§ 40.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 В заключение общего учения о налогах и в связи с

предшествовавшими историческими замечаниями остановимся

на короткое время на вопросе о том, нельзя ли все существующие

налоги заменить одним или, по крайней мере, немногими налога-

ми? Попытки к положительному решению этого вопроса встре-

чаются с давних пор и были вызваны учением физиократов. Уже

Вобан проектировал свою «королевскую десятину» как средства

замены многих, но не всех налогов его времени. Физиократы –

Кенэ и маркиз Мирабо – высказывались еще решительнее и считали

вполне достижимым удовлетворение государственных потребностей

посредством чуть не единого налога; так, последний высчитывал,

что из 600 милл. фр., уплачиваемых народом в виде налогов, 350

милл. шло на издержки взимания и только 250 милл. оставалось в

распоряжении правительства, и утверждал, что эту последнюю сум-

му (в несколько уменьшенном размере – 225 милл. фр.) можно по-

лучить от земельного, очажного и личного налогов. Наиболее

знаменитый представитель физиократов – Тюрго был также сто-

ронником единого налога, хотя и признавал затруднения, кото-

рые может повлечь за собой установление этой системы, а Менье

во Франции и до сих пор горячо проповедует возможность, целе-

сообразность и необходимость единого налога на капитал. В

свою очередь известный американский писатель Генри Джордж

агитирует много лет за «национализацию» земли и введение еди-

ного налога на земельную ренту.

Любопытный проект замены всех налогов предложил Пфейффер –

это налог на расходы. Определить расходы, он говорит, вовсе не так

трудно, как кажется с первого взгляда, даже гораздо легче, чем опреде-

лить доходы лица, и часто при оценке дохода приходится судить о по-

следнем лишь по расходам лица; расходы вообще труднее скрыть, чем

доходы. При определении расходов можно было бы так же поступать,

как и при определении дохода, т.е. отчасти можно руководствоваться

указаниями самого плательщика и внешними признаками, указывающи-

ми на расход, отчасти предоставить это оценке особых комиссий.

Пфейффер выставляет все выгодные стороны налога на расходы: эта

форма обложения самая справедливая, так как действительно на каждого

налагается одинаковая жертва, этот налог не является штрафом для бе-

режливого, каким, напротив, является подоходное обложение, а побуж-

дает к бережливости: каждый может быть уверен, что плоды своего тру-

да он сам один пожнет. Налог на расходы непереложим, не стесняет

промышленности, как существующий способ обложения, издержки взи-

мания незначительны и каждому ясно, сколько он платит государству1.

Нет сомнения, что осуществление того или иного плана еди-

ного налога сопровождалось бы многими выгодами для государства. Во-первых, с уничтожением всех разнообразных налогов,

сборов и пошлин исчезла бы масса формальностей и цепей, опу-

тывающих ныне индивидуальную экономическую деятельность,

а это дало бы сильный толчок развитию торговли и промышлен-

ности. Во-вторых, установление на место существующих одного

или немногих налогов дало бы возможность каждому гражданину

относиться критически к расходам государства. При ныне суще-

ствующей сложной системе обложения никто не может сказать,

сколько именно он платит государству, никто не может точно

определить, во что обходятся ему государственные расходы; ме-

жду тем при существовании единого налога каждый мог бы су-

дить о положении в данный момент государственного хозяйства

страны. Наконец, в-третьих, что особенно важно, введением еди-

ного налога и уничтожением массы существующих разнообраз-

ных сборов и пошлин сократились бы сильно издержки на взима-

ние.

