§ 34.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Чтобы создать желаемую равномерность обложения,

предлагают третий способ обложения – налог прогрессивный,

отличительное свойство которого состоит в том, что отношения

его окладов к соответствующим доходам (выраженные в процен-

тах или каким-либо другим способом) не равны, как в пропор-

циональном, а представляют собой ряд последовательно увели-

чивающихся цифр (напр., для 100 р. – 1 %, для 200 р. – 2 %, для

300 р. – 21/3 % и т. д.). Рост прогрессии может быть весьма раз-

личным, но всегда он совершается таким образом, что оклад на-

лога растет быстрее соответствующих сумм дохода. Такой налог

в значительной степени свободен от недостатков пропорциональ-

ного обложения, так как может заставить богатые классы платить

больше, чем классы бедные, и таким образом восстановить рав-

номерность обложения, нарушаемую в пропорциональном налоге

тем, что в нем не принимается во внимание настоятельность по-

требностей, удовлетворяемых доходом, с которого берется налог,

и неодинаковая чувствительность пропорциональной жертвы для

разных величин дохода.

Прогрессивный налог имеет весьма много противников;

считая эту форму за единственную рациональную меру к уста-

новлению субъективного равенства обложения, мы остановимся

подробнее на рассмотрении делаемых против него возражений.

1. Утверждают, что прогрессивный налог не может служить

твердым основанием финансовой системы, что государство не

может рассчитывать на какую-либо твердую, определенную циф-

ру, получаемую путем этого налога. В самом деле, цифра эта

обусловливается распределением в данное время богатства наро-

да, и с изменением этого распределения изменяется и количество

дохода казны; чем неравномернее богатство будет распределено

в обществе, тем более получит правительство от прогрессивного

налога, и наоборот. При пропорциональном налоге в 10 % казна

получит с 100 000 р. всегда одну и ту же цифру 10 000 р., будут ли

эти деньги в одних руках или в нескольких. Не то при налоге про-

грессивном. Положим, что доходы в 1000 р. обложены 1 %, в

2000 р. – 2, в 10 000 р. – 10, в 20 000 р. – 15, в 30 000 р. – 20 и, на-

конец, в 100 000 р. – 50 %. Сколько здесь возможно разного рода

комбинаций и как разнообразен будет доход при том или другом

распределении богатства в стране! Если доход в 100 000 р. сосре-

доточен в одних руках, то государство получит 50 000 р., если

доход этот раздроблен между 10 лицами, то только 10 000 р.

(10 % с 10 000 р. х 10), т.е. в 5 раз меньше; если этот доход раз-

дроблен будет еще более, если он будет, напр., в 100 руках, то го-

сударство при налоге в 1 % получит со всех 100 лиц только

10 000 р.; если же 100 000 р. находятся в 200 руках и если мини-

мум в 500 р. свободен от налога, то государство не получит ниче-

го. Этот пример наглядно показывает, как сильно может коле-

баться сумма государственного дохода при прогрессивном налоге

в зависимости от изменений в распределении народного богатст-

ва. С первого взгляда этот довод представляется, таким образом,

вполне основательным, но немногие возражения легко уничто-

жают его значение:

а) Действительно, при прогрессивном налоге возможны зна-

чительные колебания в сумме государственных доходов; но те же

колебания должны быть и при пропорциональном налоге, раз мы

установим известный минимум, свободный от обложения, а не-

обходимость такого минимума признана и теорией, и практикой;

уже одной этой льготой нарушается твердость финансовой сис-

темы. При минимуме в 500 р., свободном от обложения, и при

пропорциональном налоге, если 100 000 р. будут распределены

между 20 лицами, государство не получит ничего. Таким обра-

зом, упрек в нетвердости получений от прогрессивного налога

одинаково может относиться к пропорциональному обложению.

б) Для практических целей финансового управления важно

лишь то обстоятельство, чтобы доход, в действительности полу-

чаемый, был не менее ожидаемого, а не наоборот; а так как по

учению политической экономии и по данным действительного

опыта, выражаемым статистикой, богатство во всех странах, кро-

ме совершенно исключительных случаев, имеет тенденцию кон-

центрироваться в сравнительно немногих руках, то благодаря

этому обстоятельству финансовое управление, исчисляя возмож-

ный доход от прогрессивного налога, всегда (за исключением

разве периодов промышленных кризисов и сильных неурожаев)

рискует ошибиться лишь в выгодную для себя сторону: оно все-

гда может рассчитывать получить больше, а не меньше ожидае-

мого.

