§ 45.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 

 Уже по самой тесной связи межу предметами обложе-

ния подомовые налоги близко примыкают к поземельным и ино-

гда, как мы видели на примере прежней французской contribution

foncière, сливаются. Однако отсюда еще далеко до того утвер-

ждения, которое делает Вагнет, что подомовый налог как форма

обложения развился из поземельного, ибо исторические сведения

ясно доказывают, что обложение жилищ, быть может, как свое-

образная форма личного, посемейного обложения существовало с

глубины средних веков. Согласно нашему летописцу, вятичи

брали дань «от дыма», «от двора» наряду с данью «от рала», «от

плуга» («по беле и веверице от дыма»), и подымная подать в на-

чале удельного периода скорее включала в себе посошную, чем

наоборот; в английской Doomsday-Book упоминается о подым-

ных сборах – fumage, и Доуэль3 относит их существование к от-

даленнейшим временам англосаксонского периода; в средневеко-

вой Германии различные подомовые сборы, по словам Мауруса,

под названиями «Rauchgeld», «Herdgeld» и т.п. предшествовали

поземельными, а Мирбах в своем труде об австрийском подомовом налоге1 приводит вполне убедительные доказательства, что

первые развились в Германии волне самостоятельно от поземель-

ных и по древности своего возникновения, по крайней мере, не

уступают последним.

Конечно, первоначальный характер этих подомовых сборов

был чрезвычайно далек от современного. Как уже видно из при-

веденных исторических ссылок, это были сборы, взимавшиеся

под именем подымных, попечных, очажных с владельцев жилых

домов по числу находящихся в нем печей или труб и могли иметь

свое оправдание в те отдаленные времена, когда постройки были

приблизительно однообразны. По мере увеличения неравенства

состояний и жилищ несоответствие этого признака с действи-

тельными размерами домов заставляет правительства отыскивать

иной масштаб для обложения и находит его в числе окон и две-

рей (в своем развитом виде этот масштаб уцелел до последнего

времени во Франции). Вместе с тем подомовые сборы часто вхо-

дят в состав общеимущественных налогов и сливаются с налога-

ми на землю, откуда и произошла новая форма их в виде «подо-

мово-поземельных», как называет их Штейн. С XVIII приблизи-

тельно столетия все эти формы признаются нерациональными и

постепенно выходят из употребления; обложение домов отделя-

ется от обложения земли; обнаруживается стремление более или

менее применять его сообразно действительной стоимости или

доходности домов, получивших к этому времени самостоятель-

ное значение как источника дохода. Это стремление вызывает две

формы: 1) подомовый классный сбор, где все дома разделяются

на классы по какому-либо определенному признаку, способному

служить указанием большей или меньшей их доходности (старый

австрийский налог), и 2) подомово-подоходный налог, соразме-

ряющийся с определяемым по оценкам действительным доходом

домов. Полнейшее развитие этой последней и совершеннейшей

формы принадлежит XIX в., когда она сделалась господствую-

щей.

Объектом подомового налога должен служить чистый доход

с дома. Если дом сдается внаймы, то из наемной платы для полу-

чения чистого дохода надо вычесть расходы на управление до-

мом, на поддержание его в прежнем виде, на страхование и из-

вестный процент на амортизацию. Фокке возражает против по-

следнего вычета, что определить этот процент затруднительно, что капитал подвергается большему риску уменьшения своей

доходности, чем строение, и что домовая рента увеличивается с

течением времени, по мере уменьшения ценности денег, но оче-

видно, что эти доводы недостаточно убедительны, ибо трудность

определения процента не исключает возможности сделать это, и

финансовое управление обыкновенно имеет и должно иметь дело

не с предстоящей в будущем доходностью того или иного источ-

ника народного богатства, а с действительным доходом, на кото-

рый будущие изменения очевидно не могут оказать влияния.

