§ 41.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Поземельный налог составляет, бесспорно, один из са-

мых распространенных видов налога, существующий с древней-

ших времен. Феликс Робиу, известный исследователь истории

Египта, считает земельный налог введенным здесь в глубокой

древности, причем надо думать, что уже в этой стране он достиг

сложного развития и отличался точностью, чему особенно спо-

собствовали местные условия плодородия Нильской долины,

вполне зависевшего от высоты разлития Нила. Уже во времена

Страбона в Египте существовали два нилометра, посредством

которых производились строгие наблюдения за уровнем воды,

ложившиеся в основание расчета будущего налога. В Древнем

Риме, как и в Греции, постоянно встречаются попытки устройст-

ва земельных налогов, хотя и не имеющие большого значения;

напротив, в средние века земля несла на себе значительные тяже-

сти в виде различных специальных сборов и повинностей. С пе-

реходом к новому времени значение обложения поземельного

дохода постоянно уменьшается по мере того, как увеличивается

значение новых объектов обложения, выступивших на сцену

вследствие развития других категорий народного богатства и до-

хода, и теперь в таких странах, где земля, как в Англии, сосредо-

точена в немногих руках, он почти совершенно утратил свою

важность, сохраняя ее, однако, в полной мере в тех государствах,

в которых земля распределена между большинством населения и

земледелие составляет первенствующее занятие жителей.

По статистическим сведениям, поземельный налог составлял пе-

ред 1865 г. (по Рау, II, § 301):

в Испании ........................ 40 % всех налогов вообще и 76 % прямых

« Баварии......................... 29 « « « « « 69 « «

« Франции ....................... 29 « « « « « 59 « «

« Австрии ........................ 28 « « « « « 44 « «

« Бельгии ......................... 25 « « « « « 53 « «

« Виртемберге.................. 25 « « « « « 57 « «

« Пруссии ........................ 18 « « « « « 38 « «

« Бадене........................... 16 « « « « « 45 « « , –

причем во Франции и Бельгии зачтена и подомовая подать. В новейшее

время, по данным 1881 г. (см.: Wagner, в Schönbergs «Handbuch» etc., II,

стр. 234), поземельный налог дает в Бельгии 51,2 % всех прямых нало-

гов, во Франции – 46,6, в Венгрии – 47,5, в Австрии – 39,2, в Баварии –

51,3, в Пруссии – 27,4 %. По данным Гока («Finanzen und Finanzgeschichte

der Vereinigten Staaten» etc., стр. 310, 395), в некоторых шта-

тах Северной Америки налог на землю играет еще более важную роль,

напр., в Массачусетсе он приносит 88 % общей суммы доходов штата, в

Вермонте – 73, в Коннектикуте – 60, в Огайо – 50 %.

Это преобладание и распространение поземельного налога в

прежнее время, только уменьшившиеся сравнительно, но не ут-

ратившие крупного значения и в современном финансовом хо-

зяйстве, вполне естественны; они вытекают из тех качеств, которыми обладает земля, и из того значения в экономической и по-

литической жизни человека, которое она удерживает и до на-

стоящего времени. Земля, как справедливо выразился один эко-

номист, есть собственность по преимуществу. С владением зем-

лей часто связывалось и связывается обладание различными по-

литическими правами; с другой стороны, земля обладает тем

специфическим свойством, что, как известно из политической

экономии, она с течением времени становится все дороже1, до-

ходность ее и цена возрастает не только абсолютно, но и относи-

тельно, в сравнении с другими факторами богатства. С фискаль-

ной точки зрения владение землей уже несомненно указывает на

платежную способность ее собственника, ибо везде, где земля

подвергается культуре, она непременно должна дать, за покрыти-

ем издержек производства, тот или иной доход. Эта способность

землевладения служить указанием на существование чистого до-

хода у собственника есть свойство весьма важное, которое может

не иметь места для других видов собственности: владение домом,

напр., не всегда связано с доходом, ибо вследствие обезлюдения

города и других причин он может потерять всякую ценность, да-

же стоимость материала и т.п., по отношению же к земле такого

случая быть не может, ибо самое истощение земли лишь умень-

шает, а не уничтожает совершенно ее доходности. Кроме того,

самая оценка дохода от земельной собственности гораздо легче,

чем всякого другого вида дохода, причем утайка податного объ-

екта является совершенно невозможной. Вследствие этих причин

земля является самым лучшим объектом обложения, и если мы

говорим, что поземельные налоги не имеют теперь того значения,

как прежде, то это надо понимать только относительно, в том

смысле, что с развитием налоговой системы выступили на

первый план в государственном хозяйстве новые источники до-

ходов, вызванные требованиями справедливости и равномерно-

сти обложения и отодвинувшие поземельный налог на второе

место.

