§ 37.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Устанавливать принципы равномерности обложения в

теории и добиться осуществления этой равномерности в действи-

тельной жизни суть вещи, далеко различающиеся между собой по

степени трудности: легко прийти к тому выводу, что все поддан-

ные государства должны облагаться по их относительной налого-

способности, и почти невозможно осуществить этот принцип на

практике. Казалось бы, стоит только произвести возможно точ-

ную оценку имущественного положения всех подданных и обло-

жить затем каждое лицо соответствующей пропорциональной

или прогрессивной податью, и равномерность обложения будет

идеальной; но, к сожалению, в действительной жизни этот идеал

далеко не достигается. Самые горячие стремления провести его

разбиваются о противодействие самих плательщиков; в обыден-

ной жизни, где в сфере экономических интересов еще почти все-

цело царит неорганизованное bellum omnium contra omnes, всякий

старается тем или иным путем снять налагаемую на него тягость

и свалить на кого попало, так что нет никакой возможности зара-

нее определить, как известный налог, в какой степени и кем будет

уплачен. Один и тот же налог одно лицо уплачивает целиком,

другое – только частью, третье – совсем не платит, всецело пере-

лагая его на других. Лицо, не занимающееся никаким промыслом

и получающее твердую цифру дохода, уплачивает всю сумму

причитающегося с него налога; другое лицо, имеющее какой-

нибудь промысел, при условиях слабой конкуренции может пе-

реложить весь падающий на него налог целиком на потребителей,

включить этот налог в издержки производства и произвольно

возвысить цену производимого им продукта; наконец, третье ли-

цо, тоже промышленник, вследствие большей конкуренции не

может сильно возвысить цену продукта и потому переносить па-

дающий на него налог на потребителей не целиком, а лишь частью.

Вообще, если бы была возможность заставить нести известный

налог то именно лицо, на которое он, по предположению законода-

теля, должен падать, то устройство рациональной системы обло-

жения было бы одной из легчайших задач финансового управле-

ния. В чем же, спрашивается, заключается причина этой невоз-

можности, подтачивающей стройное здание финансовой науки?

Причина эта состоит в особом свойстве налогов, или так на-

зываемом переложении налогов, т.е. в способности плательщиков

переносить податную тягость на других лиц, с которыми они

вступают в различные отношения экономического характера. Не

входя в подробное рассмотрение различных теорий по поводу

этого неясного и необработанного вопроса, мы ограничимся

лишь некоторыми общими замечаниями, эмпирическими наблю-

дениями, выводами и обобщениями, делаемыми на основании

практического опыта.

Прежде всего заметим, что существует два вида переложе-

ния: 1) На лицо последующее в гражданском обороте – с продав-

ца на покупателя. Примером такого переложения может служить

любой косвенный налог, где установленный государством налог

уплачивается производителем и затем перелагается на покупате-

ля – потребителя обложенного продукта.

2) На лицо предшествующее в гражданском обороте – с по-

купателя на продавца. Этот вид переложения имеет место, напр.,

во всех тех случаях, когда налоги, одинаково косвенные или пря-

мые, являются чрезмерно высокими; особенно часто он встреча-

ется во времена промышленных кризисов относительно налогов

на потребление. Положим, что в стране, имеющей значительный

налог на напитки, потребление их вследствие повышения налога

значительно уменьшилось; вследствие уменьшения спроса кон-

куренция производителей или продавцов напитков должна будет

понизить цену этого продукта, и при некоторой интенсивности

кризиса понижение это может дойти до такой степени, на кото-

рой все увеличение налога минует потребителей и упадет на про-

изводителей напитков. Положим далее, что в стране введен высо-

кий земельный налог и что налог этот, вследствие некоторых ус-

ловий рынка, напр. благодаря конкуренции иностранного хлеба,

не может быть переложен на покупателей земледельческих про-

дуктов и останется тяготеть на поземельной ренте, тогда необхо-

димым следствием введения такого налога будет уменьшение в

соответствующем размере дохода с земли, а отсюда и понижение

цены земель на всю капитализированную сумму налога, и при

продаже земли покупатель, уплатив эту уменьшенную цену за

нее, освободится, таким образом, на вечные времена от уплаты

установленного налога и переложит его на продавца или погасит

его.

Как в первом, так и во втором случае по своим размерам пе-

реложение может быть двоякого рода: а) переложение только

известной доли налога; при налоге на напитки, напр. в случае

кризиса, на производителя или продавца их может быть перело-

жена лишь известная доля налога, который должен был бы падать

на потребителей, и б) переложение всего налога; в вышеприве-

денном примере земельный налог всей своей тяжестью падает на

первых продавцов; Шеффле удачно называет этот вид переложе-

ния погашением или амортизацией налога.