Если дом находится в пользовании самого владельца, то

чистый доход его естественно может быть определен путем при-

близительной оценки, посредством примерного подомового када-

стра. Особенное значение последний имеет в тех местностях, где

отдача домов внаем составляет редкое исключение и где нет, сле-

довательно, материала для точной оценки действительной доход-

ности не сдаваемых внаем домов путем сравнения их с оценками

(в сельских местностях). В основание кадастра кладут здесь раз-

личные по необходимости второстепенные признаки, как про-

странство земли под строениями, стоимость построек, их помес-

тительность, число комнат и этажей, покупные цены и пр. Даже в

городах, где получать сведения о наемных ценах, казалось бы,

довольно легко, часто ограничиваются оценкой средней доходно-

сти домов за несколько лет (напр., в Пруссии, в России), и только

в Англии и Австрии стараются соразмерять налог с действитель-

ным (а не средним) чистым доходом.

Падая на доход от реального имущества, подомовый налог,

естественно, имеет значительное сходство с поземельным; но лег-

ко отметить также и значительное различие между ними. Позе-

мельный налог есть главным образом налог сельский, центр тяже-

сти подомового – лежит в городах, поземельный налог может па-

дать только на средний доход с земли, подомовый может настичь

действительную прибыль домовладельца; первый, при отсутствии

таможенных ввозных пошлин на сельскохозяйственные произве-

дения, почти непереложим, второй перелагается очень часто.

В настоящее время налог на дома есть один из самых рас-

пространенных; опишем устройство его в важнейших европей-

ских государствах.

В Англии первоначальные подымные сборы (fumage), постепенно

вышедшие из употребления, воскресли снова при Карле II, в эпоху Рес-

таврации в 1662 г. под именем очажного сбора (hearth-money), взимав-

шегося в размере 2 шилл. за каждый очаг или камин. Как позаимствование из Франции, страны, всегда считавшейся английским народом изо-

бретательницей налогов, давящих беднейший класс, и как сбор, сданный

на откуп и взимавшийся со значительной строгостью, очажный налог

пользовался особенной народной ненавистью, тем более что с целью

контроля было допущено вторжение сборщиков его в священное жили-

ще свободолюбивых англичан. Многочисленные петиции против него

побудили Вильгельма Оранского в 1688 г. отменить его, чтобы, как вы-

ражался закон, изданный по этому поводу, «воздвигнуть навсегда в каж-

дом очаге королевства памятник доброты Его Величества» (in order to

erect a lasting monument of the Majesties’ goodness in every hearth in the

Kingdom). Но, как известно, царствование Вильгельма было периодом

постоянных фискальных затруднений; через 11 лет после отмены очаж-

ного сбора правительство вынуждено было ввести новый налог на дома в

виде сбора с окон (window-tax 1699 г.), и, иронизирует Доуэль, «мону-

мент доброты, воздвигнутый Его Величеством в очаге англичанина, по-

темнел от появления сборщика у окна». Этот налог на окна, подвергаясь

постоянным изменениям окладов, перешел, несмотря на всю свою не-

справедливость, непопулярность и ложность лежащего в основании его

принципа, в наше столетие и существовал до его половины. В 30-х гг.

началась сильная агитация против этого налога как «налога на свет и

воздух» и, соединившись с агитацией в пользу санитарной реформы д-ра

Soutwood’a, достигла желаемого результата: в 1851 г. window-tax была

отменена.

Параллельно с налогом на окна в Англии с 1778 г. существовал бо-

лее совершенный подомовый налог, введенный Нортом под именем «на-

лога на жилые дома» (taxon inhabited houses) и взимавшийся в опреде-

ленном размере с годичной наемной платы. В 1834 г. значительный из-

лишек доходов делал возможным уменьшить налоги, а по общему соз-

нанию во главе тех сборов, которые должны были быть сокращенными,

стояли налоги на дома. По ошибочному основанию предпочтение было

оказано налогу на окна, который остался, а пропорциональный налог на

жилища был отменен; но уже в 1851 г. ошибка была сознана, и на место

отмененного налога на окна Чарльзом Вудом был восстановлен налог на

жилые дома по системе Норта, с некоторыми изменениями, сделавшими

его свободным от прежних упреков.