Вот важнейшие из тех выгод, которые заставляют желать

замены разнообразных существующих налогов одним или, по

крайней мере, немногими. Но как ни обольстительно это жела-

ние, исполнение его невозможно, и проекты этого рода состав-

ляют лишь плод фантазии. Расходы современных государств дос-

тигают таких громадных сумм, что если бы идея об едином нало-

ге могла осуществиться, то пришлось бы установить чрезвычайно

высокий процент обложения, приблизительно в 30 % и более с

дохода, тогда как один из крупнейших подоходных налогов на-

шего времени никогда не превышал 10 %. Не говоря уже о воз-

можности открытого сопротивления граждан такому налогу, вы-

сота его послужила бы непреодолимым побуждением к сильней-

шим обманам, утайкам и уклонениям и повлекла бы за собой

массу постоянных недоимок, чем самый бюджет был бы постав-

лен на шаткую почву. С другой стороны, против этой системы

говорит невозможность установить ее с надлежащей справедли-

востью. Всякий налог, каков бы они ни был, заключает в себе

известную долю несправедливости вследствие несовершенства

его раскладки и невозможности принять во внимание условия его

переложения. Как бы ни был он свободен от недостатков по тео-

рии, каким является, напр., общеподоходный прогрессивный на-

лог, но в практическом осуществлении все-таки влечет за собой

известную неравномерность обложения вследствие различных

неточностей в оценках дохода и утайки его отдельными лицами.

При существовании в государстве мелких специальных налогов

эта неравномерность от ошибки или утайки не представляется

существенной, ибо уравнивается другими налогами; иное дело

при налоге крупном – в 25–30 %, тут малейшая о шибка или на-

носит громадный вред контрибуэнту и потому может иметь для

страны самые гибельные последствия, или дает лицу значитель-

ную незаслуженную выгоду в ущерб всему остальному обществу.

Кроме того, благодаря переложению налогов государство никак

не может сказать определенно, что такое-то лицо, платящее из-

вестную сумму налога, будет нести ее на себе, а не сложит новым

бременем на плечи другого человека. При разнообразии налогов

лицо, перелагающее один налог, может быть обложено другими и

получит в свою очередь на себя переложение третьего налога, так

что равномерность общего обложения все-таки, при известном

устройстве податной системы, может считаться приблизительно

достигнутой; напротив, при едином налоге для переложения нет

корректива в других налогах и потому вызываемая им неравно-

мерность была бы весьма ощутительна: одно лицо платило бы

очень много, другое – мало, третье – не платило бы совсем, сло-

вом, оправдались бы слова Прудона, который называет единый

налог «суммой несправедливости».

Таким образом, необходимость высокого оклада и неизбеж-

ность значительных уклонений и обманов, возможность ошибок

в обложении и не предусмотренного заранее переложения при

взимании являются главными причинами того, что в настоящее

время нельзя допустить и мысли о введении единого налога. Тем

не менее самый ход финансовой истории не позволяет нам отно-

ситься слишком пессимистически к вопросу об ограничении

большого все-таки числа разнообразных налогов настоящего

времени весьма немногими и безусловно согласиться с положе-

нием Юнга (Young), что «простота в системе обложения есть ве-

личайшая тягость, которая может быть присоединена к налогам»

(simplicity in taxation is the greatest additional weigh that can be

given to taxes). Это положение справедливо настолько, насколько

стремление к простоте влечет за собой пренебрежение различны-

ми частными признаками – видами дохода, относительной высо-

той их и пр., – которые могут с большой точностью указать на

размеры налогоспособности отдельных плательщиков; но оно

является прямо бессмысленным, если имеет в виду выразить, что

запутанная, многосложная система различных мелких налогов,

опутывающих все отрасли экономической деятельности граждан,

является более справедливой и желательной, чем строго обду-

манная простая система нескольких крупных налогов, связанных

между собой общим стремлением привлечь всех граждан к возможно более равномерному несению общей налоговой тяжести.

Пройдет, конечно, много времени, когда начала финансовой нау-

ки настолько будут разработаны, когда законы переложения на-

логов будут настолько выяснены, что желание финансистов, по-

трудившихся над разработкой вопроса о замене всех существую-

щих налогов весьма немногими, будет наконец достигнуто.

В этом направлении идет податная политика и в действительной

жизни: если сравнить число налогов прошлого века с числом ны-

не существующих, то разница окажется громадная; в Англии,

напр., в настоящее время существуют только четыре акциза, то-

гда как в конце XVIII в. их было более 20; у нас в России теперь

не существует ни одной внутренней таможенной или гостинной

пошлины, а в XVII в. число их считалось несколькими десятками,

и т.п. То же стремление к уменьшению числа налогов наблюдает-

ся и во всех других цивилизованных странах, так что есть осно-

вание предполагать, что в будущем количество их дойдет до воз-

можного минимума1.