Приведем теперь важнейшие из обобщений, имеющих место

в учении о переложении налогов. 1) Замечено из наблюдений, что

когда большинство плательщиков побуждается к одинаковому

образу действий в спросе или предложении, то переложение де-

лается наиболее возможным; т.е. если налог падает однообраз-

ным способом на многочисленную группу лиц, как, напр., кос-

венный на фабрикацию продукта, то все производители этого

продукта одинаково стремятся включить этот налог в число из-

держек производства, причем обыкновенно и достигают рано или

поздно цели своего стремления. 2) Налог, падающий на продав-

цов, перелагается на потребителей всего легче тогда, когда цифра

его соразмеряется с количеством или ценой продаваемого товара.

Так, напр., взимая с каждой четверти фунта табака несколько ко-

пеек акциза, государство облегчает продавцу переложение, так

как делает самый расчет весьма легким. 3) Переложение податей

совершенно невозможно для тех податных лиц, доходы которых

постоянны, напр. для государственных чиновников и т.п.

4) Относительно податей, наложенных на какой-либо источник

дохода, переложение зависит от того, может ли данное лицо ук-

лониться от налога посредством перемены этого источника, т.е.

посредством другого употребления своего имущества, или нет1.

5) Подати, которые не соразмеряются с данным количеством или

ценой товаров и услуг, предлагаемых плательщиками, вообще

трудно перелагаются.

Надо заметить, что до сего времени существуют как противники,

так и защитники переложения налогов. Первые видят в нем большее или

меньшее зло, с которым, однако, по неизбежности его государство

должно мириться и принимать в соображение в своих финансовых меро-

приятиях; вторые, наоборот, видят в переложении налогов только хоро-

шие стороны и утверждают, что посредством переложения налога с од-

ного лица на других вся финансовая система приходит в равновесие и

все ошибки финансовой практики до известной степени устраняются. По

выражению Канара, гнет всякого налога делается совершенно нечувст-

вительным с течением времени вследствие переложения; временные

затруднения, противодействующие этому переложению, он называет

трением. Другой ученый, Притвиц, утверждает, что вся сумма налогов

благодаря переложению должна распределиться так, что все доходы

граждан придут опять в то же самое отношение между собой, какое было

бы и без всяких налогов, подобно тому как вода по мере отливания ее из

одного отделения пруда, разделенного на части решетчатыми перего-

родками, тотчас приходит во всех отделениях к одному уровню, только

несколько пониженному. Далеко нельзя согласиться с этим оптимисти-

ческим взглядом на действие переложения налогов: если иногда и случа-

ется, что неправильности и чрезмерные недостатки обложения как бы до

некоторой степени сглаживаются путем переложения, то эти случаи еще

не дают повода обобщать наблюдаемые в них явления, так как во многих

других случаях этого уравнивающего, благотворного влияния переложе-

ния налогов не встречается. В самом деле, иногда переложения вовсе не

бывает, иногда же оно совершается очень медленно и не вполне. Напри-

мер, чрезмерное обременение поземельной ренты остается на ней без

переложения, при условии свободного ввоза иностранных продуктов,

точно так же, как чрезмерное обременение налогом дохода с домов при

малом спросе на квартиры и т.п. Точно так же, если только некоторые из

контрибуэнтов или малое число их обложены слишком низко или слиш-

ком высоко, то влияние на цены невозможно и неравенство неизбежно.

Во всякое случае, в промежуточное время до окончательного переложе-

ния случаются разные потрясения и потери; даже полное переложение

при высоком налоге не обходится без экономических невыгод, ибо оно

уменьшает производство и потребление товара и вместе с тем пользова-

ние богатством. Таким образом, мнение Канара и Притвица не находит

себе подтверждения в финансовой практике.

Противники переложения утверждают совершенно обратное с

только что приведенной теорией. Ее представитель – Прудон утвержда-

ет, что все налоги в конце концов перелагаются на потребителя, никакое

законодательство не может предупредить этого. Потребители в массе

бедны, а налоги еще более сокращают их скудные достатки, следова-

тельно, налоги несправедливы, а между тем они необходимы – вот одно

из экономических противоречий (contradictions économiques) Прудона.

Этот недостаток не зависит ни от правительства, ни от идей, ни от лю-

дей, и задачу обложения Прудон объявляет неразрешимой. Американ-

ский писатель Bolles то же самое примыкает к мнению Прудона, утвер-

ждая, что справедливый налог в своем действии делается несправедли-

вым: некоторые несут весь налог, другие часть его перелагают, третьи

совсем не несут, успев все сбросить на плечи других, и пока мы еще не

можем установить ни одного закона, открывающего нам процессы и

законы переложения, а потому и вся система обложения в результате

становится-де крайне несправедливой(!?).

Но взгляды и оптимистов, и пессимистов в вопросе о переложении

налогов, безусловно, страдают крайностью; конечно, мы не знаем до сих

пор законов переложения и не можем с уверенностью сказать про какой-

нибудь определенный налог, в какой степени от подвергся переложению,

но есть все-таки известные условия, от наличности которых зависит спо-

собность налогов к переложению, и знакомство с этими общими усло-

виями очень важно для всякого финансиста.