Устройство английского подомового налога до 1890 г. было

следующее. Налог падал на арендную плату, считающуюся чис-

тым доходом, в размере 21/2 и 33/4 %. Уменьшенный размер нало-

га применялся лишь: а) для жилых домов с магазинами,

б) помещениями для продажи спиртных напитков и в) ферм; ос-

тальные же здания – городские и сельские – платят 9 пенсов. До-

ма, наемная плата которых не превышает 20 ф. ст., свободны от

налога. Доход от этого налога, вследствие поразительно быстрого

роста городской жизни в Англии, рос весьма быстро: в 1853 г. Он равнялся 720 000 ф. ст., в 1896/7 г. – уже 1 514 206 ф. ст., это ва-

ловой, а чистый – 1 510 000 ф. ст.

До 1890 г. налог взимался в размере 6 и 9 пенсов с 1 ф. ст.

арендной или наемной платы (6 пенсов с торговых заведений,

а 9 – с жилых городских и сельских), следовательно обложение

было пропорциональным; в 1890 г. подомовый налог в Англии

был в значительной степени реформирован. Теперь обложение

подомовым налогом в Англии происходит следующим образом.

Дома, наемная плата которых не превышает 20 ф. ст., не платят

совсем налога, торговые помещения с наемной платой от 20

до 40 ф.ст. платят по 2 пенса с каждого фунта стерлингов наем-

ной платы, а частные – по 3 пенса, торговые помещения с платой

от 40 до 60 ф. ст. – по 4 пенса, частные – по 6 пенсов, и только

помещения, наемная плата которых свыше 60 ф. ст., обложены в

прежнем размере, т.е. 6 пенсов и 9 пенсов (торговые жилые)

с 1 ф. ст., т.е. 21/2 и 33/4 % с наемной платы. Таким образом, подо-

мовый налог в Англии сделался прогрессивным вместо пропор-

ционального. Новый налог выгоден главным образом для вла-

дельцев небольших домов и для рабочих, нанимающих комнаты:

по прежнему закону дома с наемными комнатами подлежали об-

щему налогу наравне с частными жилищами, в настоящее же

время они отнесены к торгово-промышленным заведениям, сле-

довательно облагаются легче.

Подомовый налог в Австрии в его теперешнем виде распа-

дается на две категории: на подоходный, или подомово-

процентный (Hauszinssteuer), и классный (Hausklassensteuer).

Подоходному подомовому налогу подлежат все здания, ко-

торые: 1) находятся в местностях, где все или, по крайней мере,

не менее 1/2 всех домов отдаются внаймы; 2) и те дома, которые

отдаются внаймы целиком или частью, хотя лежат и вне этих

вышеуказанных местностей. Все жилые строения, не подлежащие

по этим условиям подоходному налогу, облагаются классным1.

Чистый доход с домов для взимания первого вида налога опреде-

ляется посредством вычета из наемной платы известного процен-

та на расходы по содержанию и амортизации: 15 % – в главней-

ших городах и водолечебных пунктах и 30 % – в остальных мест-

ностях; оклад налога равняется 262/3 % с чистого дохода в первых

и 20 % – в остальных местностях (для Тироля и Форарльберга –

1 Надо обращать внимание на это различие: процентному налогу подлежат все

строения, сдающиеся внаем или находящиеся в соответствующих местностях,

классному – только жилые дома.

15 %). Дома, не отданные внаймы, облагаются по сравнению с

другими домами того же места. Для взимания классного налога

дома разделяются по числу жилых помещений (Wohnräume) в

них на 16 классов; высший из них заключает в себе дома с 36–40

жилыми помещениями и несет оклад налога в 220 флор., послед-

ний, 16 класс обнимает дома с одним помещением и платит

1 флор. 50 кр. (иногда только 75 кр.); для тех домов, которые со-

держат в себе более 40 помещений, к окладу высшего класса

прибавляется по 5 флор. за каждое превышающее это число по-

мещение. Доход от обоих налогов собственно в Австрии равен

35,6 милл. фл. (по росписи на 1897 г.)1.

Во Франции по своему устройству подомовый налог являет-

ся одним из самых несовершенных и нерациональных в Европе.

Мы знаем уже, что дома там облагались вместе с землей в

contribution foncière и приносили в общей сумме его до 1231/2 милл.