По общему правилу для всех налогов поземельная подать

должна падать на чистый доход с земли. По мнению Рикардо и

многих других экономистов, поземельным чистым доходом

должна считаться поземельная рента, которая как результат мо-

нополизированных естественных сил природы поступает земле-

владельцу в качестве собственника. При определении этого чис-

того дохода могут быть два случая: 1) земля находится в аренде;

здесь арендная плата приблизительно равна поземельной ренте и

для получения последней из нее надо только вычесть проценты и

вознаграждение за порчу предметов, переданных арендатору от

владельца; 2) земля находится в распоряжении самого владельца;

здесь в чистом доходе его с рентой сливается процент с постоян-

ного капитала (строения, скот, орудия и т. д.), процент с оборот-

ного капитала, заключающегося в деньгах и запасах, и промысло-

вая прибыль хозяина. Все эти элементы, сливающиеся с рентой,

должны быть вычтены из общей суммы дохода, и только тогда мы

получим ту чистую поземельную ренту, которая, собственно гово-

ря, и должна бы служить объектом поземельного налога.

Но такое определение действительного чистого дохода с

земли является настолько затруднительным и даже прямо невоз-

можным, что даже самым совершенным законодательствам Ев-

ропы приходится отказаться от точного математического расчета

и ограничиться лишь определением среднего дохода. Средний

доход с земли будет такой, который признается нормальным при

данном развитии сельской промышленности в стране, причем все

отступления от этой нормы, зависящие от индивидуальных осо-

бенностей хозяина, в расчет не принимаются. Но и для определе-

ния среднего земельного дохода требуется много подготовитель-

ных работ; эти приготовительные работы выражаются в так на-

зываемом кадастре, или подробном описании и оценке доходно-

сти всех подлежащих обложению земель; только при помощи

такого описания возможно определение объекта поземельного

налога.

Способы определения земельного дохода, впрочем, были в

разное время и в различных странах до крайности разнообразны.

Самый примитивный и, следовательно, самый старый способ за-

ключался в грубом измерении земли и обложении ее по про-

странству: по «югерам» в Риме, по «гуфам» (Hufe) в Германии,

«хайдам» (hide) в Англии, по «сохам» в России. Этот способ рас-

пределения налога мог иметь место только в весьма давнее время,

когда много было свободной земли, когда при хищнической

культуре земли почти не различались по своему плодородию. Но уже на довольно ранней ступени цивилизации этот способ начи-

нает не удовлетворять требованиям справедливости, вследствие

чего его несколько изменяют: распределяют земли на классы по

их плодородию; так, у нас, напр., в древности различалась соха

доброй, худой земли, в Мекленбурге существовало деление

на три класса, смотря по качеству и пр. Другим старинным спо-

собом взимания поземельного налога, еще более распространен-

ным и долго державшимся, была десятина, т.е. взимание налога в

размере известной части, обыкновенно 1/10 валового дохода с

земли. Нерациональность этого способа достаточно выясняется

общими соображениями правильной финансовой организации; он

является положительно несправедливым ввиду того обстоятель-

ства, что как качество земли, так и издержки на ее обработку мо-

гут быть до крайности разнообразными. При культуре первобыт-

ной, когда валовой доход в земледелии мало отличался от чисто-

го, зло еще было не очень велико и десятина могла иметь оправ-

дание; но в наше время, когда обработка почвы достигла во мно-

гих странах высокой степени совершенства и сопряжена с затрата-

ми часто огромных капиталов (на дренаж, на машины, на улуч-

шенное удобрение и пр.), валовой доход весьма далек от чистого и

этот прием обложения становится уже немыслим как крайне гру-

бый и способный задержать всякий прогресс в земледелии.

Отсюда ясно, что старинные способы поземельного обложе-

ния в настоящее время неприменимы и являются необходимыми

иные, более совершенные способы и приемы, в основании кото-

рых должно лежать определение чистого дохода с земли, кадастр.

Последний соединяет в себе две выгоды: дает возможность уста-

новить приблизительно равномерный поземельный налог и в то

же время не мешает владельцам земли употреблять все те спосо-

бы усовершенствования культуры, которые могут способствовать

увеличению их земельного дохода.