюю перевозку и транспортировку таба-

ка, чтобы уравнять количество запаса и качество табака в различных

фабриках и магазинах; это обстоятельство, конечно, опять ведет непро-

изводительно к увеличению стоимости казенного табачного производст-

ва сравнительно с частным.

Наряду с этими мрачными сторонами табачной регалии

можно отметить только одну светлую – большую доходность

сравнительно с налоговой системой. В самом деле, табачный до-

ход, за покрытием всех расходов, составлял:

в Австрии (без Венгрии) (1891 г.) ............ 33 770 400 гульд.

в Италии (1898 г.) .......................................188 000 000 лир

во Франции (1898 г.) ..................................392 885 900 фр., –

причем, как известно, народонаселение перечисленных государств

не превышает 40 милл. жителей. Чистого дохода от табачного сбо-

ра, за покрытием всех расходов по содержанию регалии, прихо-

дится на душу населения: во Франции – 1 р. 99 к., в Австрии – 1 р.

24 к., в Италии – 1 р. 6 к., в Румынии – 96 к., в России – при налоге –

только 15 к. Однако если сопоставить эти цифры с цифрами потреб-

ления табака на душу населения: во Франции – 2,3 фунта, в Авст-

рии – 3,4, в Румынии – 1,8, в Италии – 1,5, в России – 1,4 фунта –

и вычислить размер налога (в той или иной форме взимания), при-

ходящийся на 1 фунт потребленного табака: во Франции – 86 к., в

Австрии – 36 к., в Румынии – 53 к., в Италии – 70 к. и в России –

15 к., – то окажется, что не какие-либо особые свойства моно-

польной системы, а только высокий размер обложения обуслов-

ливает и большую доходность табачной регалии. С другой сторо-

ны, и последняя не имеет место в некоторых странах, как в Тур-

ции и Румынии, и несомненно, что она возможна только при ус-

ловии давности существования и однородности населения в по-

литическом, национальном и экономическом отношении.

Вопрос о возможности высокого дохода с табака и другими

системами налога и о желательности или нежелательности введе-

ния монополии у нас в России будет рассмотрен нами ниже, в

главе о табачном акцизе. Из приведенных же соображений легко

можно заключить, что невыгодные стороны регалии, ее влияние

на народное хозяйство, на нравственность населения, на стесне-

ние частной промышленности и т.п., делают ее крайне нежела-

тельной формой обложения, за исключением, пожалуй, тех стран,

где она существует, как во Франции и Австрии, сравнительно

давно и успела приспособить к себе привычки населения.