фр. (с добавочными сантимами). Но рядом с этим обложением

существует еще специальный налог на двери и окна, обязанный

своим происхождением чисто фискальным нуждам и введенный в

1798 г. по английскому образцу. Прежнее устройство его после

многих разнообразных изменений в нем представлялось в сле-

дующем виде. Налог соразмерялся с числом окон, дверей и ворот,

выходящихся на улицу; все здания разделяются на шесть классов,

соответственно с числом жителей в городах (1-го класса – менее

5000 жителей, 6-го класса – более 100 000 жителей); затем по

числу отверстий дома подлежат постоянному или изменяющему-

ся окладу: если дом имеет не более пяти отверстий, то он несет

постоянный оклад в размере от 30 сант. до 1 фр. (по классам ме-

стностей) при одном отверстии и 21/2 – 81/2 фр. при пяти отвер-

стиях; дома, имеющие шесть и более отверстий, платят по изме-

ряющему окладу, высота которого зависит от рода отверстия

(дверь простая и магазинная, окно, ворота) и этажа, в котором

оно находится. В главных городах – Париже, Лионе и Бордо при-

меняется более сложный тариф, так как для установления окла-

дов принимают в расчет и наемную плату за здания. С 8 августа

1890 г. в его организации произошли следующие важные измене-

ния: 1) введен самостоятельный налог поземельно-подомовый;

2) из репартационного (т.е. окладного) домовый налог во Фран-

ции превращен в долевой сбор, ежегодно назначаемый (3,2 % на

1891 г.); 3) оценка дохода произведена на основании кадастра по

наемной плате поземельно-подомовых участков1. По бюджету на

1898 г. ожидается 59,7 милл. фр. дохода.

Внешние признаки, положенные в основание этого налога (с окон и

дверей), избавляют правительство от необходимости трудного рассмот-

рения личного и экономического положения отдельных плательщиков,

почему, вероятно, он так долго и держится во французском бюджете,

что, однако, не избавляет его от тяжелых упреков. В городах влияние его

в санитарном отношении еще не очень чувствительно, так как домовла-

дельцы, надеясь переложить его на нанимателей, не особенно ревностно

забоятся о сокращении числа отверстий; но зато он является здесь, в

сущности, крайне несовершенным квартирным налогом, вследствие чего

Леруа-Больё и советует совершенно справедливо заменить его прямо

налогом на квартиры. Но в деревнях и мелких городских поселениях, где

в доме обыкновенно живет сам владелец, влияние этого налога как «на-

лога на свет и воздух» оказывается чрезвычайно вредным в гигиениче-

ском отношении: не имея возможности переложить на кого-либо подать,

домовладелец доводит число отверстий в доме до минимума, прямо во

вред здоровью себя самого и своей семьи. По данным за 1885 г.,

из 8 975 766 домов, обложенных подомовым налогом, 248 352 дома не

имели вовсе окон, а только одну дверь, и 1 827 104 дома – только два

отверстия, окно и дверь. В настоящее время налог этот предполагается

реформировать, а именно предположено заменить сбором с чистого до-

хода с застроенных недвижимостей в размере 2,40 %.

В Пруссии по закону 1861 г., установившему обложение до-

мов в его современном виде, налогу подлежат все жилые и про-

мысловые строения с принадлежащими к ним дворами и садами

(если последние не больше одного моргена); земли, находящиеся

под строениями, подлежат поземельному налогу. Налог взимает-

ся в размере 4 % с жилых домов (включая и промысловые поме-

щения в них), театров, бань и мест увеселительных собраний и

2 % – со строений, предназначенных преимущественно для про-

мышленных целей. Масштабом для обложения принимается

средний валовой доход (Nutzungwerth) здания, определяемый по

10-летней сложности наемных плат, без всяких вычетов на ре-

монт, убытки или погашение капитала; сообразно его величине

дома размещаются по классам (число которых неопределенное) с

соответствующими окладами. В сельских местностях, где наем-

ные платы составляют исключительное явление, все строения

зачисляются в первые 37 классов по особым правилам, прини-

мающим в соображение: род, величину и свойство зданий, дворы,

сады и прочие принадлежности. Дохода от этого налога ожидают

36,6 милл. мар. (по росписи на 1893/4 г.).