Второе возражение противников прогрессивного обложения

состоит в том, что в своем дальнейшем развитии оно отрицает

всякое побуждение к труду, останавливает накопление капиталов

и может повести при довольно сильной прогрессии к совершен-

ному прекращению производительной деятельности в обществе.

В самом деле, при неограниченном увеличении процента налога

настанет момент, когда налог будет поглощать больше того, что

лицо приобретает вследствие увеличения своей производительной

деятельности (напр., если 100 000 р. обложены 50 %, а 120 000 р. –

60 %, то в первом случае у владельца первого дохода останется

50 000 р. и второго – только 48 000 р., т.е. на 4 % менее, несмотря

на увеличение дохода на 20 %), и даже когда налог будет абсо-

лютно больше самого дохода и, следовательно, прекратит всякое

накопление. Эта аргументация поражает, по-видимому, своей

доказательностью, но она, подобно первому возражению, спра-

ведлива лишь с первого взгляда и представляет собой чисто абст-

рактное умозаключение: нигде на практике такой усиленной про-

грессии на существует и никто ее серьезно предлагать не может.

Проводя начало прогрессии до конца, мы, конечно, дойдем до

отрицания труда и собственности, до отрицания, имевшего место

в учениях социалистов и республиканцев первой французской рево-

люции. Так, в эпоху террора в 1795 г. Робеспьер незадолго перед

своим падением издал закон, по которому доход в 1000 фр. состав-

лял минимум, свободный от обложения, доходы до 10 000 фр. под-

лежали прогрессивной подати, сверх же 10 000 фр. весь излишек

конфисковался в пользу государства. В 1848 г. в той же Франции

было предложено несколько проектов подобной же усиленной

прогрессии, отрицающих собственность; эти нелепые попытки в

значительной степени дискредитировали прогрессивное обложе-

ние в глазах ученых, публики и представительных учреждений

Западной Европы. Но не надо забывать, что почти нет такой ис-

тины, которую нельзя было бы довести до абсурда последова-

тельным, бесконечным ее развитием. То же самое можно приме-

нить и к данному случаю: никто, конечно, из здравомыслящих

людей не думает об установлении прогрессии бесконечной; как и

всякой другой человеческой истине, требованию прогрессивно-

сти обложения должен быть поставлен известный предел. Поэто-

му защитники его (напр., Гарнье) желают лишь прогрессии уме-

ренной и ограниченной известными пределами, как того же дер-

жатся и многие положительные законодательства (в Англии,

Пруссии, Саксонии и др. странах).

Обратимся теперь к рассмотрению выгод прогрессивного

налога сравнительно с пропорциональным. Если взять для срав-

нения экономическое положение нескольких различных по сво-

ему доходу лиц, то нельзя не поразиться взаимным отношением

их расходов. Возьмем пример, приводимый немецким финанси-

стом Пфейфером с совершенно другой целью, но тем не менее

достаточно хорошо иллюстрирующий нашу мысль. Он берет пять

категорий лиц с доходами: в первой категории – 25 000 тал., в

пятой – 300 тал. – и сравнивает затем различные статьи расходов

этих лиц и их отношение к общей сумме доходов. Лицо первой

категории на предметы первой необходимости затрачивает

7196 тал., т.е. 28 % своего дохода, остальные 72 % оно может

тратить на предметы второстепенной важности и роскошь; лицо

же пятой категории на предметы необходимости расходует

251 тал., т.е. 84 % всего дохода, и лишь 16 % остается ему на

одежду, на лечение, на содержание во время безработицы и т.п.

Вообще это лицо соответственно своему доходу на каждую от-

расль расходов вынуждено тратить гораздо больше, чем лицо

первой категории: на хлеб в 14 раз, на соль в 41 раз, средним чис-

лом на все предметы необходимости в 9,37 раз. Представим себе

теперь пропорциональный налог в 10 %; за вычетом этих 10 % у

лица первой категории свободный остаток будет равняться 62 %,

у лица же пятой категории – только 6 %. Очевидно, что пропор-

циональный налог, равномерный объективно, в субъективном

отношении будет крайне неравномерным, что первому уплатить

налог почти не чувствительно, так как у него во всяком случае

эта уплата может быть сопряжена лишь с некоторыми лишения-

ми в предметах роскоши, тогда как для второго налог поглощает

бóльшую часть его остатка и уплачивается на счет расходов на

столь важные предметы, как лечение, одежда и т.п. Отсюда сле-

дует, что для уравнения чувства лишения у различных категорий

плательщиков должно увеличить налог для тех из них, которые

получают крупные доходы, и уменьшить для тех, которые полу-

чают небольшие доходы, т.е. превратить пропорциональный на-

лог в прогрессивный. Таким образом, только прогрессия окладов

может установить реальную, действительную равномерность на-

лога.