Общие условия, от которых зависит переложение, прекрасно

изложены Адольфом Вагнером, и мы кратко приведем их здесь.

При переложении с продавца на покупателя (Fortwälzung) все

дело зависит от того, насколько эластично предложение, – если

оно может сократиться, то продавцы успевают сбросить налог на

потребителей. Анализ же эластичности предложения обнаружи-

вает, что предложение зависит от трех условий: 1) экономически-

технических условий данного предприятия, 2) личных условий

производителей и 3) хозяйственного строя страны. По экономи-

чески-техническим условиям, те предприятия легче могут сокра-

тить свое производство, а следовательно и переложить налог на

потребителей, которые обладают лишь небольшим постоянным

капиталом, а главным образом производят при помощи оборот-

ного капитала, который легко перенести в другую отрасль произ-

водства. Далее, весьма важно, насколько легко постоянный капи-

тал можно приноровить к другому производству, насколько эла-

стичен спрос, существуют ли суррогаты продукта, способен ли

данный продукт к перевозке, хороши ли пути сообщения, на-

сколько возможно соглашение между производителями и т. д. От

личных условий предпринимателя зависит, насколько он вос-

пользуется возможностью сократить предложение и таким обра-

зом успеет сбросить налог на потребителя. Степень и род образо-

вания, экономическое положение лица – все это оказывает влия-

ние на то, может ли лицо перейти к другому занятию или нет.

Экономический строй также имеет огромное влияние на условия

переложения: свобода промышленной деятельности, системы

концессий, свобода передвижения и т. д. – все это оказывает ог-

ромное влияние, насколько лицо может перейти к другому роду

промышленной деятельности.

Те же самые условия определяют, насколько покупатели ус-

пеют сбросить налог на продавца, с той лишь разницей, что те

условия, которые благоприятствуют при Fortwälzung, будут за-

держивающими при Rückwälzung (т.е. переложении с покупателя

на продавца) и обратно; так, напр., предприятию с крупным по-

стоянным капиталом, который трудно приспособить к другому

роду производства при эластичности спроса на обложенные про-

дукты, при легкости подвоза, при существовании суррогатов их,

такому предприятию, говорит Вагнер, трудно сбросить налог на

потребителя, придется значительную долю налога взять на себя.

Так как все вышеуказанные моменты действуют совместно и час-

то перекрещиваясь друг с другом, то заранее предвидеть резуль-

тат этих влияний невозможно. Факт крайне печальный. Неудиви-

тельно, если некоторые экономисты, как, напр., Falk, убедив-

шись, что при современной хозяйственной организации невоз-

можно с уверенностью справедливо разложить налоги, ставят

вопрос не об организации налогов, а о том, как должна быть

организована хозяйственная жизнь, чтобы равромерное распре-

деление налогов стало возможным. И Falk отвечает, что только

расширение общественно-хозяйственной сферы государства мо-

жет содействовать более равномерному распределению налогов,

но все-таки полной равномерности в обложении до сих пор нель-

зя достичь.

Что касается до уклонения от несения налога, то это может

произойти следующими тремя способами:

1. В виде прямого нелегального уклонения в случае назна-

чения прямого налога и потребления контрабандных и корчем-

ных товаров, в случае акциза или таможенной пошлины; этот

способ возможен только при условии несовершенства финансо-

вого управления и всегда сопряжен с обманом или утайкой.

2. Посредством сокращения потребления обложенного акци-

зом продукта. Если, напр., устанавливается налог на табак в раз-

мере 25 % с цены его, то я могу уклониться от этого налога, или

совсем перестав курить, или же потребляя табака на 25 % меньше

прежнего. Но сокращение потребления заставляет сокращать и

производство и таким путем задерживает накопление и останав-

ливает ход развития народного богатства, а потому этот способ

уклонения от платежа налога является для государства не менее

нежелательным, чем первый.

3. Зато есть способ уклонения от налогов весьма плодотвор-

ный и поэтому весьма желательный – это усиление производства

и улучшение технических приемов его. Если обложенным лицам

удается посредством усиления своей промышленной деятельно-

сти увеличить свои доходы на сумму налога, то весь вред от него

состоит только в том, что плательщикам приходится тратить

больше времени и сил. Если обложение ведет к такому стремле-

нию, то оно влечет за собой значительные выгоды в экономиче-

ском отношении, если только время и силы контрибуэнта не че-

ресчур уж этим затрагиваются. Некоторые способы устройства

налогов, особенно косвенных, служат непосредственным побуждением для плательщиков к техническим усовершенствованиям в

производстве (классический пример винокуров Слейго – в Глаз-

го, в Шотландии, в прошлом веке). Если вследствие этого про-

дукты будут получаться с меньшей затратой труда и с меньшим

количеством издержек производства, то гнет налога может сде-

латься совершенно нечувствительным, а народное хозяйство –

обогатиться новым способом дешевого производства продуктов.