В России подомовый налог является новой формой обло-

жения: в 1863 г. взамен уничтоженного подушного налога на

мещан установлен был налог на городские недвижимые имуще-

ства, т.е. жилые дома с принадлежащими к ним дворами и по-

стройками, фабрики, заводы, бани и вообще строения разного

рода, складочные места и пустопорожние земли, огороды, сады,

оранжереи и проч. Таким образом, налог этот, в отличие от за-

падноевропейских, является у нас исключительно городским и

одинаково распространяется на жилые и нежилые строения, на

застроенную и незастроенную землю. Изъяты от обложения:

1) имущества, содержимые непосредственно на счет государст-

венного казначейства; 2) те принадлежащие земству, городам,

духовным ведомствам, благотворительным и ученым обществам

и учебным заведениям имущества или части оных, которые не

приносят дохода (посредством отдачи их внаем); 3) малоценные

имущества, на которые пришлось бы налога менее 25 к., и проч.

Подомовый налог является налогом репартиционным, распреде-

лительным. Общая сумма налога для каждой губернии определя-

ется на каждый год законодательной властью.

До 1883 г. включительно общая сумма подомового налога прибли-

зительно равнялась 0,2 % ценности городских недвижимых имуществ.

В 1884 г. налог был увеличен на 45,9 % прежнего оклада, поднявшись,

таким образом, до 0,3 % с ценности городских имуществ.

На 1892 г. сумма налога была определена в 6 801 800 р., т.е.

на 12,6 % более против оклада 1884 г.; но все-таки обложение было не-

достаточно высоко, и на 1893 г. был назначен новый оклад в 7 600 300 р.,

т.е. опять на 12,6 % более против оклада 1892 г. Увеличение оклада по

отдельным губерниям колебалось от 4 до 25 %; так, оклады были повы-

шены на 25 % в Херсонской губернии, на 18 % – в С.-Петербургской и

Московской и т. д. В губерниях же среднечерноземных, за исключением

Курской губернии, благодаря неурожаям ценность недвижимых имуществ не только не увеличивалась, но даже понизилась; это объясняется

тем, что благосостояние городских поселений этого района, не связан-

ных с фабричной промышленностью, находится в полной зависимости

от состояния земледелия. Кроме собственно налога на городские недви-

жимые имущества, у нас существуют специальные подомовые налоги

различного наименования. Всего дохода с домов получится не менее

10 милл. р. Кроме того, так называемые подымные сборы, кибиточная

подать и проч. в сложности дают опять около 10 милл. р.

Раскладка установленных таким образом губернских контингентов

по отдельным городам предоставлена губернским земским собраниям на

основании сведений: о числе и ценности находящихся в каждом городе,

посаде и местечке недвижимых имуществ и о выгодах, приносимых эти-

ми имуществами. Раскладка между отдельными недвижимыми имуще-

ствами городского контингента производится, по усмотрению городских

дум, или городскими управами, или особыми комиссиями; в городах же,

где не введено Городовое Положение 1870 г., – особой раскладочной

комиссией, члены которой избираются владельцами недвижимых иму-

ществ. Для раскладки налога определяется относительная стоимость

имуществ; это определение производится городской управой или комис-

сией или по собственным ее расчетам, или по оценке, сделанной для

городского сбора, если таковая оценка существует и будет признана им

за удовлетворительную; при раскладке дозволяется, во внимание к осо-

бым обстоятельствам, которые должны быть разъяснены в раскладке,

понижать оклад налога с отдельных недвижимых имуществ против при-

читающегося по стоимости, с тем, однако, чтобы сумма налога не была

менее 25 к. Уплата налога должна происходить в сентябре каждого года.

Налог, не внесенный к 1 числу октября, считается недоимкой и взыски-

вается с наложением пени по 1 % в месяц.

Характерной чертой этого налога в Росси является участие

органов местного самоуправления в его раскладке. Вследствие

того что оценка имуществ производится в различных городах

различными лицами без точных общих руководящих правил, то

естественно, что этот налог, при сравнении различных местно-

стей, благодаря несовершенству городских оценок и в одном и

том же городе является крайне неравномерным и потому заслу-

живает коренного изменения, в котором на первом плане должно

стоять введение однообразных и более совершенных правил

оценки и более рациональное определение объекта налога1.