Самый лучший аргумент в пользу прогрессивности – это так назы-

ваемый экономический закон д-ра Энгеля, относящийся к стоимости

жизни в Пруссии в разных классах народа.

Закон этот блистательно подтвержден в Америке, в «Бюро стати-

стики» штата Массачусетс, в «Комиссии труда» полковника Дж. Лорда

штата Иллинойс и, наконец, в новейших изданиях Вашингтонского Ми-

нистерства Труда под ред. Карроля Райта («Seventh Report of the Commissioner

of Labour». 1891. C o s t o f P r o d u c t i o n . Wash.).

Вот этот закон:

1. Чем больше доход, тем меньше относительно процент издержек

на существование (продовольствие).

2. Процент отношения издержек на одежду приблизительно тот же

самый при всяком доходе.

3. Процент издержек на квартиру, отопление и освещение безраз-

лично почти тот же самый при любом доходе.

4. Чем более становится доход, тем больше увеличивается и расход

на второстепенные предметы (прихоти).

П р у с с к а я т а б л и ц а :

Процентное отношение издержек семьи

И З Д Е Р Ж К И

Рабочий с доходом от 225 до 300 долл.

Лицо среднего класса с доходами 450–600 долл.

Лицо зажиточное с доходом от 750–1000 долл.

1. Продовольствие ................. 62,0 55,0 50,0

2. Одежда ............................... 16,0 18,0 18,0

3. Квартира............................. 12,0 12,0 12,0

4. Отопление и освещение ...... 5,0 5,0 5,0

И т о г о: ..................... 95,0 90,0 85,0

Все прочие издержки (т.е.

второстепенные), как-то:

расходы на образование,

здоровье, комфорт и проч. .....

5,0

10,0

15,0

То есть, следовательно, если налог назначить в 5 % со всего расхо-

да, то у первого ничего не останется на второстепенные расходы, у вто-

рого останется 5 % и у третьего – целых 10 %.

Все американские данные подтверждают эти выводы. Вот извлече-

ние из таблицы Вашингтонского Министерства Труда.

С о е д и н е н н ы е Ш т а т ы и Е в р о п а :

ИЗДЕРЖКИ

Доход ниже 200 долл.

От 200–300

От 300– 400

От 400– 500

От 900–1000

От 1000– 1100

От 1100– 1200

Свыше 1200

% % % % % % % %

Рента квартиры .. 12,42 13,09 13,86 14,73 14,83 15,12 12,23 12,59

Топливо ............. 6,22 6,01 5,84 5,44 4,03 3,75 3,35 2,57

Освещение ......... 1,34 1,39 1,21 1,13 0,76 0,75 0,54 0,45

Всего квартира ... 19,98 20,49 20,91 21,30 19,62 19,62 16,12 15,61

Одежда............... 15,96 14,22 14,15 14,48 16,77 17,53 16,51 15,71

Пища, т.е. продо-

вольствие ........... 48,98 47,48 47,05 45,53 34,67 34,74 30,65 28,63

Все прочие, т.е.

второстепенные,

расходы.............. 15,08 17,81 17,89 18,89 28,94 28,11 36,72 40,05

Таким образом, сущность закона Энгеля подтверждается и здесь

вполне, с той лишь вариацией, что процент расходов на квартиру тоже

несколько понижается при больших доходах. Если, подобно первому

примеру с данными самого Энгеля, вычесть на налог по 5 % всех расхо-

дов, то у первого останется около 10 %, у второго, третьего и четверто-

го – от 12–13 %, а у двух наиболее богатых – более 30 и 40 %. Другими

словами, чувствительность обложения при пропорциональности будет

крайне различна и, в сущности, представит лишь образец неравномерно-

сти, которая может быть устранена исключительно прогрессивностью.

Справедливость прогрессивного обложения вытекает, далее,

из того факта, что большое имущество и большой доход всегда

обладают не просто пропорциональной, а прогрессивно возрас-

тающей экономической силой. Лицо, обладающее крупным до-

ходом, уже eo ipso, при равенстве других обстоятельств, имеет

возможность богатеть дальше гораздо скорее, нежели лицо с ма-

лым доходом. Это явление зависит от возможности для крупных

капиталов выносить бóльший риск и потому находит для себя

более производительное приложение. Так, многие наиболее вы-

годные торговые и коммерческие предприятия доступны исклю-

чительно лишь лицам с большими капиталами, и вообще, как

правило, чем менее выгодно предприятие, тем больше в нем по-

мещается капиталов лицами, обладающими малыми доходами, и

наоборот.

Тому же явлению много способствует, помимо других причин, со-

временная организация некоторых предприятий, особенно акционерных.

Возьмем, напр., наши земельные банки, выпускающие два рода бумаг:

закладные листы и акции; закладные листы, доступные лицам с неболь-

шим состоянием, приносили прежде 5–6 %; между тем акции всех нахо-

дящихся в хорошем положении банков давали часто по меньшей ме-

ре 10 % одного только дивиденда (если считать акции по номинальной

цене), причем по существующим правилам каждый владелец акций из-

вестного количества выпусков имел право получить при новом выпуске

одну акцию по номинальной цене. Вообще, в то время как большие ка-

питалы_, помещенные в бумагах, могут приносить в России 10–12 %, для

малых капиталов – 5 % есть высший предел. То же явление наблюдается

и во всех других странах.

Если же крупные доходы прогрессируют в дальнейшем уве-

личении, обладают большей силой накопления, чем малые, то

является весьма справедливым привлечь эту большую имущест-

венную силу и к большему обложению, т.е. облагать доходы не

пропорционально высоко, а прогрессивно высоко. Указанное яв-

ление дало даже повод Лоренцу Штейну в одном из старых изданий его учебника утверждать, что прогрессией налога затрагива-

ется собственно не самый доход, а лишь капитализационная доля

его, т.е. особенное свойство крупного капитала расти быстрее

малого.

В пользу более сильного, чем пропорциональное, обложения

крупных доходов говорит еще то соображение, что они более

способны уклоняться от податного контроля и обложения. В са-

мом деле, для человека малоимущего перемещение его капитала

является делом весьма трудным и рискованным; напротив, чело-

век, обладающий крупными суммами, весьма легко может пере-

мещать их из одного предприятия в другое; всякое же перемеще-

ние капитала непременно делает более затруднительным кон-

троль и значительно усложняет самое дело обложения. Отсюда

прогрессивный налог более сильным обложением крупных дохо-

дов может уничтожить неравномерность обложения, возникаю-

щую вследствие того, что большие доходы в значительной степе-

ни пользуются возможностью утаек.

Существующие в каждой податной системе косвенные нало-

ги на предметы первой необходимости имеют тенденцию падать

на контрибуэнтов обратно пропорционально их платежной спо-

собности; чем лицо беднее, тем большей тяжестью на его доход

падают эти налоги. Это новый довод в пользу прогрессивного

обложения; только посредством его можно сильнее обложить

достаточные классы и тем до некоторой степени возместить не-

справедливость налогов косвенных и восстановить нарушенную

ими равномерность обложения.

Наконец, введением прогрессии устраняется тот недостаток

пропорционального налога, на который мы уже указывали, – ма-

лодоходность: представляя возможность щадить малые доходы и

назначать для них небольшой оклад, она поднимает его до значи-

тельной высоты для тех лиц, которые по своим имущественным

средствам могут вынести большую тягость, и потому доставляет

фиску, при том же обременении массы народа, гораздо более

средств.

Все эти соображения доказывают целесообразность и спра-

ведливость прогрессивного налога, но не уничтожают некоторых

его недостатков. Главный из них заключается в невозможности

рационально определить maximum и установить нормальный

масштаб прогрессии и, следовательно, в необходимости некото-

рого произвола со стороны законодательной власти в определе-

нии этих элементов ее. Но этот недостаток имеет лишь относи-

тельное значение: произвол поневоле допускается во многих случаях, если он необходим для достижения известной цели, и один

он не может служить достаточной причиной для осуждения цело-

го принципа. В любом законодательстве сравнение сроков тю-

ремного заключения с денежными штрафами, назначение сроков

давности, сроков апелляции и т.п. вытекает исключительно из

произвола, ибо никаких внешних оснований, способных служить

точкой опоры для законодательной власти, в данном случае здесь

нет; но это обстоятельство не служит основанием для отрицания

законодательства, судебной практики, юридических определений,

равно как не должно служить основанием и для отрицания про-

грессии. В значительной степени ослаблению этого недостатка

прогрессии может способствовать изучение местной экономиче-

ской жизни народа на основании статистических данных и старо-

го опыта. При этом можно поставить лишь два общих правила:

первое из них заключается в том, что чем страна беднее капита-

лами и чем эти последние распределены равномернее, тем мак-

симум налога должен быть меньше, и наоборот. Поэтому в Анг-

лии, стране, отличающейся своим богатством и неравномерным

распределением его, максимум прогрессивного налога может и

должен быть выше, чем в Германии, в последней – выше, чем в

России. Вообще на практике этот максимум не повышается более

10 %. Второе общее правило заключается в том, что наиболее

справедливым является прогрессивное обложение при точном

знакомстве с суммой дохода лица. Если мы будем применять его

к обложению отдельных источников дохода, а не всей его суммы,

то рискуем установить чрезвычайную неравномерность податно-

го бремени, ибо плательщики, получающие одну и ту же общую

сумму дохода, будут платить налог различной величины, в зави-

симости от того, из скольких источников получают они свой до-

ход. Поэтому начало прогрессии справедливо и необходимо реко-

мендуется при общеподоходном налоге; при налогах же специ-

альных оно может иметь лишь весьма умеренное применение.

Но не одной величиной дохода определяется налогоспособ-

ность плательщиков. Во-первых, самое определение чистого до-

хода во многих случаях сопряжено с большой трудностью; у од-

ного и того же лица доход может проистекать из нескольких ис-

точников; разные занятия могут требовать столь разнородных

издержек, что принять их всех во внимание и определить их

влияние на доход почти невозможно, а без этого невозможно и

определение чистого дохода; поэтому по необходимости прихо-

дится во многих случаях принимать во внимание и ставить нало-

госпособность лица в зависимости от размеров его имущества.

Во-вторых, в субъективном отношении чувствительность налога

может быть различна даже для лиц с одинаковым доходом в за-

висимости от различия в его твердости и происхождении. Возь-

мем, напр., доход адвоката, чиновника, учителя, с одной стороны,

и доход землевладельца – с другой. Доходы первой категории

отличаются крайним непостоянством: болезнь, лишение должно-

сти и многие другие обстоятельства могут лишить этих лиц по-

лучаемого дохода; поэтому они не могут тратить всего своего

дохода на себя, а вынуждены известную часть откладывать для

обеспечения себя и своей семьи на случай могущих произойти

несчастий и на время своей старости. Доходы второй категории,

наоборот, постоянны: землевладелец постоянно будет получать

доход, хотя и не без колебаний в его размере, и передает его сво-

им наследникам; поэтому ему нет такой надобности откладывать

деньги на риск, на случай прекращения занятий, болезни. Вслед-

ствие этой-то разницы в положении той или другой категории

плательщиков является несправедливым обложение обеих одина-

ковым налогом: землевладелец, понятно, может платить более

крупный налог, обладает большей налогоспособностью, чем врач,

адвокат и т.п. Вследствие этой неодинаковой налогоспособности

доходов, зависящей от различия в их происхождении, все они

разделяются на две категории. Доходы той категории, которая

имеет своим источником личный труд получателя, носят общее

название нефундированных, так как они не имеют никакой опоры

в капитале, или временных, непостоянных; их получение нахо-

дится в самом тесном соотношении с личностью их владельца,

так что прекращение или ослабление его деятельности под влия-

нием каких-либо посторонних обстоятельств влечет за собой

прекращение или уменьшение самого дохода. Доходы второй

категории, проистекающие из владения имуществом, называются

фундированными, вечными, постоянными и представляют совер-

шенную противоположность с доходами первой категории.

В науке принято за правило, что ввиду вышеупомянутых особен-

ных условий, в которые поставлены лица с нефундированными

доходами, последние должны щадиться при обложении, т.е. из

двух лиц, из которых одно получает ту же цифру нефундирован-

ного дохода, какую другое имеет фундированного, облагать пер-

вое меньшим налогом.

Таким образом, налогоспособность, кроме величины чистого

дохода, которая должна лежать в ее основании, определяется

также свойствами дохода и размерами имущества, от которого

получается доход.